Советскому народу и президенту Путину посвящается.

 

Дневник соотечественника

 

 

Не сидел я в собрании смеющихся,

И не веселился; под тяготеющею на

Мне рукою Твоею я сидел одиноко,

Ибо Ты исполнил меня негодования.

Иер.15;17

4 сентября 2004 года.

Верующие люди иногда задают себе вопрос: эта ситуация «от Бога» или «от диавола»? У меня тоже возникали такие ситуации, когда хотелось спросить: от Бога ли это действует, или сатана подстроил? Однажды к нам домой пришла женщина со своей проблемой: мать ее не отпускает на встречу одноклассников. Одноклассникам уже по сорок лет, но мама против того, чтобы дочь посещала «собрания нечестивых». Все логично. А если там окажется нуждающийся и дочь расскажет ему о Боге, о своей жизни верующего человека? Еще одна душа будет спасена. Так эта ситуация от Бога или от диавола? Все зависит от человека, от его нравственного выбора, его поведения. От бога или от диавола дан мне совет, весьма уважаемым мною человеком, вести дневник, записывать свои мысли, давать оценки происходящим вокруг нас событиям. В нашей стране всегда было рискованно иметь свое мнение, тем более давать оценки. Я никогда не мог понять, почему мы с этим миримся. Кто-то интересно заметил: «Зимой красивые женщины впадают в спячку и только весной их можно увидеть на улице». Действительно, весной появляется столько очаровательных, соблазнительных женщин. Откуда-то же они берутся? Но меня больше интересует вопрос: куда девается наша интеллигенция, наши умнейшие, образованнейшие люди, после «оттепели»? Когда заканчивается это благодатное время, которое дает нам Бог, в надежде, что мы что-нибудь изменим. Часть их, со счастливыми лицами, с заранее приготовленными речами, получает награды из рук президента. При этом умилительно восторгаются походкой президента. Хотя, по правде, больше восторгаться, наверное, нечем. А остальные думающие люди? На кухне, подальше от «прослушек», поближе к бутылочке с водочкой? Как мне недавно объяснили, они не хотят иметь ничего общего с этим электоратом, с этим народом, с этими «опойками». «Хотят Путина? Пусть они его имеют. Они его заслуживают. Плохо только, что Путин имеет нас всех». Такая вот незамысловатая игра слов. И подчеркнутая дистанция от народа. Снисхождение  к народу. Эта мнимая оторванность от народа должна укреплять интеллигенцию на мысли: «А мы не такие». В период «заморозков» такая мысль согревает. Зато при «оттепели» снова все на улицу. Себя показать и других посмотреть. Немногие, как Сахаров, остаются самими собой. Но в силу их немногочисленности, судьба у них всегда трагична.

5 Сентября.

Как это трогательно!!! В Иркутске молодежь проведут акцию: отмечают День рождения Путина и отсылают  ему открытки. Кроме поздравлений, там всеобщее пожелание, чтобы гарант Конституции остался на третий срок. Но, если он гарант Конституции, то, как он может остаться на третий срок, когда он имеет право только на два? К чему его призывают устами младенцев? Чтобы нарушил Конституцию? Или изменил ее? Но президент не может нарушить Конституцию. Остается только изменить, и то, потому что, ну, достали! Просят и просят «…идя навстречу пожеланиям трудящихся…». Как-то так получается, что всегда находятся те, кто просят. Нашлась медсестра, по инициативе которой раскрутили «дело врачей». Сколько людей тогда посадили?! Нашелся депутат в Думе, который подал запрос по «Юкосу». Посадили Ходорковского. Сейчас же находятся, то и дело, желающие чтобы Путин остался еще на один срок. Я не против нового срока Путину, но считаю, этот срок должен определить международный гаагский трибунал, как и югославскому президенту. За преступления против собственного народа. Ну, вот кажется мне так и все! Но пока солнце взойдет – роса очи выест. А как хочется исполнения слов Библии: «все тайное станет явным». Извечный вопрос: «доколе, Господи, нечестивые торжествовать будут?». Россия всегда шла своим путем.

Нужно иметь неограниченную власть, полную вседозволенность, чтобы организовать такие шоу в нужное время, в нужном месте, с заранее известным эффектом. Дело врачей, дело Юкоса, правление Путина, война в Чечне. По большому счету, все эти ноги растут из одной задницы. Это наш советский менталитет.

2 октября

Фраза по телевизору: «…наш многострадальный народ…». Вспомнил сказку о дурачке: на улице праздник урожая. Люди везут и несут снопы, на телегах груды овощей. Шум, гам, веселье. Наш дурачок туда же. Только его не приняли. Вытолкали из веселящейся толпы, еще и пинка дали. В слезах он пришел домой к матери, жалуется. А мать говорит: «Тебе надо было закричать: хорошего вам урожая! Косить вам – не перекосить!». Что дурачок и сделал. Смотрит, на улице процессия. Он к ним навстречу со своим пожеланием. Оказалось, что это похороны. Побили его здорово. Жалуется он матушке. А она ему: « тебе надо было встать рядом, плакать и вопить». Так он и сделал в следующий раз. Но оказалось, что это была свадьба. Опять его побили. Был в Библии еще один человек, праведник. Бог допустил ему всякие испытания, чтобы показать его праведность и этим посрамить сатану. Так какой наш народ? Праведный, смиренно несущий свой крест? Или безмозглое стадо, отупевшее, равнодушное? Ждущее своего вождя и призыва: «К топору!». А уж тогда полетят головы у встречного, поперечного, у ближнего своего. Порушены будут храмы и распнут своего царя. Потом вроде очнутся, будут искать крайних, но кончится все тем, что президентом своим изберут представителя тех самых карательных органов, которые делали все для того, чтобы укрепить диктатуру пролетариата. Выберут его на один срок, потом, вне конкуренции и на второй. Народу нравится это: да, садят, да, расстреливают, но вот я не виноват и меня не трогают. Общество поделено на две части: большая часть – охранники или потенциальные охранники, меньшая – те, кто сидит или сядут. А может наоборот. В принципе это не важно. Но главное – все за стабильность в обществе: гарантированная трехразовая похлебка, у зеков и охранников; бесплатная медицина, там и там; бесплатное образование. Его получают на воле и в «зоне».

4 октября

Это ужасно. Ужасно. Лица людей с экрана телевизора. Все лгут с такими искренними лицами! Дикторы, комментаторы, политики… . Смотрю только «Евроньюс» и «21 век». На одном канале – новости, по другому – фильмы. Еще смотрю мультики. Где-то всплывает мысль: я сошел с ума? или все-таки нормальных людей в нашем обществе мало и я принадлежу к ним? Господи, как это можно? Что мы за люди? Мы твердим о защите Отечества, о том, что на  нас всегда нападали. А мы, великомученики, защищали свою землю. А она все пухла, как раковая опухоль, пока не заняла одну шестую часть суши. Был персонаж из преданий: к чему бы он не прикасался – все становилось золотом. Мы тоже: к чему не прикоснемся – тому приносим несчастье, нищету и горе. Южная Корея, Северная Корея. Западная Германия, Восточная Германия. Одна страна, один народ, но те, кто попали под наше влияние – стали тоже как проклятые. А страны соцлагеря? Как настойчиво внушают ненависть ко всем. Настойчиво и почему-то успешно. Во всех анекдотах – наше превосходство, наше преимущество: над немцами, евреями, чукчами, татарами…. Продолжать можно до бесконечности. А тупые американцы? Ну тупые! Ну тупые! По-видимому, Задорнову приходится изо всех сил отрабатывать свою квартиру в элитном правительственном доме. Ну, или тем, кто заслужил. Старается человек: сеет в подготовленную почву. Алкаш, с поврежденным позвоночником, пьяный, с чужого балкона пытался попасть в свою квартиру. Свалился с четвертого этажа. Теперь инвалид. Так вот, говорит: «Ползком поползу, если надо будет. Я этих американцев зубами рвать буду». Я спрашиваю: «С чего ты взял, что они на нас нападут?» Ответ: «Да они нас давно сожрать хотят!» Может ли кто-нибудь из советских граждан, рядовых, я имею ввиду, позволить себе удовольствие получить в подарок слона? Представьте, вам подарили слона! Чем его кормить, ведь он столько съедает? Так вот, если американцам подарят Россию, то они откажутся! Эту ораву людей, то есть нас, которые по профессионализму, подготовке и уровню  знаний отстают на 20-30 лет, надо будет прокормить. Работать мы умеем только на своем, устаревшем оборудовании. Значит, они поменять должны все оборудование нам на современное. Потом, обучить нас использовать это оборудование. А самое сложное – изменить нашу психику. Ведь большая часть из нас выросла и воспитана в соцлагере и некоторая часть – в «зоне». Нас всегда поощряли работать на одном энтузиазме, а мы работали по принципу: «вы делаете вид, что платите, а мы делаем вид, что работаем». Так что не надо Америке слона, даже в качестве подарка на Рождество. Даже они его не прокормят. А вы, истинные патриоты России, продолжайте «бухать» себе потихоньку и дальше. Копите в себе «души прекрасные порывы».

18 октября

Будто гора с плеч рухнула! Все эти дни не мог заставить продолжить записи. Прет из меня «чернуха». Пока я просто хожу, в мыслях все «пережевываю», вроде это не так заметно. А как попробовал заносить свои мысли на бумагу, самому стало еще противнее от такой жизни. Кто-то из мудрецов ходил с факелом и на все вопросы отвечал: «ищу человека». Днем с огнем. Для меня это тоже стало проблемой. Неужели для меня нет ни одной родственной души? Чувствовать себя отверженным, искать ответа на вопросы: «а может это у меня с головой не в порядке?». Как народ, считающий себя великим, допускает таких людей к власти? Как могла быть создана такая система, позволяющая приходить им к власти? Помногу раз перечитывал слова из Библии: «…сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные». Все стало бы на свои места, если бы я счел себя праведником. Да не получается. Помню, как я плакал, кажется, в 4 классе, когда меня не приняли в пионеры. Даже Мишку Сухарева приняли! Я-то знал, что в то время покуривал он украдкой. В пионеры меня приняли только на следующий год. В комсомол вступил только перед армией. Все считал себя достойным. Хотя я был и юным другом пожарников – ЮДПД, и юным другом милиции – ЮДМ. Но комсомол для меня это было что-то серьезное, к чему я не был внутренне готов. В армии,  на удивление, я стал комсоргом. Но в документе это нигде не отражено, потому что я влюбился в жену офицера, и не без, и не без взаимности. Ну и офицер, который заполнял мои документы на дембель, из чувства солидарности и поруганной офицерской чести, нигде не отметил, что я был комсоргом. В свою очередь, я тоже обиделся за это. Приехав, дембельнувшись, домой, я выбросил свой комсомольский билет. К тому времени я уже понял, что такое комсомол. Как говорится: поварился в самой гуще. Так что я все воспринимал искренне и непосредственно. В моей светлой голове не было никогда крамольных или диссидентских мыслей. Только когда грянула перестройка, как сейчас плюются на это слово многие, тогда я для себя много понял. До этого у меня было ощущение, как-будто вокруг меня снежинками летают разрозненные кусочки мозаики. А тут, через эту гласность, эти кусочки мозаики упали на землю и создали целостную картину мира, в котором мы живем. У соседей, которые уезжали в Германию, я выпросил Библию. Так для меня открылся иной мир. Так что гордиться мне своим прошлым не приходится. Наоборот, я его стесняюсь. Был обычным быдлом, советским человеком. Кто-то протестовал, противостоял этой организации, из которой вырос наш нынешний президент. А я вместе со всеми ободрял. Так что на праведника я явно не тяну. Почему я с радостью сегодня сел к своим запискам? Сегодня, впервые за длительное время, в программе РЕН ТВ «Неделя» показали и рассказали, что есть оппозиция Путину. «Комитет 08», то есть год избрания нового президента. Показали Новодворскую, Киселева. Значит, в этом болоте не только лягушки водятся, есть еще источники, родники. Не вся наша интеллигенция и думающие люди впадают в спячку до следующей «оттепели», или с протянутой рукой ждут очередной награды. «Это безводные источники…обещают свободу, будучи сами рабы тления; ибо кто кем побежден, тот тому и раб». Мудрый был Апостол Петр, а ведь до того как его призвал Иисус Христос, он был простым рыбаком.  Вот что он говорит далее: «но с ними случается по пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи». Да, совсем забыл, в этой передаче рассказали о письме, которое отправили в посольство государства Катар. Там коллеги Путина, нет, они не президенты, но тоже чекисты, взорвали автомобиль. Провели антитеррористический теракт. Так вот, в этом письме была просьба к правительству Катара: расстрелять представителей российских спецслужб за проведенный террракт. Я с этим согласен. Почему в Германии «штази» распустили и многих или некоторых судили? А у нас по-путинскому телевидению гонят свежеиспеченные документальные и художественные фильмы о героической деятельности спецслужб на благо Отчизны. Воистину, глупый пес возвращается на свою блевотину.

22 октября

Интересный момент показали по телевидению. В фильме «Московская сага» показывают толпу новобранцев, отправляющихся на призывной пункт. Их ждет фронт, но пока они строем идут к ближайшему военкомату. Все они в гражданской одежде, со своими вещмешками, провожающие на ходу хватают новобранцев за руки. Внешне, те и другие не отличаются друг от друга, но, вот, на дороге обычная российская лужа. И строй новобранцев, не сбиваясь с шага, дружно шлепает по воде ботинками, сандалиями, какими-то обмотками. Провожающие, не связанные ни строем, ни какими-то обязательствами, обтекают эту лужу со всех сторон. Оказывается, строй – великая организующая сила. У «неорганизованного» человека есть возможность и время обдумать свой шаг. А если ты в строю…  Выше ногу! Четче шаг!

Поэтому, мы с удовольствием вливались в ряды Коммунистической партии, ходили дружно, колоннами на демонстрации. Даже на «зоне» передвигаются строем. Привычка. Идешь, вот так вот, вместе со всеми, не задумываясь, во что ты обут и когда тебя накормят. Идешь под команду по лужам, по головам, по черепам. На душе покой и чувство выполненного долга. Главное, не выпасть из этой обоймы. Затопчут, смешают с этой же грязью. Прекрасные, милые люди, они только что шли с тобой рядом, но ты тормознул, не захотел вступать в лужу. Или в грязь или на чей-то череп. Затопчут. Когда идешь со всеми в ногу, то себе оправдания искать не нужно.

24 октября

Для пострадавших в Беслане, конкретно одному из пасторов провели сбор пожертвований. Собрали.…  Собрали всего тысячу рублей. Народу в церкви было человек сорок. Получается, что каждый из присутствующих пожертвовал стоимость трех булок хлеба. Это для семьи, где один ребенок погиб, а второму делали операцию, чтобы спасти хотя бы один глаз. На демонстрации памяти жертв Беслана сгоняли всех подневольных: суворовцев, школьников, студентов. Освободили их от занятий, преподавателей обязали обеспечить 100% явку. Лицемерие,  показуха, ничего искреннего. Когда мы начали войну в Чечне, женщины-чеченки, потерявшие своих мужей, сыновей, братьев, от отчаяния, от невозможности что-то изменить, после выкрикивания перед телекамерами, организовали марш мира. Они шли по пыльным дорогам, несли плакаты, обращаясь к матерям российских парней: «прекратите войну в Чечне!». Глас вопиющего в пустыне. Кто их услышал? Сытый голодного не разумеет. Чем еще они могли привлечь внимание к себе, к своим проблемам? Они оставили плакаты и мысли о мире, надели пояса шахидов. Никто их не зомбировал, как это преподносят. Мы их сами довели до этого. Это акт отчаяния и безысходности. Мы забыли простую истину, кстати, восточную: «кто поссет ветер – пожнет бурю». Мы находились под очарованием питерского ковбоя, позвавшего всех к топору: «мочить террористов в сортире». Кажется, мы не только обмочились, но и по самые уши… . Когда я думаю о России, вспоминаю бога, который пожирал своих детей и змею, которая поедала сама себя с хвоста. Никакой ни к кому жалости, никакого ощущения боли. Что это? Амеба или раковая опухоль? Господи, Ты все видишь!

26 октября

Гераклит был гениален не только для своего времени. Как-будто это сказано про нас: «Невежество лучше скрывать, но это затруднительно при распущенности и за чашею вина». Невежество – это  отсутствие знаний, культуры, вежливости и, наконец, просто отсутствие человеческих отношений между людьми. Пока мы жили в социалистическом лагере, нас со всех сторон подпирали какие-то ограничения, запреты, идеологические наставления. Когда рухнул «железный занавес», Берлинская стена и другие, сдерживающие нас барьеры, мы как не застывший бетон, без опалубки, потеряли заданную форму и стали тем, что мы есть на самом деле – кучей дерьма. Свободу мы приняли как вседозволенность и распущенность. А, по Гераклиту, при «распущенности и за чашею вина» лучше всего проявляется внутренняя сущность. Так что дело не в американских мультипликационных и художественных фильмах, которые нас растлили. Ведь у нас был такой же шанс развалить Америку сериалами «Вечный зов», «Угрюм-река», или мультиками серии «Ну, погоди!». Дело в том самом, внутреннем, содержании каждого отдельно взятого человека или всего государства в целом. Это или куча дерьма, сформированная всяческими запретами, или нечто самостоятельное, свободное, имеющее соответствующую культуру, где основная ценность – человек  и его интересы.

3 ноября

Уже несколько дней сижу дома, нянчусь с собственной женой. У нее первый больничный лист за десять лет работы на этом предприятии. Даже когда она родила Надюшку, шесть лет назад, просидела дома, после родов, всего два месяца. Потом вышла на работу. Главный бухгалтер. В первые дни работы, когда она пыталась вывести предприятие из-под влияния мафии, нам подложили под дверь взрывчатку. Взрывом у всех на лестничной клетке выбило двери. Сколько мы тогда пережили! Никто не смог нам помочь: ни ФСБ, ни милиция, ни отдел по борьбе с организованной преступностью. Мы только молились. И тогда нас миновала чаша. Но, вот теперь, по истечению 10 лет, все возвращается на круги свои. Опять мафия, только сейчас с другой стороны. Закрываешь перед ней двери, а она оказывается, уже давно к тебе через окно залезла. В те давние времена новый директор птицефабрики сделал моей жене, еще старшему налоговому инспектору, предложение: стать у него на предприятии главным бухгалтером. Они легко нашли общий язык. У них была общая цель: предприятие, стоявшее на грани банкротства, сделать рентабельным. Это было бы чудом и чудо произошло. Когда об этом говорили с Олей, она отвечала: «Я молилась, и Бога мне помогал». На фоне полного развала и разрухи птицефабрика процветала. Медленно, но упорно она занимала новые позиции. О ней заговорили как о каком-то феномене. Оля улыбалась и говорила: «Это Божие благословение». Мне часто приходилось выслушивать о том, какой у них хороший директор, как он не боится брать на себя ответственность. Это был камешек в мой огород: я прослыл доморощенным, мягкотелым интеллигентом. Но, со временем, восторг стал угасать. Вначале появились жалобы, а потом, порой, и слезы. «Знаешь, сколько мне приходится, как главному бухгалтеру, побегать, пока я уговорю директора поднять зарплату рабочим? А как я канючу у него премию специалистам?». Я обычно пытался ее успокоить: «А тебе это нужно? Кто знает, как тебе достаются эти надбавки, премии? Эти же люди, о которых ты хлопочешь, пишут на тебя анонимки, что коттедж мы построили на ворованные деньги». Это была правда. Мы пережили три проверки по анонимкам. Слава Богу, только когда Олю выбирали в депутаты, она через газету объяснила, что на строительство коттеджа была взята ссуда, и что ссуда никакого отношения к предприятию не имеет. Только после этого, всегда бдящие советские люди, успокоились. Но Оля стыдила меня, что людей надо любить, что они имеют право на достойную зарплату, и что если им не платить, то они будут воровать. Эти дискуссии возобновлялись каждый месяц, или квартал. Но восторгов о директоре я слышал все меньше и меньше. Зато, вдруг, появилось недоумение: все чаще и чаще приходилось покупать корма,  рыбную муку, шрот, витамины у каких-то фирм по завышенным ценам.

9 ноября

Сегодня мой день рождения. 54 года. Ждем весь день звонка со Свердловска. Должны позвонить с приемной председателя правительства Свердловской области. Оля и туда отправила письмо. Прокуратура, ФСБ, председатель правительства Воробьев: все поставлены в известность, что на птицефабрике «Рефтинская» играют в грязные игры. Не знаю, правильно ли я понял с Олиных слов ситуацию, но через год птицефабрику должны акционировать. Руководство автоматически должно смениться. Похоже, что директор решил за оставшееся время набить зоб. Так птицы делают. Наедятся впрок, чтобы потом легче было пережить голодные времена. Главбуха по-хорошему, пишу без иронии, несколько раз предупредили: «Не ваше дело, Ольга Николаевна». Но у Ольги Николаевны на этот счет свое мнение. Она искренне считает, что ее Бог поставил на это предприятие. И она отвечает за это предприятие и за этих людей перед Богом. Поэтому она не позволит его разворовывать. Не зря ведь ее директор шизофреничкой обозвал. Да, государству до этих людей дела нет! Оно только этим и занимается, что этих людей морит, гробит и обворовывает. Государство! Оно и людей-то воспитывало таких, в которых оно нуждалось. Это люди? Быдло! Четыре дня назад у Оли был день рождения. В прежние годы, в тот день она привозила с работы до полутора десятков букетов. В основном розы. Ей целовали ручку, в щечку. А в этот день рождения она была на больничном, и никто из главных специалистов ей не позвонил. Никто!!! После обеда ее поздравили из столовой птицефабрики. Привезли самодельный торт. Потом приезжали ее подчиненные. От всей души поздравили, и она воспрянула духом, смотрела на меня счастливыми глазами: «Я знала, я знала…». А на работе лежит приказ об ее увольнении. Как только она выходит с больничного, ее тем же числом уволят. Мы за нее только молимся. И не одна наша церковь. Что мы еще можем? Если все государство в лице прокуратуры, ФСБ или председателя правительства, проявит интерес к начинающемуся процессу на птицефабрике, мы будем считать это чудом – ответом на наши молитвы. Это мог сделать только Бог.

10 ноября

Молимся. Ситуация как в том случае: механический голос из телефонной трубки повторяет: «ждите ответа, ждите ответа…». С приемной председателя  правительства, с ФСБ, везде одно - ждите, ждите. Действительно, кажется, Богу нужно от нас только одно качество – терпение. Олю жалко. Извелась вся. Больничный продлили еще почти на неделю. Врач спрашивает: «Что вы за преступница? У меня уже несколько раз брали вашу медицинскую карту, контролируют, как я вас лечу и ваше состояние». В нашем государстве всегда так было: полное беззаконие и уверенность в полной безнаказанности. Все схвачено, за все заплачено. Вообще, символ нашего государства – это высокий забор или каменная стена. Обычно вокруг правительственных дач и тюрем. А для обычных граждан – сетка или авоська, как мы их называли. Лет 15 назад все знали эту плетеную сумку для продуктов. Ее  главное достоинство заключалось в том, что любая покупка, брошенная в сетку, была доступна для всеобщего обозрения. Счастливое было время для спецслужб, стукачей и милиции. Поэтому у нас до сих пор с неприязнью относятся к машинам с затемненными стеклами. Ностальгия по прозрачному прошлому. У нас не было никаких врачебных тайн, наверняка, врачи об этом понятия не имели. Ребенку на улице обязательно расскажут, что он в семье не родной. «Спидоносцы» - тема для обсуждения кумушек на лавочке. С одной стороны – никаких тайн не должно быть в жизни обывателя. Телефоны прослушиваются, письма вскрываются. С другой стороны, государство засекречивает все подряд. Однажды, замерзнув в своей квартире, я попытался узнать, какая должна быть температура в комнате. Я звонил в ЖКО, в больницу, в профком, наконец, в справочную. Мне нигде не могли ответить! Это мелочи, а по  крупному у нас целые города засекреченные.

12 ноября

Молимся. Ждем ответа. Чаще всего, когда человек молится, он чего-то просит, чего-то ожидает, на что-то надеется. У меня молитва бессилия. Да, я просил Бога о разрешении этой проблемы, ожидал изменений, надеялся на чудо, потому что только чудом Божьим в нашем государстве может восторжествовать справедливость и победить правда. Но чудо не происходит. Это ни потому, что Бог не слышит меня. В свое время Бог создал совершенный мир. Но за грехи людей была проклята земля, вся земля. На ней потомки Адама продолжали грешить. Только где-то меньше, где-то больше. Насколько же проклята наша земля – Россия? И Бог, даже по своей любви и милости, не может каждому нуждающемуся и страждущему сотворить чудо. Если это произойдет, каждый просящий в полной мере получит то, чего он вымаливал, тогда, значит, мы в раю, в стране исполненных желаний. Как так?! Мы строили, всячески помогали создавать этот ад, государство без Бога. Теперь, находясь в этой выгребной яме, мы молимся, чтобы это дерьмо отступило от нас, сохраняло по отношению к нам дистанцию. Но мы уже пропитались этим дерьмом, сами стали составной частью этого дерьма. А просим Бога о помощи. Но Бог не может каждого из нас вынуть из этой погребной ямы и обтереть. Вернее может, но это будет массовое чудо. В Ветхом Завете евреи решили жить в государстве, в котором правил бы не Бог, через своих избранных людей, а царь. Этим они отошли от Бога, создали государство под управлением царя. Мы пошли еще дальше – создали государства без Бога и без царя. А теперь, как на том экзамене в кулинарном техникуме: «Что приготовили – то и ешьте». Поэтому я молюсь, чувствуя бессилие своей молитвы. Что мы приготовили, тем и живем. Господи! Может нас за это уже, и наказывать не надо? Прости нас, ибо и так мы наказаны своей жизнью в этом государстве.

17 ноября

Вот и закончилась идиллия. Начался соцреализм. По просочившимся сведениям стало известно, что председатель правительства, уважаемый Ольгой  Николаевной, товарищ Воробьев, приезжал для встречи с директором птицефабрики. Больше никакой информации. Если это правда, то нетрудно предположить все остальное. Главный отсюда вывод: все это звенья одной цепи. Дурдом, самый настоящий сумасшедший дом. Мы в полной изоляции. Можно кидаться в любую сторону, но все вокруг оббито мягкими матами. Все бесполезно. Хуже будет, если нас сочтут «буйными». Тогда одной изоляцией дело не обойдется. Эти люди способны на все. Помоги нам, Господи! По телевизору идет сериал «Кодекс чести». Не смотрю принципиально. Кодекс у нас есть. В частности, уголовный. Нам это вдалбливают с детства, теми же фильмами. А вот честь.…  В нашем обществе говорить о чести?! Не поленился, взял советский энциклопедический словарь. Нет там такого слова! Да и откуда?! Как Чехов вытравливал из себя раба, капля за каплей, так из нас, из поколения в поколение, капля за каплей, выдалбливают понятие о чести. А уже самой чести и в помине нет! По словарю Даля, честь это достоинство, честность, благородство и чистая совесть. Может кто-то претендует на эти качества? Отзовитесь. Пусть покажет свое достоинство перед представителем власти: перед ментом, чиновником, чекистом. Ах да, я же опять должен объяснить смысл слова «достоинство». Это нужно смотреть словарь Даля. В советской макулатуре такого слова нет. В нашем сознании его тоже нет. Ум, совесть и честь. Эх вы, люди.…  Никак не могу повторить с чистым сердцем слова Иисуса Христа: «Прости им, Господи! Ибо они не ведают, что творят». Это правда, что не ведают?

19 ноября

Тащусь по улице с двумя сумками. В них растолканы документы, из которых следует, что на птицефабрике, в течение последнего года, необоснованные переплаты каждый месяц составляют миллион рублей. Миллион это много или мало? Оказывается цифры, сами по себе, ни о чем не говорят. До получки остается неделя. Вот, если бы занять 500 рублей у кого-нибудь, чтобы дотянуть до этой самой получки. Занял, но не 500, а даже 1000. Много это или мало? Для данной ситуации это много. А миллион каждый месяц? Лично нам показалось много. Поэтому все документы, подтверждающие Олину правоту, мы прячем у других людей. У нас это запросто: влетают маски-шоу, накаченные, простые советские парни, тебя мордой в грязь, руки за голову, изымают все подряд. На такой случай Оля хранит документы у чужих людей. Копии отослала в прокуратуру, в ФСБ, обратилась за помощью к министру сельского хозяйства Чемезову, к председателю правительства Свердловской области. Мы думали, на нас «наедут», будут выколачивать документы. Да никто, кроме нас, даже не вздрогнул! Слухи о том, что Воробье приезжал к нам, на Рефтинский, оказались только слухами, ничем не подтвержденными. Но факт, что за две недели, он никак не отреагировал на Олино письмо, где она просила помощи,  утверждая, что птицефабрику разворовывают. Так что мы, нафиг, оказались никому не нужными. Просто жену уволили, по статье, с работы. За последние полтора месяца «наскребли» 3 выговора. Никто нам не выламывал руки, не подкладывал взрывчатку под двери. Все обошлось Олиным сердечным приступом. Хотя все, может быть, еще впереди. А пока, я переношу эти бумаги с квартиры на квартиру. «Доколе, Господи, нечестивые торжествовать будут?».

8 декабря

Как долго я не брал эту тетрадь в руки! По разным соображениям я решил подстраховаться и отдал эти записи, чтобы их отпечатали, и я мог хранить их на дискете. Теперь о новостях: их просто нет. В этом государстве опасно «тырить по мелочи», то есть если ты украл кошелек,  то тебя посадят. Или если тебя задержат на проходной, когда ты выносишь «цветмет». Но если ты не рядовой карманник и не одиночка-несун, а работаешь в стае шакалов и твоя «крыша» Шерхан, то можешь быть спокоен. Пока все идет нормально – тебя не отдадут. Вначале мы считали дни в надежде, что справедливость восторжествует. Потом недели, похоже, что счет уже пошел на месяца. Результат нулевой. А ведь у Оли было единственное желание – не дать разворовать птицефабрику. Что мы имеем сейчас? Ее уволили по статье с работы, дочку вытурили из детского садика, поскольку садик ведомственный. Жена старшего сына уволилась сама – все равно уволят. Может тоже по статье. Зачем дожидаться? Но когда их семья, с Олиной подачи, решила продать свою квартиру в новом элитном доме, чтобы погасить кредиты в банке, директор птицефабрики и тут показал свою власть. Этот дом строила птицефабрика и по указанию директора ее может купить только кто-нибудь с птицефабрики, и по цене, которую назначает директор. Иначе документы на квартиру птицефабрика не выдаст. Мы, оказавшись в безвыходном положении, вынуждены были согласиться с заниженной ценой. Нам тут же предъявили счет на 200 тысяч, который мы должны оплатить дополнительно птицефабрике. Это был явный шантаж или вымогательство, как угодно. Нам оставалось только соглашаться. Когда мы пришли уплатить эти 200 тысяч и забрать документы, нам заявили, что мы должны еще 400 тысяч уплатить и что это не окончательная цифра. В одной из телепередач Вахтанг Кикабидзе рассказал анекдот: «Могучий орел схватил когтями барана и взмыл вверх. Пастух из своей винтовки стреляет и орел падает. А баран…  Баран полетел дальше. Так выпьем за то, чтобы орлы не падали, а бараны не летали!». Почему в нашем государстве устроено так, что орлы падают, а бараны летают? В свое время, для местной газеты, я написал статью «Евангелие от Павки». Речь шла о Павке Корчагине. Наш герой, наш пример, наш кумир. Стараясь беспристрастно проанализировать текст книги «Как закалялась сталь», я показал, что Павка был человеконенавистником. Всю жизнь им двигала ненависть. Импотент, сын кухарки решил переделать мир, который он ненавидел. В ответ на мою статью я получил письмо от одного из читателей газеты. Он восхищался и прославлял гениальность Ленина, который дал возможность управлять государством кухаркиным детям. Зачем? Я не могу понять, а зачем было нужно истреблять всю аристократию, элиту общества, лучших в своем роде, чтобы затем на эти места поставить детей опойков-алкашей, кухаркиных сыновей? Зачем эта ротация? Да, весной мы копаем огород, перелопачиваем, переворачиваем почву для лучшего урожая. Но если продолжать такое сравнение, то теперь надо копать еще глубже: то есть теперь к власти надо привести пациентов из сумасшедшего дома. Вот это будет ротация! Вот это будет урожай! Письмо почитателя Ленина заканчивалось гневным предупреждением: «А Павку мы вам не отдадим!». Я бы с радостью хотел бы ответить: «А нам и не надо, оставьте его себе». Но здесь все намного сложнее. Павка принадлежит всем, только потому, что он живет в каждом из нас. Это как СПИД. Ты только родился, а уже больной. Ну кого могли породить кухаркины дети? Аристократию – власть лучших? Принадлежность к низшим слоям общества, как проклятие передается из рода в род. Особенно если нет высших слоев – истинной элиты. Библия говорит, что земля не может носить раба, возомнившего себя царем, и рабыню, возомнившую себя госпожой. Так что за Павку можно не бояться: к сожалению, в той или иной мере, он принадлежит каждому, потому что он частичка каждого из нас. Теперь понятно, почему наше государство так быстро разворовали? Потому что кухаркины дети всегда голодны, независимо от поста, который они занимают. У нас это в крови: стянуть горбушку со стола, которая побольше, и ходу! Поэтому по-своему правы работяги, которые считают, что все начальники – жулики. Проблема в том, что работяги такие же жулики. Только у них нет возможности «хапать» помногу, как у начальства. Отсюда это массовое явление, которое имеет даже свое название – «несуны». Прав  был юморист, пошутивший, что мы самая выносливая нация. Выносим все, что можно, хотя, что в этом нового? Еще Гераклит сказал, что «лучшие (аристократия – власть лучших) предпочитает одно всему – оставить после себя добрую долгую память. Толпа же набивает свое брюхо подобно скоту». Ему еще повезло! Он не дожил до наших дней, когда орлы падают, а бараны летают. А шакалы, возле Шерхана, исполняют его волю и формируют общественное мнение.

10 декабря

Вспомнил еще один момент по моей статье «Евангелие от Павки». В самом названии статьи я постарался подчеркнуть противоестественность, абсурдность самой книги «Как закалялась сталь». Ведь слово «евангелие» в переводе означает «благая весть». Добрая, радостная весть. О чем? О любви. О том, что Бог нас любит. О том, что мы должны любить Его, что мы должны любить ближнего своего. И только  через это мы будем спасены. А Павка исповедовал ненависть. Ненависть и насилие. Это и есть благая весть от Павки. Но, чтобы понять это, нужно читать Библию. Ну а мы…. Мы читали классиков марксизма-ленинизма, материалы очередных съездов, «Малую Землю». Именно это отличие советских людей послужило поводом для обострения конфликта между Олей и директором. Когда она, в очередной раз, подошла к нему с вопросом: «Почему мы опять переплачиваем посредникам, ведь у нас есть предложения по более низким ценам?». Он ей ответил, что видимо они не сработаются и ей лучше уйти по собственному желанию. На что они, как верующий человек, ответила: «Не вами я сюда поставлена – не вам меня и убирать». То есть на все воля Господня. В Библии есть эпизод, когда Иисус стоит перед прокуратором Пилатом. И, в ответ на гнев Пилата: «Почему молчишь? Не знаешь, что я имею власть над Тобой?», Иисус ответил: «Ты бы не имел надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше». То есть на все воля Божья. Но откуда советским людям знать Библию? И директор показал, кто в доме хозяин. Он есть царь и бог. Уволил по статье за систематическое неисполнение должностных обязанностей. Совмещала должности заместителя директора по финансам, главного бухгалтера и начальника планового отдела. И при этом она получала только треть от оклада директора. С какой именно должностью она не справлялась, из этих трех? Зато, какое удовлетворение, наверное, испытал директор: «Может, и Бог тебя устроил на птицефабрику, но уволил тебя по статье я!». Как тут не вспомнишь Павку Корчагина, который в отместку попу, на Пасху, в тесто махорки насыпал. Ну, где твой Бог?! Сегодня вечером вышел во двор, а там валяются две дохлые, мороженые крысы. Скорее всего, пацаны пошутили, но сразу пришла мысль: «Похоже, что из вип-персон, из неприкосновенных, общественность нас переводит в касту «неприкасаемых». Хотя знаю, что многие нам сочувствуют, верующие за нас молятся, но все равно  на душе жутко. Полное бессилие и бесправие. Рад за хохлов на Украине. Какие молодцы! Ведь сумели опротестовать результаты голосования! Путин им такую честь оказал перед выборами. В течение месяца дважды на Украину приезжал, а они не смогли правильно проголосовать. Поехали с дочкой в музыкальную школу на вечернее занятие, водитель вслух недоумевает: «Откуда столько гаишников понагнали? Наверное, что-то случилось». Я ему объяснил: «У директора птицефабрики день рождения. Отмечают в местном Дворце культуры». Счастливый был Маяковский, если верил своим словам: «Моя милиция меня бережет!». Теперь моя милиция бережет не меня. Я ее сам берегусь.

19 декабря

Кажется, я просто отупел. У меня нет сил возмущаться, анализировать, думать. Я боюсь нового дня, боюсь телефонных звонков. Все это несет только новые неприятности. Нет, конечно, нам звонят и просто так, и выражают сочувствие, и заинтересованные люди и те, случайные знакомые, которых мы уже не помним. Но я при каждом звонке напрягаюсь, жду неприятностей. Я помню сдавленное Олино рыдание за закрытыми дверями после некоторых телефонных звонков. Свое бешенство и бессилие. Только сейчас я приблизился к пониманию тех людей, которые проживали в этом государстве, в напряжении ожидали от него самого наихудшего: смерть в результате «несчастного случая», арест, обыск, суд. Миллионы людей в нашем государстве прошли через это. И каждый заново, впервые открывал для себя это: страх и бессилие. С тобой могут сделать все, что угодно: подкинуть оружие, наркотики,  украсть ребенка. Я дал согласие на публикацию этих записей в местной газете. Вся газета держалась на энтузиазме одной семьи: Романа и Ларисы Топорковых. Первого редактора этой газеты застрелили. Выстрел из обреза в спину. Все знают, кто «заказал» редактора, но следствие зашло в тупик, как всегда в таких случаях. Роман и Лариса (ирония судьбы – тоже Топорковы) – молодые люди, милые, порядочные. Господи! Дай силы выжить в этом государстве. Так вот, они уезжают из нашего поселка. И, кажется, напоследок, решили «хлопнуть дверью». В последних двух номерах газеты опубликуют мой дневник. Это будет двадцать третьего и тридцатого декабря. Не берусь даже предполагать результата этой нашей совместной акции: от полного игнорирования до…. До чего, интересно? Время покажет. «… лучше захотел страдать с народом Божьим,… не убоявшись гнева царского» Да, мне бы такую веру, как у Моисея!

21 декабря

Знаю, мне могут возразить, что среди «кухаркиных детей» были выдающиеся личности, которые, занимая определенные должности, достигли фантастических успехов. Я согласен с этим. У Оли, в доме очень много цветов, наверное, более семидесяти растений. Она с ними возится как с малыми детьми: одни она ставит на солнышко, другие в тень, эти на северную сторону дома, а эти на южную. Лишь немногие цветы относятся безразлично к тому, куда их поставят и как поставят. Такие цветы Оля любит за их неприхотливость. Какое же было наше удивление, когда, при поездке в Египет, мы увидели, что наш самый неприхотливый цветок – это всего-навсего сорняк, который здесь растет везде и всюду. Посади сорняк в цветочный горшок, обеспечь ему полив, уход, питание. Так он так попрет! Вот и поперли кухаркины дети. Парадокс заключается в том, что лидером, руководителем может быть далеко не каждый. Мягкий, интеллигентный человек, вольно или невольно, исполняет слова из Библии: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с людьми». Действительно, интеллигентный человек в подчиненном видит, в первую очередь, человека. Но такая позиция может мешать интересам дела, предприятия. Истинный лидер всегда внутренне настроен на выполнение своей основной задачи. И для достижения цели ему, порой, приходится поступаться нравственными ценностями, делая свой выбор. У кухаркиных детей здесь нравственных проблем не существует. У них установка – выполнение плана, достижение цели в любом случае и любыми средствами. Чья-то голова или чей-то череп – это только кочка или даже трамплин для дальнейшего продвижения. Так что я вынужден согласиться с тем, что кухаркины дети порой достигают известных успехов. Сорняк в цветочном горшке, не имеющий нравственных принципов. Вот и весь парадокс. В популярной детской сказке Пушкина о царе Султане, три девицы мечтали стать царицей: одна была ткачиха, другая повариха, а третья… пообещала для батюшки-царя родить богатыря. Каждая из них была направлена по своей профориентации: ткачиха – ткать, повариха – на кухню. Ну не годились они царствовать. Все-таки каждому – свое. А государством руководить должны лучшие, а не кухаркины дети. Мудрейший из людей, Екклесиаст, его размышления записаны в Библии, сказал: «Благо тебе, земля, когда царь у тебя из благородного рода!»

24 декабря

Выходя из своего дома, я вынужден постоянно проходить между двумя трехэтажками. Эти здания, торцами, почти прилеплены друг  к другу. Между ними узкий проход, коридор шириной метра два. Неприятное место: во-первых, там всегда сквозняк, а во-вторых, запах мочи. Сегодня, когда я, казалось бы, благополучно миновал это место, всей грудью приготовился вдохнуть свежий воздух, что-то вдруг ухнуло у моих ног, и я оказался весь покрытый облаком снега. Я хожу в очках, но никогда не надеваю шапку и шарф. Не берусь говорить о своих ощущениях. Когда я проморгался, вытер очки, увидел впереди, немного в стороне, женщину в теплой куртке или фуфайке. Широко, по-хозяйски расставив ноги, она начала что-то кричать туда, на крышу, человеку с лопатой. Меня она совершенно игнорировала. В упор не видела. Если бы она сделала три шага в сторону, то смогла бы просматривать проход между домами насквозь и вовремя вспугнуть зеваку, который только себе под ноги и смотрит. Вот тут меня, как Ньютона, которому на голову упало яблоко, осенило. Почему она, как я вначале подумал, должна передо мной извиняться? Ведь она, как наше государство, делала дело. Для людей. Чтобы растаявший снег, водичкой, через крышу, не потек кому-то в квартире за шиворот. Что тут главное? Дело! Сделанное дело. Или выполненный план. Или решение поставленной задачи. Или борьба за урожай, или с непогодой. Или с терроризмом. Это все, конечно, ради людей делается. Но вот, что лично мне обидно: у меня не поднялось почему-то настроение оттого, что с крыши сбросили снег, оттого, что план у нас всегда выполнялся на 104,5%, оттого, что в эти, последние годы, при Путине, количество проживающих за чертой нищеты резко сократилось. Вроде все это дело делалось для людей, и вроде для меня, но лучше мне, ни с какой стороны, не стало. Хуже стало, это точно, от борьбы с терроризмом. После того, как ее объявили, у меня появилась возможность стать жертвой терроризма, это раз. Стать жертвой при проведении антитеррористической операции – это два. И, вдобавок, я вынужден жить в государстве, которое, для моей пользы, борясь с терроризмом, имеет желание ограничить меня во всем. Главное у нас – это делать дело. Этим заняты все. В том числе и прокуратура. Ну, а если кто попадет под снег, который сбрасывают с крыши, или просто под горячую руку…. Когда дело делают, то есть, когда лес рубят – щепки летят. Вывод странный – больше дел, больше дров. Хотелось бы, но на закон всемирного тяготения это не похоже. Может потому, что Ньютону яблоко все-таки упало прямо на голову. Только что Оля позвонила со Свердловска. В свое время ее неприятности начались с того, что она поставила в известность своего директора о том, что она птицефабрика переплачивает значительные суммы посредникам. Директор предложил ей уволиться. Оля поехала «за справедливостью» к министру сельского хозяйства Свердловской области Чемезову. Тот никак не отреагировал. Зато, когда, после Олиной поездки, Топорков обратился к нему за разрешением уволить строптивого главбуха, министр дал согласие. Оля обратилась не в суд, а к председателю правительства области. Отправила ему три письма, поскольку попасть на прием не смогла. После этого, тот отправил ее к своему заму Шимановскому с просьбой разобраться. Тот ее отправил к своему заму. А тот, в свою очередь, поручил это дело еще кому-то. И, вот сегодня, по прошествии полутора месяцев, когда все сроки подачи заявления в суд истекли, вот этот четвертый зам извинился, что сделать ничего не может, и посоветовал решить проблему, непосредственно обратившись к… Топоркову и Чемезову! Я поражен, эти люди наверняка не знают Библии, но как-то интуитивно живут, по словам Екклесиаста: «И все возвращается на круги своя». Сегодня, на большом семейном совете попробую уговорить Олю и Олега с женой, чтобы они не препятствовали мне провести голодовку. А что еще можно сделать? Что я еще могу? По состоянию здоровья, я уже почти два года не работаю. Микроинсульт и артроз. С трудом пользуюсь головой и ногами. Если удастся привлечь внимание к этой ситуации, то может что-то изменится. Обращусь к русскоязычным церквям в Америке, в Германии. Через Интернет это несложно. Пусть поддержат молитвою. Может эта огласка как-то нам поможет. У меня сложилось мнение, что за рубежом не о деле заботятся, а о человеке. Сегодня во всем мире встречают Рождество Христово.

25 декабря

На большом семейном совете я убедил всех в целесообразности демонстративной голодовки. Оля берет пост на несколько дней перед Новым Годом, в мою поддержку. Я начну голодовку после Нового Года. В ближайший четверг, это кажется 29 числа в местной газете выйдет вторая часть дневника. Первая вышла в прошлый четверг. В ней были записи до Олиного увольнения. Вторая часть – об Олином увольнении. И с извещением о моей голодовке.

28 декабря

Ну вот, слава Богу, Ющенко победил! Выборы на Украине закончились. И Путин два раза на Украину приезжал. Наверное, делился опытом, как проводить выборы. У него опыт богатый. Похоже, что все шло в начале по сценарию. И первый тур, и второй. И Ющенко вовремя что-то съел. Тоже, наверно, согласно разработанному кем-то сценарию. За рубежом на уши все стали – нет такого яда, или им, во всяком случае, не известен. А дальше пошел сплошной для нас «облом»: Ющенко проявил инициативу и самостоятельность – выжил и кандидатуру свою не снял; а потом, того хуже – украинский народ проявил инициативу и самостоятельность. Видимо, обиделись за паром, на открытие которого приезжал Путин. Путин уехал, а паром не работает. Россия в глазах всего мира выглядит, как мой сосед по подъезду: все время пьяный, совершенно непредсказуемый, всегда старается завязать драку. Но … его все боятся. Он говорит, что с Афгана привез гранату. Но что с этого придурка возьмешь? Придешь его успокаивать, а он возьмет да рванет! Вот и куражится человек, требует уважения. Когда в Грузии началась «бархатная революция», всевозможные телекомментаторы взахлеб объясняли, что: «Все как в Югославии происходит». И, понятно, что за этим стоит Америка. Да, конечно, Америка. Потому что все это уже было, еще в начале перестройки, в той же Грузии, во время попытки переворота. Российские солдаты, защитники Родины, саперными лопатками рубили участников демонстрации в Тбилиси. Вот это не по американскому сценарию, это по нашему, по советскому. А если без крови, мирно, «бархатная революция», то за этим стоит Америка. Понятно, что на Украине все тоже по американскому сценарию произошло. И слава Богу! Обошлись без крови.

 

3 января 2005 года.

Фраза по телевизору: «Ющенко, не дожидаясь официального признания его победы, начал готовиться инаугурации». Я попытался прожевать эту фразу и проглотить. Не получается. В моем воображении сразу представилось: перезрелая девица, ее недавно посватали, при условии, что свадьбу сыграют только после уборки урожая. Так она, дура, уже сколько дней в фате ходит. Замуж хочется! Змея при укусе, через маленькое отверстие, впрыскивает яд в свою жертву. Фраза о Ющенко, из информационной программы, не несет ни какой информации. Это сообщение несет эмоции, которые, как яд, должны отравлять получателя. Надо полагать, что это изобретение наших политтехнологов. Вместо информации давать дезинформацию – старо, как мир. Мы пошли дальше. Вместо информации мы предлагаем эмоции. Эффект легко прогнозируется. Народ напичкан «профильтрованными» эмоциями. Сейчас только остается направлять народ в нужное русло. Мне это напоминает «зомби» - организм уже умер, но продолжает исполнять команды главного шамана – «Вуду».

5 января

Проснулся в 3 часа ночи. Уснуть больше не смог. Со мной такого не бывает. Молился с каким-то особым ощущением, и окончательно утвердился в мысли объявить голодовку. Посты я брал и раньше. Но это всегда были обычные отношения между верующим человеком и Богом. Сейчас я намеренно подключаю сюда третью сторону – общественность. И свои действия называю приемлемым для всех словом – голодовка. Когда апостола Павла хотели бичевать, он просто напомнил исполнителям: «Разве позволено бичевать Римского гражданина?... Тотчас отступили от него хотевшие пытать его». Я пытаюсь тоже напомнить общественности, что я гражданин, что я человек. А гаранту конституции нужно помнить, что быть гарантом – это не привилегия, а ответственность. Сомневаюсь только, что мы думаем с ним одинаково. У чекистов свой стиль мышления. Так что сегодня мой первый день голодовки. Встал на весы – 84 кг 700 гр. Начинаем отсчёт. Время пошло. Мои домашние пока ещё не поняли, что я уже «голодаю». Может день, два продержу их в неведении, потому что они в начале были категорически против. Согласились только потому, что договаривались перенести всё это на, как можно, более поздний срок. Скорее всего, они надеялись на лучшее, без моего поста. В чём я сомневаюсь. Молюсь, чтобы Бог укрепил меня. Интересная мысль пришла мне: редактор местной газеты, Роман Топорков, нашёл себе работу на Белоярской АЭС. Единственная для него проблема это то, что ФСБ утверждало, или отвергало все кандидатуры. Роман имел основания, из-за своих статей в газете, опасаться, что его «тормознут». Но, к удивлению, ему дали «зелёный свет». Мы высказали несколько предположений, как такое могло произойти. Только сейчас я понял, что для ФСБ такой вариант  - решение всех проблем с Романом и его независимой газетой. Роман оставляет Рефтинский, переезжает в Заречный, из-за этого газета, при отсутствии преемника – редактора, попросту закрывается. И волки сыты, и овцы целы. Оптимальный вариант. Только, к сожалению, почитатели газеты остались недовольные.

7 января.

«Вера, действующая любовью». Вот оно! Для меня  это откровение на «пустом» месте. Сколько раз я перечитывал эти слова в послании к Галатам, и они лежали там совершенно спокойно, не касаясь ни моего разума, ни моего сердца. А  сегодня утром, в телепередаче «Победоносный голос верующего», эти слова вдруг выросли, обрели смысл, наполнили меня. Всё последнее время с интересом наблюдаю за соотечественниками в стране победившего социализма. Потомки кухаркиных детей, дорвавшиеся до власти, в недавнем прошлом, всячески доказывали и афишировали свою принадлежность к пролетариату. Ну,  хотя бы, свою лояльность или преданность. Времена сменились. И теперь, точно также, не менее агрессивно, доказывают  бывшие  комсомольцы свою принадлежность или, хотя бы, свою лояльность к православию. По разным данным, от 70 до 90 % русскоязычного населения стали православными. По-моему советская православная Церковь оказала «медвежью услугу» всем  тем людям, которые хотели стать христианами и через это спастись. Как бы вёл себя ученик в школе, как бы он учился, если бы его поставили в известность, что диплом он получит в любом случае? Более того: в дипломе ниже тройки оценки не будет, и выше четвёрки ни кому не поставят. Лафа, халява! Можно в школу не ходить! Что чувствует человек, с советским менталитетом, когда его, вдруг, объявили православным? Нет, эти люди не стали приобретёнными для Церкви и для  Господа, это не спасённые души. Для них искусственно опустили планку до уровня лентяя – троечника: православный должен быть крещёным, отмечать Рождество и Пасху и при желании, если оно возникнет, посещать церковь. Я сколько раз пытался объяснить, что вера в Бога сама по себе ни чего не значит! Библия об этом говорит: «И бесы  веруют, и трепещут». Бесы имеют веру, так же как некоторые из нас. Так в чём же разница? Почему одной  веры мало для спасения человека? В первую очередь – мы христиане. Ученики и последователи Христа: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга…Потому узнают все, что вы мои ученики, если будите иметь любовь между собою».Вся суть христианства сосредоточена в этой заповеди: возлюби Господа своего, возлюби ближнего своего. Это главное. Всё остальное от лукавого. «Бог есть любовь». Если в тебе только вера – то ты недалеко от бесов ушёл. Только наличие Бога, наличие любви в человеке, делает его христианином. Только наличие любви, а не принадлежность к православным, или протестантам, или католикам, «…есть путь ещё превосходнейший» ко спасению. Любовь – есть главный  показатель, главный критерий христианина. Здесь нельзя поднимать или опускать планку для двоечника. Христианин не может быть «двоечником», с надеждой на «халявное» спасение. Возлюби! А что у нас делается в советских церквях? По телевизору показывают: в Екатеринбурге предполагается открыть клуб для сексуальных меньшинств. Толпа пикетирующих православных. Протестуют. Некто, имеющий прямое отношение к этому гей - клубу, даёт интервью. Не обращая внимания на телекамеры, на съёмку, православные «обстреливают» снежками дающего интервью, причём стараются попасть в лицо. Человек, получающий удары снежков в лицо, продолжает говорить, сохраняя улыбку. Толпа беснуется. Оттуда прилетает уже не снежок, а комок смёрзшегося снега. Прямо в лицо. Человек выпрямился, на мгновение напрягся, прервал  интервью и тут же заулыбался снова. Потом показали людей, идущих через эту толпу в гей - клуб. Православные, из пластмассовых бутылок с-под лимонада, на морозе, «писали», стараясь попасть в лица этим людям. Ну, как тут не вспомнишь генерала Карбышева, которого фашисты в концлагере, на морозе поливали водой? Я не принадлежу к сексуальному  меньшинству, но эти православные комсомольцы тоже не имеют ни какого отношения к христианству. Это простые советские парни, склонные к фашизму. Они, наверняка. Не читали в Библии слов Иисуса Христа: «Кто из вас без греха, брось первым камень», «Не судите, да судимы не  будите», «Наша брань не против плоти и крови». Вот оно, откровение, которое пришло мне сегодня утром: «Вера действующая любовью». Вера действующая, вера, использующая любовь как инструмент. Вера, которая в этом мире действует, что-то делает, преобразует любовью. Это главное качество христианина. Сегодня уже три дня как я в посте; пятое, шестое, седьмое декабря. Вода, томатный сок. Первые три дня самые тяжёлые, так принято считать, чувствую себя превосходно. «Потерял» два килограмма. Мои домашние уже знают, что я начал голодовку. Вчера было чаепитие на Рождество, и меня за столом «разоблачили».

8 января.

Взвешивался прямо с утра. Мой вес теперь 81кг 300гр. Со дня начала голодовки «потерял» более 3 килограмм. На что я надеюсь, чего хочу добиться своей демонстративной акцией? Да нечего в нашем государстве не добьешься. Наш лозунг: «Нет человека – нет проблемы». Даже если б я произвёл акт самосожжения, в лучшем случае из обывателей кто-нибудь вздохнул: «Вот, что значит високосный год! Он уже закончился, а всё равно людям доставляет неприятности». А тем, кто в креслах сидит, тем бы доложили, что количество суицидов в Рождественские каникулы увеличилось. Не надо людям давать подолгу отдыхать, им глупые мысли в голову лезут. А что касается прямых или косвенных виновников наших     неприятностей….Библия упоминает о людях «сожженных в совести своей». Бога для них не существует. Хочется надеяться, что совесть у них есть, и они сами себя накажут, вернее она их. Так на что я надеюсь? На огласку, точнее, на страх перед оглаской. Эти люди, в высоких креслах, почитают себя как богов. И они не желают, чтобы их имена произносились всуе. На их страх пред тем, что всё произошедшее, с нашей семьёй, станет, в какой- то мере, компроматом на них. Что бы усилить эффект, я разослал свой дневник  русскоязычным церквям в Германию, Америку. Думаю, что это тоже аргумент. Хотя, сегодня я выслушал упрёки, что не надеюсь на помощь Господа, а всё пытаюсь сделать собственными силами. Очень спорная тема.

9 января

Пришли с Олей с церкви. Она почувствовала себя плохо. Я уговорил её сходить втроём, с Надюшкой, на горку. Ей стало хуже. Жалуется на сердце. Пошли домой. Приняла лекарство, но лучше ей не стало. Переживает из-за меня. Я её уговаривал, объяснял. Это то, чего я боялся. Чувство голода я могу побороть, я продолжаю готовить, накрываю на стол. Но когда я вынужден за ней ухаживать, потому, что она переживает за меня…. Мне, честно говоря, сейчас тяжело. Но я знаю, что за нас молятся. Молятся люди, которых я люблю и уважаю. А сколько людей молится, которых я не знаю. Помоги нам, Господи!

10 января.

Мёрзну. Холодно мне постоянно. Вчера два раза залазил в ванну, чтобы согреться. Видимо, весь жир уже  «выгорел». Встал на весы: 79,9 кг. За сутки потерял только 300 гр. Так и должно быть. В начале помногу и быстро сжигается жир. Этот период у меня прошёл. Из дёсен сегодня пошла кровь. Понимаю, что это не цинга. Цинга развивается в течение нескольких недель, месяцев. А так… всё нормально. Вчера разослали пресс-релиз по областным информационным агентствам. Сегодня меня должны начать штурмовать корреспонденты. Но что-то я сомневаюсь. Человек для нашего государства – пустое место, дырка от бублика. До сих пор не установлено, сколько человек погибло в Отечественную войну:6 или 20 миллионов. Речь идёт о миллионах людей! А тут пустое место решило напомнить о себе: что оно, пустое место – человек; что оно, это пустое место – гражданин. Это в нашей-то стране! У вас мания величия, уважаемый Пётр Степанович! Но чем больше меня будут  «замалчивать», тем больше и громче я буду стучать в другие двери. Включил телевизор – танцуют и поют на всех каналах, с перерывами на рекламу. «Время танцоров» – так кто-то метко выразился. Неужели можно «зомбировать» целый народ? Но история нашего государства доказывает это. Мы  в детстве так плавали на плотах: опустишь руку в воду, с одной стороны и плот начинает разворачиваться. Почему в нашей стране только какие-то «тормоза» руководят? Почему мы всегда в сторону заворачиваем? Причём в одну и ту же? Объявить голодовку в стране, где четверть или даже треть голодает! Может акт самосожжения, был бы более впечатляющим? Шучу, шучу. Я люблю свою жену, маленькую дочурку, двух великовозрастных сыновей. Я нормальный человек, только вот наше государство, под управлением чекиста…. Три часа дня. Позвонили с областного телевиденья – ОТВ. Задали несколько вопросов. Они, наверное, полагали, что у  меня есть справка с сельсовета, что я голодаю уже почти неделю. Да нет у меня ни какой справки! На том конце сказали, что посоветуются с редактором. Пожалуйста, я не против. Советуйтесь. Точно так же мы сунулись на «4 канал» Екатеринбурга. Попросили Олега, сына,   съездить туда самому, рассказать, что происходит на птицефабрике, и как обошлись с главбухом. Съездил, там выслушали, сказали, что  посоветуются с редактором и на следующий день позвонят. Звонка до сих пор нет. Советуются. Идёт спор: какая из профессий самая древняя – журналистика или проституция? А чего спорить? И те, и другие полностью зависят от своих работодателей, от тех, кто « заказывает музыку». Иногда им приходится принимать ту позу, или позицию, которая им совсем не нравится. Но клиент всегда прав.

11 января.

Утро. Чувствую себя превосходно. Только что проснулся. Попозже надо будет отвести Надюшку в садик. Вес 79.2 кг. По местному телевиденью г. Асбеста передали сюжет: врач, одной из больниц, выписывала больничные листы за деньги. Следствию удалось доказать, что таким образом она заработала 2 тысячи рублей(!). На суде ей дали 4 года! Но у неё безупречный длительный стаж и маленькие дети. Советский гуманный суд дал ей эти 4 года заключения условно. За каждую тысячу рублей она должна была  «отсидеть» два года. На птицефабрике переплачивались миллионы посредникам. Вы где, наши правоохранительные органы? Где ты наш гуманный советский суд? А вы, люди в правительстве, к которым мы обращались за помощью? Уважаемый министр сельского хозяйства тов. Чемезов? Ведь поиски справедливости начались именно с вас. Даже если я сдохну с голоду,  я не уверен, что закон и справедливость восторжествует. Со школьной парты мне запомнилась фраза из учебника: «Призрак коммунизма бродит по Европе». Сейчас призрак закона и справедливости бродит по России. Но это только призрак. При малейшем движении по направлении к нему - он растворяется. Но видимость, иллюзия на лицо. Я вспоминаю период в нашей жизни, когда все газеты дружно переживали об одном: в Испании к власти пришли военные, как мы их обозвали – «чёрные полковники», хунта. Все так переживали за Испанию, столько стенаний было. У нас, у власти сейчас находятся не «чёрные полковники», а «силовики». Мы же всегда мечтали о сильной власти. Вот, пожалуйста! Один из лозунгов, который нам предлагают: «Сильная Россия!». А я бы мечтал жить в слабой Швеции, Швейцарии, Голландии или Монте-Карло. В сильной России, которой противостояла только Америка, в супердержаве, я уже прожил 50 лет. Устал. Так хочется отдохнуть. Где-нибудь пожить по человечески! Приезжали с «41 канала», телевизионщики. Отсняли у нас дома сюжет, поехали в поселковую Думу. Они хотели попасть на птицефабрику, но их, попросту, туда не пустили. Насколько я знаю, это первый раз, когда птицефабрика отказала в съёмках. Такое могло быть только по указанию директора.

12 января.

Всё получилось, как я ожидал. Сюжет о нашей семье передали в день съёмок, в вечерних новостях. В начале долго рассказывали о массовом пьянстве, во время Рождественских каникул. Интервью в больнице, интервью в милиции. Потом весь набор новостей. А в конце о нас, о неудачниках, которые сами себя загнали в угол. Так мерзко, противно! Оля в шоке, заявила, что больше ни каких интервью давать не будет. Господи, когда это всё кончится? Как всегда в России – дело сделано, но только ради самого дела, в данном случае репортажа. А конкретно на человека, на его проблемы, ради кого всё это делается – наплевать. После обеда поссорились с Олей. Она настаивает на том, что бы я прекратил голодовку. Вечером, ну совершенно случайно, зашла моя сестра. Плакала. «Ты им, - говорит, - ни чего не докажешь, а себя угробишь». Разве я этого не понимаю?  Пообещал им сегодня подумать, а завтра ответить. Они надеются, что положительно.

13 января.

Да уж – как говорил Киса Воробьянинов. Запас топлива в двигателе внутреннего сгорания всё меньше и меньше. 78,8 кг – мой вес. Немного арифметики – было84,7 кг, стало 78,8 кг. За девять дней почти 6 кг. Сегодня решил ложиться в больницу. Чувствую себя хуже. Но самое тяжелое, это давление близких. Ну надо же, как издеваются над Ходорковским! «Прокуратура возмущена его заявлениями». А вы бы послушали, что говорят в народе об этой самой прокуратуре, вообще, и о суде, в частности! Мне интересно, вот кончится это правление дзержинца Путина и всем этим личностям придется жить среди людей. Ну ладно, все те, кто выносил приговора в 37 году, уже давно ушли из жизни. А ведь эти «исполнители», они будут доживать свой век в нашем нормальном, надеюсь, демократическом обществе! В старости и немощи, чем они себя будут оправдывать? Даже сейчас, ведь это уже пройденный этап, Путин, как только захочет разрядить обстановку, он сделает их «козлами отпущения»! Есть притча о том, как человек пришёл в лес и у него в руках был один только топор, без топорища. Он подходил к каждому дереву и предлагал ему стать топорищем. Никто не соглашался. Одна только осина согласилась служить этому человеку. После этого он вырубил весь лес. О чём думают эти люди? Ведь после того, как поменяют «топорище», они окажутся выброшенными, использованным людьми и вовсе не членами  прилегированного слоя. И им жить и смотреть в глаза тем самым простым людям, над которыми они вознеслись, став «топорищем». Оля вчера хотела встретиться с мэром нашего посёлка. В телеинтервью он сказал, что ничего не знает о моей голодовке. Вчера он её не принял, а сегодня пообещал, что примет в понедельник. Во вторник будет две недели, как я голодаю. Теперь мэр знает, что я голодаю, но он занят делами и на людей у него не хватает времени. У нас в  России, по важности,  после Бога на втором месте – дела. На людей времени не хватает. Живём мы с мэром в одном посёлке, в частных домах. Его дом стоит от моего  через пять домов. Или даже меньше? Соседи. Хоть бы поесть принёс! Некоторые изменения: Оля, всё-таки, сегодня на заседании Думы, пробилась к мэру. Он был приветлив и попросил Олю при необходимости звонить, если мне станет плохо, то сразу вышлют бригаду медиков, что бы мне сделали капельницу. Пути Господни неисповедимы!

14 января.

Ну, вот. Что хочешь, то и думай! Встал утром на весы – 78,8 кг. Но этот же вес был у меня вчера! Я, что, перестал сбрасывать вес? Как это можно объяснить? Пищу по-прежнему я никакую не принимаю. За эти дни  я выпил двухлитровую банку томатного сока. А в основном – кипячёная вода, подкрашенная домашним соком: смородиновый, клубничный. Только для того, что бы перебить вкус воды, которую мы пьём из водопроводного крана. Почувствовал, что печёт в горле. Повышенная кислотность. Стал делать так: наведу воду с содой в кружке, в начале пью её, потом свой «коктейль», потом снова воду. Cегодня уже будет 10 суток, как я без пищи. Чувствую себя нормально. Ложиться в больницу не стал. Я не столько нуждался в медицинском уходе, сколько в том, что бы избежать этих взглядов, полных боли и укоризны. Вчера, когда лёг спать, шум в ушах стоял, как-будто где-то открыт водопроводный кран. Хотел у Оли спросить, что это? Но  вовремя понял, что если она на это не реагирует, значит, слышу это только я. Причём только в положении лёжа. Средства массовой информации на меня по- прежнему ни как не реагируют. Один из моих знакомых как-то по особенному произносит это слово: «игнорируют». Часто можно услышать эту фразу: «Жертвы, которые мы понесли». Бессмысленная фраза. Всегда жертвы приносят. Приносят на жертвенник Богу, или ложным богам, идолам, кумирам. А если в этом государстве мы все считаем себя жертвами, то в жертву кому нас приносят? Кто несёт нас? Нас приносят в жертву интересам государства, интересам провительства. А кто нас приносит в жертву? Государство, правительство. Но государство, правительство – это мы. Это сами себя приносим в жертву…себе. Если так рассуждать, то получается бессмыслица, какой-то замкнутый круг. Но подойдём к этому с другой стороны: или мы служим, приносим жертвы Богу; или, другого не дано, служим  ложным богам, идолам, делу. Но всё перечисленное – это маски, за которыми скрывается антипод, противник Бога – дьявол. Так что, если мы, наше правительство, наше государство не служит Богу, то, иного нет, мы служим  сатане. А человек самая большая ценность только для Бога, или в глазах Бога. Он человека сотворил по образу и подобию Своему. Из-за человека, который превыше ангелов,       « так  возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного». Но если государство не приемлет Бога, оно не приемлет и человека, как главную ценность, как образ и подобие Божие. Вот поэтому у нас превыше всего дело, цель, идолы, которых мы создаём и им поклоняемся, а не человек.

15 января.

Интересная это штука – диарея на 11 день поста. Я всегда подозревал, что ни чего не знаю о своём организме. Оказывается, что так и есть. Давление 110/60; пульс 55. Но пока живу в прежнем  ритме, всё по дому делаю сам. Кроме того, что я молюсь, и Бог меня укрепляет, Он дал мне мудрости вести активный образ жизни. Не залёживаться, прислушиваясь к собственным ощущениям. С моим весом что-то не понятное. Если верить весам, а я это делаю, то я грамм на 200 поправился. Вешу где-то 79 кг. Вера и наука всегда имели свои объяснения происходящему, и порой они совершенно не совпадали и даже противоречили друг другу. Говорят, что люди с маленьким ростом страдают комплексом неполноценности. Они очень мстительны, злопамятны, крайне обидчивы. Сколько раз я пытался на экране телевизора рассмотреть Путина. Но на российских телеканалах его показывают богатырём, то на авианосце, то в спортзале,  то в истребителе. А тут его по «Евроньюс» показали. На какой-то встрече он обменялся рукопожатием. Его в таком неудачном ракурсе показали! Манюсенький, манюсенький. Зато, какой башковитый. Как у нас легко НТВ, в споре «хозяйствующих объектов», обанкротилось. Я помню, как эта телекомпания освещала первые выборы Путина. Тогда я Олю подозвал и сказал: «Долго НТВ не просуществует». Накаркал, пророк самодельный! А Ходорковский? А «ЮКОС»? С другой стороны, Ельцин был крупный мужчина, а продал нас Путину за постановление под № 1, где гарантировалась, в дальнейшем, неприкосновенность Ельцину. Всё-таки рост здесь ни при чём. И при маленьком росте люди бывают порядочными и честными. И при большом росте можно сподличать.

16 января.

Сегодня мой вес 78,6 кг. Ну, наконец-то, как в сказке  «Двенадцать месяцев»: зима - зимой, а лето – летом. Всё на своих местах. Сижу дома, в гордом одиночестве. Оля, что бы поддержать меня, тоже взяла пост. Теперь нас двое. Сегодня второй день. Проповедовал сегодня в церкви. Приятно, когда после проповеди, подходят люли и благодарят. Значит, коснулся чего-то важного, сокровенного. Приходил к нам сегодня новый редактор  нашей  местной газеты, вместе с сыном. Впечатление самое хорошее. Я начал  учиться печатать на компьютере. Уходит всё свободное  время.

17 января.

Теперь уже вешу 77 кг 900гр.  Опять начал терять вес. Решил завтра лечь в больницу. Решил окончательно. Завтра мой маленький юбилей – 2 недели поста, 2 недели без пищи. Упало давление. Пульс 50. Первый раз, за всё время, выпил горячего молока и уснул. Проснулся, стало легче. Помолились с Олей, решили, не откладывая вызвать «Скорую помощь». Вызвали. Приехала очень миленькая девушка. Выслушала, смерила давление. Была очень доброжелательна. Предложила лечь в больницу. Дальше самое интересное: оказывается, у нас не только самый гуманный советский суд, не только самая гуманная милиция, но у нас самая гуманная медицина! В приёмном покое меня осматривала сама заведующая отделением. Давление было уже в пределах нормы. Задав мне несколько вопросов, она, в заключение, спросила: «А чего вы от нас хотите?» Я растерялся. Она продолжает: «От голода мы не лечим». Я спрашиваю: «Мне, что домой идти?». Она отвечает: «Если хотите(!), можете ходить на дневной стационар. Вам прокапают сосудорасширяющее. Я сейчас дам направление участковому врачу. А, вообще, что вы думаете? Вы думаете, что кому-то нужны в этом государстве?». Я ответил, что знаю, что не нужен. И добавил: «Чем дальше, тем больше в этом убеждаюсь». Она уловила сарказм в моих словах, и, не скрывая раздражения, размашисто выписала мне направление. Я поблагодарил и сказал, что каждый день, на уколы, в больницу ходить не смогу. Пошёл домой. Медсестра, которая меня привезла, добрая душа, выскочила раздетая на улицу: «Мужчина, мужчина! Подождите! Сейчас «Скорая помощь» бригаду медиков повезёт и вас домой захватит». Пусть благословит её Господь! Мне предлагает советский врач, каждый день, туда-сюда, ходить на уколы. А, бедная медсестра, переживает, как я до дому дойду! Несчастные наши советские врачи. Вот ведь какую дилемму им приходится решать: если во время военных действий задержат «самострела», его ждёт арест и трибунал. А как быть с медицинской помощью этому раненому? Ведь он воевать не хочет! Сам себе,  преднамеренно, нанёс вред. По логике нашей завотделением, такому  пациенту помощь оказывать не стоит. Она пошлёт его, на худой конец, к зубному врачу. Пусть коренные зубы проверит. Безбожники – это не ругательство. Безбожники – это диагноз состояния души человека. Оля вспомнила про обещание мэра, в случае необходимости, прислать бригаду медиков. Позвонила ему. Жду, чем это всё кончится. Как всегда, кончилось ничем. Т.е. обещанных медиков не было, а мэр даже не позвонил. Хотя мог бы, просто, объяснить, почему не смог выполнить обещанного. Видно всё дела, дела. Пришла к нам домой женщина, верующая. Принесла значительную сумму денег. Неустановленная личность, по телефону, пытается узнать наш номер счёта в банке. Хочет помочь. Да нет у нас счёта в банке! Люди приносят продукты, фрукты. Я пытаюсь объяснить, что мы не самые нуждающиеся, что другим хуже. Отвечают: «Вы столько людям помогали!». Из Библии: «Вот, прийду скоро, возмездие Моё со Мною, чтобы воздать каждому по делам его». Но советских людей этим не запугаешь! Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей – что- то такое сказал Маяковский, только я стиль, кажется, не сохранил.

18 января.

Взвешался утром на весах – 77 кг. Самочувствие  нормальное. Начал учиться печатать на  компьютере. Не удобно кого-то всё время просить, «загружать» своими проблемами. Решил отдать этому весь день. Тычу пальцем в клавиши. Радуюсь, когда попадаю. Вчера снова разослали пресс-релиз в областные информационные агентства. Уже прошёл обед, пока не одного звонка. Для убедительности описали вчерашний случай на приёме у завотделением. В ответ – гробовая тишина. Слова-то какие страшные.

19 января.

Пол второго ночи. Не могу спать. В начале лёг, уснул. Проснулся от боли в плече. Последнее время я от этого просыпался под утро, и по пробуждению забывал об этой боли. Всё дело в том, что я сплю только на правом боку. А сейчас, видимо, из-за того, что я похудел, у меня проявляется «синдром сдавливания». Это переживают люди, попавшие при разрушениях в завалы. Придавленные, в длительной неподвижности, они переживают «синдром сдавливания». Зажатые конечности, если это происходит в течение длительного срока,  постепенно отмирают. Даже если они не были травмированные. Я так объясняю своё состояние, когда боль, с каждой ночью всё нарастает и нарастает. Зато перестали болеть ноги и коленные суставы. Это при моём-то артрозе! В этот раз, проснувшись от боли, я впервые почувствовал какую-то жуть. Лежал и думал над тем, что, ведь в самом деле, ни кому до меня дела нет. Да, меня любит жена, дочка, которые живут здесь, рядом со мной. Для них я – центр мира. Где-то, своей жизнью, живут сыновья. Но неужели у нас, в нашем обществе, можно демонстративно – показательно умереть с голоду, и все будут заинтересованы лишь в том, чтобы эта история не получила огласку? Мне страшно. Это всё равно, что, проснувшись, узнать, что ты оказался в мире вампиров. Среди ночи, в мыслях, «пережёвывать» такое! Одна из главных специалистов на птицефабрике, ревностный исполнитель и советник директора, заявила о нашей семье: «Да они там оба с ума сошли, у них просто крыша поехала!» Я не знаю случаев, когда два человека, в одном месте, в одно время сошли с ума. Но если она такое допускает, то пусть задумается: сколько эти люди должны были пережить? И какое участие в этом принимали окружающие и, в частности, она сама? «Злые же люди и обманщики будут преуспевать более и более во зле, заблуждая и вводя в заблуждение». Но страшно должно быть не только мне, но и всем таким людям, нашему обществу: «…конец их будет по делам их». Я не ищу мщения, не коплю ненависть, но я уверен, что Бог есть, а значит, всё будет справедливо. Сейчас ли, позже ли, но это неотвратимо. А пока… мы имеем то, что имеем. Во всей этой ситуации с постом, с голодовкой, как угодно назовите, я руководствуюсь словами из Библии:  «Нет больше такой любви, как если кто душу положит за близких своих». А что я могу для них ещё сделать? Какие у меня возможности? Я давно уже не кормилец в семье, а иждивенец. Да и это никакого значения не имеет. Даже Оля, имеющая должность, занимающая такое место, вхожая в, закрытые для меня, кабинеты, что она смогла? Это система, организация, государство. Где каждый является жертвой, заложником, и, в тоже время, членом преступного сообщества. Только кто-то этим тяготится, мучается, живя в таком государстве. А кто-то использует ситуацию в своих целях.

20 января.

Встал на весы – 76,6 кг. Позвонил сегодня на телеканал «студия 41». Как та женщина, желая предложить себя, спрашивает: «А вы не женаты?». Так и я: «Ребята, мои проблемы всё ещё не решились, и я всё ещё голодаю. Может, вы как-нибудь заскочите?» - «Хорошо, мы тут посоветуемся с редактором» До сего дня эта фраза была вежливой формой отказа. Тогда я решился задать вопрос: « А чем может мотивировать своё решение редактор? Чем он руководствуется?» - «Есть ли машина, есть ли бензин. Бывает, машина есть, бензина нет». Точно! Как я об этом не подумал! Для них поездка в оба конца, туда и обратно, это 160 км. Сколько же это на бензин уйдёт? И всё из-за полутора минутного сюжета в программе новостей. А я тут уже целую систему рассуждений для себя вывел: причастные к происходящему на птицефабрике люди, «перекрыли» для меня все информационные каналы. И  ещё: правительство Свердловской области встревожено компрометирующими их общими голодовками. А тут ещё какой-то «шизик», на дому голодает. Зачем создавать прецедент? Дурной пример может оказаться заразительным. Но всё оказывается проще: бензин дорогой, не стоит овчинка выделки. Как говорили во времена развитого социализма: «Экономика должна быть экономной».

21 января.

Вчера вечером с Олей была истерика. Понятно, что, пережив такую ситуацию, и не видя ни какой перспективы, она находится в постоянном напряжении. А тут приближается время очередного погашения ссуды в банке. Она обратилась с письмом к директору птицефабрики, с просьбой отдать нам документы на Олежкину квартиру. На что она надеялась? На его великодушие, понимание, благородство по отношению к женщине, которую мужики, имеющие власть, загнали в угол? Не оказалось этих качеств у Топоркова. Она весь день ждала от него телефонного звонка. А тут ещё шестой день её поста. Женские критические дни. Господи, не дай такого никому пережить! Утром, когда мы ещё не знали, как заговорить друг с другом, о чём говорить, к нам спустился ангелочек. В трусиках, с незаправленой маечкой, спутанные волосы до самой попки. «Папа, мама! Я специально пораньше сегодня встала. Я хочу с вами Господа славить!» Это наша Надюшка. Я чуть не заплакал. Каждое утро, она у нас простыла и в садик пока не ходит, она просыпалась, слыша, как мы с Олей поём псалмы. А сегодня, заспанная, такая чистая, идёт к нам: «Я хочу с вами славить Господа!» Мы пели псалмы втроём, выбирая для неё псалмы полегче. Наверное, это и есть Божия благодать. Стал более рассеянный. Пошёл в магазин, как на «автопилоте». Водитель, тормознув, пропуская меня, с сочувствием проводил меня взглядом. По-моему он решил, что я с похмелья. Олег сегодня вечером привёз с Екатеринбурга газету «Уральский рабочий». Там заметка о ситуации с нашей семьёй, описанная по моему  «Дневнику» в нашей местной газете. Подано всё сжато, ёмко, по возможности объективно. Самое интересное, это то, как материал попал в «Уральский рабочий». Нам позвонили домой и предложили разместить заметку в «Уральском рабочем», но при условии, что мы ни кому не скажем, кто нам помог. Конечно, мы согласились, и вот результат. Пути Господни неисповедимы.

23 января.

В эти дни я «замотался». Написал и отпечатал на компьютере статью в нашу поселковую газету. Кажется, она будет продолжать выходить. Вес 75, 5 кг. Сегодня в церкви проповедовала Оля. Одно слово – « Молодец!» Пастор Женя предложил ей: «Как будете снова готовы, я вам дам ещё проповедовать». Сегодня вечером, т.е. уже сейчас, еду с Олегом в Екатеринбург. Завтра хочу пойти в прокуратуру.

25 января.

Сегодня день моего выхода из поста, из голодовки. 21 день, три недели без пищи. Вес – 74,8 кг. Похудел на 10 кг. Это единственный результат, которого я достиг. Больше я ни чего не добился. Пока, во всяком случае. Тяжесть на душе после поездки в Екатеринбург. Я не смог никого заинтересовать: ни «Московский комсомолец – Урал», ни «41 канал»,  ни прокуратуру. Вот постоянная передача на НТВ – «Принцип домино», это интересно! Последняя её тема: правда ли, что русские женщины самые лучшие в мире? Пришли к выводу, что да, правда. Только один журналист-международник остался при своём мнении. Но он-то, откуда, чего знает?   Всю жизнь промотался по заграницам, он наших женщин и рассмотреть не успел! А туда же – своё мнение имеет! Вот мы, истинные патриоты России, точно знаем, что наши женщины лучшие. Такими передачами забиты все телеканалы. Интересными, познавательными, содержательными. Явно рассчитанными на воспитание безмозглых идиотов-патриотов. По каналу «ТВ ХХI» показали фильм: у главной героини умер дедушка. Он очень любил  её и двух её дочек. После его смерти, совершенно случайно, было установлено, что он являлся военным преступником. Во время правления Гитлера он принимал участие в истреблении военнопленных в нацистских концлагерях. Фильм, сам по себе, очень драматический. Но меня больше всего поразил следующий эпизод: в доме, на территории концлагеря, где проживал обслуживающий персонал и немецкие офицеры, высоко над землёй, в стене сделали проём и балкон. На этот балкон выходили жёны офицеров. А внизу, для них, военнопленные устраивали гладиаторские бои, до смерти. Меня поразила привычка этих женщин к чужой крови; их бесчувствие, бездушие. Стоять на балконе и смотреть, как внизу люди убивают друг друга, только для того, чтобы кому-то из них, одному, остаться в живых. Эти женщины читали Гёте, слушали Вагнера, спешили накормить своих мужей, которые пришли с работы. Принимали от них ласки, рожали или уже имели детей. Но чтобы не скучать в свободное время, они смотрели гладиаторские бои. Мужья их имели профессию – уничтожать людей. Поэтому и жены привыкли к такой «специфике». У этих женщин, как и у мужей, выработался иммунитет от переживаний при виде чужой смерти, чужих страданий. Но трагедия была не только в этом. Безразлично к чужой смерти и к чужим страданиям относились сами узники концлагеря. Это произошло потому, что все чувства заключенных были притуплены одним желанием – выжить. Все их силы, все их стремления были направлены на одно – остаться в живых, жить любой ценой. Их снеизвели до уровня животных. В такой ситуации, прежде всего, думаешь только о себе. Какая тут гуманность? Здесь уже не до обличений, не до митингов протеста, не до противостояния власть и оружие имущим. Здесь не до того, чтобы оказывать помощь слабому или пострадавшему. Выжить! Главная задача – выжить любым способом. Перенесём эту ситуацию в наш, сегодняшний, мир. Оставим в покое тех, кто спокойно относится к смерти людей, преследуя свои интересы. Вернёмся к узникам концлагеря. Из увиденной картины, можно смело  дать рекомендацию руководителям тоталитарных государств, хотя, кажется, они это поняли раньше меня: если хотите держать народ в беспрекословном подчинении, то этот народ должен голодать, находиться на грани выживания. Или вымирания. В этом, я полагаю, у народа должна быть свобода выбора. Пример можно смело брать с нашего государства: когда началась перестройка, в магазинах вдруг всё пропало. На прилавках стало пусто. Человек, поставленный на грань выживания, думает только о собственном спасении. Тут не до гуманизма, и не до демократии. Поэтому мы её и продали, эту демократию: за призрачную стабильность, за кусок призрачной дешевой колбасы. Но тут у нас ошибочка вышла, просчитались. Этот закон остался в силе – голодной толпой управлять легче. Её, эту толпу, ни кто не собирался кормить. Наоборот: развязана непрекращающаяся война на територрии собственной страны, против собственного народа; ведётся, ничем не оправданная гонка вооружений; наглядно-показательно разорена компания «Юкос». В концлагере каждый должен думать только о чашке с похлёбкой, и о том, чтобы выжить. Это уровень животного, здесь не до сантиментов. Я с самого начала голодовки  не предполагал, что, на должном уровне,  кто-нибудь проявит сочувствие. Каждый держится за свою кормушку. Это то немногое, что нам оставили. Понятно, что это для нас самое дорогое. Я всегда знал об этом. Но как тяжело после того, как в этом убедишься, что всё именно так обстоит в государстве, где правят кухаркины дети!

30 января.

Сюжет на НТВ: народный умелец, у себя на дому наладил производство, представьте себе, каменных топоров. Сувениры, экзотика, повышенный спрос. Ему предъявили статью за изготовление и хранение холодного оружия. Прокурор настаивал на сроке в полтора года лишения свободы. Сошлись на трёх годах, но условно. У нас, у соседей, была злая собака,  которая подчинялась командам хозяина. Но если не было особой команды, тогда она набрасывалась на жертву и превращала её в порванную тряпку. Так она мстила за то, что ей приходится жить,  подчиняясь командам хозяина. По принципу: « Если этого нельзя кусать и этого, то хоть на ком-то я отведу душу!». Следующий сюжет: некий делец, в Москве, организовывал конкурсы красоты среди девочек-подростков.  Как выяснилось, он при этом, занимался сексуальными домогательствами, выпускал порнографическую продукцию – фотографии с натуры. Во время  передачи, рассказывая о том, что девочки-подростки стали жертвами организатора конкурсов, тут же показывают архивные кадры съёмок этих конкурсов. Но ведь этим они поломали дальнейшую судьбу девочек, которые попали в кадр и не имеют отношения к данному сюжету! На них тем самым наложили клеймо: лица пострадавшие от сексуальных домогательств. Может это и вызовет у кого-то сочувствие, но у кого-то это вызовет «профессиональный» интерес. А в основном этот сюжет станет темой для пересудов, смакования деталей. Что же будет с этими девочками, которых так ославили, показав их в таком сюжете? Как обычно у нас: дело сделано, сюжет снят, а на людей наплевать.

2 февраля.

Вчера вечером первый раз смотрел мультфильм «Пиноккио». В русской версии – это сказка о Буратино, обычный плагиат. То есть, мы, как всегда, украли сюжет, немного переделали, и присвоили авторство себе. Что для себя я в этом отметил – концовка фильма. Фильм «Пиноккио» и «Буратино» совершенно по разному  заканчиваются. Общее, в том и другом случае, это исполнение заветного желания в конце фильма. Но мультфильм «Пиноккио» заканчивается просто: главный герой становится человеком. Это то, ради чего был поставлен фильм, это то, чему он учит – будь человеком! В советском мультфильме всё не так однозначно: во-первых – Буратино, пройдя через определённые трудности, получает приз – золотой ключик, которым он открывает секретную дверь в совсем иной мир. У нас нет такой цели – стать человеком. Главное, это найти золотой ключик, или поймать говорящую щуку, или украсть молодильные яблоки. После этого исполняется вожделенная мечта: кто был ни чем, тот станет всем. Во-вторых: как интересно расставлены акценты в советском мультфильме, в коммунизм, то бишь в сказочный театр, Буратино и его друзья, марионетки, вошли сразу всем колхозом. Понятно – это пролетарии и среди них не может быть плохих. Скопище глубоко порядочных (откуда?), воспитанных (кем?), гуманных (они потом создадут ЧеКа) марионеток. На, якобы, другом полюсе, полюсе зла, находится Карабас-Барабас. Его самый большой недостаток, в первую очередь, то, что он является владельцем частной собственности. Хозяин кукольного театра. Только поэтому он жадный, злой и страшный. Вспомните Прохора из «Угрюм-реки». Какой вначале был человек! А что с ним стало, когда он разбогател? Марионеткам и Буратино, в мультфильме, достался сказочный театр. Что стало дальше? Читайте Булгакова, «Собачье сердце». Профессор Преображенский дал полную картину соцреализма: возле дверей пропадают калоши, из коридоров исчезают ковры, в туалете писают мимо писюаров, а парадные входы заколачивают намертво. И это всё из-за  «нашего» недоделанного Буратины. Главная цель, всё-таки, должна быть – стать человеком. А не поиски секретной двери, через которую попадаешь в иной мир, в украденных калошах, с описанной ширинкой. Булгаков был гений. С долей иронии, но действительно пророчески, он показал нам фантастический путь дворового пса Шарика. Затем ставшего Шариковым Полиграфом Полиграфовичем, заведующим заготовительной конторы. Но какой бы пост он не занимал, а у нас он бы далеко пошёл, Шариков всегда будет ненавидеть, и преследовать котов. Сердце-то у него осталось собачье! Каких же мы ждём преобразований в нашем государстве, если мы знаем из какой «конторы» вышел наш президент? Сердце-то у него осталось чекиста! Он этих демократов, этих Карабасов-Барабасов, владельцев частной собственности, за три версты чует. Так что, коты, берегитесь! У нас только в книжках всё хорошо кончается, там, где профессор Преображенский исправляет свои ошибки. А мы в своих ошибках не покаялись, не перед другими людьми, не перед Богом, поэтому до исправления ошибок нам далеко. Господь сказал согрешающим: «Я изолью на них зло их». Теперь можно рассмотреть эти три составляющих  нашего государства: во-первых – народ, который не пережил покаяния, раскаяния за всё соделанное; во-вторых – допустивший к власти представителя упомянутой «конторы»; в третьих – наказание, когда всё соделанное зло, по справедливости возвернулось к нам. Но мы, по-прежнему, надеемся на золотой ключик, который откроет нам новую жизнь. И нет у нас желания стать новым человеком. Верующим.

5 февраля.

Все эти дни я избегаю писать о том, как у нас обстоят дела дома: с Олиным устройством на работу, с выплатой денег за кредиты в банке. Да ни как; Оле работу не предлагают, хотя она даёт, время от времени, объявления через Интернет; денег на отдачу кредитов тоже нет. У нас была надежда на продажу Олежкиной квартиры, и через это погасить все долги. Но директор птицефабрики документы на квартиру не отдаёт, кроме того, всё более и более увеличивает сумму, которую мы, якобы, должны выплатить птицефабрике за квартиру. Хотя Олег там уже прожил около двух лет, ни разу не возникал разговор о том, что мы должны ещё какую-то доплату. Когда он уволился с птицефабрики, о долгах и разговора не было, до того момента, пока Оля не подняла вопрос перед директором о миллионных переплатах посредникам. И вот он начал нам  «кислород перекрывать». Теперь мы в долгах, как в шелках. Это поразительно, какой безнаказанностью обладают у нас люди обличенные властью. Ведь на них, в прямом смысле, управы нет. Бога для них не существует, поэтому  страха они не знают. Отчего бы тогда не покуражиться, не показать кто здесь хозяин? А где-то прокурор отчитывается о торжестве закона, о проделанной работе, о достигнутых успехах. Как я, иногда, хочу просто заглянуть этим людям в глаза. Что я там надеюсь увидеть? Стыд, страх, раскаянье? Чувство неловкости за содеянное; или, у прокурора, за своё бессилие? Скорее всего, я в этих глазах ни чего не увижу. Единственное, что они могли сохранить – это свой цвет. Бессмысленное это занятие, в наше время, заглядывать  в чужие глаза, в чужие души. Нет там ничего. Если для Бога места не нашлось то, что там могло сохраниться? Более всего, в этой ситуации, для меня трогательно то, что каждый четверг, на домашнюю ячейку, верующие собираются у нас и обязательно что-нибудь приносят: кто-то яблочко, кто-то шоколадку Надюшке, кто-то мороженую курицу, кто-то яиц.  И это всё бывшие советские люди. Я верю, что Бог каждому воздаст по делам его.

7 февраля.

Cмотрю фильм с участием Стивена Сигала. Надеюсь я правильно написал его имя. Сюжет: человек мстит за свою испорченную жизнь, за свою жену. Перед фильмом, в  «Новостях», рассказали, что во Владивостоке, в здании прокуратуры, застрелены трое работников прокуратуры и один ранен. Человек, который открыл стрельбу, застрелился. Наверное, это Стивен Сигал, на русский манер. Боролся за правду, жаждал справедливости, обращался в прокуратуру. Пока, видимо, не разочаровался в своих поисках, пока не понял, в каком правовом государстве он живёт, и кто этим правовым государством правит. Тогда он приобрёл пистолет и поставил точку над «i». А что остаётся делать человеку? Я в Бога верю и знаю Библейскую истину: «Не мстите, Я воздам». Но как хочется справедливости здесь, сейчас, собственными руками! Я смотрел, в приёмной, на сытую рожу прокурора, прошу прощения за субъективную оценку, который, положив передо мной, по-видимому, процессуальной кодекс, уже в третий раз  объяснял мне как, и в каких случаях, обращаются в прокуратуру. Выслушав его, я спросил: «Вас действительно не интересуют миллионные хищения?» - «Мы не дознавательные органы!» - «Так что вы мне посоветуете?». Он пожал плечами и с самого начала, в очередной раз, начал рассказывать о порядке обращения в прокуратуру. Прервав его, я встал, поблагодарил. «Не за что» - буркнул он. Я с ним согласился, и добавил, что теперь я знаю, почему Россия нищая страна. Дожидаться ответной реакции, и прощаться, я уже не стал. Потому, что я нарушил мамино правило: «Не тронь его – и оно пахнуть не будет». Женщине, которая выписывала «липовые» больничные листы, и нажила на этом две (!) тысячи рублей, на суде дали 4 года. Умельцу, изготавливающему в качестве сувениров каменные топоры, «пришили» статью за изготовление и хранение холодного оружия! А эта история с Ходорковским? Не мудрено, что в таких ситуациях находятся люди, у которых сдают нервы. И они свои проблемы пытаются решать на манер Стивена Сигала. Ну, просто достали такой  демократией, под руководством советского гаранта конституции!!!

9 февраля.

За всё это время, со дня публикации отрывка из моего дневника прошло более месяца. Реакции со стороны общественности – жителей посёлка, и со стороны директора птицефабрики не было ни какой. Примерно, я так и предполагал. Директор, даже если счёл себя оскорбленным, в суд подать на меня побоялся. Потому что, в качестве подтверждения моей правоты, я должен был использовать в суде документы, которые подтверждали миллионные переплаты посредникам. Поэтому директору пришлось  проглотить все мои колкости в его адрес. Но таких вещей он не прощает. Что он может ещё придумать, уверенный в собственной безнаказанности? Недавно заставил всех родителей, в детском садике, в той группе, куда ходит его внук, писать объяснительные. А дело было так: по-видимому, на семейном совете решили, что внучку, маленькому Коле, ходить в школу, в первый класс, как всем детям, «за падло». Вот и я уже, как наш президент, начал пользоваться жаргоном уголовников! Но каков поп, таков и приход. Так вот, для внука нашего пана директора, решили первый класс организовать прямо в том же детском садике. Ходит ребёнок в детский сад, ну и пусть ходит. Вплоть до десятого класса. Только родители других детей, из этой группы, не согласились с таким вариантом. В ответ, директор заставил всех родителей подтвердить свой отказ в письменном виде. Это мне рассказала одна из родительниц  в детском садике.  Понятно, для всех проблема то, что за каждого ребёнка нужно платить три тысячи рублей в месяц. Причём эта цифра неокончательная. А учёба в школе, в первом классе, пока всё-таки бесплатная. Ну, вот опять я перешёл на детали. Итак, по поводу реакции общественности. Только один человек, со всего посёлка, среагировал: сказал, что зря я американцев показываю такими умными. В качестве подтверждения своей правоты, он рассказал историю о том, что один из его знакомых, инженер, ездил на практику в Америку. «Они там такие тупые! Наш инженер – он знает, как дом построить от фундамента, до крыши. А у них – представьте себе, инженер, скажем, по канализации. И больше он ни чего не знает! Это же курам на смех!» Мы получили квартиру в трёх этажном доме. Потолочные плиты перекрытия уложены так: одна выше, другая ниже. Кухонный гарнитур мы начали устанавливать, измучались. Стена кривая, «пузом» вперёд, и мебель, ровно, расставить просто невозможно. Она веером у стены становится, как пальцы у нового русского. Это наши «спецы» строили, универсалы. Жили мы на втором этаже, в трёхэтажном доме. Канализация, на той же кухне, постоянно забивалась. Крыша всю жизнь протекает, но зато мы, во всём, специалисты широкого профиля! А они, там, строят себе небоскребы, и о таких проблемах  понятия не имеют. Опять я на детали перешёл. Я вначале хотел только  сказать, что реакции, на мой опубликованный дневник, никакой не было, но у меня всё получилось, как в том объявлении на столбе: «Пропала собака, спаниель, три года, рыжая, сука, падла, ка-а-ак я ненавижу эту страну!».

12 февраля.

Перечитывая свои записи за последние дни, убеждаюсь всё больше и больше в Олиной правоте. Она меня предупреждала, что я, по своим рассуждениям, становлюсь в первую очередь критиком. И лишь потом уже –  верующим человеком. Что верующий человек во мне проявляется всё меньше и меньше. А одна женщина, из церкви, прочитав опубликованный дневник, вообще, была в шоке. Как верующий человек может использовать такие слова, такие выражения? А какой у меня тон? Какое настроение? Ужас! Библия учит молиться «за всех начальствующих». Оля всегда была против моего критицизма. Она считает, что у меня это, нечто, вроде болезни. Что верующего человека, в первую очередь, отличает его любовь к окружающим, или, по крайней мере, смирение. А из меня просто брызжет непримиримость, нетерпимость и неприятие. Что я такой же советский человек, как и те, которых я критикую. Весьма обидный комплимент.  Но были же люди, через которых Бог обличал и начальствующих и целые народы. Не беру на себя много; понимаю – это были пророки, люди, которых избрал Господь, и далёк от мысли, что  являюсь пророком, рупором Божьим. Но неужели обязательно кем-то быть, что бы чёрное назвать чёрным? Или в этом, лействительно, проявляется моя гордыня? Как рассмотреть все эти рычаги и пружинки, которые нами двигают? Неужели необходимо быть выделенным и назначенным для того, что бы видеть и, внутренне, не воспринимать ту  грязь, гнусность и безумие,  которое царит вокруг. Может  достаточно быть просто человеком порядочным и несогласным с происходящим? Может это и есть Божие избрание и исполнение воли Божией? Дай, Господи, мудрости не впадать в крайности, а понимать волю Твою и только её исполнять. Ибо нам присущи две крайности: пассивное возлежание на диване, на манер Илюши Обломова, в мечтах и грёзах; или – шашки наголо, пленных не брать, о последствиях не думать. Не об этом ли говорится в Библии: «Господи! Помилуй сына моего, он в новолуние беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду». Одержимый, водимый, бесами кидается из одной крайности –  из огня, в другую – в воду. Как мне, верующему, с советским менталитетом, не впадать, подобно нашему народу, из одной крайности в другую? Ибо такое состояние указывает на одержимость бесами.

14 февраля.

Зашёл в книжный магазин. Без необходимости я делаю это крайне редко. Посмотрел на то, что выставлено на полках, на прилавках. Почему-то в мой лексикон, в моё мышление, всё больше входит слово «жутко». Посмотрел я на выставленные книги, и мне жутко стало. В основном, это то, что называется «лёгкое чтиво»: детективчики, ужастики, приключения, любовные истории. Потом идёт магия: белая магия, чёрная магия, азбука магии, двухтомники магии. Для любого человека, на любой вкус, в любом количестве. Тут же заговоры, ворожба, гадания, астрология. Рекомендации знахарок, колдунов, целителей, экстрасенсов. Всё, что угодно. Но только года полтора, два назад, я видел в продаже, единственный раз, православную литературу. Серия брошюр «Исцеление через веру». Прочитал их с удовольствием. Больше мне ни чего подобного не попадалось. Да, есть торговые точки продажи православной литературы прямо в продуктовых магазинах. Но мне кажется, соотношение, скажем так, книг определённой тематики, именно в книжном магазине, лучше всего характеризует вкус читателей и уровень спроса. То есть, что пользуется спросом у покупателя, то и поступает в продажу. Это во времена социализма всё было наоборот. Сейчас предлагают то, что пользуется действительно повышенным спросом. Вот мне жутко и стало от этого. В государстве, которое истерическими воплями провозглашают православным, чуть ли не на 90 процентов, совершенно не пользуется спросом православная литература! Вот магия – да, колдовство, астрология, всевозможные целители – все полки заставлены, как будто это специализированные магазины. Вчера, по телевидению, показали председателя правительства Свердловской области товарища Воробьёва. На пионерском слёте, там все бывшие пионеры собрались: представители администрации, представители бизнеса, представители православной церкви, решался вопрос о повышении деторождаемости. Воробьёв, у него это хорошо получается, терпеливо и долго говорил о народе. Об условиях, в которых живёт этот народ. А в заключение произнёс что-то вроде: «Нам не нужно забывать, что на нас смотрят родители». Поняв, что фраза получилась незаконченной, он поспешно добавил: «И наши предки». Ну не может советский государственный служащий, даже перед церковнослужителями, построить предложение так, что бы в нём было упоминание о Боге. Язык не поворачивается у православного. Конечно, при желании в этом можно усмотреть некий прогресс: до этого у нас была только одна партия – КПСС. Теперь это, наверное, уже можно назвать узаконенной двухпартийной системой: партия «Единая Россия» и советская православная церковь. И это предполагает наличие выбора, альтернативы. Но правильный  выбор –  быть членом  двух этих партий, и тогда у вас будет всё путём. Жутко?

16 февраля.

Безысходность. Как-то, ещё в юношеском возрасте, я попытался понять содержание слова «тоска». Читал описание переживаний конкретного человека в тоске, но сам прочувствовать это, понять, я не смог. Человек, который рассказывал о таком состоянии, напоминал мне неудачника-фокусника: он пытается раздеться со связанными руками. Он проделывает массу всяческих телодвижений, извивается, как может. Но фокус не удаётся. Теперь я сам переживаю  безысходность. Как это понять? В Ветхом Завете есть книга  «Исход», там описывается выход еврейского народа из Египта. Исход – это выход. А безысходность? Это отсутствие выхода. Когда любой твой шаг ни к чему не приводит, когда выбранное тобой направление оказывается неверным, когда, то, что ты считал выходом, заканчивается тупиком. И пока ты шевелишься, пытаешься что-то сделать, тебе легче. Но как только ты садишься, что бы подумать о пути, который ты прошёл, вернее о твоём топтании на месте, когда ты начинаешь перебирать, искать новые варианты выхода, вот тут начинаешь чувствовать безысходность. Долги нас взяли за горло. Вернее директор птицефабрики, создав нам такую ситуацию, держит нас за горло. Садист – это человек, который получает удовольствие от чужой боли. Если уважаемый Николай Васильевич садист, то он сейчас получает удовольствие. Порой мне казалось, что через какой-то поступок можно было изменить сложившеюся ситуацию. Вначале думали, что, обратившись с документами в определённые инстанции, мы сразу всё изменим. Но, не видя результатов, мы решили, что лучше всё предать огласке. И тут результат – ноль. Тогда я решил, что бы привлечь внимание общественности к этой проблеме, объявить голодовку. Результат  на лицо. К сожалению, единственный – за три недели я похудел на 10 кг. И это всё. В безысходности прокручиваешь в голове все подряд варианты. Так вот, следующей мыслью у меня было – самосожжение. Перед домом Топоркова. Если человеку доставляет удовольствие чужая боль, почему бы для него не сделать приятное? Но сам  я человек верующий. А самоубийство считается одним из самых страшных грехов. Это значит, я не дал действовать Богу в моей жизни, не смог проявить терпение и доверие к Нему. Суицид – это действительно самый большой грех. Да и чего бы я добился? У меня уже есть большой опыт по части прогнозирования: меня сразу объявили бы душевнобольным. Если говорить откровенно, то повод, и не один, для этого есть. Я не курю, вообще, с детства. Так же и не пью. Это тяжело скрыть в нашей деревне. Верен своей половине. Второй, которая лучшая. И, подтверждение моей «ненормальности», я член  протестантской церкви. Этого достаточно, что бы мне поставить вполне  конкретный диагноз. Для большей убедительности, можно подкинуть нам домой наркотики, а потом найти их. Тогда общественности даётся право выбора: первое – у человека «крыша поехала», за ним и раньше это замечалось; второе – он был сектант, а у них принято в жертву кого-нибудь приносить, или саму  вешаться; последняя версия – наркоман, поэтому и не пил. И не курил. И жене не изменял. Потому что не мог. Что в церковь ходил, так она не «наша», родная православная. А в Америке даже «голубые» ходят в церковь. Народ это бы проглотил. Страшная, как это видно, штука – безысходность. Но делать приятное Николаю Васильевичу я не собираюсь. Для меня, теперь я понял это ясно и окончательно, безысходность – отсутствие Бога в душе человека. А мне это в ближайшие сто лет не грозит. Ну вот, теперь я, как тот неудачник-фокусник, проделал массу телодвижений, только для того, что бы объяснить себе смысл слова «безысходность».

17 февраля.

В Ливане, взорвалась на автостоянке машина, начинённая взрывчаткой. Во время взрыва погиб бывший премьер-министр этой страны. Во время взрыва автомашины, в другой стране, в Катаре, погиб Зелимхан Яндарбиев. На Украине, что-то нехорошее съел накануне выборов кандидат на пост президента Ющенко. Каким ядом его «траванули», не смогли определить даже за рубежом. Так же неустановленный был газ, которым «траванули» заложников в Норд-Осте. В Грузии, каким-то угарным газом, отравился премьер-министр этой страны. Какая-то напасть пошла по всему миру. Кстати, террористов, киллеров или профессиональных убийц, назвать их можно как угодно, приговорённых в Катаре к пожизненному заключению, в Москве встречали торжественно, как национальных героев. К приземлившемуся самолёту, который послали за ними в Катар спецрейсом(!), постелили красные ковровые дорожки. Чёрные легковые автомобили, букеты цветов – это мельком показали по ЦТ. Как невнятно пояснил диктор: «по достигнутой обоюдной договорённости», эти национальные герои, свой срок будут досиживать на Родине. Во сколько же обошлась Родине, и тем же самым пенсионерам, эта «обоюдная договорённость»? С другой стороны профессионалы – это не пенсионеры, и на них нельзя экономить! Кадры решают всё. Это ещё Сталин сказал. В памяти людей он остался, у большинства, как тиран; Хрущев – как кукурузник. Интересно, чем запомнится людям наш нынешний президент? Ловлю себя на мысли: в дневнике я освещаю две основные темы – ситуацию с Олей, и мой  взгляд на окружающий мир. Чем-то это напоминает человека, который от двух пирогов откусывает большие куски. Не подавиться бы! А то и знать не буду, за какой пирог пострадал. Хотя в бане, тем более горячей, я не моюсь, так что угарным газом не отравлюсь. Самоубийством жизнь кончать тоже не собираюсь; у нас, сейчас, пошла мода, в КПЗ,  вешаться. А вот от пьяного водителя-лихача ни кто не застрахован. Или от группы подростков, которые до смерти запинывают свои жертвы. Но я утверждаю себя на мысли: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; …ибо касающийся вас, касается зеницы ока Моего». Хочу надеяться, что Библия сильнее моего инстинкта самосохранения.

19 февраля.

Фраза: «Человек находится в бессознательном состоянии». Человек без сознания. Сознание. Что это за штука – сознание? В русском  языке порой нетрудно проследить, как образуется новые слова. Например, приставка  -со- обозначает ещё чьё-то присутствие, т.е. подразумевает наличие кого-то второго. Самый доступный пример: со-бутыльник – оставлю без комментарий. Со-трудник – сейчас говорят  «коллега». Со-ратник – можно сказать «однополчанин». Со-дружество – кампания, группа, объединенная дружбой, общими интересами. Со-глядатай – сейчас принято говорить «свидетель», человек, наблюдавший с кем-то произошедшее. А со-знание? Чьё это знание, с кем ты его имеешь, с кем ты его делишь? Кто он, этот второй? Для меня этот второй – Бог. Я только с Ним, через Него, имею набор определённых знаний, мудрость. Только Он, через Библию, даёт их каждому человеку. Библия говорит о Его законах, о Его заповедях. Если я с Ним, слушаюсь Его, если я знаю чего Он хочет, то я в со-знании. Сон разума порождает чудовищ. Великолепная фраза. Если человек живёт без Бога, тогда он находится в бессознательном состоянии. Без со-знания. Есть такое слово – сомнамбулизм. В переводе на русский, это ходящий во сне. По- простому – лунатик. Человек, который двигается, выполняет некоторые простые движения, но всё во сне. Разум, сознание, не присутствуют при этом.  Повторяю эту фразу: «Сон разума порождает чудовищ». Без Бога, в бессознательном состоянии, мы становимся чудовищами. Более того, своими действиями, поступками, а порой бездействием, мы порождаем вокруг себя чудовищ. Для примера, я возьму изначально что-то доброе, ласковое, что бы на контрасте, более резко, была видна наша  жизнь в бессознательном состоянии, без Бога. Комитет солдатских матерей. Матери, да ещё и солдатские. Даже комментировать не буду те мысли, тёплые чувства, которые испытывает любой, при этих словах.  А что делает комитет солдатских матерей?  Защищает своих собственных сыновей – солдат, защитников Родины. От кого? По большей мере от самих солдат. Бывает, что и от офицеров, от отцов-командиров. Абсурд? Нелепо? Какая-то ерунда? Так я же об этом и говорю! Здесь чудовищен не только сам факт  издевательства над новобранцами. Это нам так подают,  « лапшу» на уши вешают, что есть в армии «отморозки», мол, в семье не без урода, которые издеваются над «салагами». Конечно, плохо то, что  каждый, я подчёркиваю это – каждый новобранец, первые шесть месяцев, из последующих двух лет,  служит  «салагой». То есть, является существом, над которым командуют, управляют, издеваются все –  любой и каждый солдат, кто прослужил на полгода, на год, на полтора больше. По нарастающей. Но ведь каждый из этих солдат, которые издеваются над «салагами», имеют своих матерей! Это и есть чудовищно: одни матери, делают всё возможное, спасая детей… от других детей, которых воспитали такие же матери! Ведь между матерями нет различий. Парадокс? Для «салаг», которых сейчас защищает комитет солдатских матерей, через полтора года придет  время,  и они сами станут «дедами». Тогда уже от произвола новоявленных «дедов», комитет матерей, в очередной раз, будет защищать  очередных новобранцев. И так до бесконечности –  те  же матери, те же дети, те же, из года в год, проблемы.  Кроме того, в нашей армии-заступнице, отцы-командиры, продают своих подчинённых в рабство.  Всё это –  результат полученного воспитания, и  это, действительно, ужасно. Сон разума порождает чудовищ. Та же, наша милиция – о каких нам случайных «оборотнях» говорят? Ой, в КПЗ повешали, задушили задержанного. Ой, во весь  экран показали как милиционер, в офицерской форме, бьёт кулаком  в лицо женщину, с ребёнком на руках. Ой, родные менты, проводят «зачистки» уже и против нас. Дождались. В Чечне потренировались, теперь до нас дошёл черёд. Блюстители вы наши, стражи закона! Это не случайные « оборотни», это система, порожденная в кошмарном сне. Откуда такие люди взялись в нашем обществе? Так мы их воспитали! Именно они нужны нашему государству. Наши педагоги,  которые влачат сейчас нищенское существование, честно, изо всех сил, выполняли госзаказ. Что, милых деток, этому не учили? А кто учил? Родители, улица, общество? А где учились сами родители? Кто их учил? Улица и общество? А из кого состоит это общество, и чьи это  дети играют на улице,  дурно, при этом, влияя на наших детей? Я не хочу кого-то конкретно обличить, найти крайнего. Хочу только, что бы мы почувствовали свою причастность к происходящему, свою вину во всём этом. Что это мы, мы без Бога, и есть, чудовища. Воспитывающие подобных себе чудовищ, и порождающие их. Как, это интересно, мы, считающие себя в здравом уме и трезвой памяти, выбрали чекиста  президентом? И на что, при этом, рассчитывали? На построение демократического государства? А потом его же переизбрать на второй срок! Человека, который не предоставил ни какой предвыборной программы, который отказался от публичных дебатов с другими кандидатами! Какие теперь к нему претензии? Как-то хохол купил себе на базаре первые попавшие сапоги, а они ему оказались малы. Он натягивает сапог на ногу и приговаривает: «Бачили очи шо покупалы! А зараз нехай хоть повылазыють». Без Бога мы находимся в бессознательном состоянии – без со-знания. Если лунатик опасен  сам для себя, он рискует только собой и своим здоровьем, то мы опасны для всего мира. Это страшно,  когда монстр, занимающий одну шестую часть суши, находящийся в бессознательном состоянии, не только уничтожает сам себя, но пытается, в агонии, быть смертельной угрозой для всех. Если  наше общество, не придёт  в со-знание с Богом, не поймёт того, что оно оторвано от Бога, то в сражении при Армагеддоне, мы будем воевать на стороне дьявола. Как, впрочем, и всю свою прожитую жизнь.  К сожалению, этот аргумент весом и имеет значение только для верующих, которых  немного в нашей стране. Но может уже хватит порождать чудовищ? Пора проснуться и придти в сознание.

25 февраля.

Обидно. Два дня, без черновика, я набирал прямо на компьютере свои рассуждения, свой дневник. Вроде бы у меня получалось, я обрадовался. А то пока напишешь в тетрадке, потом перенесёшь в компьютер. Тут сразу: думаешь, набираешь, исправляешь. Как всегда, подвело стремление к совершенству. Всё закончил, прочитал на несколько раз. Успокоился. И вспомнил, что под столом, под ногами, постоянно мне мешали шнуры от компьютера. Аккуратно отключил их, распутал, разложил как надо, подсоединил. Включил – нет на экране моей писанины за последние два дня. Я, на этом компьютере, и так и так кнопки тыкал, он молчит. Тут, сразу, вспомнил, что он мне с самого начала не нравился. Появился у нас дома, как новый член семьи. Ему тут же стол купили, специальный. Стул, тоже специальный. Пусть даже не сразу, в течение года. Лучше за мной бы так ухаживали! Стоит в углу серьёзный, спокойный. Даже не поругаешься с ним. Сыновья, возле него, готовы всю ночь провести. А днём от них ни чего не допросишься, не дождёшься, пока не отоспятся. Похоже, компьютер мою неприязнь тоже уловил. И вот сейчас, по мере того, как я постигал на нём искусство печатанья, методом «тыка», мне он нравился всё больше и больше. Единственное, что хотелось ему сказать: «Будь проще, и люди к тебе потянутся». И вот, когда я ему полностью стал доверять.… В начале он просто «завис». Я тут же созвонился, проконсультировался, устранил и закончил печатать. Обрадовался, полез к проводам, а он мне, ящик крашенный, вот такое устроил! Жалко, что по нему, как по старому телевизору, стучать нельзя. Радостная новость: радио «Эхо Москвы» сообщило, что мы занимаем первое место по сердечно-сосудистым заболеваниям. Значит, сердце у советских людей есть. Более того: оно болит. Значит, всё-таки, что-то чувствует? Остаётся предполагать, что с головой, наверное, не в порядке. С другой стороны, именно на голову народ жалуется по понедельникам. По логике –  если голова болит, значит в ней, тоже, что-то есть. Выходит,  всё как у нормальных людей. В чём тогда разница? Почему у нас всё не так? Путин сегодня, перед встречей с Бушем, заявил, что у нас  путь к демократии свой, особенный. Демократия, получается, тогда тоже своя, особенная. И чего это Булгаков утверждал, что осетрина бывает только первой свежести? У нас, и второй бывает, и… и вообще, «они» нам не указ. Мы всегда идём своим путём, со своим Моисеем. Он нас выведет из этой пустыни. Жалко, что только тех, кто в живых останутся. Зато всё, как по Библии. Так может, это мы благословенный Богом народ, а не евреи? А своему компьютеру я отомстил. На задней крышке, что бы дети не увидели, я гвоздиком слово из пяти букв нацарапал. На  «-П-» начинается. Ни кому не догадаться –  «Путин»!

26 февраля.

Как можно показать, как можно раскрыть душу, что бы стала понятна   боль, бессилие, негодование, которые точат её изнутри? Для этого нужно иметь талант, и умных, понимающих читателей. У меня отсутствует первое, поэтому я не могу рассчитывать на второе. Но так хочется выплеснуть на бумагу, донести до людей свои  переживания. Напрашивается вопрос: а зачем? Что бы самому испытать облегчение? Что бы заручиться чьей-то поддержкой, пониманием? Что бы высказать свой протест? Что бы что-то, или кого-то изменить? Изменить. Я не в состоянии изменить или повлиять на ситуацию, в которую попала моя жена. Не в состоянии изменить или повлиять на сознание советских людей. Я, вообще, ни чего не в силах сделать. Поэтому, наверное,  и пишу. Что бы хоть что-то  делать. Это есть мой протест. Надеюсь, что найдутся люди, которые меня понимают, соглашаются со мной. Хотя бы частично. Хотя бы временами. Оля просит, иногда очень настойчиво, не касаться политики, тем более, его высочества, господина Путина. Этот страх сидит в нас, а сейчас он всё более и более укрепляется. Почему? Библия говорит: «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше». Не нужно ни кому объяснять, что любви в нашем обществе нет, как нет Бога. «Бог есть любовь». У нас нет веры. Веры в Бога. Основополагающей веры. И, в частности, нет веры нашему правительству, нашему руководству. Нет надежды на то, что у нас, при таком положении, что-то изменится. Зато есть страх. Страх, безнадёжность, безверие. Это три составляющих нашей жизни, взамен этих трёх, библейских: вера, надежда, любовь. Опять почему? Когда большевики пришли к власти, они создали специальную службу – карающий меч, как это нам подавалось. Руководящий состав этих спецслужб, были марионетками в руках у, действительно, власть имущих. Поскольку наше государство, являлось государством террора и насилия, понятно, что влияние спецслужб, их мощь, постоянно наращивались. В какой-то момент произошла замена: марионетки настолько усилились, что сами стали кукловодами, сами стали делать погоду. Поэтому, у нас так ненавязчиво, отодвинули в сторонку всемогущую, но скомпроментирующую, изжившую себя КПСС. Перестройка. Мы облегченно вздохнули и начали новую жизнь. Но по тем же, как оказалось, старым законам. Цирк уехал, а кукловоды остались. Что изменилось? Не так уж много: вывески, лозунги, разная мелочёвка. А суть осталась та же: террор, насилие. Беззаконие для одних,  бесправие для других. Всё это порождает страх, безверие. Прости меня, Оленька, что я не слушаюсь тебя.  Внешне я соглашаюсь с тобой, киваю головой, обещаю, что больше не буду об этом писать. Знаю, что я могу об этом сильно пожалеть. Пусть тебя успокаивает мысль, что это единственное расхождение между нами. Что это единственный момент, когда я тебя обманываю. Да и то против своей воли. Хочется высказаться, и не хочется чувствовать себя безмолвной скотиной, «совком».

27 февраля.

Со мной стали здороваться на улице гораздо больше людей. Практически, у меня совсем нет памяти на лица. Это доставляет массу неудобств. Хоть вешай плакат на шею: «Простите, я вас не узнал!» Люди среагировали на меня, когда я только приехал в посёлок, просто: я не здороваюсь, они тоже не здороваются. Меня задевало отсутствие реакции на публикацию,  в местной газете, моего дневника. По-видимому, вот эта подчёркнутая доброжелательность людей, которые раньше со мной не здоровались,  и есть  реакция на мой дневник. Вчера, по телевизору, увидел местного министра  сельского хозяйства товарища Чемезова. Эту фамилию я запомнил с Олиных слов.  Он рассказывал об очередных, предпринятых им, мерах по стимуляции сельского хозяйства. Слушая его, поймал себя на мысли, что в голове у меня почему-то крутится образ грязной, немытой кастрюли. Посуды, в раковине, грязной у нас ни когда не бывает. Но ощущение чего-то не мытого, скользкого, не покидало меня. Не выдержал, поднялся, сходил на кухню. В раковине пусто, ни чего нет. Пока я бегал, разбирался в своих ощущениях, передача закончилась. При чём здесь кастрюля? Плохо, что я не умею сосредотачиваться на чём-то одном. Вот сейчас снова думаю о кухаркиных детях, дорвавшихся до власти. Тупых, но самодовольных. Людей без совести, без чести. Всю жизнь голодных, злобных, мстительных. Поразительная вещь, может, это ещё кто-нибудь заметил: когда американец жуёт жевательную резинку – впечатление уверенности, силы. Когда у нас жуют эту резинку – впечатление жующей коровы, жвачного животного. Если американец ложит ноги на журнальный столик – признак раскованности, свободы. Если у нас такое произойдёт – это безкультурие, свинство. Как-то у нас продавали куртки американских летчиков: короткие, но лёгкие, тёплые. У них полицейские в чём-то похожем ходят. От этого у них такой спортивный вид. На наших людях эти куртки, через полмесяца, выглядят как фуфайки на «зеках». Я не боюсь, мне всё равно, что меня обвинят в проамериканских настроениях. Но, всё-таки, есть какие-то незримые нюансы, которые нас отличают от них, даже в одинаковых ситуациях. Председатель ООН, Хавьер Солана, да простит он меня, если я что-то напутал, вышел на трибуну с трехдневной щетиной. У нас бы, это напоминало бомжа, он же выглядел при этом элегантно. «Может ли кто взять огонь в пазуху,  что бы не прогорело платье его?» - вопрошает Соломон в своих притчах. В какие бы одежды мы не рядились, какие посты не занимали, всё равно, наша сущность кухаркиных детей, вылазит наружу. Но при чём здесь грязная кастрюля? Далась же она мне!

1 марта.

Вчера рухнула наша последняя надежда. Мы везде и всюду должники. Когда Оля работала, возврат кредитов в банк мы делали не напрягаясь. Как только директор птицефабрики уволил по статье, всё изменилось. Что бы рассчитаться с долгами, хотели продать Олежкину квартиру. Директор не отдал нам на неё документы. В какой-то момент мы решили, что у нас появился шанс. Нашлись добрые люди, которые хотели нам помочь и провести сбор пожертвований в русскоязычных церквях в Америке. Мы жили надеждой на это. Но… ни чего не вышло. Не то что бы совсем не вышло. Вчера был звонок. Набрали определённую сумму. По нашим меркам, я имею ввиду средний заработок в посёлке, весьма значительную. Но наших проблем, это ни как не решает. Сейчас я понимаю, что чувствовали люди в Америке, во времена «великой депрессии». Те, кто разорился, выбрасывались в окна. Теперь нам остаётся продать наш дом, для погашения долгов. Семья без денег, без работы, без жилья. Да, Топорков, ты своего добился. Втоптал нас в грязь и вытер ноги. Зачем-то Бог допускает это. Сейчас я лучше понимаю Иова: «Господи, почему?» Страшно то, что временами я его, директора, ненавижу. Для меня самое дорогое в жизни – это семья. Первый брак получился неудачным. Что бы содержать две семьи, я работал в двух местах, иногда в трёх. И на полные ставки. Сколько лет без отпуска и без больничных. Олег как-то удивлённо сказал: «Папа, ты не курил, не пил. Ты должен быть здоровым». Там моё здоровье осталось. Но Оля смогла выучиться. И вот нашёлся человек, которому мы помешали. И он растоптал наше настоящее и будущее. Хотя чему удивляться? У нас в посёлке уже несколько таксистов убили, за небольшую сумму денег. Сколько у них при себе могло быть наличных? А здесь счёт всё-таки на миллионы рублей. Большой человек на мелочи размениваться не будет. В своё время Оля столько молилась за него  и за его семью. Какой же ответ на её молитвы? Библия говорит, что нельзя служить двум господам. Человек должен сам определиться. В какой-то момент перед директором встал выбор: Бог или деньги – мамона? Хотя, может не всё так однозначно? Наверное, он, как настоящий советский православный, сумел совместить то и другое. Бог знает. А сам-то я? Считаю себя верующим человеком. Стараюсь исполнять и проповедовать заповедь: «Возлюби своего ближнего». Но иногда…иногда я представляю пред собой Топоркова и вспоминаю, что у меня только инсульт и артроз. Но руки-то здоровые! Это для Павки Корчагина самое дорогое – жизнь, а для меня семья. И только то, что я верю в Бога, удерживает меня от опрометчивых действий. «Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам».

3 марта.

Головные боли. Уже около месяца. Стараюсь ни кому не говорить. Но, кажется, всё хуже и хуже. Головокружение и боль в висках. Виски болят как после сильного ушиба. Больно притрагиваться пальцами. Ночью подняться с койки – целая проблема: шум в ушах, головокружение. Вчера, родители погибших в Чечне омоновцев, пытались пройти на Красную площадь. Что бы там, у Вечного огня, побросать награды своих сыновей. Но их  не пустила милиция. Действительно, чего им нужно? Чего с ними нянчиться? Детей своих Родине они отдали, а сами, теперь, они кому, на фиг, нужны? Что они, этой Родине, ещё дать могут? Ни чего удивительного, нового в этом нет. Здесь можно только задуматься о действиях  родителей погибших омоновцев. Какая у них была цель? Уже два часа пишу эти несколько строк. Болит голова. Цитрамон не помогает. Владимир Высотский говорил об обнажённом нерве. Попробуй кто-нибудь сунуть порезанный палец в тёплую воду. Боль, как от кипятка. Минуя защитный слой кожи, вода воздействует сразу на нерв. У меня ощущение: как-будто с меня сняли кожу. Не ту внешнюю, от чего человек выглядит безобразным куском мяса. Внешне я выгляжу нормально. Но где бы, в каком месте, ко мне не прикоснулись, кто бы это ни сделал, я ощущаю боль. Бог сотворил человека по образу своему и подобию. Но сейчас, разницу я ощущаю в том, что Бог живёт вне всякого времени. А я живу в этом времени: в каждой секунде, в каждой минуте,  наполненной болью от несправедливости, от чувства собственного бессилия, от невозможности что-то изменить. Но «верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил». И я благодарен Ему за дарованную надежду в этих словах. Итак, снова о родителях омоновцев, об их позиции в этой истории. Приехать в Москву, на Красную площадь, что бы у Вечного огня бросить награды своих погибших сыновей. Мы всегда были и остаёмся идолопоклонниками. Для многих из нас важен только обряд, ритуал, или внешнее проявление, совершение какого-либо действа. Поэтому нас устраивает форма советского православия: придти в церковь, поставить свечку на Рождество или на Пасху. На этом всё – выполнен некий обряд, некое действие. Ни что не ново на земле. Ещё пророк Исаия передал, а Иисус повторил слова Господа: «Люди сии чтут Меня устами, сердца же их далеко отстоят от Меня. Вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное». То есть, главное – в положении сердца человека. В его наполнении Господом, и в исполнении заповеди Божией. Это есть две необходимые, основные вещи для верующего человека. Два главных условия. А если этого нет? Тогда остаётся человеку создавать видимость внутреннего содержания, через демонстрацию исполнения каких-то обрядов. Для меня, попытка родителей, бросить награды погибших сыновей на Красную площадь, есть демонстрация, желание совершить некий обряд. Нет, я не сомневаюсь в искренности горя людей, потерявших своих сыновей. Но ими двигало желание произвести впечатление, создать видимость протеста. Если создавалась только внешняя видимость, тогда что же на самом деле отсутствовало внутри, в сердце? Судя по поведению, эти люди не задумывались какому государству служили их дети, каким оказалось правительство, которое послало их  на смерть, какие цели при этом преследовались. А без понимания, осознания всего этого, в сердцах протестующих родителей не было сожаления, раскаянья. Не было стыда за то, где, и с какими задачами оказались их дети. Если б родители пережили сожаление, раскаянье, стыд, то они утопили бы эти награды в огороде, в уборной. Это было бы действительно покаяние. Тогда, по крайней мере, им не пришлось бы возвращаться с Красной площади, брякая в карманах медалями, с чувством горечи от не исполненного желания. В очередной раз, показав свою полную зависимость от властей, своё бессилие, свою ненужность. Обряд, ритуал оказался не выполненным, поставленная цель –  недостигнутой.

8 марта

Оля позавчера приехала с Екатеринбурга, а вчера снова уехала назад. Почти месяц она живет у Олега со Светой. Там они снимают квартиру. Оля пытается сама «раскрутить» магазин, который мы арендуем. Приезжает, и то не всегда, на выходные. Самое главное то, что она, похоже, нашла себя в работе. Она была всегда такой – работа для неё и лекарство и допинг. Мы с Надюшкой снова одни. Зато на выходные они приезжают к нам, с Надюшкой, всем колхозом: Оля, Олег со Светой, с детишками, с Настей и Таней. Плюс Андрей, который учится там, же в Екатеринбурге, и живёт с ними на квартире. При таком режиме мне нетрудно скрывать мои головные боли: наглотаюсь таблеток, и делаю вид, что это моё нормальное состояние. Неразрешимая проблема для нас по-прежнему – деньги. Успокаиваю себя мыслью, что я живу в России, что эта проблема, в той или иной степени, у всех. Показали  по телеканалу «Культура» встречу с артистом Збруевым. Неожиданно для меня, он оказался таким умницей! Я помню-то его в роли Ганжи, в фильме «Большая перемена». А тут, на вопрос: «Что вы думаете о нашей интеллигенции?», он ответил: «По-моему, мы её не сохранили». Мог бы причислить себя к интеллигенции, и рассказать, как ей, интеллигенции, плохо живётся. Мог бы рассказать, как существующий строй и чекисты, уничтожали и высылали, даже просто думающих, людей. А он не стал стучать в грудь себе, что он интеллигент, не стал кого-то обвинять в уничтожении интеллигенции. «Мы не сохранили». Это самый правильный и искренний вывод – интеллигенции нет, и мы, каждый из нас, в этом повинны. Как? Даже тем, что жили в этом государстве, работали на него. Глотали то, что в нас впихивали. Читали статьи-передовицы, где осуждались и Солженицын, и Сахаров, и те немногие люди, которые не стали  быдлом, всё одобряющим и строящими, своими руками, светлое будущее. Все мы повинны. За тем небольшим исключением, которых выявляло и изолировало ЧеКа, НКВД, КГБ, ФСБ – карающий меч, советское гестапо. В последних новостях передали, что убит Масхадов. Долго за ним охотились, но карающий меч настиг его сразу же, как только он объявил одностороннее перемирие. Взял и прекратил военные действия против российских солдат. Похоже, что мир в Чечне весьма нежелательная вещь. Например: после того как мы проиграли первую войну в Чечне и заключили Хасовьюртовское соглашение, происходит нечто непонятное. Вместо того, что бы радоваться отвоеванному миру, зализывать раны, восстанавливать разрушенные нами города, чеченцы взрывают в России несколько многоэтажек. Но они  такого не позволяли себе даже во время военных действий! А тут вдруг…. Березовский, тот прямо заявил, что это сделали наши спецслужбы, выполняя приказ. Только верить ему нельзя. Потому, что он, во-первых – еврей; во-вторых – олигарх. А в России и тех, и других ненавидят. Когда, по-моему, в Южной Америке, террористы захватили японское посольство, местные власти выжидали несколько месяцев, прежде  чем начать штурм. Когда у нас захватили «Норд-Ост», мы их на третий день «траванули» газом, как тараканов. И ваших, и наших. Потому, что по Москве уже пошли демонстрации с плакатами «Мир Чечне!», «Прекратить войну!». Надо было, как можно скорее, прекратить это безобразие. Прекратили. А то, что наши при этом пострадали…. Карающий меч, он же обоюдоострый. Вашим достаётся, и нашим. По-моему, именно эту мысль пытаются вбить всем в голову. Но, заложники, для террористов, только тогда представляют интерес, когда сами заложники являются безусловной ценностью для государства, для общества. Тогда они служат гарантией и щитом для террористов. А если это не так? А если при освобождении заложников, их, несчастных, погибает  больше, чем от рук террористов? К какому выводу должны придти террористы? Они, рано или поздно, должны понять, что брать заложников нет смысла. Потому, что в нашем государстве жизнь человека ни чего не стоит. Это не нуждается в доказательствах: достаточно включить телевизор или развернуть газету. Не дай Бог, я прав! Тогда мы изобрели новый способ борьбы с захватом заложников – мочи тех и других, направо и налево. В конце концов, террористам это надоест. Кто из них захочет рисковать, если заранее известно, что операция по освобождению  заложников закончится общей «мочиловкой»? Кстати, Горбачев вошёл в историю двумя словами: «перестройка и гласность». Путина тоже будут вспоминать по двум словам: «мочить в сортире». Меня очень удивляет одна вещь: когда коммунисты были у власти, у них на учёте были все копировально-множительные аппараты, любая печатная машинка. Что бы ни кто не печатал листовки, нежелательную литературу – «самиздат». Что б народ правды не знал, и прочитать о ней ни где не смог. Сейчас, печатай и копируй, сколько хочешь.  Ну и что? Кому это нужно? Какой результат? Ни кому это не нужно. Нет никакого результата. Неужели коммунисты ошибались, или чрезмерно перестраховывались? Но есть ещё вариант: за годы Советской власти народ совсем отупел. Как говорил Мичурин: «Селекция». Правящая власть, используя репрессивные методы, свой карающий меч, выбивала оставшиеся мозги у своего народа. Тогда это о нас пророчество Нострадамуса:

Народ рабов,

петь и просить готовых.

Вельможной ратью

В тюрьмы запертых,

В грядущем – идиотов безголовых.

Внимающих, как Божьей, речи их.

 

13 марта.

Совершенно неожиданно и очень приятно. Человек, из нашей церкви, уехал в Германию со всей семьёй. Я ему отсылал туда свои статьи и дневник. А он, я ему очень был благодарен, проявил инициативу и создал сайт в Интертенте, где разместил мой дневник и статьи. А позавчера вечером приносят нам деньги. Доллары. «Олег прислал из Германии, просил вам передать». 650 долларов. Они в Германии всего год. Живут на одно только пособие, без работы. Как они могли эти деньги выкроить из своего бюджета? Олег! Пусть тебя Бог благословит! Я ни когда этого не забуду! Я верю в справедливость нашего Бога, и знаю, что каждое доброе дело Им отмечено на небесах.

14 марта.

Как я устал, Господи! Нет, конечно, мы живём не хуже всех.  Вкруг нас полно людей, которые живут более бедно, чем мы. И им гораздо хуже по ещё одной причине: они так и не поняли, где они живут, они  были счастливы работать на это государство. Они ожидали от государства взаимной любви и ответной благодарности. А сейчас, лётчики, которые бомбили Афган и Чечню, канючат положенные им добавки к пенсии.           Чернобыльские «ликвидаторы» объявляют голодовки, требуя погашения задолжности. И без того, ограбленные пенсионеры, протестуют против монетизации. Преподаватели, учителя, которые учили и наших депутатов, и нашему президенту дали образование, недоумевают – как можно платить жалкие гроши тем, кто сеет разумное доброе, вечное. Теперь, когда пришло время пожинать посеянное, люди в шоке. Хотя в Библии сказано: «Слепые – вожди слепых; а если слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму». Как тот Чебурашка, в мультфильме: «Строили мы, строили, и, наконец, построили». В отличие от этих людей, я давно и безболезненно расстался с розовыми очками. Я знаю, где живу, и кто находится у власти на всех уровнях; в этом моё маленькое преимущество перед остальными. Проблема для меня в том, что до конфликта с Топорковым, мы считались, и не без оснований, одной из состоятельных семей в посёлке. А сейчас, с Надюшкой, мы экономим на всём. Но сегодня у меня нет денег  даже на то, что бы дать объявление в газету о продаже нашего дома. Получилось так: Оля, уезжая в Екатеринбург, спросила: «А деньги у тебя есть?». Я, быстро вспомнил, что из продуктов у нас есть, и кивнул головой: «Да». Она уехала, а я вспомнил, что мне нужно отдать ещё долг. Долг я отдал. А в церкви, на служении, почему-то решил, что деньги на пожертвование я отложил отдельно. Я их отдал, но дома оказалось, что это были все мои деньги. Сейчас мы без копейки. Вытряхнул обе копилки, там оказалось сорок рублей. За объявление нужно 120 рублей. Придется где-то занимать. Начал записывать за Надюшкой, то, что она говорит. В начале я пытался запоминать, что бы рассказать Оле. Но из этого ни чего не вышло. Сейчас всё записываю на ходу, на клочках бумаги. Пришла племянница, подровнять Надюшке чёлку. Я наблюдаю за этим, отмечая для себя, что Надюшка ещё больше выросла. И вслух говорю: «Надюшка, я наверное, тебя замуж выдам». Она поднимает глаза, потому что голова опущена, чёлку ровняют, и отвечает: «Давай, папа, дождёмся маму. Ей идеи  всегда лучше приходят». Она никогда не говорит  слово: «Нет». Свой отказ она обязательно чем-нибудь мотивирует, не желая ни кого обижать. Такой, вот, маленький дипломат. У неё длинные волосы, и у меня утром уходит довольно много времени на её косы. Она успевает в это время чай попить. А тут, я её заплетаю, а она сидит, и чай не пьёт. Я делаю ей замечание: «Надя, ты же чай просила». – «Да, папа. Но у меня ещё животик не проснулся». Вот ещё, тоже из утренней серии: желая её, сонную, взбодрить, причёсывая, я говорю: «Надя! Не дремли». – «Папа, а если я такая дремучая?» Идём с ней, поздно вечером, после музыкальной школы. Глядя на звёздное небо, она спрашивает: «Папа, а ты знаешь, почему лунатики только при  луне ходят?» - «Почему?» - «Потому, что если б они ходили при месяце, то они бы были месячники!» Прав был Екклесиаст: «Иди, ешь с веселием хлеб твой, и пей в радости сердца вино твоё, когда Бог благоволит к делам твоим. Наслаждайся жизнию с женою, которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем». Всё остальное – суета. Обидно, только что, у меня украли  мысль. По радиостанции «Эхо Москвы» передали, что подозреваемых в убийстве Димы Холодова оправдали. Я сразу вспомнил участь корреспондента Гиоргадзе, на Украине. Там тоже долго  не могли найти убийц. Пока не произошли всем известные события. Сразу выяснилось, что это работа силовых ведомств – «чёрных полковников». Так вот, ведущий программы «Эхо Москвы» задаёт вопрос: «Неужели у нас должны произойти  такие же события, как на Украине, что бы найти убийц?» Вот я и обижаюсь: украли у меня мою мысль. Обидно. Это называется – плагиат. А ведущий молодец! Не у каждого хватило бы смелости, высказать такую мысль вслух, да ещё перед миллионной аудиторией. Храни, Господи, таких людей.

15 марта.

Похоже, что я недооценивал деятельность наших спецслужб. Для меня их образ сложился окончательно на примере двух неудачников, которые взорвали автомобиль в Катаре с Зелимханом Яндорбиевым. Но, кажется, предполагая их тупость, я выдавал, подсознательно, желаемое за действительное. Вспыхивают, один за другим, скандалы в зарубежных банках. Оказывается ЮКОС «отмывал» там деньги. Хороший ход. Даже когда выяснится, что это полная чушь, или, в лучшем случае, из мухи сделали слона, в голове обывателя застрянет факт – Ходорковский все-таки редиска. Зря у нас не сажают, а если зря арестовали, то выпустят. А если не выпускают, то, точно, что-то есть. Теперь этому ещё одно подтверждение – деньги за рубежом отмывает. Кто-то сравнил Олю и Ходорковского, мол, она тоже пострадала за свою порядочность. Но разница в том, что мы не можем ни как привлечь внимание властей к имеющимся проблемам на птицефабрике. А Ходорковскому, наоборот, оказано чрезмерное внимание. Боюсь, что прав Некрасов: «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь». Когда Оля, в самом начале, собиралась отстаивать интересы производства, Олег, старший сын, сказал: «Мама! Что ты делаешь? Ведь это система, это не частный случай». Но даже отрицательная система должна быть целесообразна. Т.е., она должна жить, существовать, всё-таки соблюдая какие-то законы. Иначе она рухнет, развалится. Вот Оля и хотела, что б хоть самые элементарные законы были соблюдены. А больше всего она надеялась на Бога. Но Библия предупреждает об огненных искушениях, об очень сильных испытаниях, которые могут выпасть на долю верующего человека. Похоже, что это искушение выпало на нашу семью. А система… она, в самом деле, рушится. Она сгнила, не оправдала себя,  а её всё-таки пытаются реанимировать. Этим, продлевая её агонию. Агонию самой системы и мучения людей, имеющих счастье проживать в данное время. Я не верю в магические заклинания, в колдовские заклятия. Но изо всех сил сдерживаю себя, что бы не выкрикнуть  этому государству: «Будьте вы прокляты!» Потому что Библия предостерегает против этого. Более того, она учит, что зло – это не конкретные люди, «плоть и кровь», а духовные силы, которые овладели этими людьми, «духи злобы поднебесной». Проклятий, в стране развитого социализма, и так хватает. Их столько – сколько загубленных и искалеченных судеб и душ в России. Миллионы и миллионы. Как ей подниматься с таким грузом? Так  хоть я сдержусь, пусть даже истощив своё терпение и потеряв надежду, но не буду увеличивать количество произнесённых проклятий.

17 марта.

Вчера Оля приезжала из Екатеринбурга в Асбест на суд с Топорковым. Это её второй визит. Но он оказался бесполезным. Судья развела руками – председатель суда, без объяснений, забрал у неё все документы. Поэтому ни какого заседания не было. К тому же, представители от птицефабрики не явились. Советское правосудие в действии. Да, такой суд может длиться и год, и два, и три. Объясните мне, прочему я должен любить эту страну, эту власть, эту систему? Лет пять назад, я услышал по телевидению, что если создадут фильм, прославляющий милицию, вызывающий симпатию у зрителей, то его отметят достойным призом, премией. Я тогда поразился: неужели это реально? После того, как была разрушена стена молчания вокруг нашей милиции, которая есть, плоть от плоти, мы сами; после этого испытать к ней симпатию? Нет уж, извините! А тут, на тебе, про «ментов»! «Улица разбитых фонарей» - целый сериал! Дальше – больше. В брежневские времена, на голодный желудок, включали телевизор и узнавали, каких грандиозных успехов мы достигли в выполнении продовольственной программы. Сейчас, в нашем демократическом обществе, тоже самое: включай телевизор и наслаждайся общением с симпатичными, заинтересованными милиционерами. Что, вам надо честного прокурора? Это по другому каналу! Адвокат? Без проблем! Омоновцы, спецназовцы, спецслужбы? Пожалуйста, они на службе по защите вас самих и ваших интересов. Как при Хрущёве, везде и всюду, рекламировали кукурузу, так и сейчас мы видим, везде и всюду, лица наших защитников в штатском  и в форме. Как это трогательно! А вот  президент Путин, гарант конституции, в пургу, через снежные заносы, гонит новую «Волгу», последнего выпуска, сам за рулём, на деревню бабушке. Ей, недавно, в очередной раз, добавили пенсию. Сейчас провели «монетизацию», т.е., льготы заменили монетами. Теперь, президент пригнал ещё и «Волгу»! Разве это не трогательно? Стыдно признаваться в собственной безграмотности, но мне, для того, что бы правильно написать слово «президент», пришлось обращаться к Советскому Энциклопедическому Словарю. А там, чуть выше слова «президент», стоит слово «презерватив». Оказывается, между ними разница совсем небольшая! Я имею в виду начало слова, два первых слога. Во втором  слоге,  слова «президент» –  пишется «и», а в слове «презерватив», во втором слоге –  буква «е».  Составителей этого словаря я бы предостерёг: в размещении этих слов по соседству, при желании, можно усмотреть покушение на честь и достоинство президента. Мальчишка на уроке, из трубочки, жеваной бумагой стрельнул в портрет Сталина. Портрет так и остался висеть. А о судьбе мальчика остаётся только догадываться. Я считаю, что необходимо, в этом словаре, увеличить дистанцию между словами «президент», и «презерватив». Потому, что ни чего общего у презерватива с президентом  нет. Кроме первых букв. А Олин суд…. Гарант конституции, президент, гарантирует, что суд будет. Скорый и справедливый. В этом и есть его отличие. Президента, я имею в виду. От… от тех, скажем так, которые не гаранты. Хотя, с другой стороны, презерватив, как раз, даёт гарантию. Почти 100 %. Тоже, получается, гарант. Да-а-а, уж. Тут есть над чем задуматься.

19 марта.

Вчера ездили в Екатеринбург, на конференцию по правам человека. С разных церквей было человек сорок. Оказалось, что ни кто из нас не видел, а тем более не читал Конституцию России. Преподаватель искренне считает, что поэтому мы так и живём: не знаем ничего, и знать не хотим. И нас использует, кто хочет, и как хочет. Для меня это спорный вопрос. Всё было бы просто, если б причина всех наших несчастий заключалась только в этом.  В истории нашего государства уже был такой период, когда интеллигенция пошла в народ, в надежде что-нибудь изменить, дав народу знания. А что могут знания? Вот я знаю о злоупотреблениях на птицефабрике. Ну и что дальше? Мне что, необходимо знать Уголовный кодекс наизусть, и каждый вечер читать Конституцию России, что бы соответствующие органы обратили внимание на Топоркова? Ему вручают грамоты, медали, показывают по телевиденью. Его назначили быть «хорошим». Достиг человек определённого уровня. Бывает, что назначают человека «стрелочником», «козлом отпущения». А этот, сумел понравиться, заинтересовать чем-то, стал своим. А своих «сдают» в исключительных случаях. Это система, её не победить только знанием закона. Выход в том, что закон должен быть обязательным к исполнению для всех. Но тогда это будет другая система, и с ней нужно будет сотрудничать, а не бороться против неё. Заговорили на конференции о достоинстве. Что это такое? Я оказался прав: этого не знал ни кто. Тут даже нельзя сказать, что мнения людей разделились. Разделились – это когда часть людей говорят одно, а вторая половина другое. Здесь же каждый нёс что-то своё. Мне повезло больше – я задумывался над этим раньше. Когда подошла моя очередь, я сказал, что достоинство человека – это обоснованное уважение к самому себе. Т.е. ценность человека в собственных глазах. А так же, утверждённая законом и соблюдаемая государством, ценность любого и каждого человека. Совокупность этих двух ценностей и есть достоинство человека. По-моему меня не услышали. Каждый упивался своим определением достоинства. Так же, как и я, сейчас, своим. Десять миллионов долларов, якобы, выплатили наши спецслужбы за информацию о Масхадове. Мысль, которую нам пытаются внушить: чеченцы способны на предательство. Не думаю так. Не на столько они похожи на русских. Вторая мысль, рассчитанная на подонков: «Мы заплатим, а вы – «сдавайте», «стучите». Вдруг, у кого-то появится желание? Что бы наши выплатили такие деньги – ни когда в это не поверю! Сейчас, наверное, не каждый вспомнит о скандале, связанном с погибшей подводной лодкой «Курск». Жена, погибшего капитана, поведала миру, что средства, деньги, предназначенные в помощь вдовам моряков, были попросту разворованы властями. Вот это по-нашему. А что бы нашёлся предатель у чеченцев…. Враги-чеченцы у Масхадова были. Но, что бы среди его окружения нашёлся человек, способный предать, в это я не поверю. И в то, что  наши выполнили данное слово, тоже не поверю. Поверю, что деньги, для вдов погибших матросов, разворованы. Поверю, что президент даже не прервал свой отпуск,  когда эти матросы задыхались в затонувшей подлодке. Поверю, что его не было возле школы, в которой было захвачено почти полторы тысячи заложников, большинство из которых были дети. В это я верю. Не верю, что простым знанием закона можно изменить систему, которую с семнадцатого года создавали чекисты. Здесь нужно менять сознание у людей. А это  работа на несколько поколений.

22 марта.

Я понял, что начал бояться писать. Не ответственности за свою писанину, не преследований за свои взгляды. Этот страх живёт во мне автономно, сам по себе. Тут другое. Я стал бояться вспоминать пережитые события, думать о прошедшем  дне, потому что это заставляет всё заново «прокручивать» в голове, анализировать. А малейший анализ показывает, что дела наши всё хуже и хуже. Для меня становится выходом не думать об этом. Не писать. Но петля на шее затягивается всё туже, и мне уже больно совершать резкие движения головой. Или думать об этом. Просто болит голова. Оля в очередной раз приехала с Екатеринбурга на суд. Вчера утром позвонили мне и, не представившись, заявили, что Оля должна явиться в суд, в 9-30. Сказали, что её дело передали другому судье. На мой вопрос: « А чем это вызвано?» – в ответ прозвучала фраза, не несущая ни какой информации, но имевшая цель поставить меня на место. Оля сегодня явилась в суд, но… опять ничего не было. Она позвонила мне прямо оттуда и сказала, что всё перенесли на завтра. Отправили по Интернету письмо Шендеровичу, с предложением прочитать на моём сайте дневник. Я надеюсь, что он не председатель правительства Свердловской области, и ответит мне. Хотя Киселев мне тоже не ответил. Я  к нему обращался. Так всё-таки, мы на самом деле идиоты? Или нас, изо всех сил, опускают до этого уровня? Или, то и другое имеет место? Диктор, звонким, весенним голосом, поведала нам, что американцы, ну тупые, ну тупые, потратили миллионы долларов!!! На что бы вы думали?  На разработку шариковой ручки космонавтам, что бы в условиях невесомости делать записи. А наши космонавты, простые советские парни –  карандашиком, карандашиком! Хорошо, когда голова есть на плечах! Дело в том, что эту историю я прочитал в одном из журналов, пять лет назад, в рубрике «Анекдоты». Нам же, это подают как достоверный факт, имеющий место в действительности. «И сказал я: горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами». Нет, это уже не диктор радио. Это пророк Исайя. Два дня назад показали по каналу НТВ сюжет о детском доме. Там над детьми издевались, воспитатели их насиловали. Десять детских трупов были похоронены на задворках, как неучтенные отходы производства. Кто-то удивлён? Но не я. У нас в посёлке, в одном из детских учреждений, несовершеннолетних подростков используют для любовных утех взрослые дяди. Об этом хотел рассказать редактор местной газеты Эдик Маркевич. Его убили выстрелом в спину. Из обреза. Почти сразу задержали подозреваемого. Но улик оказалось не достаточно. Следователи начали меняться один за другим. В общем, всё по обычному сценарию. Ни кого не нашли. «Своих» у нас «сдают» только в крайних случаях. Где-то, в Америке, установлена памятная доска. И там, среди имён погибших журналистов, английскими буквами, на мраморе, написано: «Эдик Маркевич». Они помнят. Американцы. Которые тупые. А нам некогда: «мочить» надо террористов по сортирам, и трупы детей закапывать на задворках. Это не жертвы Беслана, это заложники нашей системы. Не сомневаюсь, что их больше, чем погибло в Беслане. С другой стороны, мне так же жалко воспитателей наших дошкольных учреждений. Они обязаны, несколько раз в неделю(!), проводить занятия по патриотическому воспитанию детворы. Это поделилась своими переживаниями  детский психолог. Надюшка  рассказывает, что на одном из таких занятий, в детском садике, они обводят карандашом границы нашей Родины. А ещё их возили в ближайшую воинскую часть. После этого, в коридоре детского садика, появился стенд  «Мы будем в армии служить»: фотографии счастливых детишек, на фоне военной техники и в окружении солдат.

24 марта.

Они убивают нас. Убивают нашу семью. Мы не нужны здесь. Мы как гвоздь в сапоге. Дело не в том, что мы лишние. Просто мы не такие. Двое моих сыновей, и я сам, не пьём, не курим. Верим в Бога. Всю жизнь я воспитывал их так, что бы они стали порядочными людьми. И Оля такая же. Ещё в Киргизии, со скандалом уволилась с авторемзавода. Там она вскрыла хищения и злоупотребления.  В конце концов, как в последнюю инстанцию, обратилась в обком партии. На заводе ей влепили выговор: «За нетактичное поведение». Нашли вот такую формулировку.  Переехали сюда, на Урал, она устроилась на частное предприятие. Отстаивала интересы своего предприятия в налоговой инспекции. Там её запомнили и предложили перейти работать к ним. Она перешла, но работала недолго. Заниматься просто «обдираловкой» предприятий, она не смогла. Более того, она иногда подсказывала бухгалтерам как, не нарушая законы,  можно меньше платить налоги. Когда, не выдержав, решила уволиться, тут и появился Топорков – директор Рефтинской птицефабрики. Мне нужно быть объективным: у него были качества необходимые для руководителя. Он поддерживал Олю во всём. Именно он её, а не она его. И предприятие встало на ноги. Всё рухнуло в тот момент, когда она должна была поддержать Топоркова. Когда она должна была закрыть глаза на миллионные переплаты, из кармана предприятия, посредникам. После того, как она не поддержала, воспротивилась этому, сразу вылетела с предприятия, как пробка. Только, в отличие от предыдущих случаев, она ушла не сама, а уволена по статье. Не помогли ни хвалебные записи в трудовой книжке, за подписью того же Топоркова, не безупречный труд, не то, что она заняла первое место среди профессиональных бухгалтеров, в первом туре. На второй тур она уже не попала – Топорков её уволил. За один месяц, дал ей три выговора. Первое место дали кому-то другому. Они нас убивают. Но и Топорков тоже жертва. В нём убили человека. Хорошего человека, специалиста. Его заставили играть по чужим правилам. Если б он отказался, тогда его семья оказалась бы в положении нашей семьи. Как бы там ни было, он любящий отец, любящий сын, любящий муж. И он пожертвовал всем тем хорошим, что имел в себе, ради своего благополучия, ради своей семьи. Его тоже убили. Того Топоркова, который отдавал все силы птицефабрике, для того, что бы она не развалилась, больше нет. Он стал играть в ту игру, которую ему навязали. В обмен на внешнее благополучие, на гарантированное покровительство. Нас убивают в этом государстве. Чужими руками. И наши палачи – такие же жертвы, как и мы сами. Но кто стоит в начале этой цепочки? Кто является в этой системе, в стране победивших кухаркиных детей, гарантом «их» безнаказанности и «нашего» планомерного уничтожения? Библия так говорит: «Когда возвышаются нечестивые, люди (праведные) укрываются». И ещё, к этому случаю: «Наследство, поспешно захваченное вначале силой, не благословится в последствии». Ох, мудрый народ – евреи, за что мы их и не любим. А кого мы любим? Если мы, сами у себя, проводим селекцию наоборот: уничтожаем лучших, и поощряем бездарей и серость. Тут не до любви. Как начали чекисты, в семнадцатом году, снимать урожай, так и не могут остановиться. Люди хмелеют от вина и от любви, а звери – от чужой крови. Они нас убивают. Созданной ими системой.

25 марта.

Пропал наш адвокат. Уже несколько дней он не выходит на связь. Его телефон отключен. А для нас это единственный способ общения с ним. Тут два варианта: первый, только для русских, загулял мужик. «Разряжается» доступным и приятным для него способом. Второй – у него крупные неприятности, и он где-нибудь в больнице. Тогда, остаётся надеяться, что это обычные проблемы со здоровьем, свойственные всем людям. Хуже, если на него «наехали» из-за нас. В этом нет ни чего невозможного. Сейчас подойдут покупатели, осматривать наш дом. Ни когда такого развития событий я не мог представить. Хотя… в Киргизии президент Акаев за три дня потерял всё. Смею предположить, что он мог ожидать подобного и позаботился о будущем для себя и для своей семьи. Ему не придется, как мне, штопать колготки своим детям или внукам. К нему я отношусь с большим уважением. Однажды, когда мы  жили ещё в Киргизии, он приезжал к нам, на завод им. Фрунзе. Был у нас на конвейере, прост и доступен. С его уходом, с политической сцены, Киргизию захлестнёт волна национализма. Он ещё мог это сдержать. Сейчас же, без него, там могут произойти ужасные вещи. Бедные люди, которые до сих пор не выехали оттуда. И там им жизни нет, и здесь они ни кому не нужны. Не повезло тем «кто посетил сей мир, в его минуты роковые». Приходили покупатели. Только сейчас мне вспомнилось, что в этом доме мы прожили лет пять. Первые два года мы, вообще, не запирали дверь изнутри. Даже на ночь, когда ложились спать. Это в наше-то время, когда металлические двери ставят в подъезде, а потом ставят такую же дверь в свою квартиру. Хотя нет, последовательность обратная: вначале квартира, потом подъезд. Реакция покупателей на нашу доступность натолкнула меня на эти воспоминания. У нас нет решеток на окнах. В будке сидит беспородная собака, которая делает вид, что живёт по принципу: «Как вы меня кормите, так я и лаю». Но здесь она врёт. Её хоть как корми, гавкать она не собирается. Только по Олиному настоянию я приучился, на ночь,  запирать двери. Да и кому бы это понравилось: ложишься спать, а тебя встречают вопросом: «А ты двери запер?». В этом для меня была какая-то прелесть. Я чувствовал Божию защиту. Ни разу к нам, ни кто не вломился, не залез  в огород, не сорвал ни одного цветка в палисаднике. Хотя такого цветника, наверное, ни у кого нет, во всём посёлке. А сегодня я водил по дому чужих людей. Они ко всему присматривались, хвалили. Это, может быть, будущие хозяева нашего дома. Покупатели. Надюшка очень расстроилась когда, случайно, узнала, что мы продаём дом. Нам пришлось как-то смягчить эту новость в её сознании. После того, как эта мысль улеглась у неё в головке, она подошла к нам с предложением. Как о чём-то наболевшем и пережитом, она сказала: «А может вместо дома, мы Риту продадим?» (нашу собаку). Мы с Олей только переглянулись. На другой день, возвращаясь из садика, открыв ворота, она вздохнула: «Нет, наверное, за Риту много денег не дадут. Она такая ленивая». Рита, как всегда, из будки не пожелала даже выглянуть.  Так что ей повезло. Будем продавать не её, а дом. Собаке повезло. А девочке Наде?

26 марта.

Оказывается, я молодец. Пусть не всегда, но, в некоторых ситуациях, могу себя похвалить. Хотя, может, не все разделяют мою позицию. Я о том, что запретил себе смотреть телеканалы ОРТ, РТР и ТВЦ. Конечно, когда «перелистываю» каналы, я могу остановиться там, на каких-либо фильмах, или на программе Познера. Но не более. Так уже года полтора. Сегодня попробовал посмотреть то, что смотрят все нормальные граждане нашего общества: новости, «Аншлаг» и, наверное, это до сих пор, всё ещё продолжается программа, «Играй гармонь». Мои ощущения – лёгкая тошнота. Пришёл к выводу, что телевидение выполняет три задачи: воспитывает ненависть ко всем иномыслящим и инакоживущим, пугает, и…смешит. Если  проанализировать ситуацию,  становится понятным, что ненависть в нас должны воспитывать одновременно с чувством превосходства. Но пока гордиться, по большому счёту, не чем. Поэтому, как можем, раздуваем наши  мнимые достоинства и достижения, воспитываем патриотизм. А ненависть, вместе с превосходством, должна быть нашей неотемлимой частью. Что бы по команде «фас», мы кидались на кого укажут. Почему нас пугают на телеканалах: в новостях, в «Чрезвычайных происшествиях», в «Дежурной части»? А что испытывает человек, прейдя домой и, сняв тесную обувь?  Чувство облегчения, радости, наслаждения жизнью.  По замыслу создателей этих телепрограмм, такие же чувства  должны испытывать мы, сидя у телевизоров: «Пришли домой, какое счастье! Опять повезло, нас не ограбили, не убили, не изнасиловали!». И ощущение покоя переполняет нас. Мы благодарны и довольны. А что ещё надо властям, кроме заслуженной благодарности? Почему нас упорно веселят с экранов телевизоров? Всё-таки, что бы как-то нейтрализовать наши впечатления от окружающей действительности. Хохотом. А для этого совсем не нужен тонкий юмор или острая сатира. Отсюда уровень передач типа «Аншлаг». Подобного результата можно добиться более простым способом: щекоти подошву человеку. Эффект будет тот же – смех до изнеможения. Вот в таком простом  и незамысловатом мире живёт наш героический народ. Электорат. Нажимает кнопочки на пульте, с достоинством и терпением перенося все тяготы и лишения своего существования.

29 марта.

Фраза по телевизору о судьбе России: «У нас собственный, русский крест». Как это знакомо: русская берёзка, проводы русской зимы. Кто-нибудь может себе представить немецкую берёзку? Глупость, да? Ухо режет. В голове не укладывается, что бы наша «русская» берёзка была «немецкою». А, собственно, почему? Растут на территории Германии те же самые берёзки. Чьи они? Какой национальности? Можно   представить, где-нибудь в Казани, проводы татарской зимы? И что  на тех проводах делать русским, так же как татарам, на проводах «русской» зимы? Проводы чукотской зимы? Они до этого не  додумались. Не патриоты. Теперь вот у нас появился, судя по всему, особый крест, наш собственный – русский. Тогда, что это такое –  крест, нести крест?  Чаще всего, в нашем понимании, крест – что-то тяжёлое, неподъёмное. Придавившее собою несчастное существо, с трудом передвигающее ноги. Такое виденье – поверхностное, неглубокое, чисто внешнее. Оно составлено по картинам или по художественным фильмам, и присуще больше неверующим людям. Что же хотел сказать нам Иисус,  в Евангелии от Марка: «Последуй за Мной, взяв крест»? Что это? Желание «загрузить», обременить человека?  Что бы тот, влача неподъёмный груз, следовал за Иисусом? Или в этом есть что-то иное, чего мы не разумеем сразу? Первое указание в этой фразе: направление, цель – «Последуй за Мной». Невозможно жить, что-то делать для Иисуса, для спасения своей души, если ты не следуешь к Нему,  если ты не идёшь за Ним. Это должно быть целью человека, направлением всей его жизни. Всё теряет смысл, все добрые поступки человека, все его действия, если утерян ориентир – Христос. Это первое условие. Для того, что бы разобраться, что такое крест для нас, нужно понять, чем был крест для Иисуса. В своей жизни мы часто сталкиваемся с непредсказуемыми последствиями наших поступков. Но было ли что-то сокрытое для Иисуса Христа? Нет, Он знал, что пришёл исполнить волю Отца. Он знал о предстоящих мучениях. Для Него это не было сокрыто. Более того, готовность к этому была выражена в том, что Он Сам нёс Свой крест к месту казни. Вот это осознанное решение, нести Свой крест, есть готовность к самопожертвованию, подчинение Своей воли – воле Отца. Самопожертвование – именно это имел в виду Иисус, предлагая человеку следовать за Ним, взяв крест. Самопожертвование, не рассчитанное на взаимопонимание, на благодарность от тех, за кого пришлось принимать мучения. Нести крест – это самопожертвование изгоя, человека отвергнутого обществом. Много ли таких среди нас? Так при чём тут рассуждения о «собственном  русском кресте»?  Хотя, некоторая логика в этом просматривается. У нас есть наши « русские» берёзки, наша «русская» православная вера, (опять же, почему русская, Иисус и первые христиане были евреи?), и должен быть наш, «русский», крест. Если так дело повернуть, остаётся  немногое: нам нужен наш, «русский» бог. Он  будет благословлять наших власть имущих, которые понятия не имеют ни о своём ближнем, ни о любви к нему, ни о других заповедях. Именем этого бога будут освящать атомные подводные лодки. Впрочем, это уже делается. При желании,  это можно понять – защита Отечества. Но я, почему напрягаюсь: это самое Отечество всю жизнь меня защищает, хотя я, к этому, не давал ни какого повода. Когда, наконец, в этом Отечестве почувствую себя ближним?  Думаю, что мы на пути к созданию своего, обособленного «русского» государства, в котором будет всё. Я имею в виду всё своё, «русское»: берёзки, зима, вера, крест и бог. Вот где будет раздолье нашему руководству! И советскому, и православному. У него и сейчас-то тормозов нет. А уж тогда…

30 марта.

Наш адвокат нашелся.  С ним, слава Богу, ни чего не произошло из того, что мы предполагали. Ну и хорошо. У артиста, Георгия Жженого, юбилей. Во время интервью был рассказан случай: Жженов, услышав по радио об аресте Берия, бегом кинулся в театр. Там, в кабинете, за столом, сидел начальник отдела кадров. Сзади, на стене, висел портрет Берия. Жженов, зайдя в кабинет, спрашивает ошарашенного начальника: «Ты чего портрет этого подлеца не снимаешь?»  А за дверью, в соседней комнате, кабинет чекиста-особиста. Начальник вначале бледнеет, потом его лицо становится серым. Через какое-то время взгляд его проясняется, и он  хрипло, шепотом спрашивает: «А что? По радио передали?» Реакция Жженова в этой ситуации понятна: у мальчика появилась возможность безнаказанно крикнуть: «А король-то, голый!»  А вот начальник.… Судя по тому, как он быстро среагировал, он знал, что речь идёт о подлеце. Для него это не было неожиданностью. Ему страшно стало оттого, что долгожданную новость, вот так, неожиданно, озвучили. Т.е., в стране победивших кухаркиных детей, ни кто из нормальных, хороших людей к власти придти не может. «Чужой» туда не пройдёт.  Потому, что выдвигает система.  Она выдвигает своих кандидатов не по деловым качествам, а потому, насколько этот человек отвечает определённым  условиям, требованиям, которые ставит система. А мы и есть часть этой системы. Её большая часть. Та, с помощью которой была совершена Великая Октябрьская Революция. Та часть, которая построила развитой социализм. Это мы – народные массы. Если, в кувшине с молоком, сверху отстаиваются сливки, то в ночном горшке, сверху плавает нечто другое. Я сам видел. Поэтому начальство у нас не любят, по большей мере, они этого засуживают. Это естественно. А богатых ненавидят, но эта ненависть воспитана искусственно, на зависти. Кто-то может сказать, что это присуще всему роду человеческому. В Египте, я пытался объяснить хозяину небольшой лавки, что у нас процветают взятничество и зависть. Про зависть он не понял: «Зачем зависть? Я маленький человек,  у меня маленькие проблемы. Он – большой человек, у него большие проблемы. Я не хочу с ним меняться». Чудаки эти египтяне, у них менталитет другой. Да и социализм, по настоящему, они не пытались строить. Наш образец  для подражания: Емеля-полудурок. Так бы и просидел всю жизнь на тёплой печи. Но выпала возможность, и он, не слезая с печки, поехал во дворец, к царю. А там стал царевичем. Как говорил Остап Бендер: «Сбылась мечта идиота». Так чего мы на  жизнь жалуемся? Вот, приехали мы в царский дворец, стали управлять государством. Как умеем. И не надо отказываться, что это не мы  правим. Мы правим! Через наших лучших представителей. Другие туда просто не попадут! Конечно, как и тот начальник отдела кадров, в душе мы знаем им цену. Поскольку они – это мы. Как в Библии: «Плоть от плоти». Поэтому мы не удивляемся, узнав, что очередного подлеца сняли. Но каждый из них успевает поцарствовать, отвести душу  на этом стаде. Или нажиться. Иногда, то и другое, и третье сразу. Это зависит от исторического периода, когда всё происходит, от занимаемой должности, ну и от наклонностей самого начальника. Всякий народ заслуживает своё правительство. Хорошее оно, или плохое? Библия учит: «Судите по плодам». Ловлю себя на мысли о собственной неблагодарности. За всё время ведения моего дневника, я ни разу не упомянул о человеке, который, всё это время, оказывал нам искреннюю поддержку. Это пастор Женя. Он и его жена очень озабочены всем происходящим с нами. Благодаря ему, его постоянным призывам, вся церковь  молится за нас. Искренняя помощь, соболезнование – этого так не хватает нам сейчас, когда все, «в миру», отвернулись от нас.

2 апреля.

Оля приехала на выходные. По-моему, у неё такое получается раз в месяц. Сейчас она стала приезжать  только на суд, по повестке. В этот раз приехала на семейный совет, потому что это уже финиш. Магазин арендовать мы больше не в силах. Единственный выход – продать, теперь уже всё: наш дом, Олежкину квартиру и сам магазин. Все деньги уйдут только на погашение долгов и кредитов. Мы, две семьи, остаёмся без жилья, без работы. Выхода нет. Решили, что  ждём ещё неделю. Если на то воля Божия, и ни чего не изменится, закрываем магазин, с последующей продажей. Эти выходные дни, при Оле, не хотел писать. Она, мягко говоря, не одобряет моё занятие такой писаниной. Но мысли лезут на бумагу. Хотя, Олю понять можно – не хочет дополнительных неприятностей. Их, пока, у нас хватает и без этого. К тому же, она полагает, что христианин не должен быть таким желчным критиком. Что это разъедает меня изнутри. В этом она права. «От избытка сердца говорят уста» –  утверждает Библия. Чем наполнено сердце, то и исходит наружу. Поэтому у нас, при общении, так много мата, сквернословия. Куда тут денешься?  В наши дни коммунисты, защищаясь, говорят, что моральный кодекс стрителей коммунизма списан с Библии. Человек человеку друг – разве это не призыв к братской любви? Почти что – «Возлюби своего ближнего». Почти. Где-то совсем рядом. Число  666. Сколько споров, сколько мнений! Я тоже имею своё мнение, только стараюсь смотреть на это проще. Число 7 считается числом Божественной полноты. В Библии находят множество примеров этому. Тогда предыдущее число – 6,  является числом неполноты. Оно меньше, чем полнота, число 7. На чуть-чуть, на единичку. Ну, почти такое же. Кто у нас Царь Царей и Царь святых? Кому принадлежит полнота? Полнота Наполняющего всё во всём? Это Господь наш. «Бог – Царь  всей земли» –    сказано в Псалмах. Это понятно. Кто тогда за Ним  следующий по власти, по силе,  по своему влиянию на этот мир? «Князь мира сего» –   отвечает  Библия. Это сатана, дьявол, который Самому Иисусу Христу предложил: «Поклонись мне». И взамен пообещал весь мир. Почти как Бог. Шестёрка – это почти семёрка. Только, если число 7 – число Божественной полноты, то число 6 – это число неполноты. Неполноты дьявола. Шестёрка превыше всех предыдущих чисел, но… всё равно меньше семёрки. Та единица, которой шестёрке не хватает до полноты, до семёрки – это любовь. Сатана может обладать всяким могуществом, творить любые чудеса. Но как говорит апостол Павел, если «любви не имею, –  нет мне в том ни какой пользы». Ни когда несовершенство, неполнота, не достигнет следующего уровня без любви. В этом и есть почти незаметная разница между моральным кодексом коммунистов и Библейскими заповедями. Это размышления о числе 6. А что  тогда такое число зверя – 666? Три повторяющиеся шестёрки? Иисус, для того, что бы быть понятым, очень часто использовал доступные всем притчи. Но если Он хотел подчеркнуть, выделить какую-либо мысль, Он использовал слова: «А Я говорю вам» или «Говорю вам». Этим Он делал акцент на последующей мысли. Иногда Ему и этого казалось недостаточно. Тогда Он усиливал эффект у слушающих словами: «Истинно говорю вам». Этим дважды подчёркивалась важность сказанного. Но были случаи, когда Его обращение звучало так: «Истинно, истинно говорю вам». Т.е., необходимый эффект достигался  трёхкратным повторением! Нечто похожее есть в Откровениях Иоанна: «Горе, горе, горе живущим на земле». Может число 666, три повторяющиеся шестёрки, это символ многократно возросшего беззакония, увеличившейся власти сатаны, и всеобщего падения нравственности? Да и нужно ли в этом искать какую-то запредельную истину? Знание  надмевает – это подчёркивает Библия. Оно ещё лишает человека выбора, лишает возможности быть искренним, в проявлении самого себя. К примеру, можно представить себе Адама, который бы  узнал обо всех последствиях своего грехопадения. Разве для него это не явилось бы тормозом? Или, если  человечеству предоставили бы бесспорные доказательства о существовании Бога? Весь мир  узнал, что Бог есть. Как и в случае с Адамом, всё было бы совершенно по-другому, всё изменилось бы. Так нужно ли нам знать о точном дне конца света? Или о дате собственной смерти? В таком случае, знание, я уверен в этом, лишает человека индивидуальности, личного выбора, свободного проявления воли. А с этими качествами создал человека Господь. Так нужно ли нам познание запредельных истин? Многим вещам я пытаюсь дать своё объяснение. Правильно ли это? В чём разница между профессионалом и дилетантом? Профессионал знает свои ограниченные силы и возможности, он понимает всю сложность поставленной перед ним задачи. Дилетант не задумывается о своих способностях, и, уж тем более, о сложностях какой-то там проблемы. Скользит по поверхности. Поэтому он, с самого начала, не испытывает мучительных  колебаний. Ни в чём не сомневаясь, всё пытается объяснить с собственных позиций. Обидно, но, кажется, наличие моего собственного взгляда, на многие вещи, объясняется дилетантизмом. Как говорил Хлестаков: «Лёгкость в мыслях у меня необыкновенная». Хотя, известны случаи, когда человек умножает в уме громоздкие числа, и даёт  правильные ответы. При этом, сам понятия не имеет, как он это делает. Так хочется, после прожитых пятидесяти лет, предположить о себе, что я вундеркинд. Хочется хоть какого-нибудь утешения в этой жизни!

5 апреля.

Сегодня слушал Дворкина. Какой-то местный телеканал показывал этого сектоведа. Пока его слушал, обыгрывал мысленно слово «сектовед»:    сектовред, скотовед, сектовод, скотовоз. Господи! Почему он не боится, что когда-то предстанет пред Тобой? Его подают как звезду первой величины, а он несёт такую ахинею. Ну, ладно, где-нибудь в клубе, в деревне бы, выступал. От общества «Знание», перед тружениками сельского хозяйства. С докладом «Религия – опиум для народа». Но, видимо, мы настолько измельчали, деградировали, что слушаем этого человека, веря, что это какой-то профессор, сектовед. Да документы бы у него просто проверили! Хотя, впрочем, у нас  могут быть и профессора такие. Интересно, какое у него звание?  Не ниже полковника – это точно. Потому, что капитана милиции, который пытался Дворкина в отделение милиции доставить, в один день уволили из органов! Представить себе такое невозможно! Наша недосягаемая милиция. Людей убивают в КПЗ, вешают, они захлебываются блевотиной – и крайних не находят. А здесь – в один день! Капитана милиции! Пинком под зад! За что? Всего-навсего, пытался Дворкина доставить в ближайшее отделение милиции. Во время этой телепередачи Дворкину задали вопрос: «Как вы объясняете исцеление больных у экстрасенсов и знахарей?».  Профессорского образования ему оказалось достаточно, что бы объяснить, « что все заболевания можно отнести к психосоматике или к органике». Так вот, больным, из раздела психосоматики, дать почувствовать облегчение, ни чего не стоит: внушение, самовнушение, чувство эйфории. Чем и пользуются сектанты. А вот с органикой такие фокусы уже не пройдут. Усохшую руку внушением не излечишь. Кроме того, обращение к экстрасенсам и колдунам, равносильно обращению к нечистой силе. У меня это тоже не вызывает ни каких сомнений. Но какая позиция у самого Дворкина? По его словам: «психосоматика», «органика», можно допустить, что он профессор. Ну, хотя бы, предположить такое мне ни кто не запретит. Судя по тому, что он допускает излечение только внушением и самовнушением, видно, что это человек с советским воспитанием. Во всех видит жуликов,  убеждённый материалист. По тому, как он, всуе, к месту и не к месту, вспоминает сектантов, чувствуется, что перед нами сектовед. А где позиция верующего человека, христианина?  Христианин знает, что Иисус исцелял «органику»: незрячих, сухоруких, хромых. Православная церковь, тоже утверждает, и не без оснований, о множестве исцелений не только «психосоматиков». Почему-то профессор-сектовед об этом скромно умолчал. И ни кто, из слушающих в зале, не задал ему об этом вопрос. Наверно потому, что он сам в это не верил. Советскому человеку, в его жизни, важно одно –  участие в процессе борьбы. Сам процесс. И не важно с кем, за какие идеалы. Сказали: «Религия – опиум для народа», значит долой религию. Семьдесят лет с ней боролись. А сейчас выяснилось, для многих это полная неожиданность, что мы, оказывается, православные. А борьбу надо продолжать. Только теперь против сектантов. Нам-то, какая разница? Нам лишь бы воевать, бороться. Потому, что если сесть, вот так вот, спокойно, и начать думать, то такие мысли в голову полезут! Уж лучше бороться. А всё-таки, кто Дворкина «крышует»?  Что бы вот такая, судя по тому, что нам показывают, серенькая, убогая личность, выступала по всей России?! Очень кому-то нужен профессор-сектовед. Процесс борьбы должен продолжаться, даже в новых условиях, при свободе религий и вероисповеданий. А вот Александр Мень, которого православные знают меньше, чем Дворкина, оказался очень не нужен. Кому-то. Поэтому его зарубили. Топором. Борьба-то у нас не прекращается. И «мочат» у нас не только террористов, и не только в сортирах. Как это можно назвать? Селекцией или естественным отбором? Что-то всплывает наверх и там плавает. При чём не тонет. А кто-то не выживает. По целому ряду причин.

7 апреля.

Имел счастье работать в одной бригаде с татарином. Образованный и мудрый человек. Редкое сочетание. Он-то и открыл мне глаза на многое. «Знаешь, что надо сделать, что бы люди думали о тебе с благодарностью?» Пока я в уме перебирал возможные варианты ответов, он, не дожидаясь, когда я из себя что-нибудь выдавлю, продолжал: «Ленин вызывает к себе Дзержинского и спрашивает: «Как у нас народ обеспечен хлебом? Сколько норма на человека?» - «Владимир Ильич! Какая норма? Магазины хлебом завалены!» - «Батенька! От вас требуется, чтобы вы установили норму! Скажем – не более килограмма на человека». Через несколько дней Дзержинский снова в кабинете у Ленина: «Феликс Эдмундович, что у нас новенького?» - «Владимир Ильич, народ переполошился, несмотря на установленную норму, хлеб раскупают, как только завезут в магазины». – «Ужесточите контроль за отпуском хлеба в одни руки. А норму сделайте 750 грамм». Через некоторое время, в том же кабинете: «Феликс Эдмундович! Что, у нас там, народ?» - «В промышленных городах начинается голод. Народ бунтует, Владимир Ильич, возмущается!» - «Введите карточную систему. Норму сделайте 500 грамм, а спекулянтов и бунтовщиков – к стенке». И снова та же сцена, те же люди: «Как там народ, Феликс Эдмундович?» - «Те, кто победнее – мрут с голода; тех, кто бунтует – мы расстреливаем». – «Правильно, голубик, правильно. А что о нас говорят?» - «Проклинают; и нас, и Советскую власть». – «Делайте норму 300 грамм!» - «Так, Владимир Ильич…». - «Приступайте, батенька!». Через пол года Ленин даёт приказ увеличить норму до 500 грамм, и, после этого, вызывает Дзержинского: «Ну, что там, батенька, народ про нас говорит?» - «Ожили они, Владимир Ильич, радуются. О вашем здоровье молятся! Прославляют Советскую власть!». Тут, мудрый татарин замолчал. Я, боясь попасть впросак, делал вид, что жду продолжения. Он вздохнул и сказал: «Видишь, совсем немного нужно, что бы наши люди начали испытывать благодарность». Да, как он был прав! Наши озверевшие, поначалу монетизации, пенсионеры успокоились. Отец родной, гарант конституции, президент России, начал самолично пенсионерам,  на дом, доставлять  новенькие «Волги». Сам за рулём, вместо «водилы». А чего ещё нашим пенсионерам надо? Внимание и забота. Судя, по тому, что сам президент им, с доставкой на дом, пригоняет «Волги», вниманием и заботой они окружены. Сюжет по НТВ: Путин присутствует на открытии «Дома ветеранов». Восторженные и растроганные ветераны от всего сердца благодарят президента. Всё так было здорово! К сожалению, после отъезда этой высокопоставленной делегации, один из корреспондентов вернулся на место встречи, в «Дом ветеранов». А там…. Ветеранов уже выселили! Вся эта приёмка – сдача объекта, самая настоящая показуха. Рассчитанная на взрыв благодарности со стороны всей общественности и тех пенсионеров, которым Путин ещё не успел пригнать «Волгу». Похоже, наши политтехнологи, выполняя заказ, готовы всё Путину сделать, лишь бы рейтинг у него поднялся. И стоял, до  новых выборов. А народ…. Он у нас добрый, он уже преисполнен чувства благодарности. Мне запомнилась одна из старушек в этом «Доме ветеранов». Так уж она гаранта нашего хвалила! «Как зашёл он, такой быстрый, такой легкой походкой! Так на моего сына похожий!» У меня мелькнула мысль: «Как твой сын допустил, чтобы его мать оказалась в этом доме?» Но как потом выяснилось, это совсем не надолго. После отъезда человека, который очень похож на её сына, эту женщину вернули на исходные позиции. Окончен бал, погасли свечи. Но, самое главное, чувство благодарности у народа осталось. Ради этого такие спектакли и ставятся. Я снова вспоминаю слова мудрого татарина: «Знаешь, что надо сделать, что бы люди думали о тебе с благодарностью?»

9 апреля.

Пытаюсь определить для себя наше положение. Положение нашей семьи, которая соприкоснулась вплотную с этим миром, миром коррупции, быстрой наживы. Я вижу два крайних положения, две точки; и, по-видимому, мы находимся где-то  между ними. Т. е., поскольку, нам отказали в помощи такие заметные люди, как Воробьёв, председатель правительства Свердловской  области, Чемезов – министр сельского хозяйства; смею предположить, что они так поступили, соблюдая свои, весьма определённые интересы. Это крайняя точка, первая. Если эти люди захотят защитить себя, обезопасить себя от нас, то наше положение не завидное. В таких ситуациях, они могут пойти на любые меры. Это первая, крайняя точка нашего положения. Вторая точка – всё происходящее с нами, это личная инициатива одного Топоркова. А все, выше обозначенные лица, просто не захотели «встревать», разбираться в этой ситуации. Но, всё равно, для того, что бы у них сложилась такая внутренняя, нейтральная позиция, эти люди должны жить в пропитанном насквозь криминальном мире. Нет, это нечёткое определение. Это мы вынуждены жить в этом криминальном мире. Или пассивно существовать. И то, и другое, для нас верно. А они активно живут в этом криминальном мире. Тогда, может быть, Топорков на свой страх и риск создал эту ситуацию. С определённой выгодой для себя. Если он переплачивает миллионы посредникам, значит, он выгоду имеет. Кстати, этот факт он ни как не отрицал, когда я опубликовал первую часть этого дневника в местной газете. Тогда мы имеем два варианта: или Топорков исполнитель в этой афере с переплатами, и у него надёжная «крыша»; или он проявивший инициативу пройдоха, творящий свои дела при попустительстве высокого начальства.  Скорее всего, истина где-то посредине, между двумя этими крайними точками. Мы в полной изоляции. Наши попытки «озвучить» ситуацию, предать её гласности, оказались безрезультатными. Всё больше склоняюсь к мысли –  «запустить» свой дневник как можно «выше». Например: к Путину. Я не из тех, кто писал письма Сталину, в поисках правды. Наоборот, этим я хочу спровоцировать ответную, негативную реакцию. И документально доказывая свою правоту, прорвать стену молчания. Для сохранения баланса, что бы подстраховаться, отошлю свой дневник в правозащитные организации, в том числе за рубеж. Вернее, «не в том числе», а в первую очередь. Что бы мы в бане всей семьёй не угорели, или не попали в автокатастрофу. Ведь когда Эдик Маркевич захотел опубликовать свой сенсационный материал, его убили прямо в посёлке, выстрелом в спину, из обреза. Конечно, мой  дневник не тянет на сенсационный материал. Так, мелочёвка, повседневная жизнь, то, что происходит сплошь и рядом в нашей стране, под руководством…. Под чьим  руководством? Раньше нами руководила КПСС. Она была для нас: ум, совесть  и честь. Поскольку она теперь не у власти, то я, на основании этого, могу считать, что нами теперь руководят без ума, без совести, без чести. А что? Очень даже, похоже! Жалко, что в самой КПСС этих качеств тоже ни когда не было. Но я уже устал возвращаться к теме кухаркиных детей, пришедших к власти.

12 апреля.

Путин самолично прибыл на пожар в Останкинском телецентре. Я всегда пытался понять, что для Путина самое ценное? Тонет подводная лодка, в ней задыхаются люди. Путин отдыхает. И он не собирается прерывать долгожданный отпуск. Отпуск даётся  один раз в году. Каждый из нас болезненно пережил бы несостоявшийся или испорченный отпуск. Так же, наверняка, у него была уважительная причина, из-за которой он отсутствовал в Беслане. Там, в заложниках, оказалось более тысячи детей. Но вот, в его понимании, произошла действительная трагедия – пожар в телецентре. Наш президент – тут как тут. Телецентр, это такая штука, которая занимается прославлением нашего президента, и его любой деятельности. Я его, почему-то, вижу в этот момент в кабине истребителя. Чёткое, волевое лицо; глаза, как буравчики; покатый, скошенный лоб; чувствуется скрытая энергия, прекрасная координация движений. И походка. Походка, от которой все в восторге. Неужели он у нас будет только два срока президентом? По-моему, ему это понравилось. А чего ещё? Чекист на страже законности, правопорядка, и, наконец, демократии. Как это делается? Всё перечисленное собирается в кучу, запирается под замок, тщательно охраняется. Избитая от частого употребления истина: «Каждый народ заслуживает своего правителя». Может кто-нибудь представить президентом России  Явлинского: умного, интеллигентного человека? Да кому он нужен? В России, может быть, два-три процента его поддержат. А Жириновского? Вот это наш человек, однозначно! Так, что представить портрет будущего президента России, на данный момент, несложно. Могу перечислить ряд качеств, которыми он будет обладать. К сожалению, единственное, чего бы я хотел, но нам пока это не грозит – это интеллигентный, порядочный президент. Который будет заботиться, действительно, об интересах людей. Но, мы сами не доросли до такого уровня, что бы нами управляли подобные люди. Премудрый Соломон сказал: «Множество мудрых – спасение миру, и царь разумный – благосостояние народа». В переводе на современный язык эта фраза звучит так: при большом количестве умных людей, мир (страна) будет спасен (а), при разумном правителе – народ будет процветать. Пока мы далеки от этого. Далеки от процветания, и от большого количества умных людей.

14 апреля

Зашёл в аптеку, за лекарством для Надюшки. Очередь – всего два человека. Встал третьим. Совсем старая женщина пытается объяснить аптекарше, что ей, всё-таки, нужно. Поскольку ей надо несколько лекарств, то на это уходит много времени. Потому что, получив очередное лекарство, она начинала за него рассчитываться. Потом вспоминала – ещё что-то нужно. Ей начинали считать заново, говорили сумму. Она, в очередной раз пробовала рассчитаться, и тут вспоминала: ей не одну бутылочку нужно, а три. Очередь достигла уже восьми человек. Наконец-то, она отдала деньги, забрала лекарство, и скрюченными пальцами начала вылавливать монетки на блюдце – сдачу. Все, рядом стоящие, уже с нетерпением ожидали, когда она соберёт свои монетки с гладкой поверхности блюдца. Пальцы у неё были, как-будто, слеплены скульптором недоучкой, из чёрной глины. Она последовательно вылавливала вначале крупные монеты, потом более мелкие. Наконец, все облегченно вздохнули – на блюдце остались всего четыре монетки по одной копейке. Тут эта бабушка произнесла: «Копейки-то я не возьму». Хотя очередь и нервничала в ожидании, но все прониклись к ней пониманием и сочувствием. Видно как ей нелегко было «вылавливать» монетки на блюдце. Одна из женщин тут же предложила: «Давайте, я вам помогу». И потянулась к блюдцу. Бабушка остановила её этой же фразой: «Копейки-то я не возьму». Видя всеобщее недоумение, какое-то оцепенение, она пояснила, ещё раз оглянувшись на очередь: «Копейки я не беру». И добавила, как-будто поставила точку: «Никогда». Пристыженная очередь проводила её молчанием. В неканонической Библии говорится как о мерзости – о надменном нищем. По словарю Даля: надменный – надутый, наполненный гордостью. Для того, что бы гордиться, стать надменным, необходимо что-то иметь, или, точнее, чем-то владеть. Это может быть: состояние, положение в обществе, талант, красивая жена. Что угодно. Лишь бы это давало, хотя бы видимое, превосходство над другими. А если этого ни чего нет? Чем может гордиться нищий? Пустой, как барабан. Гордость – это и без того грех перед Господом. Библия часто об этом напоминает. Но гордость нищего – это совсем мерзость. Патриотизм, который в нас воспитывают, особенно в последнее время – и есть надменность нищего. Тут один советский товарищ, с эдаким пафосом, воскликнул: «Родину, как мать, не выбирают! Поэтому её надо любить!» Интересная штука, логика: мать, действительно, не выбирают. И я, её, должен любить. Согласен. Родину тоже не выбирают. По такой логике я,  её, тоже должен  любить. Но, как и все остальные, я себе пол не выбирал. Мужской достался. Так  что теперь, по этой логике, я только мужиков любить должен? Это логика или абсурд? Должен любить какое-то Козяпупово, только потому, что я там родился? Мне объясняют: мыслить надо масштабно,  любить не именно Козяпупово, а любить всю страну. Ну, если действительно масштабно мыслить, то тогда надо любить всю землю. И любить конкретную страну нужно ту, которая больше всех нравится. А с чем нам сравнивать? Судить по передачам «Клуб кинопутешествий», или «Вокруг света»? Мы же нищета, ни чего в своей жизни не видели, и ни чего не имеем! Но нас не оставляют в покое, пытаются сделать надменными, раздутыми от гордости нищими – патриотами. Зачем же вбивают в нас этот патриотизм, эту надменность? Всё достаточно просто:  человек, по отношению к государству, к властям, должен быть управляемым. У него должны быть определённые ценности: он сам, семья, религия, частная собственность, и т.д.  Отстаивая их перед внешним миром, он, этим, поддерживает и укрепляет государство. А если нет их, этих ценностей? Истинных, полновесных.  Их обесценили, разрушили. Что тогда делать властям, что бы сохранить контроль над человеком, над обществом в целом? Единственный выход – создавать мнимые ценности. Или выдвигать вперёд второстепенные, выдавая их за основные. Карточные шулеры так делают: предлагают козырями ту масть, которая им выгодна. Патриотизм, в том виде, в котором нам его предлагают – это подмена основных ценностей. Для того, что бы манипулировать людьми, и сохранить свою власть, ни чего не меняя в самой системе. Неплохо придумано. Хотя, на это ума много не понадобилось. Ведь мы уже были воспитаны на лозунге великого пролетарского писателя, М. Горького: «Человек – это звучит гордо!». И вот, будучи нищими,  скрюченными болезнью и постоянным трудом, пальцами, мы отодвигаем сдачу в сторону: «Копейки не берём!».  А я беру. Гордости у меня мало. И патриотизма. Наверное, потому, что всю жизнь бесплатно проработал на это государство. И до сих пор меня, власть имущие, не научили без рассуждений выполнять команды: мочи террористов, суши сухари. Ну,  не патриот я, хотя и нищий. Вы уж простите меня!

18 апреля.

Спасибо. Спасибо неизвестному человеку, который на мой электронный адрес выслал заключительную речь Ходорковского. Узнал массу деталей о происходящем над ним суде. Массу подробностей о произволе, который творится над ним. Да, я действительно, под Божией защитой, по сравнению с тем, что  происходит с этим человеком. Общее представление обо всем, что с ним творится, у меня было и раньше. Но сейчас, я ещё больше поражаюсь его силе и выдержке. Преклоняюсь перед его мужеством и честностью. Чекисты – советские селекционеры!!! С корнями выдёргивают всё, что лучше их, или то, что не подчиняется им. Интересно, подходят ли такие действия под определение геноцида? Вот как это сказано в энциклопедии: геноцид – умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение групп населения. В Божием суде я не сомневаюсь. А земной суд, вроде Нюрнбергского процесса, будет над ними? Или они так и останутся безнаказанными в нашем советском обществе? Как паразиты, на полуживом трупе? Идеальная мечта для наших правителей, советских руководителей – народ, запертый в одну камеру-одиночку. Из неё, наружу, не доносится ни одного звука. В камере спёртый воздух; о свежем воздухе люди только мечтают. На отдельных нарах – пахан, выше всех. В его власти решать: мочить или миловать. Пониже его – шестёрки, им пригретые. Хотел написать: «все живут по воровским законам». Но воровские законы, это всё-таки законы, и они на зоне неукоснительно соблюдаются. Нам, на воле, об этом мечтать только приходится. Возвращаюсь к этому объявлению, прочитанному в «Литературной газете»: «Пропала собака, спаниель, рыжая, три года, сука, падла, ка-а-ак я ненавижу эту страну». Издевательство какое-то: новая путинская молодёжная организация, под названием «Наши». Да ни какие они мне не наши! Пусть гитлерюгенд к ним обращается по имени. А у меня с ними ни чего общего! Слушал Шендеровича, «Плавленый Сырок», на «Эхе Москвы». Чего вам ещё нужно, люди русские? Открытым текстом всё сказано. Всё названо своими именами. Или мы уже настолько отупели, что ни какие раздражители не в состоянии проникнуть в нашу экранированную черепную коробку советского человека? Имеющий уши да слышит. «Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны? Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: «Мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали».  Кажется, это у Гоголя есть такой эпизод: человек оглядывается, и видит вокруг себя одни свиные рыла. Кошмар какой-то! Нет предела человеческой фантазии, и возможностям человека адаптироваться к любым условиям. Вот мы и адаптировались. Рыла, одни свиные рыла. Наверное, ни когда не смогу понять до конца Иисуса Христа.  Как Он мог любить людей, видя вокруг Себя расплывшиеся лица, рожи, перекошенные криком: «Распни Его»? Для этого  мало быть Иисусу человеком, нужно, иметь действительно  Божию любовь в Себе. Хочу быть честным: я понимаю людей, своих соотечественников, более того, я им сочувствую. Но…это всё, то немногое, хорошее, что я имею в себе по отношению к этим людям. Остальное – горечь, недоумение, неприятие, порой переходящее в раздражение. Как я далёк от того Образа, к которому стремлюсь! Особенно последнее время во мне растёт разочарование. Может Господь открывает нам глаза на происходящее вокруг нас? Оля, как мне кажется, всегда идеализировала мир, в котором мы жили. Теперь ей приходится убеждаться, что общалась она с подонками, выдававших себя за порядочных людей, только потому, что она занимала определённую должность. Сейчас наступил  момент истины. Маски сброшены. Вокруг свиные рыла. Если б мы не ходили в церковь, если б у нас не было окружения из верующих людей, которые до сих пор молятся за нас…. Не знаю, что было бы с нами!?  Молюсь, продолжаю молиться. Не даю разочарованию захлестнуть меня. «Когда я говорил: «колеблется нога моя», – милость Твоя, Господи, поддерживала меня». До этого, когда читал Иова, больше обращал своё внимание на счастливое  окончание его злоключений. Сейчас понимаю, что каждый день был ему пыткой. А я, раньше, пробежав глазами страницу, с описанием  мучений, с его вопросами: «За что, Господи? И доколе?», торопился её перелистнуть. Теперь я знаю, что каждый прожитый день – это головная боль, страх перед непредсказуемостью, перед человеческой подлостью, и переживание о ком-то, тебе близком. А предстоящий день –  это минуты мучительного ожидания, которые ползут друг на друга, что бы, взгромоздившись кучей, образовать час. Только час. Часы, где-то разбросанные во времени, цепляясь, друг за дружку, образуют день. Один день. А сколько их ещё? Неожиданная мысль – а Ходорковский, верующий? Откуда он черпает силы? Его родители? Кто их укрепляет? В чём они находят надежду? Помоги им, Господи!

20 апреля.

Мы уже который раз собираемся продавать магазин. Но, в  последний момент, что-нибудь меняется и опять всё идёт по наезженной колее. Бог ли, от этого, отводит, или сатана, всё глубже, затягивает нас в долги? Оля плачет: «Ни чего не хочу! Покоя хочу и определенности!». Она связалась с этим магазином, только потому, что хотела помогать бездомным детишкам, при нашей церкви. В то время, это была надежда на дополнительный заработок, в котором особой нужды для нашей семьи не было. Для нас – это была возможность оказывать дополнительную благотворительность кому-то. Может это и мешает  Оле избавиться от магазина. Ведь задумано это было как богоугодное дело. И она искренне полагает, что Бог это благословил. В следующий понедельник мы должны отдать долг – 250 тысяч. Сегодня среда. Господи, что мы делаем не так? Ведь у нас долги ещё поставщикам. Боже, только Ты нам поможешь! Я уже готов продать почку, глаз. Что ещё продаётся? Но на почке мне уже делали операцию, зрение у меня   – 4, мне уже за пятьдесят. Это всё несерьёзно. Кому такой донор нужен? Как мы уже устали! Какой-то заколдованный круг! Ноябрь, декабрь, январь, февраль, март, апрель – шесть месяцев, полгода это продолжается.  Да, столько бы нам не выдержать своими силами. Значит, Бог нас поддерживает. Порой думаю: Топорков по миллиону в месяц, ещё в то время, переплачивал посредникам. Нам, по сравнению с этими миллионами, нужны крохи, что бы выжить. Не нажиться, а выжить, и помочь бездомным детям. И вот, это чувство несправедливости рвётся наружу, подбивает на бунт. Но умом я понимаю – это не от Бога. Любой бунт – это бунт против Бога. Неужели мы обречены в таком государстве? В Путинском телевидении  начался новый этап – показывают мультфильмы пятидесятых годов. Осталось в школы вернуть программы тех лет, и развесить прежние портреты в классах по стенам. И опять писать сочинения по произведению «Как закалялась сталь». Похоже, что мы уже созрели. Виват, Путин! Молодец! Больше ни чего не скажу, что бы лишнего не ляпнуть. Как в мультфильме о Вин-Пухе: «Только кролик ни чего не сказал, потому, что он был интеллигентом. Кстати, почему я полагаю, что у истории,  с переплатой посредникам на Рефтинской птицефабрике, должен быть справедливый конец? упование на гаранта конституции? Эта история может закончиться и по другому: в духе нашего времени. То есть, во всём обвинят Олю и она окажется крайней. Тогда сравнение с Ходорковским будет более полным. Не дай Бог! Этого уже ни она, ни мы, не переживём. А им это ни чего не стоит. Помню, в детстве любил сказку «Королевство кривых зеркал». Кривые зеркала искажают действительность.  А ещё есть страна «Зазеркалье». В той стране, по логике, должно быть всё так же, как в действительности, но только наоборот. Мы удачно совмещаем эти качества: всё искажаем и делаем наоборот.

23 апреля.

Олег, уже третью неделю, оставляет нянчиться мне своих дочек. Поэтому, сидя с ними у телевизора, за последние недели, я сделал себе неожиданный вывод: по телевизору стали показывать старые мультики, выпуска пятидесятых годов. Поскольку, с внучками всё это время я смотрел мультики, то сегодня «пробежался» всерьёз по всем каналам. Картина та же самая – и художественные фильмы тоже старые, ещё черно-белые, про войну, про революцию. Не знаю, это произошло постепенно, в течение месяца, или в кратчайший срок, но, по-видимому, сверху спустили приказ о возврате к старым ценностям. «Всё возвращается на круги своя». Почему я это не предусмотрел, не подумал об этом раньше? Если бы я знал! Тогда не избавлялся бы от использованной туалетной бумаги! Сейчас, в духе последнего времени, использовал бы её  по второму разу. Или, в знак солидарности и согласия с предложением о возврате к старым ценностям, отослал бы эту, бывшую в употреблении бумагу, туда, «наверх», инициаторам этого предложения. Пусть тоже попользуются. Я же смотрю их телепрограммы! Перелистывая каналы, попал на НТВ. Начало программы «Стресс». Остановился. Название программы очень многообещающее. Действительно, в обыденной жизни, мы все в стрессовом напряжении живём. Что же, думаю, они мне в этот раз покажут? Сейчас куда не ткни, чего не коснись, везде больно. Оказывается, всё эту программу посветили тому, что некая женщина оскорбилась, увидя расклеенные афиши. На афишах изображены обнаженные девицы, в военных кителях. И на этой же афише упомянуто, всуе, имя Ленина. Двойное святотатство! Вот это стресс! На это эфирного времени не жалко! Каждая минута, которого стоит больших денег. Других, по-видимому, у нашего общества нет проблем. Но, такое мы тоже уже пережили однажды: одна из советских женщин, во время телемоста с Америкой, вошла в историю фразой: «Секса у нас нет!!!». Понятно, что с таких позиций, у нас и эротики, и порнографии быть не может. Нет, я не был ни когда любителем «клубнички». Просто я не понимаю, как при наших проблемах, тратить эфирное время вот так бессмысленно? Или это опять подмена ценностей: в место основных – подсунуть народу второстепенные? Пусть пережёвывает – хоть чем-то будет занят. Чего бы дитя не жевало, лишь бы молчало. Хотите показать полноценную программу «Стресс»? Пригласите в студию женщин из Чечни, пусть они расскажут, как федералы убивают их мужей и сыновей. Как планомерно уничтожается целый народ. Вот это будет стресс! Согласно названию программы. Или, вот ещё, на канале СТС. Реклама фильма «Шестой день»:  «Два Шварцнегера, двойной удар, уничтожены все противники, и секта по производству клонов!». При чём здесь секта??? Производством занимается обычно фирма, компания. У нас это звучит так: фабрика, завод, предприятие. И в фильме речь идёт о конкретной компании. А секта, согласно определению, это религиозная группа, община, имеющая собственный взгляд, на спорные вопросы, который отличается от взгляда господствующей церкви. Вот такие неточности, «оговорки», в средствах массовой информации, это и есть зомбирование. Зомбирование на государственном уровне. Когда у целого народа, где-то глубоко в подсознании, вызывают ненависть к некоторым словам, названиям. Только произнесли слово  «секта», «сектант», и, у советского обывателя, шерсть на загривке должна вставать дыбом. Или выражение «лицо кавказской национальности»? Это ж специально придумывают и «запускают» такие термины для обозначения врагов.  Потом готовят патриотов для борьбы с ними. А их у нас, патриотов, как у дурака махорки. Уже с детского садика готовят. Мультики им показывают образца пятидесятых годов. Более ранних нет. В тридцать седьмом году мультфильмы,  к сожалению, не снимали. Заняты были, некогда.

25 апреля.

Вчера смотрел на ТВ передачу о состоянии нашей милиции. О её нравственном состоянии. Присутствовали представители, как от МВД, так и представители от общественности. Всё так глупо, мелко, бестолково. Взаимные упрёки, обвинения. Пришли поговорить о работе  милиции, об имеющихся недостатках. Сразу же выяснилась, что это, оказывается, общественность  развращает милицию взятками. Представьте себе: стоит милиционер на посту, ему в карман, провинившиеся граждане, суют деньги. Может быть, от пятерых он увернётся, но шестой, который половче, умудрится засунуть милиционеру деньги в карман. Ну, народ такой! Привыкли откупаться, все проблемы решать деньгами. А милиция оказывается крайней. Выставляют, бедных милиционеров, взяточниками. Возмущённые представители общественности переходит в наступление: попробуй не дать милиционеру взятку! Да он вымогает её всеми доступными способами! Да если не дашь – себе дороже обойдётся! Слушая эту длительную, но безрезультатную дискуссию, прихожу к выводу, что людям  искусственно навязали определённое мнение. Что, якобы, нужно только найти больное место, слабое звено, в, наших, так называемых внутренних, органах. Вся проблема будет решена после удаления этого слабого звена, излечения больного места. Всё очень просто и доступно. Если бы! Кто у нас не берёт взятки? Именно так нужно поставить вопрос. Военкомат берёт, в больнице берут, любой госслужащий, чиновник берёт. Берут все. Милиции хуже всех приходится только потому, что только у  милиционера есть его противоположность, антоним, антипод – бандит. Т.е., если чиновник, используя все возможности своего служебного положения, обогащается за счёт своего клиента, то он только взяточник.  Руководитель экзаменационной комиссии, использующий возможности служебного положения, для собственной наживы – взяточник. Сантехник, продающий втридорога прокладку, «с установкой», тоже только взяточник. А вот милиционер, использующий все возможности служебного положения для обогащения, это уже бандит. У него возможностей больше. Он превратился в полную противоположность своего предназначения: из стража порядка, блюстителя закона он стал оборотнем – бандитом. Так разве это проблема милиции? Можно ли здесь найти слабое звено, избавившись от которого, мы решим все наши проблемы? Урезать им власть? У сантехника нет власти, но он умудряется использовать свои возможности, чтобы жить не на одну зарплату. Тогда может быть ужесточить контроль над милицией? Это будет ещё одна надстройка, ещё одно звено в порочной цепи. Они тоже будут стремиться  в первую очередь прокормить себя. Это не выход, и проблема не в милиции. Проблема в самом  обществе. Наше внимание такими телешоу  пытаются раздробить: проблема армии – в неуставных отношениях, проблема врачей – в недобросовестности, в низкой зарплате, проблема милиционеров – в «оборотнях», проблема чиновников – взяточниство. Казалось бы, надо решать одну проблему за другой. О чём нам постоянно рапортуют в средствах массовой информации. Но результата нет ни какого. Потому, что проблема в больном обществе, где каждый воспитан так, что он, и может быть, и, на самом деле, является взяткодателем или взяточником. Наследие проклятого прошлого – если выругаться по-книжному. Это уже не проблема, а трагедия общества. Был момент, когда общество, само государство взяло новый курс. Для светского общества – это путь на демократию. Для религиозного – свобода вероисповедания. Общество, в целом, должно было осознать необходимость грядущих перемен. Оно должно было покаяться за всё соделанное им в эпоху тоталитаризма. Тоталитаризм – переводится так: весь, полный, целый. Тоталитарное государство характеризуется его полным (тотальным)  контролем над всеми сферами жизни общества. Сейчас уже ни кто не оспаривает то, что мы жили в тоталитарном государстве. Но такое положение не могло продолжаться вечно. Пусть даже этого очень хотелось чекистам, и они сопротивлялись иному, как могли. Грянула перестройка. Народные массы, толпы кухаркиных детей, получили самостоятельность и свободу. И чо с ними делать? А на фига нам это нужно? Пушкин в каком-то прозрении воскликнул: «К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь!». Стадо не нуждается в свободе. Скотина, она себя спокойней чувствует, когда знает, что есть недремлющее око, которое бдит, наблюдает. Пастух, нам нужен пастух! На него мы взвалим всё бремя ответственности. Пусть он решает, куда нам идти. И под его полным, тотальным контролем мы вздохнём облегчённо – а ведь хорошо сидим, мужики! Ни какой ответственности, ни какого с нас спросу. Всё  вернулось на круги своя. «Глупый пёс возвращается на свою блевотину» – говорит Библия. Дело не в частностях: во взятничестве, в оборотнях, в неуставных отношениях. Эти частности, в тоталитарном государстве, которое всё контролирует, тоже находятся  под контролем. Более того, их существование необходимо для тоталитарного государства! Для того, что бы иметь повод усиливать и усиливать контроль. Так что  проблема не в частностях: оборотнях, взяточниках, хапугах. Проблема в самом обществе. Больном обществе. В обществе кухаркиных детей, которые не хотят, и, по своему развитию, не могут взять  на себя ответственность за жизнь в свободном, демократическом обществе. Для нас слова из детской песенки: «Это мы не проходили, это нам не задавали!». А эти телешоу-диспуты, как жевачка для желудка: где-то, там, во рту, вроде что-то есть и, даже, вкусное. Но в желудке, всё равно, пусто.

29 апреля.

Оказывается Геббельс, перед тем как покончить с собой, отравил своих шестерых детей и жену. Вот что фашисты делают! Понятно, что мы самая гуманная нация и никакого оправдания этим фашистским выродкам мы не находим. И, в очередной раз, с завидным постоянством, мы «гоним» на эту тему передачу. Интересно, если б эти дети остались живы, как у них сложилась бы судьба? А чего гадать? Как сложилась судьба у наших детей врагов народа? Все знают, что делали коммунисты с врагами народа. То же, что и фашисты, в своих тюрьмах и лагерях. Это было страшно. Все знают, что пережили наши дети врагов народа. Нужно ли какое-то особое воображение, что бы представить, что ожидало их детей врагов нашего народа? Да попади они в руки нашим чекистам…. Дети Геббельса должны быть признательны отцу за ту участь, которая их постигла. У нас, в целях воспитания патриотизма, любят проливать слёзы над чужими детьми. А почему бы не вспомнить о самодельном кладбище на территории детского дома, где тайком были закопаны  неучтенные детские трупы? Почему бы здесь не поплакать? Почему бы не почтить память Эдика Маркевича, которого застрелили, до того как он опубликовал свой материал в газете. Он хотел рассказать о нашем местном публичном детском доме.  Невероятное словосочетание! Но как ещё можно назвать место, где можно развлечься с несовершеннолетними детьми? Почему бы об этом не поплакать? Только он хотел об этом рассказать: где это происходит, и кто там бывает…. Не успел. Понятно, что следствие зашло в тупик. А как у нас могло быть иначе? Мы же только над чужими детьми плачем. В целях воспитания подрастающего поколения. А своих насилуем, организовываем для них неучтенные кладбища. То, что своим детям ставим уколы, используя  многократно одноразовый шприц, так это, вообще, мелочи. Зато детей Геббельса жалко – ведь, что делают фашисты! Одно слово – нелюди. Смотрю на экран телевизора, плюнуть не куда – везде одни наши бравые ребята со спецслужб, выполняют невыполнимые миссии. Никак не могу понять: если у нас, на страже наших интересов, такие «профи» работают, почему мы так плохо живём? Начиная с семнадцатого года, я имею в виду, по сегодняшний день. При чём, чем дальше, тем хуже. Единственное объяснение, которое этому я нахожу – эти люди действуют не в наших интересах, воюют не за нас, а наоборот, против нас. Если я прав, то тогда всё становится на свои места. Поэтому нам, для раскрытия убийства Маркевича, надо обращаться куда-нибудь в ЦРУ, кто там у них главный? И птицефабрику они сразу бы «раскрутили», хотя там и «крутить» не чего, надо только документы глянуть, и дураку всё ясно будет. Но это как-то не патриотично, имея своих суперменов обращаться к кому-то за помощью. Пусть уж дальше так и гниёт всё потихонечку. С другой стороны, лучше иметь президента чекиста, и смотреть дешёвые фильмы о спецслужбах, чем иметь президента, скажем, хирурга. Тогда, пришлось бы смотреть каждый день по телевизору, как удаляют аппендицит или ещё там что-нибудь неприятное.

3 мая.

На Пасху, как всегда, праздничное служение в нашей церкви. Народу набито – до отказа. В полуподвальном помещении атмосфера праздника и благоговения. После прославления и молитвы – стихи, песни подходящие к этому случаю, домашние заготовки. Пастор Женя попросил и меня подготовиться. Я постарался не затягивать, тем более, что впереди ожидалось чаепитие. Рассказал, что Пасха – это еврейский праздник, что еврейский народ единственный, который благословлен Самим Господом. И что Иисус, по национальности, еврей. Всегда в церкви находятся люди, для которых это оказывается потрясающей новостью. Кто-то вообще над этим не задумывался, а кто-то искренне считает, что православие – русская вера, и, естественно, Иисус – русский. После меня проповедовал Денис. Слушая его, я вдруг понял, что слышу ещё чей-то голос: сдержанный бас, который приглушенно рокотал в коридоре, готовый в любой момент перекрыть все звуки. Двое братьев уже вышли в коридор. Несомненно, там находился и владелец рокочущего баса. Предполагая, что нам могут испортить праздник, я тоже вышел в коридор. Лет пять назад, когда мы только строили наш дом, в бригаде плотников работал паренёк. Он был высокий, весь какой-то нескладный, с большими, добрыми глазами, и, по-моему, очень рассеянный. После, я его несколько раз встречал его в посёлке. Он уже начал носить очки с толстыми линзами, и всегда, с нескрываемым уважением, здоровался со мной. Глядя, в коридоре, на опухшего небритого мужика, с перекошенным, почему-то, в сторону лицом, от которого пахло перегаром, и ещё чем-то кислым, я, по каким-то признакам, узнал того застенчивого мальчика. Но был он уже без очков. Я протянул ему руку и спросил, как он здесь оказался. «Да вот, на Пасху пришёл» – в начале промямлил он, и, тут же словно рассердившись на свою нерешительность, громко, стараясь привлечь внимание потребовал: «Дайте мне десять рублей!». Я попытался урезонить его: «Послушай, сегодня Пасха. Ты в церкви, на богослужении. Если у тебя есть желание, ты можешь пройти. Но будет лучше, если ты придешь сюда трезвый. Тогда нам будет, о чём с тобой поговорить». Негодующий голос снова вызывающе пророкотал: «Дайте мне десять рублей!». Видя его заинтересованность  в скандале, я, встав вплотную к нему, произнес, подчёркнуто спокойно: «Это двойное святотатство: на Пасху, в церкви, просить деньги на водку. На водку мы не подаём». Он, сделав несколько шагов, отошел от меня, затем, обвернувшись ровным, чётким голосом произнёс: «Сгорит твоя церковь». Что это: пожелание или предупреждение? И неприкрытая ненависть. Люди уже переполнены этой ненавистью и недовольством. От такой жизни они уже созрели. Они готовы на бунт. По-моему, этот момент кем-то заказан и очень тонко рассчитан. Недовольство людей, и их самих, просто используют. Осталось этот «праведный» гнев правильно направить. Обозначить виновных  и дать команду «фас». И то, что называется народными массами, в едином, стадном порыве, выполнит поставленную закулисными кукловодами задачу. Ненависть – это чувство, которое легче всего взращивать, воспитать, культивировать. Это чувство – антипод любви. Именно любовь, более всего, требует от человека усилий, напряжения, старания. Любовь подразумевает прощение, любовь подразумевает служение, любовь подразумевает самопожертвование. Это всё от Бога, это всё Божие. Человек, имеющий в себе эти качества, святой, совершенный человек. Но сколько он пережил, каким это ему трудом далось! Другое дело ненависть: она может быть беспочвенной, не иметь под собой основания. Чем глупее человек, тем глубже его ненависть. Чем он умнее, тем изощренней его ненависть. Вызвать, воспитать в человеке ненависть и использовать её – для этого много не нужно. Кого-то ненавидеть – для этого не нужно усилий, стараний. Наоборот, это чувство захватывает тебя как водоворот – плыви по течению и наслаждайся. Любовь, это всегда труд, усилие над собой, желание кому-то доставить благо. Наличие и количество в человеке любви, показывает его близость к Богу. Полная, совершенная любовь – это есть Бог. Ненависть, злоба, зависть, мстительность – это дьявол, сатана. Не зря нашу страну называют «империей зла» и «полигоном сатаны». А мне жалко этих мальчиков, которые так быстро повзрослели и так быстро опустились. Наполнены ненавистью и жаждой похмелиться. Что ждёт вас? Кому  вы служите? И сколько вы принесёте несчастья окружающим, будучи сами глубоко несчастны? Но именно такие патриоты нужны такой России.

10 мая.

Наконец-то закончились майские праздники! Как это утомительно! Пропаганда, агитация, промывание мозгов. На улицах – пьяные рожи, это понятно; на экранах телевидения – счастливые лица, это непонятно. Где их только берут, в таком количестве, при нашей-то жизни? Перед Пасхой показывают как в воскресной школе, при православной церкви, готовится детский хор: девочки в косыночках, в одинаковой одежде, с ними женщина, наставник. Тоже, в строгой одежде, голова повязана платком, рассказывает телезрителям о Пасхе. За это время дети заняли свои места. Она поворачивается лицом к хору – взмах рукой, и дети дружно грянули…: «Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой». Незабвенная «Катюша». Мы выросли на ней. Но при чём тут Пасха, церковь, воскресная школа? Одному официанту сделали замечание: «А разве нельзя делать так: суп отдельно, мухи отдельно?». И то, и другое имеет право на существование. Но почему это должно быть обязательно в одной посуде?! Это называется…. А как это называется? Политика? Идеологизация? Промывание мозгов? Как назвать то, что Алексий, Патриарх всея Руси, надо полагать верующий, христианин, запрещает въезд в Россию христианину Иоанну Павлу, Папе римскому? Но, тот же Алексий, с удовольствием принимает у себя и лобызает Ясира Арафата – язычника и общепризнанного покровителя террористов? А как назвать то, что чекист-президент, получивший соответствующее воспитание и изо всех своих сил защищавший интересы государства коммунистов-атеистов, или сатанистов, у каждого своё мнение, стоит по большим праздникам со свечкой в церкви? Игорь Тальков пел в своё время, за это его, наверное, и  «замочили»:

                   Перестроиться не сложно,

                   Только вот ведь в чём беда:

                   Перестроить можно рожу, 

                   Ну а душу – никогда.

Тошнит уже от этого советского образа жизни, от этой двуличности, фальши,  лицемерия. Если там, на верху, ложь и лицемерие, чего от нас, здесь, от народных масс, можно ожидать? Продолжаем тупеть, и звереем понемножечку. В этом растем. Нас таких всё больше и больше. И гарантом этому, является, далеко не лучшего качества, прези…. Нет! Неправильно. Презе…. Вот-вот: презерватив! То есть, когда выбираешь прези…, презе…, я совсем уже запутался! Короче, если что-то выбираешь – надо головой хоть немного думать о последствиях. Тогда проколов не будет. Может тогда и нация деградировать перестанет? Может, действительно, у нас, у потомков кухаркиных детей, ещё есть будущее? Как бы этого хотелось! А пока, как говорил тот хохол: «Бачили очи шо покупали! Зараз, нехай хоть повылазиють!»

16 мая.

Маразм – угасание, истощение. Я раньше думал, что это оскорбительное слово. Оказывается, ни чего обидного. Угасает мышление, мозг истощается. Худой, катастрофически быстро деградирующий, потерявший способность к мышлению, человек. Это современная Россия. Опять мы заняли позиции в окопах «холодной войны». Опять «умные» люди открывают нам глаза на то, что нас окружают одни враги. Как можно назвать человека, который топчется по одним и тем же граблям, с завидным упорством  набивая себе шишки? Когда человек ходит кругами по лесу, заблудился, в народе говорят: «Леший водит». То есть, нечистая сила воспользовалась моментом, и своей властью. Сколько же ещё мы будем водимы этой нечистой силой? Ну почему мы не хотим брать за ориентиры общечеловеческие ценности, принятые во всём мире; и идти по направлению к ним? Мне запомнились слова одного из наших лидеров: «Адекватно, но асимметрично». Мы пытаемся жить как все – адекватно, равно, в соответствии со всеми. Но поступаем при этом асимметрично, вопреки всякому здравому смыслу. Этому есть, на мой взгляд, два объяснения. Не знаю, какое больше нам подходит. Первое: шизофрения –  раздвоение личности, болезнь. Хотим мы, вроде, одного: как лучше, но, при этом, делаем совсем другое. В результате: получается – как всегда. Это поведение душевнобольного, который не в состоянии просчитать последствия своих поступков. Второе объяснение нашего поведения заключено в русской поговорке: «Свекровка б…., снохе не верит». То есть, если свекровь, в своё время, вела весьма разгульный образ жизни, то она в этом же грехе подозревает всех, даже жену собственного сына. Она опирается на свой богатый жизненный опыт. Вот так и мы: «Караул, вокруг одни враги, все нас хотят обмануть, все хотят воспользоваться нашей слабостью, нашим простодушием». Поэтому, Русь святая, сохраняя, по отношению ко всем, дистанцию, вынуждена идти своим путём! Всё по одним и тем же граблям, и по граблям! Если еврейский народ из плена, из рабства, выводил праведник Моисей, то нас водит кругами, наверное, леший, нечистая сила. Маразм  – одним словом. Маразм всего общества государства пролетариев. Но на Пасху, святое дело, со свечками в церковь. А чо, мы православные, пусть люди видят!

17 мая.

«Жук в муравейнике» – так назвали одно из своих произведений братья Стругацкие. Проблема человека оказавшегося в чужом для него обществе, которое предполагает в этом человеке собственного  врага. Сколько нас таких «жуков в муравейнике»?  Ходорковскому, уже который день, судья оглашает приговор. Все, за это время, пытаются спрогнозировать, каким будет приговор: на всю «катушку» дадут, или смягчат? В любом случае власть имущие оказываются на высоте: дадут по максимуму – значит, хотели сожрать, и, образцово-показательно, сожрали.  Если дадут по минимуму – это будет демонстрация великодушия и милосердия властей. «Этот стон у нас песней зовётся». Этот суд у нас честным зовётся. После узбекских событий у меня возникло ощущение, что для Путина настал ответственный момент – он должен или затянуть гайки до отказа, или рухнуть, подобно инвалиду, на глиняных ногах. Интересно, на что он рассчитывал, надеясь повернуть историю вспять? На тупость и неразборчивость народных масс? Я не сторонник бытующего мнения, будто миром правит, из-за кулис, некая группа масонов. Но у нас, в государстве, подобное возможно. Наши могущественные спецслужбы, не желая терять власть и контроль, выдвинули своего ставленника, плоть от плоти своей, в надежде сохранить собственное положение. И как бы не показалось это обидным для нашего гаранта нашей советской демократии, но он только пешка, выразитель интересов, в стиле ретро, определённых кругов. По-прежнему мы ненавидим капиталистов. Только мы их  сейчас олигархами обозвали. Для электората, для народных масс, они бывают плохие, или ни какие. А власти их делят на тех, кто с ними делится, и на тех, кто не делится. С теми, кто не делится, разговор кроткий – как у чекистов с контрреволюционерами. «Враги народа» – и народ одобряюще мычит. Тяжело чувствовать себя «жуком в муравейнике». Я представляю, как приходится Ходорковскому. Говорят, есть такие зоопарки, где не звери отгорожены от человека, а человек от зверей. То есть, всё наоборот: человек в клетке, а звери на свободе. Вот и суд над Ходорковским мне напоминает такой же зоопарк: человек находится клетке. По-моему, это несправедливо: умного и порядочного человека в нашем государстве надо показывать в музее. Как отдельные выжившие экземпляры, вопреки внешней среде. Может у меня появляется мания преследования, но, в последнее время, я себя чувствую как жук в муравейнике, под увеличительном стеклом.  Всё, что я хотел сказать, я высказал в своём дневнике, размещённом на моём сайте. Теперь жду реакции со стороны…. Ну, в общем, с «их» стороны, тех, которые с той стороны клетки, в нашем зоопарке. Ведь говорить и писать то, что думаешь, у нас чревато весьма предсказуемыми последствиями. Но может «они» меня в увеличительное стекло рассмотреть не могут? Тогда чего мы все боимся? Засунули все свои языки… Неважно куда засунули. Важно, то, что мы парализованы страхом. «Кролики и удавы» у Фазиля Искандерова –  прекрасная иллюстрация. Если б каждый из нас, на своём уровне, не только имел своё мнение, но и высказался. Как говорил Аркадий Райкин: «С каждого по рублю, это будет, это будет… бешеные деньги!». Но народ безмолвствует. Нам привычна не мысль в голове, а булыжник в мускулистой руке пролетариата. И пусть нам покажут олигарха. Надписи на транспарантах возле зала суда: «Путин, спаси нас от Ходорковского!». Мессия, помазанник, спаситель – гарант, одним словом. Правда, по свидетельству «Эхо Москвы», эти транспаранты, потом заносили в здание ФСБ. И милиция, этих «ходоков»  к  Путину, за справедливостью, не трогала.

23 мая.

Опять скатываюсь в бездну безнадежья. В нашем государстве, где правит гарант Путин, и процветают такие люди, как Топорков, легко впасть  в отчаянье. Трудно представить, что бы я натворил, если бы был неверующим. Но не суди и не мсти, об этом говорит Библия. А так хочется всё своими руками «разрулить». Хотя бы на уровне директора птицефабрики. В этой стране, ни какой для нас защиты, ни какой справедливости! Если б это не было трагедией для нашей семьи то, наверное, над этим можно было посмеяться: иметь на руках документы, подтверждающие, факт расхищения предприятия, и не найти людей, которые, по долгу службы, заинтересовались бы происходящим. Ни те самые «внутренние органы», не к ночи пусть будут помянуты, не средства массовой информации, не высокопоставленные дяди, обличённые властью. Каждая категория этих людей имеет свои убедительные аргументы и доводы, что бы не ввязываться в эту историю. Разные люди, разные аргументы. Но они объединены, встроены в систему, служат ей. Сама система служит не для защиты любого и каждого человека, и, в конечном счёте, защиты интересов государства. Наоборот, это  система подавления человека. Его уничтожения, во имя каких-то других интересов или идеалов. При полном безволии деградировавшего общества, мы снова выпустили джина из бутылки. Опять нашу политику, стратегию и тактику, определяют те же воинствующие «ястребы», «чёрные полковники». Нашему обществу, по его внутренней сути, по характеру кухаркиных детей, чуждо и неприемлемо понятие «свобода». Наличие, принятие свободы, подразумевает дополнительную нагрузку, как на всё общество, так и на конкретного человека в частности. А это труд, это усилие над собой. «Царство Небесное силой берётся» – говорит Библия. Моё понимание отрывка: если хочешь оказаться в лучшем из миров, в Царстве Небесном, рядом с Господом, то нужно для этого приложить немало сил. Или, точнее, все свои силы, не только делая правильный выбор в своей жизни, но и совершенствуясь, исправляя ошибки, при неправильном выборе. Не всякий попадёт в Царство Небесное. А жить в свободном, демократическом обществе? Это не привилегия, не преимущество, предоставленное просто так. Это тоже  тяжкий труд – самому делать выбор. А потом, вдобавок, нести ответственность за сделанный выбор, за сделанные ошибки. Перед самим собой, перед семьёй, перед начальником, перед обществом, в конце концов. Всё это требует сил, определённого напряжения. Нам, всю жизнь непросыхающим, с мозгами разбавленными алкоголем, зачем такое  удовольствие нужно? Другое дело: начальник приказал – выполнили; жена сказала – сделали; Родина потребовала отдать конституционный долг – на, возьми! Ни каких проблем, ни каких нравственных терзаний! Вся ответственность на тех, кто за нас решает, думает и, с нас, требует. Если что не так – это они виноваты! С нас какой спрос? Мы люди маленькие. Зато мозги у нас свободные, ни чем не перегруженные. На фига нам эта свобода, выбор, ответственность? Лишние нагрузки! Вот Путин пусть за нас и думает. И отвечает. А нам это совсем ни к чему. Веди нас, новоиспеченный Моисей! Всегда готовы! Поэтому: Путин наш рулевой. Ну, и у него – ум, совесть и честь нашей, путинской, эпохи.

26 мая.

Почему-то, я не касаюсь  положения, в котором находится наша семья. Слава Богу, нам дали в долг, добрые  люди, миллион рублей. Мы тут же раздали первоочеродные долги, погасили кредиты. Но для нас это только отсрочка на несколько месяцев. Потом, осенью, этот миллион нужно будет отдавать. Удавка на шее опять будет затягиваться. А за Олежкину квартиру мы всё ещё судимся. Последний раз в суд нас вызывали 6-го мая. Там сообщили, что всё переносится на 6-ое июня. Ещё два раза перенесут,  и лето кончится, придёт осень. Чем, интересно, осенью наш гарант занимается? Это время отпусков, бархатный сезон. Говорят, если человека часто вспоминать, то на него нападает икота.  Если это правда, то  бедному Путину, и ночью нет покоя! Только что достал три диска с фильмами: «Покушение на Россию», «Террор в Москве», «Чеченская колыбельная». Распространяет молодёжное движение «Наше время». Посмотрел «Чеченская колыбельная». Жутко. Возмущался. Даже плакал.  Какие сволочи! Какие мы все сволочи. Я что-то знал, что-то слышал, о чём-то догадывался. Но увидеть такое! Жутко! А как это всё нам подают в средствах массовой информации? Зря мы надеемся на скорейшие улучшения в нашей жизни. Написано в Библии: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро злом, тьму почитают светом, и свет тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое горьким». Горе нам – за наше соглашательство, за наше непротивление, за нашу пассивность. Нам говорят: мочите, это террористы. И мы мычим одобрительно. Стадо. И мочим. Всех подряд. Направо и налево. У нас же индульгенция от президента, благословение от патриарха. А дальше-то что? Ладно, мы не верим в суд Божий. Но неужели так трудно просчитать ситуацию на будущее, провести аналогию с той же  неудачной войной американцев во Вьетнаме? В советской прессе взахлёб, с упоением писали о вьетнамском синдроме у бывших американских солдат. Они, тронувшись умом от пережитого, врывались, с оружием в руках, в общественные места и открывали огонь по своим соотечественникам. Привыкнув к жестокости во Вьетнаме, они легко становились преступниками в Америке. Почему мы считаем, что нам удастся избежать чеченского синдрома? Тысячи и тысячи мальчиков прошли через эту мясорубку. У многих из них нарушена психика, у  многих появилась склонность решать все возникшие проблемы насилием. Добавьте сюда бывших чекистов, которые «крышуют», и тех, кто состоит ещё на службе,  профессионально выполняя заказные убийства. Для обывателей это уже не жизнь, а ад на земле. Такое ощущение, что мы все работаем в тире… мишенями. Это уже наказание Божие. Посеявший ветер – пожнёт бурю. «Ибо все, взявшие меч, от меча и погибнут». Эти мудрые слова мы выдернули из Библии и вложили в уста очередного защитника Родины. Уже тогда наши летописцы, для убедительности и роста патриотизма, занимались плагиатом. Нас будут вспоминать со стыдом наши потомки. Ведь мы сами, сейчас, стыдимся тех кадров из кинохроники, где народные массы в единодушном порыве осуждают врагов народа и поддерживают вынесенные им приговоры: мочить!  Нас будут постоянно вспоминать, и проклинать потомки уцелевших чеченцев. Ну не дадут же нам их всех уничтожить?! «Горе тем, кто называет зло добром». Простите нас, люди! Все, кому мы причинили хоть, сколько нибудь зла! Я верю, что наше правительство, когда-нибудь, произнесёт эти слова. А перед этим всех чекистов осудят. Они это заслужили.

31 мая.

Ходорковскому дали девять лет. У меня просто слов нет. Как это возможно? Все прекрасно понимают, что это «заказ», просто расправа над человеком. И подобные вещи сходят с рук. Меня мучает один только вопрос: что же мы за люди? Только сейчас, до некоторых стало доходить: неладно что-то в нашем государстве. Вошедший во вкус Путин, наверное, не понял, что его действия, служат ему лучшей и истинной рекламой. Что это он сплачивает разрозненную оппозицию и увеличивает её ряды. Он или очень ограниченный человек, или чувствует за собой силу, что придаёт ему уверенность в собственной безнаказанности. А как нам-то жить в этом мире беззакония и бесправия? «Бачили очи шо покупали. А, зараз, нехай хоть повылазиють!». Поле Чудес в стране Дураков. Бог, услышав молитвы, дал нам шанс в конце восьмидесятых годов. А мы его так бездарно упустили! «Глупый пёс возвращается на свою блевотину» – так говорит Библия. Съела собака что-то отравленное, её стошнило, и она сразу убежала оттуда. Но через некоторое время возвращается назад, и, из непонятных, для здравого ума, побуждений, опять поглощает блевотину. Вот так и мы, подобно этому псу. Ведь нас уже стошнило от советского образа жизни. И что же? Ностальгия замучила?  Опять на блевотину вернулись. Мама Ходорковского сказала после оглашения приговора: «Мы потеряли сына, после того как к власти пришёл Путин». Березовский ясно выразил своё мнение: «Я с самого начала сказал, что Ходорковского посадят. И что сидеть он будет, пока Путин будет у власти». Владимир Владимирович, но ведь это же выход! Для нас, для всех, и для вас с Ходорковским, для каждого! Улавливаете мысль? Отдельно для чекистов поясняю – надо перетасовать колоду. То есть, вас поменять местами с Ходорковским. Всё сразу встанет на свои законные места. Если вы сомневаетесь в моей правоте, можно провести референдум. И, как только это произойдёт, тогда вы услышите и, следовательно, узнаете о себе всю правду. Обещаю, что я, в этом общем хоре, буду молчать. Я не чекист, и бить лежачего или просто издеваться над человеком, мне не доставляет удовольствия. Надеюсь, я вас ни чем не обидел? Потому, что если обиделись…. Вспоминаю ваш рассказ – как попали на занятия борьбой. Вас обидели мальчишки. Наверное, отсюда ваше выражение: «Слабых – бьют». Они тогда не знали, что вы станете чекистом. А потом ещё и президентом! Но кого в детстве не били в мальчишеских разборках? Вы оказались не из тех, которые прощают обиды. Стали ходить на тренировки, заниматься. А потом, вы им показали!  Я, для себя, отметил этот факт. В детстве тоже занимался самбо. И знаю, сколько времени нужно тренироваться,  что бы потом суметь за себя постоять в уличной драке. Это не месяц, и не два, и, некоторым, даже не год. Особенно, для мальчика маленького росточка, со скошенным лобиком. И вы, столько времени, тренировались, храня свою ненависть! Хорошая память, завидное упорство. Зато потом, по вашим словам, им мало не показалось! Поэтому, если я вас чем-то обидел, при ваших-то возможностях и вашей памяти, то извините меня. Не хотел бы я попасть к вам в руки, тем более они у вас такие длинные. Может, было бы лучше для меня стоять по колено в блевотине и помалкивать. Уж если Ходорковского настигла  рука вашего правосудия.

5 июня.

Фраза из французской кинокомедии «Игрушка». Деспот редактор, своему корреспонденту: «Кто из нас чудовище? Я, приказавший вам снять штаны, или вы, оголивший ваш зад?». Ведь мог бы несчастный корреспондент и не выполнить команду. Выбор всегда есть, в любой ситуации. Только каждый, этот выбор делает сам, исходя из собственных соображений. Так кто чудовище: Путин, подмявший под себя все средства массовой информации? Или, эта толпа, выполнившая его команду, оголившая свои зады, приняв при этом соответствующую позу: «Чего угодно?  Как угодно? Вам удобно?». Так кто чудовище? Я этого не видел, но говорят, пауки, посаженные в одну банку, пожирают друг друга. А как себя ведут кухаркины дети, оказавшиеся в одной банке? Как стадо: привели их на водопой – пейте, это ваше время, период оттепели. Попили? Ну и хватит вам. Теперь назад, в стойло. Пастух сейчас определится: кого доить, кого стричь, а кого на мясо пора пустить. В ответ одобрительное мычание. Все, наперегонки, торопятся засвидетельствовать пастуху своё почтение. А как, так называемая интеллигенция, делает реверансы, ножкой шаркает, когда получает награды из рук президента! Так кто чудовище? Тут один такой брякнул по телевиденью, элиту, мол, из России на кораблях вывезли, а мы за пять лет её восстановили! Ошибочка вышла, за пятилетку элиту не восстановишь. Конечно, на безрыбье и рак тоже рыба. Можно выделить из массы людей определённую группу, назвать её элитой, интеллигенцией. Но, извините меня, это один научный сотрудник сказал о своих разработках синтетической икры: «Намазывать на хлеб уже можно. Но кушать пока ещё нельзя». Назвать элитой это можно, а вот качество…. Пахнет чем-то, запах прежний остался. Кто-то, из демократов современной России, сказал: «Наше правительство было хорошим. Ему просто не повезло с народом!». Народ дружно обиделся. А зря. Действительно, мудрая мысль была высказана. Немногие её поняли. А вот Путину с народом повезло. Народ как-будто под него был создан. Хотя почему как-будто? Десятилетиями, методом отбора и селекции, в России взращивалась и формировалась чекистами новая историческая общность – советский народ. Поэтому не стоит вдаваться в объяснения – почему советский народ подходит для Путина. И почему Путин идеально подошёл для советского народа.

Людей, влачащих нищету,

Покорных, точно овцы в стаде,

Гоняют, подчинив кнуту,

И держат в стойле и в ограде.

Так кто, всё-таки, чудовище? Будем проводить голосование, или как? А-а-а, понимаю! Голосование по техническим причинам провести невозможно – руки заняты, приспущенные штаны приходится поддерживать. Ладно, оставим вопрос открытым.

6 июня.

Не важно, верующий человек или материалист, но ни кто не будет отрицать, что существовал центр зарождения цивилизации. Только верующий придерживается мнения, что центр зарождения цивилизации, есть место проживания Адама. А для материалиста, это место определено научными данными, какими-нибудь последними раскопками археологов. В таком случае: если существовал центр, или центры цивилизации, то должны были быть какие-то окраины, границы. Туда и изгоняло общество провинившихся или преступников, за пределы обитаемых земель. Об изгнании Каина Библия говорит конкретно: «И сказал Господь Каину: … ты будешь изгнанником.…И пошёл Каин от лица Господня; и поселился в земле Нод, на восток от Эдема». Каин был изгнан за пределы  Эдема. Это подтверждает, что такое практиковалось в  жизни древних людей. Собственное племя изгоняло преступника, но другие племена его не принимали. Кому нужны преступники-изгои? Каин жалуется Господу: «Буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьёт меня». Изгнанники были обречены бороться за своё выживание в новых условиях. У них был только один выход, что бы выжить –  объединиться с подобными людьми, собираться в некие сообщества. Последующую свою жизнь изгои продолжали на границе между племенами. По сути, они являлись маргиналами дважды: географически, по своему месту проживания – в пограничной зоне, между племенами; а так же по своему душевному состоянию – они находились в положении «между – между». Т.е., их изгнало общество, которому они бросили вызов, нарушив его законы. По своим убеждениям, взглядам, такие люди были не способны жить в этом обществе. Будучи наказанными, они вынуждены были жить в преступном сообществе, которое создали сами, для того, что бы выжить. Но оно им не нравилось. Так же, как и сама жизнь в нём. Поэтому, изгои «зависали» в неопределённом положении: с одной стороны – они хотели бы жить в нормальном обществе, но были изгнаны оттуда. С другой стороны – они не хотят жить  в своём ненормальном сообществе, но уйти не куда. Хотя, при их менталитете, при их внутреннем укладе, иного не дано. Так же, могли быть среди них изгнанники, которым любое общество было в тягость. И для них, вынужденное пребывание в обществе, да ещё и преступников, хуже всякого наказания. Такое положение изгоев, внутреннее противоречие, «зависание»  в пограничной области между двумя способами бытия, ещё более   деформировало их  внутренний мир. Почему я коснулся этой темы?  Я прекрасно понимаю, что проблемы России начались вовсе не с прихода к власти кухаркиных детей. Гниль идёт откуда-то раньше. В здоровом обществе кухаркины дети не приходят к власти. Может мы и есть страна  маргинал? Отбросы здоровых наций, то самое преступное сообщество, которое, как раковая опухоль, разрослось на одну шестую часть суши – империя зла, полигон сатаны? Такое объяснение, своё понимание об истоках проблем России, я бы мог предложить для материалистов. А верующим я хочу напомнить, что у Каина-братоубийцы были дети, продолжатели его рода, продолжатели его дела.  Потомки Каина расселились на земле. Ведь где-то он прекратил своё скитание, где-то он остановился? Ведь земля Нод, куда отправился Каин, в переводе означает странствие. Может это мы?  Я уже слышу возражения. Как, мы же православные! Как можно? Святая Русь! Наша  высокая духовность, нами общепризнанная! Многовековая культура! До революции, у нас в столице, в Москве, было сорок сороков храмов и церквей. Это, на современном языке – тысяча шестьсот храмов и церквей. Более 90% русских было православными.  Не прошло десяти лет после революции, как мы начали рушить, взрывать церкви. А куда делись православные? Откуда взялись вандалы-атеисты? Ведь десяти лет не прошло! Моисей сорок лет водил свой народ по пустыне, что бы сменилось поколение ропотников, что бы у нового поколения было иное мышление. Понятно, что у нас, за 10 лет, не могло произойти смены поколений и появление иного мышления. Сама революция, последующая волна разрушений храмов и церквей, говорит о том, что не было на святой Руси  90% верующих православных. Не было и 50%. Даже 30% не было. Если было хотя бы 30% верующих, никто бы не рискнул начинать рушить храмы. И нашлись бы защитники, которые не дали бы этого делать! В наше время опять эта  картина повторяется, только в обратном порядке: десяти лет не прошло после перестройки, дружно проклятой всеми советскими людьми-атеистами, как наша страна снова, почти со стопроцентном охватом поголовья, стала православной!!! Как это у Высотского: «Есть повод веселиться!». Было бы радостно, если б не было так грустно. Картинка из жизни: мой друг совсем спился. Я ему говорю: «Слушай, пропадешь ведь! Тебе за пятьдесят, пора остановиться, подумать о душе, о Боге». – «Ты меня в вашу секту не уговаривай! Я не могу свою мать-покойницу предать, она у меня православная». – «Так ты иди в православную церковь». – «Не. Мне там поп не нравится. Но я, православный, и мать моя православная. И дед с бабкой. Только бабка ведьмой была. И я ведьмак. На грудь утюг приклеиваю, под деревьями энергией заряжаюсь, и исцеляю, кого хошь». Такая вот семья потомственных православных. Ещё, он не упомянул в этом разговоре, его отец отсидел срок. За изнасилование своей малолетней дочери. Каин ведь тоже в Бога верил. Даже жертву ему принёс. Только Авель, благодаря своей вере, принёс Богу жертву более угодную, чем Каин. Видно не то мы приносим в жертву, или не тому Богу. Потомки Каина мы или сообщество разбойников, наводящее ужас на окружающие земли?

18 июня.

Последнее судебное заседание, об Олежкиной квартире, перенесли с 6 мая на 6 июня. В первых числах июня до нас дошли слухи, что Топорков отозвал свой иск. Конечно, в душе, мы обрадовались. Образумился человек, или совесть заговорила! Покуражился мужик, с кем не бывает? Но рано пташечка запела. Он отозвал иск потому, что нанял двух новых адвокатов. Они пообещали ему выиграть процесс, только он должен по другому  подать иск. Время идёт, вокруг нас по-прежнему зона молчания. Сейчас уже все забыли о скандале между главным бухгалтером и директором. Что и требовалось доказать. Похоже, что все успокоились, остались довольны сложившейся ситуацией. И сам Топорков, и его покровители. В вышестоящих инстанциях нас кормили обещаниями, что разберутся в ситуации, пока не вышел срок, в течение которого можно было обратиться в суд. А потом всё – поезд ушёл. Ни кто не будет разбираться, почему уволили главбуха. Только Топорков желает напоследок, размазать нас по полу и вытереть об нас ноги. Наверное, не прошла бесследно публикация в местной газете, той части моего дневника, где я описал, как уволили Олю с работы за то, что она протестовала против разворовывания предприятия директором птицефабрики. Ту публикацию, в двух номерах, Топорков проглотил молча. А что ему оставалось? Подать на меня в суд за клевету? Я этого и хотел. Имеющимися документами мы бы доказали  правоту Олиного обвинения. Он, по понятным причинам на это не пошёл. Сделал вид, что гордо проигнорировал. Представляю, какое ему доставляют удовольствие все эти хлопоты, связанные с судом против нашей семьи!!! Лишить нас квартиры! Для него это и отдых для души, и удовольствие, и любимое развлечение. Чем бы дитя не тешилось. Только что слушал «Эхо Москвы», и как-то сразу понял: не будет ни какого возмездия Топоркову со стороны государства. Не войдут к нему во двор лица, при исполнении служебных обязанностей, для описи имущества. Был момент, когда я искренне верил, что в течение трёх, пяти дней там, «на верху», разберутся, и Топорков получит своё, заслуженное. А Олю поставят директором. Что такого?  Лучше её кандидатуры не найти. Хорошо, что я с ней своими мыслями не поделился. Никудышный из меня пророк.  Причастие – есть такое слово в жизни верующего человека. Корень слова – часть. Поводом к образованию этого слова послужил эпизод из Библии. Иисус, при омывании ног своим ученикам, говорит, обращаясь к Петру: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною». Иисус предупреждает Петра, что тот может потерять некую часть, находящуюся в Петре, и в самом Иисусе, и эта часть  связывает апостола с Иисусом Христом. Т.е., существует нечто, соединяющее человека и Бога. И последняя вечеря Иисуса Христа, со своими апостолами, есть акт единения, взаимного проникновения, сближения.  Это есть акт при-частия. «Да будут все едино; как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино». Апостолы приняли Иисуса, Его часть, и Его у-часть, во время трапезы. Символически или буквально, об этом спорят богословы, но это произошло, когда апостолы приняли и ели хлеб из рук Иисуса Христа. «Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: примите, ядите; сие есть Тело Моё. …Ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и даёт жизнь миру». Это и есть таинство при-частия. Причастия к Христу. А к кому же при-частны Топорков, его покровители, и им подобные? Иисус, обращаясь к своим ученикам, говорит: «Никто не может служить двум господам: ибо одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне». Невозможно служить Богу истинному, и богу богатства – маммоне. Невозможно иметь причастие со Христом и поклоняться маммоне. Всегда приходится делать выбор; и те, кто служит маммоне, ненавидят при-частных Христу. Вот и при-частяются богу наживы, на своих вечерях, на званных пирах, кухаркины дети, «выбившиеся» в люди. Это их вечеря. Своему богу, богу богатства, в жертву они приносят всё. Хотя, не так уж много они имеют: в материальном мире они были нищими, а в духовном – тем более. Что бы разбогатеть в этом материальном мире, они жертвуют своим внутренним миром. Тем, что в нормальном обществе является святым для человека: порядочностью, честью, своим добрым именем. Поэтому, такие люди, как Ходорковский – богатый и порядочный, это исключение для нашего общества. К тому же, Путин, наш гарант, восстановил справедливость – Ходорковский уже не богатый. И, понятно, уже не порядочный – раз его посадили. Есть такие «белые вороны» в нашем обществе, но их мало, и им вдвойне тяжело. Подобных людей, нищие кухаркины дети, ненавидят; и разбогатевшие строители коммунизма тоже. К одному из бывших строителей коммунизма, из власть имущих, Оля обратилась за помощью. Но она, в то время, по своей наивности и неосведомлённости, полагала, что живёт в нормальном обществе. Она изложила в своём письме о фактах хищения или злоупотребления – я  всегда теряюсь в этих терминах, и об её увольнении. Что бы  это выглядело более эффектно, она добавила: помимо всего, обращаюсь к вам, как к мужчине, за помощью; вы не дадите в обиду женщину, оказавшуюся  в такой ситуации. И ещё добавила: как человек верующий, я надеюсь, что Бог, именно через вас, поможет мне. Что же оказалось? Как воскликнул Александр Мень в своём интервью: «Мы же с вами жили в уродливых условиях. У нас всё было вверх ногами. Мы с вами ненормальные люди! Нас вырастили в соцреализме, и мы уже не можем ни куда деться». У нас всё вверх ногами. Не знаю, чем руководствовался этот чиновник, проигнорировав Олино письмо, но, вдобавок, он оказался не мужчина. То есть мужчина, но другой ориентации. Мы уже потом узнали об этом, имевшем место, скандальчике. А на Олины слова о Боге, он заявил: «Чего она меня этим Богом тычет?». Вот реалии нашего времени:  призываешь, в присутствии человека, имя Божие, а он оказывается неверующий и на тебя же обижается за своё неверие. Обращаешься к нему как к мужчине за помощью, а он, извините, не мужчина. Получается, что все твои обращения к нему, воспринимаются как намеренные оскорбления и намёки. Какой же тут помощи ожидать?  Мир, вывернутый на изнанку. Империя зла, полигон сатаны, где люди причастяются другим богам, служат им и приносят в  жертву то, лучшее, что когда-то в себе имели.

7 июля.

Для себя понял, что не хочу садиться за продолжение дневника. Кризис. Надежды, которые я поспешно возлагал на дневник, не оправдались. Я думал, что дневник как-то ускорит развязку, что мне не дадут печатать, обличать. Но пока всем начихать. И я не могу привыкнуть к этой мысли. Наверное, для того, что бы хоть что-то сделать, что бы это хоть как-то аукнулось, написал за эти дни статью в местную газету. Завтра отдам редактору, и если он решится – пусть публикует. Статья очень злая, колючая. По поводу самоуправства Топоркова. Он создал в детском садике, для своего внука, платный первый класс. Своих подчинённых, родителей детишек в этой группе, он принудил  согласиться со своей идеей. Или вплоть до увольнения. Если статью опубликуют, то буду ждать  скандала. Но всё может произойти как с увольнением Оли: мы думали, что если у нас на руках документы, компрометирующие Топоркова, то будет скандал и справедливость восторжествует. Не тут-то было. Всё спустили на тормозах. Так же может произойти и с моей статьёй: проглотят и не обратят внимания. Пробовал «запустить» статью в областную газету – не вышло. Вежливо, до приторности, мне объяснили недостатки моей статьи. Не сказали самого главного: что я замахнулся на такие авторитеты! Я не стал объяснять, что могу исправить статью на компьютере за две минуты. Зачем ставить людей в неловкое положение? Вынуждать их изворачиваться, лгать,  искать новые причины для отказа. Ведь мы же воспитанные люди! Правда, в советском обществе.  Недавно пришлось проехать мимо своего прежнего места работы – Рефтинской ГРЭС. Посмотрел со стороны: ни чего не изменилось. Только поверх бетонного забора убрали старую колючую проволку. Взамен натянули блестящую, всю в шипах, нержавеющую спираль. Прогресс! Вот такая же «демократия» у нас в России: убрали вокруг неё ржавую колючую проволку, которую делали на «зоне», ещё дедовским способом, и обнесли новой, нержавеющей спиралью с шипами. Демократия по путински! Ловим шпионов, мочим террористов и ставим об этом фильмы. Или показываем старые, которые в годы перестройки убрали подальше. Стыдно было за эти фильмы и за себя. А теперь возвращаемся к прежним ценностям. По телевизору, на всех каналах, показывают маленького, легко передвигающегося человечка, с покатым лобиком – это наш президент. Нам есть чем гордиться! Я одного не пойму: ведь, есть какие-то определённые законы развития общества. И, согласно этим законам, общество, в своём развитии, непрерывно движется вперёд. На что надеются отдельные личности, надеясь затормозить или повернуть вспять историю? Или у них какое-то своё, «повёрнутое» мышление? Какие интересы могут быть выше интересов общества? Почему они считают, что имеют право безнаказанно распоряжаться судьбами миллионов людей, исходя из каких-то собственных интересов? Право руководить и распоряжаться подразумевает и огромную ответственность за свои поступки, за свои  решения. Эти люди искренне заблуждаются, или у них что-то вроде мании величия – вершители человеческих судеб? А может, просто, они уверенны в собственной безнаказанности?

9 июля.

В своё время, очень увлекался фантастикой братьев Стругацких. Произведение, которое тогда меня поразило, называлось «Пикник на обочине». Каким-то, непонятным образом, с нашей планетой соприкоснулась иная цивилизация. Место соприкосновения назвали: «Зона». Вход туда всем был запрещён, и по периметру Зоны была расставлена охрана.  Потому, что там происходило нечто опасное и необъяснимое для людей. Появились незнакомые, «не наши» предметы, назначение которых непонятно, действие которых непредсказуемо. Знакомые вещи не старели, обновлялись. Другие, наоборот, превращались в труху прямо на глазах.  Всяческие контакты с этой Зоной, пребывание на ней, чаще всего, приносили трагические последствия. Но находились люди, их называли сталкерами, для которых риск, пребывания на этой Зоне, доставлял удовольствие. Всё больше склоняюсь к мысли, что мы являемся сталкерами. Только сталкерами по неволе. Мы родились в этой охраняемой, ограждённой зоне. Пользовались непонятными предметами: социализм, коммунизм, план, демократический централизм. Ни кто не знает, что это такое, какой они приносят конечный  результат. Но  мы пытались, экспериментируя, ставя на себе опыты, до конца понять их действие. При этом создавались новые ценности, герои, которые не старели, постоянно обновлялись. А прежняя культура, религия, обращалась на глазах в труху, в прах. И мы, сталкеры по неволе, живём в этой охраняемой зоне, ожидая окончания, чудовищного по своему размаху, и по времени, эксперимента. Только мы отличаемся от книжных сталкеров: они шли на «Зону», им нужен был всплеск эмоций, стресс, адреналин. Это их возбуждало. А у нас, наоборот: постоянный стресс, возбуждение, шок, вызвали заторможенное состояние, отупелость и обречённость. И мы потихоньку вымираем, как жертвы неудавшегося эксперимента, от соприкосновения с чем-то нам чуждым, даже враждебным. Тут ещё нашёлся какой-то главврач, из чекистов. По своим, непонятным нам соображениям, заботясь о продлении существования Зоны, он пытается продлить нашу агонию. Эта агония – уже не книжный роман-антиутопия, это наша жизнь. Наша повседневная жизнь. В Зоне.

12 июля.

Редактор местной газеты  «Новый Рефт» извинился. Сказал, что срочно уезжает в отпуск и статью «Козлы и овцы» опубликовать пока не сможет. Оля, по-моему  даже с облегчением, сказала по этому поводу: «Значит, Бог отвёл». К удивлению, эта статья ей понравилась. Раньше она была недовольна моими критическими статьями. Но видимо, это преследование, которому она подверглась, все эти испытания, лишили её розовых очков. Но мой дневник она пока не читает. Не согласна с моим  критическим тоном. Решил поместить статью в дневнике, как она есть.

 

О козлах и овцах.

 

Назвать деспота –  деспотом всегда было

опасно. А в наше время настолько же

опасно назвать рабов – рабами.

Акутогава.

Где-то, в Индонезии, пронеслось цунами. Тысячи, десятки тысяч, кажется, речь уже идёт о сотнях тысяч погибших. Как всегда, мы мгновенно забыли об этом – своих проблем хватает. Вот очередная проблема: в посёлке Рефтинском, ещё недавно, некоторые родители радовалась. Им выпала большая честь: водить своего ребёнка в ту же группу, в детский садик, куда ходит внучек нашего местного пана директора - Топоркова. Но это счастье  длилось недолго. Дети подросли, пора собирать их в школу. Вот тут-то и начались проблемы у родителий-счастливчиков! Оказалось, что внучеку пана директора ещё рано в школу, и он не готов так резко менять свой образ жизни.Ни чего страшного! Я имею в виду – для внучека пана директора. Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе. Если такой ребёнок не хочет идти в школу, то школа придёт к нему. Прямо в детский садик. А что такого? Создать для него в садике особый, отдельный первый класс! Но вот родители, будущих одноклассников внучека пана директора, своей выгоды не поняли. И все, дружно, отказались от свалившегося на них счастья. Тогда с них потребовали объяснительные: на каком основании они отказывают в удовлетворении желания пана директора? Родители тонкий намёк поняли, но и после этого своё решение не поменяли.Тогда им, неразумным, на выбор предложили два заявления. Подпиши, какое хочешь: или, сразу, на увольнение; или о том, что они счастливы водить своё чадо в класс, созданный для внучека пана директора. Даже за свои собственные деньги. Причём немалые. За удовольствие надо же платить! И родители единогласно исполнили свой патриотический долг – из двух зол выбрали наименьшее: на работе, пока тебя не уволили, общаться с паном директором, и в школе, вернее в садике, их дети будут общаться с внуком этого пана. Это лучше, чем первый вариант с увольнением.К тому же, впоследствии, в этой истории будут присутствовать и положительные моменты. Наверняка, помещение, где находится класс, будет светлое, застланное дорогим линолеумом, или коврами. Класс заполнен наглядными пособиями и школьными принадлежностями. За дверьми будет дежурить охранник, врач-педиатор, детский психолог. По окончанию школы, опять же в посёлке, создадут филиал какого-нибудь МГУ. Учитесь дети! Всё для вас! Пан директор всё сделает для осуществления лозунга: «Наши дети будут жить при коммунизме». Когда подойдёт время служить в армии, в посёлке создадут резервный полк, для охраны мавзолея Ленина. Что бы опять, все вместе, прежним составом, во главе с внучеком! Но есть и негативные моменты. Как, к примеру, принудить учиться директорского внучека, если ему нельзя поставить оценку ниже «четвёрки»? Ведь, если кто-то из преподавателей сделает такое, он замучается, потом писать объяснительные. А как поддерживать дисциплину в классе, если одному из учеников будет позволено всё? К тому же, ни кто из учащихся не должен получать оценки выше, чем у потомка директорской династии. Надеюсь, с этим все согласны? Потому, что, впоследствии, красный диплом дадут один на весь класс. Отгадайте, кому он будет предназначен?

Я искренне считаю, что наше советское общество, а оно по своей сути таковым было и им остаётся, есть стадо, скот. Но вот что интересно: оказывается, стадо всегда возглавляет козёл. И это он руководит, ведёт стадо. Даже в Ветхом Завете есть этому подтверждение. Довольно ли, при этом,  стадо? А кто его спрашивает!? Стадо может только мычать и блеять – это же стадо! На большее оно не способно. Так вот, если, «новая историческая общность – советский народ»,  только стадо, а с этим согласны все, кроме нас самих, то, по Библии и по житейскому опыту, у нас, на разных уровнях власти, должны находиться козлы. Это не я утверждаю, это Библия говорит: «…козлы впереди стада овец». На что же мы тогда обижаемся? Допустили козла в огород, пардон, к власти. Кто теперь виноват? Просто, не надо быть стадом! Стадо лучшего не заслуживает, кроме того, что бы следовать прихотям своего козла. Такое утверждение действует  на всех уровнях: в посёлке ли, в городе, или в государстве. Надо помнить простую истину: если мы будем вести себя как стадо, то нас всегда будет вести козёл. Но Библия предостерегает и этих лидеров-козлов: по мере роста беззакония, именно из них, из этих козлов, выбирают жертву для искупления грехов. То есть, выбранный козёл приносится в жертву. В народе, по этому случаю,  сохранилось библейское выражение – козёл отпущения. Это бывший лидер, надо полагать хороший козёл, а может, просто так, под руку попался, на которого свешали все грехи. Кто-то может сказать по этому случаю: «Ну и что? Зато как пожил человек! Что тому же Сталину с того, что его останки выскребли с Кремлёвской стены? Зато, ведь, как он жил!». Но времена меняются, и многое в жизни меняется. В наше время не все останутся безнаказанными, ещё при жизни. Некоторые, из этих козлов отпущения, лишённые своих привилегий, будут доживать в своём же стаде. Тогда они убедятся, что скот не только мычит и блеет, но имеет рога и копыта. И, в жизненной толкучке, у этого стада будет возможность припомнить козлу прежние обиды. Другим козлам, занимающих положение более высокого уровня, нужно помнить судьбу кровавого диктатора Пол Пота. В отличие от Сталина, он закончил свою жизнь, скрываясь в джунглях, сгнивая заживо от смертельной болезни. Или президент Югославии Милошевич, надеюсь, я ни чего не напутал, арестован международным Гаагским трибуналом, за преступления против человечности. Его сейчас судят.

Так что, всем козлам, которые находятся сейчас при деле, я бы посоветовал жить с оглядкой. Кто станет следующим козлом отпущения, и когда козла принесут в жертву? Одному Богу известно! Но ни один из них, дорвавшихся до власти козлов, похоже, об этом не думает. Хотя делают вид, что они верующие и богобоязненны.

А наши дети? А что дети?! В стаде, то есть в нашем обществе, они ни когда нам полностью не принадлежали. Их использовало государство, когда они были ещё октябрятами, пионерами, комсомольцами. Потом они становились защитниками Родины, участниками вооружённых конфликтов, антитеррористических операций. Пока, в этой ситуации, на уровне посёлка, их хотят использовать только в качестве интерьера, в классе, который создали в детском садике, для внучека пана директора. Что тут такого? Чего вы мычите? Продолжайте радоваться, уважаемые родители! Могу вам, как в школе, посоветовать больше читать классиков. Того же Пушкина. Простите меня за смелость, его я беру в единомышленники. Уже в то время, он сумел постичь душу русского человека:

Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам  дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Чем нормальное общество отличается от стада? Тем, что нормальное общество старается, что бы жизнь стала лучше. А в стаде стараются, что бы жизнь не стала хуже. Т.е., разница между обществом и стадом, заключается в том, что в нормальном обществе  всё делают для того, что бы жизнь стала лучше, даже, если это связано с опасностью для себя. Лишь бы жизнь стала лучше. А в стаде главное: чувство покоя, при набитом желудке. Лишь бы жизнь не стала хуже. Вот их и режут потихоньку, и стригут.

P.S.     Для тех, кого интересует продолжение «Дневника рефтинца», часть из которого была опубликованного в местной газете «Новый Рефт», сообщаю, что оно публикуется под названием «Дневник соотечественника», на сайте: w.w.w.tkalitsch. narod. ru. Систематически, через Интернет, я отсылаю продолжение своего дневника в русскоязычные церкви: в Германию, в США, и, кажется, теперь им заинтересовались на Украине. Я понимаю, что это не «Санта Барбара», собирающая огромную аудиторию у экранов телевизоров. Но я могу и стараюсь, в своём дневнике, показать, что происходит с нами, с нашей семьёй. Поделиться мыслями, что бы на примере нашей семьи, как в капельке океана, была видна жизнь всего общества. Меня успокаивает такая возможность: показать в стране и за рубежом, интересующимся людям, как мы живём на самом деле. Через это, некоторые личности, целые эпизоды из жизни нашего посёлка, стали достоянием гласности. Вошли, скажем так, в историю. Это единственный способ выразить мой протест против козлов, которые сейчас у власти. Тоже, мычу, понемногу.

Ткалич П.С.

 

13 июля.

По каналу Евро Ньюс сообщили, что в Англии, после серии взрывов в метро, в нескольких мечетях разбили стёкла. Это можно понять и объяснить: вспышка неуправляемых эмоций, жажда мести, стремление продемонстрировать свою неприязнь. Как понять, что в нашей церкви, в небольшом посёлке, постоянно бьют стёкла? И в нашем посёлке, и в ближайшем городе Асбесте, и в Екатеринбурге? У себя, в церкви, мы летом уже стёкла не меняем – расходов много, благо на окнах решётки. С наступлением холодов начинаем суетиться, вставлять заготовленные стёкла. Как это можно объяснить? Жил алкаш-одиночка. Он не нуждался ни в каком  общении. Кормил, как придется, своего беспородного пса и тот верно нёс свою сторожевую службу. Но жизнь изменилась, алкашу-одиночке понадобился соратник. Псу, который всю жизнь был голодный и поэтому злой, дали новую команду: «Фу! Православие не трогать!!! Это наш человек!». Как скажешь, хозяин! Пусть ходит твой новый друг. Раньше и на него гавкать приходилось, но ты же хозяин в доме. А других, по-прежнему, на портянки рвать будем. С ещё большим усердием! Новый гость, теперь уже  соратник, тоже проявил понимание. С этого момента, советское православие отрабатывает оказанное ему доверие: ни кого с собой во двор хозяина не водит. Более того, объявило всех «чужих» врагами, сектантами. Восстанавливает сгнивший забор, а на ворота вешает новые запоры. С псом налажены контакты. Александра Меня, так случайно получилось, кто-то по темечку топором тюкнул. Наверное, с кем-то перепутали. А уж с пришлыми сектантами, потихонечку, как нибудь, советское православие совладает. Если хозяин поддерживает, пёс хвостом виляет, то какие могут быть проблемы!? Вот и бьют сектантам стёкла в церквях. Это для Англии не приемлемо: проявление нетерпимости, вспышка гнева после теракта. А у нас это приемлемо. У нас это повседневная жизнь. В Ветхом Завете, я с большим удивлением это обнаружил, слово «вера» не упоминается ни разу. Производные слова есть: «Авраам поверил Господу», а прямого употребления слова «вера» нет. Это потому, что, в ветхозаветные времена, вера была у каждого. Только одни верили в Бога, а другие покланялись идолам. Мы же, в нашем советском государстве, не верили ни во что сверхъестественное. Библия говорит, что даже «…бесы веруют». Мы оказались на порядок ниже уровня бесов, которые напрямую служат сатане! Мы ни во что не верили! Во всяком случае, официально. Кто-то пытается говорить о глубоких корнях православия в нашем сознании. Почитайте лауреата Нобелевской премии, всеми уважаемого Шолохова. В повести «Судьба человека» он описывает, как колонну русских военнопленных, на ночь, фашисты загнали в разрушенную коммунистами церковь. И вот в этой массе, разговор идёт не о десятках, а, наверное, о сотнях людей, только у одного возникла проблема: он ощущал себя верующим, и не мог справить нужду в храме Божием. Шолохов правдиво описывает сложившуюся ситуацию: над бедолагой смеялись, его материли, отпускали в его адрес все возможные издевательские советы. Народ развлекался, в их понимании, над придурком. Вдобавок, образ верующего человека, выведен Шолоховым рядом с другим образом –  предателя, которого этой же ночью удавил главный персонаж Соколов. Не ночь, а момент истины! А того верующего, который стучал в двери, пытаясь выйти из церкви и справить нужду, застрелили фашисты. Нашим об него даже руки не пришлось марать. Вот такие наши корни. Вот такие мы православные люди. Шолохов, пытаясь быть объективным, ведь за что-то же ему дали Нобелевскую премию, сам того не желая, удачно выделил несколько моментов. Помните побег Соколова из плена? Он возил немецкого офицера в прифронтовой полосе. И при первом удачном случае, оглушил этого фашиста, привёз его в расположение наших войск. В прифронтовой полосе! Кто может себе представить русского офицера, которого пленный фашист возит в прифронтовой полосе? Да мы этих немецких пленных…. Да и не только пленных! Мы своих соотечественников, которых только подозревали в сочувствии к захватчикам, целые народы, обрекали на вымирание, выселив из родных мест в Сибирь. А здесь, в прифронтовой полосе, русский пленный, за рулём, возит фашиста. И если фашисты были звери, то мы тогда кто? Стоит ли удивляться, что советские православные бьют в католических, протестантских церквях стёкла. Омоновцы, в масках, выстраивают прихожан в церкви, вдоль стены и бесчинствуют, отводят душу. Это только у Виктора Гюго, в «Соборе Парижской Богоматери», можно было найти защиту в стенах храма. Окна бьют, это ещё цветочки в повседневной жизни. А в духовной жизни отсутствие элементарной человечности, говорит об отсутствии признаков любви. Какое же это тогда христианство? Бог есть любовь. Нет любви к ближнему – нет Бога, нет Христа внутри нас. Нет основания для веры. По православному телеканалу «Союз» прозвучала фраза: «Православный, это защитник Родины!». А я думал, что православный – это, прежде всего христианин. Там же выступал человек в офицерской форме: «Я, как российский генерал, утверждаю, что главное – это интересы Родины, а не какие-то там общечеловеческие ценности». Теперь я понимаю, почему телеканал назван «Союз». Сюда нужно ещё добавить слово «нерушимый». Алкаш-одиночка завёл себе друга. Один,  с развалившимся хозяйством, он уже не справляется.

15 июля.

В прошлый выходной, к нам, на воскресное служение, приезжали, как мы их называли, американские украинцы. Люди, верующие, эмигриравшие с Украины в Америку. Ну, как нас будут власти любить? Америку нам подают как врага «номер один», Украина – страна «оранжевой революции». А тут – украинские американцы. Или американские украинцы. Как угодно называй. Двойные враги нашей Родины. Они прекрасно пели, прославляли Господа. После вечернего служения – ужин. Ужин был у нас дома. Пастор Женя извинялся: ну где их ещё можно разместить? Только у нас, в доме, места много. Их было четырнадцать человек. Ещё и наши, несколько человек. Женя спрашивает: «Как мы их разместим, как накормим?». Я неудачно пошутил, пытаясь как-то облегчить положение Жени: «Татаро-монголов, вон сколько кормили!». Но шутка, по-моему, получилась неловкая. Хорошо, что Женя был один, а деликатности и тактичности у него хватает на двоих. Ужин прошёл прекрасно. Я уединился со своим  тёзкой, Петром, у компьютера, оставив остальных обсуждать Олины проблемы. Она успела всё им рассказать о себе, о птицефабрике. Пока я знакомил Петра со своим дневником, и он «скачал» его на свой ноутбук, гости уже начали прощаться. Оказывается, за это время они «сбросились», для того, что бы как-то нам помочь. Сумма получилась очень приличная для нас. Теперь, советская общественность имеет полное право обвинять нас, что мы находимся на содержании у американцев. Какой козырь, для желающих! Пользуйтесь! Пните в очередной раз нас или нашу церковь. А этих людей, американских украинцев, или украинских американцев, пусть благословит Господь! По логике советского обывателя я должен был пережить унижение. Почему-то, наоборот, почувствовал себя человеком после этого. Или, просто потому, что я почувствовал присутствие людей вокруг себя?  Церковь наша постоянно молилась за нас, а эти люди нас поддержали, вдобавок, ещё и материально. Мы почувствовали себя людьми, впервые за много месяцев. Кто-то обратил на нас внимание, проявил о нас заботу, в этом обществе. Всё-таки мы, я имею в виду наша семья, люди! Разве это не приятно?

19 июля.

Ощущение, как будто нахожусь в сумасшедшем доме. Хотя почему как будто?  Сумасшедший дом, границы которого укреплены, и хорошо охраняются по всему периметру государства. Люди, в количестве пятидесяти человек, с известными на всю страну, то есть на весь сумасшедший дом, фамилиями, дружно пишут под диктовку главврача письмо. Опять полное одобрение и поиски врагов. Это же, всего-навсего, повторение сюжета песенки Высотского «Письмо с Каначиковой дачи (из сумасшедшего дома)».

Но на происки и бредни,

Сети есть у нас и бредни

И не испортят нам обедни

Злые происки врагов.

Фраза из сюжета по телеканалу «Союз»: «Российские  ученые установили, что верующие исцеляются в два раза быстрее». Вот это да! Вот ведь уже до чего наша наука дошла! До того, что известно давно всему миру. Что давно не вызывает ни у кого, ни какого сомнения. Какой громадный шаг российской науки! А где эта наука и эти учёные были в незапамятные советские времена? Тогда они выполняли заказ от кухаркиных детей: доказывали, что Бога нет. Делали это на совесть. Теперь они получили от властей другой заказ, и, послушно, его отрабатывают. Разве это не дурдом?! Что советские учёные, что российские, что наша интеллигенция, да, как и все мы, особой принципиальностью не отличаются. Образование разное получили, а воспитание у всех одинаковое. Единственное, что бы я хотел посоветовать телеканалу «Союз»: вместо слова «верующие» – употреблять слово «православные». «Православные исцеляются в два раза быстрее». Звучит в духе времени, патриотизма больше. На это у нас целенаправленно большие деньги выделены: что бы дети росли патриотами – злее будут.

20 июля.

Всё-таки  Топорков нас достал. Сколько мы пережили за это время. Это не человек. Я бессилен сделать что-либо для своей семьи. Я хотел хоть как-то привлечь внимание к проблеме, которая перед нами встала. Это не только наша семейная трагедия. В такой ситуации, в нашем государстве может оказаться каждый. Мы бесправны и бессильны. Боюсь, что остаётся только один выход – для меня последний. Как-то я должен защитить свою семью. Можно будет поспорить, прав я или нет. Но у меня нет вариантов. Хочу покоя и счастья для своей семьи. Я верующий, и, может, у меня не хватило терпения и веры. Но мне легче перенести такую боль, чем мучиться чужой болью. Болью близких мне людей. Нет превыше той любви, когда отдаёшь душу свою, за близких своих: как-то так звучат слова в Новом Завете. Надеюсь это не святотатство – ссылаться на эти слова. Бог лучший судья, Он рассудит.

21 июля.

Нет. Я не буду этого делать. Для меня – это казалось единственное, что я  могу сделать. Я хотел порезать себе руки возле дома Топоркова. Хотел, что бы об этом заговорили. Всё-таки, они боятся гласности, скандала вокруг своего имени. Но это я мог сделать как неверующий человек. А как я, с забинтованными руками, буду на домашнем кружке проповедовать о Господе, о воле Божьей, о доверии Богу? Как при этом смотреть на людей? Просто, сейчас меня, как ни когда, захлёстывают эмоции и переживания. Переживания за мою жену, за будущее нашей семьи. В начале дневника я написал о том, что, порой, не нужно искать от кого эта ситуация: от Бога или от дьявола. Главное – как выйти из этой ситуации. Сейчас главным оказалось то, что я не вошёл в эту ситуацию. Ну и, слава Богу!

22 июля.

Оля обратилась за помощью к Топоркову. В детстве так била опытная шпана – ударят под «дых», в солнечное сплетение. Ты медленно приходишь в себя, с единственным желанием: скорей бы всё кончилось. И что бы больше тебя не били. Ну почему она не посоветовалась?! Почему? Позвонила мне, с работы, домой. Сказала, что созванивалась с Топорковым, просила его помочь. Что у нас крайне тяжёлое положение. Господи! Конечно, проклята эта страна, где тебя ставят на колени, окунают мордой в дерьмо. А ты должен извиняться и просить прощения, что своим существованием, своим дыханием, доставляешь истязателю некоторые неудобства. Простите нас, великодушно! Владимир Владимирович, я и у вас прошу прощения. Ведь если б вы не были нашим гарантом, и не гарантировали нам такую жизнь, значит, мы жили по-другому. Простите, за всё, что я вам сделал плохого в вашей жизни. А Топорков? Он не отказал Оле! Нет, разве это человек? Это человечище. С большой буквы! На данный момент, он в командировке. Сказал – приедет, поможет. Почти год мы мучались, выживали. Нас как волков, со всех сторон обложили. А надо было, всего-навсего, обратиться к Топоркову. Мы как дураки, с этими документами: в прокуратуру, в ФСБ, в Правительство. Хотя, почему «мы»? Это всё Оля. Хотела защитить интересы производства, интересы работающих там людей. Чем закончилась эта беготня? Они же ей, там, «на верху», напоследок, истину сказали: «Решайте всё с Топорковым». В дневнике у меня об этом записано! Это он наш козёл, местный. Но он для нас конечная инстанция. Когда человек вешается, заканчивает жизнь самоубийством, он может, напоследок, обмочится. Это результат самопроизвольного, рефлекторного расслабления мышц. Но ему это неважно, ему уже всё равно. Следовательно: когда тебя берут за горло, перекрывают кислород – тебе уже не важно, как ты будешь выглядеть в последствии. Далее: в стаде, у животных, очень развит инстинкт самосохранения. Или инстинкт сохранения потомства. Если наложить эти два момента друг на друга, то получается, что в нашем стаде, как и у всех животных, очень развит инстинкт самосохранения, или инстинкт сохранения потомства. И не важно, как ты будешь выглядеть, после того, как тебе перекрыли кислород. Не стоит об этом думать. Ведь вокруг тебя животные. Так у нас и ведётся: кто-то заботится больше о себе, кто-то о потомстве. И когда берут тебя за горло…. Оля сделала свой выбор в пользу наших детей. Ей достаточно убедительно показали, что это стадо, и оно не заслуживает ни каких жертв. К баранам, какие могут быть претензии?  Это Высотский сказал:

Шагают бараны в ряд,

Бьют барабаны.

Кожу для них дают

Сами бараны.

Проблема вся в том, что эти козлы решили, будто бы они управляют стадом. Заелись, если говорить по простому. На  самом деле, они забыли, что есть Пастух, Пастырь. Почему же Он бездействует? Почему Бог бездействовал, когда человек сорвал с древа запретный плод? Потому, что Он выполнил Своё собственное условие: дать человеку право выбора, не нарушать его волю. Ведь человек был задуман и выполнен по образу и подобию Божиему. Человек, свободен в своём выборе. Хочешь: в церкви стой на служении, в молитве. Хочешь, в очереди, в ликёроводочном отделе. Почему в Германии к власти пришёл Гитлер? Человеки так захотели! Захотели – получайте. Хотите Путина? Ещё на один срок? Голосуйте, получите! И козлы возомнили себя пастухами. Чо хочу, то ворочу. Кого хочу, того мочу. «Как узнает Бог? Есть ли ведение у Вышнего?». Есть.  Есть ведение у Всевышнего! И тут все православные сказали: «Аминь!».

23 июля.

«Трогательно было смотреть в это время на отца Иоанна. По его лицу катились крупные слёзы. Он закрыл своё лицо руками, но и из-под них капали на холодный церковный пол крупные слёзы. Отец Иоанн плакал, соединяя свои слёзы со слезами народа как истинный пастырь стада Христова. А эти овцы, заблудшие, грешные, увидя слёзы на лице пастыря, устыдились ещё больше самих себя и разразились рыданиями, воплями, стонами, и чистая река слёз покаяния потека ещё обильнее к Престолу Божию, омывая в своих струях загрязненные души. Громадный собор наполнился стонами, криками, и рыданиями: казалось, весь храм дрожал от потрясающих воплей людей. Стоял страшный, невообразимый шум. Кто плакал, кто громко рыдал, кто падал на пол, кто стоял в безмолвном оцепенении». /Святой Праведный Иоанн Кронштадский. Жизнеописание, чудеса и наставления/. Это и есть молитва, реакция людей на присутствие Божие. Но именно такие кадры у нас, по телевиденью, показывают обывателю со змеиным шипением: «Секта, смотрите – это секта!». Люди-то даже не знают, понятия не имеют, как служение проходит у настоящего молитвенника. Откуда? Простые, советские православные, что с нас возьмёшь? Посмотрели, как Путин стоит со свечкой, и решили, что это и есть образец для подражания. Пока у Оли дела шли хорошо, она молилась, прославляла за это Господа, пела ему псалмы. Это она делала у нас в подвале, переделанном в импровизированный спортзал. Всё было нормально. Как только заварилась вся эта каша с Топорковым, её молитва изменилась. Как у Иова, стало больше вопросов, воплей: «Почему Господи? Доколе, Господи, у нас нечестивые торжествовать будут?». Народ такое услышал, и поползло шипение по деревне: «Секта, сектанты! Мы и раньше за ними замечали, что они ненормальные». Действительно, ненормальные. В выходные, из этих трёхэтажек, что напротив, с распахнутых окон, несётся мат, пьяная брань, ругань. А мы, в огороде, с утра. Кверху тыквами, выпалываем сорняки. И из нашего дома, вместо мата, можно только услышать, как Оля молится, поёт и общается с Богом. Я её просил закрывать форточки на это время. Но, или народ у нас очень бдительный, или она забывала об этом. Об этих пересудах узнал от Андрея, сына. Можно понять его состояние: и так по посёлку про Олино увольнение плетут, кто что хочет, а тут ещё добавилось. Чувствовать себя прокажёнными в деревне…. Мне даже жалко Андрея. Но, если это он всё переживёт – крепче будет. И, если это стадо нас не принимает, значит…. Значит, мы им чужие. И для нас авторитеты не эти козлы, а настоящий Пастырь.

25 июля.

В отношении моего дневника, мы с Олей сохраняем некий нейтралитет. Т.е, она им не интересуется, а я ей не напоминаю о нём. А тут, как специально, она прочитала последние записи. Что я услышал! Лучше об этом не вспоминать! За всю нашу совместную жизнь, я ни разу не упрекнул её в, сделанной ёю, какой-нибудь глупости. Почему бы ей, взаимно, не ответить мне этим же? Тем не менее, она попросила вставить в мой дневник своё обращение, которое она рассылала малознакомым, и даже не знакомым людям. Утопающий использует все возможности: хватается даже за соломинку. Я выполняю её просьбу. Может, через кого-то, по этому обращению, Бог нас благословит.

   «Помогите! Обращаюсь ко всем неравнодушным людям. И конечно, как верующий человек, прежде всего, надеюсь на помощь христиан. Наша семья оказалась в очень сложной финансовой зависимости. Мы стали жертвами коррумпированной системы Российского государства. Подробности о нашей ситуации можете прочитать на сайте в Интернете: http://www.tkalitsch.narod.ru/ .  Как верующий человек, я старалась грамотно и честно работать. Очень любила оказывать финансовую помощь нуждающимся людям.

В настоящее время, чтобы освободиться от части кредитов и займов мы могли бы продать свое жилье. Но в качестве мести за наши действия и взгляды, представитель власти незаконно удерживает документы на это жилье, поэтому продать его мы не можем. А кредиторы требуют вернуть долги. Буду очень благодарна каждому неравнодушному человеку, имеющему возможность оказать нам помощь.

Бывший зам.директора по финансам и экономике – главный бухгалтер крупнейшей в России птицефабрики «Рефтинская» Ткалич Ольга Николаевна.

Наша электронная почта: sphinx2000@rambler.ru

 

Ни когда не думал, что мы, наша семья, окажемся в положении просящих. Но на Руси всегда говорили: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Народная мудрость, как ни когда, оказалась кстати в наше время. Будем жить. Ждать, что день грядущий нам готовит. Молиться. Многострадальный Иов, в своём терпении, пусть будет нам примером. Да, и, не помню, откуда эта шутливая фраза, кому сейчас легко?

26 июля.

Прекратили голодовку Герои России и Герои СССР. Герои голодали в знак протеста. Но всё равно их лишили каких-то льгот, не смотря на их голодовку. Как это всё знакомо, сколько раз это повторяется! Но люди не умнеют, и не делают для себя ни каких выводов. Они рискуют жизнью, или здоровьем. Перечисляю вот так, наобум: Чернобыль, Чечня, Афганистан. Из этих героев кто-то попал туда по принуждению, но кто-то сознательно, с радостью выполняя свой долг перед Родиной. Бомбили, взрывали, стреляли, собирали вручную раскалённый радиоактивный графит на Чернобыле. И Родина отметила их усердие. Кто-то из этих людей действительно искренне отдал  этому все свои силы. Кого-то «назначили» быть героем. Так же, как у нас назначают виноватых, так же назначают быть героем. А позвольте вас спросить, уважаемые, а вы кого обслуживали? «Служу Отечеству!», «Служу Советскому Союзу!». Если бы это было так, то, некоторые ваши подвиги, не приравнивались бы к преступлениям. И у фашистов были свои герои. И их Родина, их подвиги, отмечала. За взорванные дома, многоэтажки, которые послужили поводом к началу войны в Чечне, кто-то тоже получил награду. Чеченец, которого давно нет в живых? Или один из голодающих героев, лишенный, на данный момент, определённых льгот? Служили Родине, или обслуживали преступный режим? Родина, тот самый народ, чьи интересы вы защищали и отстаивали, настоящих героев не забывает. А режимы, которые прикармливают своих служебных псов и, наравне с ними, блюдолизов, в праве определять им льготную пайку по своему усмотрению. Если вы служили Родине, для её блага, а не преступному режиму, если вы исполняли свой долг, а это делается по побуждению и велению сердца, бескорыстно, то чо вы возмущаетесь, мужики? Кушать хочется? А как же вы работали на благо Родины, которая даже своих героев прокормить не может? А как тогда остальным, обычным гражданам, жить на этой Родине? Стало быть, вы тоже приложили свою ручку к укреплению и усилению такой Родины? В чём тогда проблема? Мужик купил себе сапоги, какие попались, подешевле. Лишь бы на этом что-то сэкономить, выиграть для себя. Натягивает их на ноги, а они не лезут. Тогда он бормочет в полголоса: «Бачили очи шо покупали, а зараз нехай хоть повылазиють!». Вот вам и показали: голодайте, пока очи не повылазиют. Мне, дураку, тоже урок. Хотел себе вены резать, что бы обратили внимание на ситуацию с Топорковым. Да отправили бы в психушку, что бы не надоедал своими выходками. Уж если людей, которые стали героями, вот так вот «кинули», то чего другим можно ожидать от такой Родины? Или от этого режима? В терминах я ещё до конца не определился.  Да простится мне моя неискренность: здесь я лгу – определился. Просто, страх, за сказанную правду, живёт где-то внутри меня. Особенно, когда я вижу как, после прочтения, люди реагируют на мой дневник. Страх. Страх с большой буквы.

31 июля.

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И пришед находит его не занятым, выметенным и убранным; тогда идёт и берёт с собою семь других духов, злейших себя, и вошедши живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом». Евангелие от Матфея. Истинная правда, так оно в нашем государстве и есть. Когда дух нечистый, призрак коммунизма – согласно определению К. Маркса, остановился там, где его приняли, т.е., у нас, он вошёл в душу каждого человека. После его ухода, после развала соцлагеря, наша проблема заключалась в том, что душа человека, выметенная и убранная, осталась незанятая. Ни чем не заполненная. У нас должны были появиться новые ценности: религия, демократия. Но, по своему менталитету, мы не смогли принять эти ценности. Как всегда, пошли другим путём.  Общепринятая всеми развитыми странами демократия, демократы –  стали у нас ругательными словами. Слова, утратившие для нас свой смысл: либерализм, либералы – ассоциируются с Жириновским. Вера в Бога – превратилась в советское православие. Всё изуродовано, искажено до неузнаваемости. Что это, чей-то умысел, тонкий расчёт? Или действительно мы такая нация, такой у нас менталитет? Избавившись от нечистого духа, от беса коммунизма, мы ни чем не заполнили образовавшуюся пустоту. Как это могло бы выглядеть? Или, точнее, как должно было выглядеть? Признание, или понимание неправильного прежнего образа жизни, должно было подтолкнуть нас к выводу – так жить нельзя. Отсюда, следующий шаг – осмысленно начать другую, новую жизнь. Вот и всё. Библия этот процесс описывает так: «Покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших. Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух. Обратитесь и живите». После покаяния и после того, как мы открестились, обратились от наших преступлений, новое сердце и новый дух должны были заполнить образовавшуюся пустоту. Но выстрел оказался холостым – мы не пережили покаяния. Нам просто этого не дали. Отвлекли внимание какими-то погремушками. Изгнанный бес вернулся в не занятый дом. И, по Библии, уже не один. С другими, более злейшими духами. С чекистом, который называется президентом. С национализмом, который маскируется под патриотизм. С советской православной церковью, которая называет себя истинной, русской. С фашизмом, с  которым, как утверждали мы,  давно покончили на чужой территории. С теми же имперскими замашками, и чувством превосходства над другими. И прочее, прочее, прочее. Такое «бывает для человека того последнее хуже первого». Т.е, согласно Библии, нас теперь ждёт гораздо худшее того, от чего мы, казалось бы, освободились. «Так будет и с этим злым родом». Бог милостивый дал нам право выбора: «Покайтесь и обратитесь… и живите». Кажется, мы в очередной раз сделали свой выбор. И сейчас уже видно  в какую сторону, и видно – кто к нам в гости пришёл. Встречайте! В доме всё убрано.

5 августа.

Прочитал в Интернете то, что люди думают о моём дневнике. Радости мне это не добавило. Начал дневник я писать, действительно, для, скажем так, своего удовольствия. Из желания зафиксировать свои мысли и сохранить через это свой протест и несогласие с происходящим в нашем государстве. Но через некоторое время наша семья, на себе, испытала все прелести путинского правления. Дневник для меня стал чем-то иным, какой-то отдушиной, куда я «сливал» всё накопившееся, с тайной надеждой, что это, может быть, когда-нибудь пригодится, и что бы не наделать глупостей, не сойти с ума от головной боли. Ведь до этого я уже пережил инсульт. А тут такое навалилось на нашу семью. Что же я читаю о дневнике? «Вроде не плохо мыслит, но он верующий». - «Ага, похоже, православный». -  «Да нет же! Скорее он протестант». - «Тогда почему он назвал свой дневник «Дневник соотечественника»? Надо было «Дневник сектанта!». - «По взглядам – он либерал». – « Ну, если у нас такие либералы, то надо сбирать чемоданы». Несчастный случай на дороге. Изуродованное тело. Толпа зрителей. Разговоры в толпе: «Бедолага! И ботинки даже не успел почистить». – «Похоже, что он их ни когда не чистил». – «А стёкла в очках? Линзы-то, смотри какие толстые! Слепой, вот и не увидел машину». – «А надо не по сторонам смотреть, а на дорогу». Потихоньку все расходятся. Кто-то увёз труп. Нечаянное развлечение закончилось. Первый раз я с этим столкнулся, когда у какой-то молодёжной организации, выступающей против Путина, приобрёл диски для просмотра: «Террор в Москве», «Чеченская колыбельная», «Покушение на Россию». В знак солидарности, я предложил им зайти на мой сайт, и, может быть, использовать что-нибудь в своих публикациях. Мне отказали со следующим объяснением: «Это всё интересно. Но вы пишите как верующий человек. Нам это не подходит». Примечательный подход. Оказывается, весьма характерный. Для советского общества, я имею ввиду. Т.е., быть верующим, у нас – это недостаток. Не понимаю!? Если я владею китайским языком, изъясняюсь на нём, рассказываю о китайской культуре, то я неполноценный человек, по сравнению с окружающими? Ещё и в ботинках нечищеных. И линзы, в очках, увеличительные. Шучу, шучу: линзы у меня как раз уменьшительные. Но я, что не прощает наше общество, сектант, имею ввиду – протестант. Это я не шучу. Один, очень умный человек, объяснял, почему мы не можем представить себе бесконечность пространства, бесконечность Вселенной. Для этого нужно оказаться вне этого пространства. Нужно, как бы со стороны, из другой системы, взглянуть на наш мир. Но пока мы живём в этом пространстве, для нас такие попытки бесполезны. Как мы, советские люди, себя можем увидеть со стороны? Только путём умозаключений, если нам не удалось оказаться вне советского пространства. Приехали мы в гости, к моей сестре, в Киргизию. Стемнелось там быстро, почти мгновенно – вокруг горы. Из уважения к нам стол накрыли на свежем воздухе. Единственное место, где это можно было сделать – рядом с коровником. Впечатления непередаваемые: густой запах навоза, чавкающая, прямо в ухо, корова. Кусок в горло не лезет, а мы ещё и с дороги. Но дня через три мы привыкли к подобному сервису. Более того, до сих пор, как только встречу на дороге коровью свежую лепёшку – желудок начинает «сосать». Рефлекс, однако, на запах навоза:  кушать сразу хочется. А хозяева даже не догадывались о наших неудобствах. Это была их жизнь, они этого не замечали. О возмущении потомков кухаркиных детей. Конечно, я не хотел всех обидеть. Я хотел показать своё понимание Великой Октябрьской Социалистической Революции. История полна случаев, когда какие-нибудь варвары, вандалы, завоёвывали государства, стоящие на более высоком уровне по своему развитию. Иногда, порабощение государства приносит пользу проигравшим войну. В результате ассимиляции, происходят процессы, которые, в той или иной степени оказываются благотворными для побеждённых. У нас всё произошло  по худшему сценарию. Наше государство пережило подобную трагедию от своих же верноподданных. К власти пришли, мягко говоря,  не компетентные, и, далеко, не самые лучшие люди. Во всех сферах, и на всех уровнях. И ассимиляция произошла. Но какая? Подобная ротация, казалась бы, только перемена мест слагаемых, дала совсем иной, обратный результат. Плесень породила плесень, серость породила серость. Привела к деградации, вырождению нации. Везде. Во всём. Оглянитесь. Сейчас, по истечении времени, это нуждается в подтверждении? Библия говорит: «Отцы ели кислый виноград, а у детей оскомина». Я не за постоянный статус-кво кухаркиных детей, на уровне дореволюционного периода. Я за эволюцию. А мы сотворили революцию. Опять же, корни проблемы уходят куда-то глубже, гораздо дальше революции. Как, например, можно объяснить, что в государстве, где основой всего были самодержавие и православие, происходит следующее: казнят царя и его семью. В наши дни их возведут в ранг святых. Мученики-страстотерпцы. Далее: будут так же, за кампанию с ними, расстреляны повар, врач, фрейлина – люди, которые были с этой семьёй до конца.  Вот, что мне не понятно в этой ситуации: а где же православный священнослужитель? Поп, если по-простому. Никто из них не захотел разделить свою участь с царём? Или царь Николай не мог обойтись без повара, но обошелся, в самые драматические минуты,  без духовной поддержки? Я уже высказывал в своём дневнике мысль, что гниль гораздо глубже, чем октябрьские события. Православие, на Руси, похоже было только маской, которая порождала лицемерие. У Куприна, в рассказе, по-моему, «Колдунья», урядник, вымогая взятку, жалуется заезжему инженеру, что занят он очень. Получая небольшое жалованье, ему приходится следить, что бы люди посещали воскресные богослужения. Вот так, не больше и не меньше. Добровольно-принудительное посещение церкви.  Это, наверное, и есть истинная причина, того, что десяти лет не прошло после революции, как все вдруг стали атеистами, и начали рушить храмы. А через сорок лет, у Хрущева хватило уверенности заявить, что скоро покажут последнего попа. После того, как я прочитал мнение о своём дневнике, почувствовал себя экспонатом-бабочкой на уроке зоологии. Ученики-отличники прикололи булавкой, повесили ярлык, и сейчас, через увеличительное стекло, будут рассматривать. Вы уж поаккуратней. Вам просто интересно, а мне…. Хотя, я же сам начал вести открытый дневник, на что-то надеясь.

6 августа.

Фраза из теленовостей: «Делается всё, для спасения затонувшего батискафа». Так же, мы делали всё для спасения подводной лодки «Курск». И для сохранения секретного оборудования. И сохранения секретности вообще. Поэтому, не допустили ни кого из-за рубежа, в нужное время, к «Курску». Поэтому люди задохнулись на подводной лодке. Вся команда. Цель-то была спасти не их, а подводную лодку. Сохранить пытались секретное  оборудование, военную тайну, а не людей. Сейчас мы снова спасаем батискаф. Но только с учётом накопленного горького опыта – сразу приглашаем специалистов из-за рубежа. Может потому, что здесь секретов нет ни каких? Из заявления высокопоставленного лица: «Сети и трос обмотали винт батискафа трижды». У меня сразу вопрос: «А чем винт отличается от шурупа? Или от болта?». Или этот безграмотный военспец имел ввиду вал, с винтовыми лопастями? Так это гребной лопастной винт. Уж если вы делаете заявление на весь мир, то, по крайней мере, пытайтесь это делать грамотно. Далее: из сказанного этим высокопоставленным лицом следует, что гребные винты, на батискафах, у нас не имеют защитного ограждения, кожуха. И что на винт постоянно наматываются водоросли, какой-то мусор. В данном случае намотали сети и трос. Что же, в конструкторском бюро одних идиотов держат?  Но зато какая поразительная осведомленность: «Сети и трос обмотали винт батискафа трижды». Надо умудриться, на затонувшем батискафе, с которым мы не в состоянии ни чего  сделать, пересчитать количество витков намотанных сетей и троса. Да на суше с этим клубком не разберёшься! Зачем нам это подают с экранов телевизоров? Что бы показать, что ситуация под контролем. Нам вполне могли передать следующее заявление: «На батискафе, у второй правой двери, в верхнем горизонтальном ряду, на двух болтах замечена коррозия. Нами приняты все меры для устранения выявленных дефектов». И успокоенный, полупьяный, спящий у телевизоров народ, поглотил бы очередную порцию достоверной информации. Так что винт батискафа обмотан сетями и тросом всего только трижды. Спите спокойно. Делается всё, для спасения затонувшего батискафа! Кстати, определение лжи звучит вот так: «Ложь – сообщение заведомо неверных сведений, или сокрытие правдивых, от тех кто имеет право знать правду». Ну и сколько мы получаем правды по путинскому, пардон, по российскому телевидению? Или чекисты нас лишили этого права? Или оно нам и ненужно? Меньше знаешь – крепче спишь. Но, лично меня, чекисты у власти напрягают. Даже ночью.

7 августа.

Сегодня я летал. Во сне. Необыкновенные ощущения. Раньше, когда со мной такое происходило, до двадцати- тридцатилетнего возраста, я считал, с чьих-то слов, что я расту. Потом уже ни чего не считал, просто наслаждался. Наслаждался, вспоминая необыкновенные ощущения, заново переживая в своей памяти, днём, на яву, чувство полёта. Я до сих пор не могу понять: откуда это у меня, если я ни когда не пережил в своей жизни ощущения бреющего полета, скольжения над крышами домов? Ведь это не воспоминание, ничего подобного я в жизни не испытывал. Я не мог нигде подобного видеть. Необыкновенная лёгкость в послушном теле. И скольжение. Скольжение, которое зависит от меня, от моих чувств, желаний. Всё настолько реально, что во мне есть даже место страху – я боюсь натянутых электрических проводов. И всегда усилием контролирую себя, что бы держаться выше их. Это не покидает меня, даже когда я абсолютно счастлив в своем полёте. Удивляет реакция людей – они внизу совершенно равнодушны ко мне. Но я, где-то в глубине души, осознаю нарочитость этого равнодушия. Я могу скользить не только лицом вниз, но и наоборот лицом к верху. Но это мне нравится меньше. Это напрягает слегка: я не вижу как высоко или низко я над землёй, и боюсь воздушных линий электропередач. А могу, свечкой, взмывать вверх. Но тут существуют какие-то ограничения. Со временем, в таком полёте, у меня появляется страх и ощущения дискомфорта. Картина вокруг меня меняется: становится всё темнее и темнее, я теряю некие ориентиры. Тогда разворачиваюсь и со свистом лечу вниз, но тут главное не увлечься. И, снова, покой, солнце, тёплые крыши домов. Поднятые к верху, без выражения удивления, лица людей. Иногда я летаю по каким-то длинным высоким коридорам. Сохраняя положение, лёжа я, скольжу без напряжения под потолком, над головами людей. Но потом, я будто бы отсыреваю, становлюсь тяжелее и тяжелее. Я не в состоянии собой управлять, не могу взмыть к верху. Тогда эти люди начинают почему-то за мной гоняться. Мне приходится напрягать все свои силы, что бы взмыть под потолок и не опускаться к ним, оставаться вне досягаемости их протянутых рук. Просыпаюсь я после этого с ощущением лёгкости. Так было и сегодня. Но именно это и удивительно. Последнее время, наверное, в течение года, я посыпаюсь с трудом. Как будто выныриваю откуда-то. Полузадохнувшийся, обессиленный, с болью и шумом в голове. Мне нужно где-то присесть или прилечь. Хорошо если есть возможность что-нибудь съедобное, вкусненькое, сунуть в рот. Минут двадцать, тридцать – и я как огурчик. Могу, покряхтывая пойти заправить койку и начинать вечную толкотню по дому. Сегодня это было не так. Проснулся я осторожно, пытаясь не расплескать свою память, это чувство полёта. И ещё – отсутствие боли в теле. Но главное – ощущение грядущего счастья. Как в детстве. Счастливый мальчик, в своей коечке, ждёт радости от наступающего дня. Чуть позже я понял истоки этого чувства, этого ожидания. Я ведь всё последнее время жду чуда. Только чудом Бог может изменить эту ситуацию, в которой мы барахтаемся сейчас, как выброшенные котята, в помойном ведре. Только сверхъестественным чудом, в нашем путинском государстве, может восторжествовать справедливость. И я, сегодня, почему-то полон ожидания грядущего счастья: может Господь изменит ситуацию? Или просто укрепляет меня? Как хочется лучшего!

9 августа.

Слава Богу! Тех ребят, из затонувшего батискафа, вопреки всему, спасли! Я пишу «вопреки» потому, что некий отставной адмирал Черноморского флота высказал свою позицию, и, по-моему, истинное отношение нашего государства, к подобным ситуациям. Он публично выразил своё несогласие с тем, что нам пришлось, спасая своих людей, прибегнуть к помощи стран НАТО. Т.к., по его словам, у нас, в районе бедствия, очень много засекреченного. Интересно, а какой мог быть другой вариант? И с каким исходом? Только повторение трагедии с «Курском»! С другой стороны, действительно, ну что такое жизнь восьмерых человек, по сравнению с государственными тайнами? Мальчиш-Кибальчиш умер за военную тайну. Нас всех на подобных примерах воспитывали. С материнским молоком мы впитывали в себя этот яд. Умер отец (муж, сын, брат) как герой, погиб смертью храбрых. Всё, не надо больше ни каких комментарий! А почему? Потому, что если начать анализировать происшедшее, то, тогда, такое откроется…. Это и бесхозяйственность, и безответственность, и непрофессионализм, и неорганизованность. Наконец, просто, бесчеловечность. Чего вы хотите от кухаркиных детей? Как, к примеру, в гражданскую войну мы одержали одну из многих побед? Легендарный переход через Сиваш – Гнилое море: нормальные люди, белогвардейцы, представить себе не могли, что здесь, по воде, возможен штурм. Ведь все наступающие красногвардейцы были обречены на последующую болезнь и гибель от простуды, воспаления лёгких, туберкулёза. Длительный переход для наступающих по пояс, по грудь, в ледяной воде. Зато победа. За ценой не постоим. Вот уже когда это началось. Победоносное шествие героических народных масс. Что бы покрыть всё это, надо всех объявить героями. И погибших, и тех, кто остался в живых. Мёртвым, конечно, всё равно, но их используют как пример. А живым, такой подачкой, можно рот заткнуть. Поэтому у нас, исключительно, героическая страна, героический народ, города-герои, улицы и аллеи героев, наконец, просто герои.  Героический экипаж затонувшего «Курска». За то, что погибли. Героический экипаж батискафа. За то, что спаслись. И от тех, и от других, ни чего не зависело. Но, с другой стороны, какая-то логика в этом есть. Пора нам всем давать звание героев. Только за то, что мы живём в этой стране.  Как нам понять тех, за рубежом, которые ищут «экстрима»? Ищут ситуаций, от которых вырабатывается адреналин. Прыгают с парашютом, без парашюта. Предварительно застраховавшись, лезут куда-то без страховки.  Да мы, здесь, у себя на Родине, все ни от чего не застрахованы. Все в экстремальной ситуации. Правда есть у нас гарант. Я сейчас не о презервативе. Я о президенте. Хотя, интересно, между ними какая разница? Презерватив даёт гарантию почти сто процентов. К сожалению, не встречал в средствах массовой информации, сколько процентов гарантирует нам наш гарант. Я полагаю, раз все средства работают на Путина, то иного мнения  быть не может: гарант он, тоже, почти на сто процентов. Т.е. по отдельным показателям, между ними, двумя гарантами, есть определённое сходство. Тем более, то и другое пользуется у народа популярностью и спросом. У героического народа – достойные гаранты. Собственно, о чём разговор? Это наш любимый  лозунг: «В жизни всегда есть место подвигу!». Мы к этому, как в военное время, всегда должны быть готовы. Советская православная церковь, по телеканалу «Союз», тоже озвучила свою позицию. Как говорится: «Яблоко от яблоньки недалеко падает». В современном документальном фильме, об Отечественной войне, так к месту, совершенно ненавязчиво, из уст священнослужителя, прозвучала следующая фраза: «Война – дело священное и святое: есть возможность проявить свои духовные качества!». Короче, скорей бы война! А уж там, наш народ, проявил бы свои духовные качества! Иначе-то где? Только в Чечне. А много ли там проявишь? Чечня же маленькая. Поэтому мы сейчас прозябаем! Сами понимаете – рады бы, да нет возможности. И сколько бы, опять, из нас героизма попёрло бы!

13 августа.

Обращение Оли, о помощи, к директору птицефабрики, не дало ни каких результатов. А я так переживал, что этому человеку окажусь чем-то обязанным! Он, три недели назад, конкретно, пообещал ей свою помощь. Как я завидую Пушкину! Какие были времена! Вызвал  подонка на дуэль – и ты уже обозначил его перед обществом. Дальше, уже, как Бог решит. Или ты его накажешь, или умрёшь, испытывая облегчение от чувства выполненного долга. Оля надеялась на то, что Топорков смилуется. Зря. Гвозди бы делать из таких несгибаемых советских людей. В нашем обществе пробиться «наверх», можно только растеряв все остатки человечности. Это естественный процесс. Так же, как девушке, которая выходит замуж, приходится расстаться с невинностью. Потому, что мы – такое общество. И отстреливать подонков, у нас, это не выход. С кем тогда останемся? Выйдет, после этого, так вот, кто-нибудь на улицу: «Ау, люди!?». А в ответ тишина. А ни кто не вернулся из боя.  Кошмар какой-то! Поэтому, у нас ни когда не будет оружие в свободной продаже. Это невозможно: в целях обеспечения нормальной жизнедеятельности нашего общества. Тут такой демографический взрыв произойти может. Но только в обратную сторону. Пусть уж лучше живут! «Ибо всякое дело Бог приведёт на суд, хорошо ли оно, или худо».

15 августа.

Как погасить в себе эту разницу: между тем, что мы ожидаем, и тем, что имеем в действительности? Кажется, мы всё сделали для того, что бы горел настоящий костёр. Что бы было тепло тебе, людям, что бы свет был виден из далека. Но или костёр получился никудышный…. Или дрова сырые, или люди не испытывают такой нужды. Как привыкнуть к разнице между тем, что есть и тем, что должно быть, и тем, чего мы хотим? Как свести на нет разницу между объективным миром и субъективным восприятием? «Если не можешь изменить обстоятельства, измени себя». Но такая позиция может служить оправданием всем приспособленцам, блюдолизам. Как жить в постсоветском государстве  и быть христианином? Как можно молить Господа о помощи, и искать оправдания Богу, по которым этой помощи до сих пор нет? Как? Как? Как? Постоянные головные боли. Голова как футбольный мяч, набитый ватой, и милые детки, которые долго и усердно пинали его. Оля, в хлопотах, в решениях проблем, которые целиком лежат на ней, хочет видеть во мне опору и поддержку. Я изо всех сил пытаюсь выполнять эту роль, скрывая и своё самочувствие, и своё настроение. Это не трудно потому, что она опять на недели уезжает в Екатеринбург. Я устал. И это не то слово. Я не вижу впереди ни какого просвета. Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас – видимо кто-то много пережил, прежде чем произнёс эти слова. Порой мне кажется, что наша семья уже  переживает ужасный конец. Но это не так, это пока только бесконечный ужас. Что же испытывали люди, выдернутые из своей среды, которых мордой по асфальту, по асфальту? Как они это пережили? Что они пережили? И чем выше положение – тем больше ужас от происшедшего. Ходорковский? Меня всё мучает вопрос – он верующий человек? У него прекрасные родители. Дочь Брежнева, что пережила она? Кажется, она закончила жизнь в психушке? Сын Сталина, Василий, который спился? Лежит ли на них какая-то вина, или они только жертвы? Хотя им это, наверное, без разницы. Иов, по-моему, мучался двумя вопросами: «За что, Господи?», и «Доколе?». Для меня второй вопрос становится главным. Я уже устал искать причины, по которым это произошло с нашей семьёй. Хотя, нет – причины на лицо. Это наш строй, наше общество. Почему Бог, в такой мере, допустил происходящее? Единственное в этом утешение: «Верен Бог, Который не допустит вам быть искушаемыми сверх сил». Значит, Бог лучше меня знает мои силы. Он мне верит больше, чем я себе. Мне остаётся довериться, поверить, Ему.

17 августа.

Почему на телевизоры, как на автомобили, не ставят стеклоочистители, «дворники»?  Включил телевизор – включились «дворники». Прелесть! Сиди, плюй на экран. Это же какая разрядка! Вот толпы ряженных из увеселительных программ: вызывают положительные эмоции у зрителей. Вот люди в камуфляжной форме: мочат чеченцев. А вот чекисты, не к ночи будут помянуты, ведут борьбу с врагами. А «дворники», по экрану телевизора, туда-сюда. Вот офицер, генерал КГБ в отставке, но по-прежнему при деле, рекламирует свою книжечку сказочек, для детишек. Как это трогательно! Вурдалаки попили крови, и, теперь, отдыхая, при хорошем настроении, покупают детям мороженное. Положительный имидж. Достопочтенная публика должна среагировать на это. А «дворники» мечутся по экрану. Ба! Знакомые всё лица! Наш гарант! Президент! Стоп, надо «дворники» выключить. Я  лучше, потом, экран мягкой тряпочкой протру. Зачем мне обвинения в оскорблении чести и достоинства самого большого чекиста? Надо же! Он купил себе мороженое, в Жуковском, перед посадкой в самолёт, и забыл взять сдачу! Рукой так махнул небрежно, но возвращаться не стал. Это он подчёркивает: что-то с памятью моей стало. А началось, видимо, с чужого перстня, который гарант взял посмотреть и, по ошибке, не вернул. Сунул к себе в карман. Там забыл отдать, здесь забыл взять. То на, то и вышло. Инцидент исчерпан. Можно включать «дворники». Поехали дальше, смотреть  российское телевидение!

19 августа.

Да, до этого мы ещё не доросли! Вернее, нам такое не грозит. В секторе Газа, в Израиле, при насильном переселении людей на другие земли, использовали солдат и полицейских. Ну, для нас это привычное дело. Меня поразило другое: до истечения срока ультиматума, солдаты заходили в синагоги, обнимались и молились вместе с теми людьми, которые подлежали переселению! Такое нам не грозит. Нас с самого начала, с пелёнок, воспитывают, в духе слепого повиновения, а, главное, в ненависти к противостоящим. К тем, кто вольно или невольно, оказался по ту сторону баррикад. Кто не с нами, тот против нас. Павка Корчагин – идеал, на котором мы воспитаны. Поэтому, мы, исполняя приказ, врезаемся в толпу демонстрантов, сапёрными лопатками рассекая протестующих. Любой из нас, стоя плечом к плечу, в шеренге своих товарищей, откроет огонь по безоружным людям. Поэтому, из нас, из любого, получаются прекрасные охранники-тюремщики; бесчувственные, бесчеловечные, потерявшие всякий стыд и совесть. Солдаты, готовые открыть огонь по демонстрации, ненавидят этих людей. Люди, в этой толпе, ненавидят солдат. Милиция, которая призвана охранять и защищать население, ненавидит это население. Это же население ненавидит милицию. Тут, до обниманий дело не дойдёт. Правительству, которое призвано заботиться о своём электорате, в лучшем случае, наплевать на сограждан. То же самое испытывают большинство сограждан к своему правительству – в  лучшем случае. Мы ненавидим чеченцев. Чеченцы ненавидят нас. Всё это искусственно подогревается, поддерживается на должном уровне. Ненависть великая сила. Главное: в нужный момент, направить её в нужное русло. Или организовывать направленную утечку ненависти. Это и есть умение, или искусство управлять у нас народом. Даже православная церковь взяла этот метод на вооружение. Почему, я её и считаю советской православной церковью: организовывать направленную утечку ненависти. С указанием на конкретного врага. Наш президент совершает полёт на стратегическом бомбардировщике. В первую очередь это, наверное, должно говорить о его здоровье. Которое, автоматически, должно ассоциироваться у всех со здоровьем нации. Потом, а может это и есть главное, вот эта вот готовность, желание видеть мир, сверху вниз, из стратегического бомбардировщика. Чувствовать, что кнопка, для запуска ракет, где-то здесь, под рукой. Эдакий пример, воодушевлённого патриотизма для нас, для всех. В 2000 году, ещё до путинского правления, было помиловано 12 500 заключённых. В 2001 году, наш президент, офицер из КГБ, помиловал только 22 осуждённых. Вот и думайте сами, решайте сами: что мы за люди,  что нам гарантирует наш гарант? Кстати, места в стратегическом бомбардировщике ограничены. Наш гарант туда всех патриотов не сможет посадить. А вот куда он непатриотов посадит? С другой стороны: он же гарант, он должен гарантировать нам всем места. Ума не приложу, как чекист из этой ситуации выкрутится. Один из вариантов: больше строить стратегических бомбардировщиков, для патриотов. Но это мы не потянем –  дорого. А вот охранники нужны постоянно, и обходятся они дешевле. Значит у нас, как в любом демократическом государстве, есть альтернатива, право выбора. Или самому быть охранником, или тебя будут охранять. При этом сохраняется надежда, что ты попадёшь в число двадцати двух человек, которых помилует президент.

22 августа.

Это правда, всё гениальное просто! Человек, назвавшийся «Аналитиком», прислал на форум мне сообщение. Спасибо тебе, добрая душа! Действительно, Бог дал тебе мудрости. Из его умозаключений следует: «Единоросы попросту доят успешно работающие предприятия….. Иначе, откуда берутся деньги (колоссальные, гигантские суммы) на массовки боевых структур Едроссов: «НАШИстов», «ВАЛовцев» и т.д.…. Деньги выводятся через полулегальные схемы…. При этом, силовым структурам дана команда «не гавкать»…. Директора уверены, что под такой «крышей» им, в любом случае, угрожать ни чего не может». Перефразируя известное выражение, можно сказать: «Логика – страшная сила». Человек со стороны, на кончике пера, «вычислил» нашу ситуацию! А мы, в своей семье, ищем причину преследующих, в последнее время, нас неудач. Сейчас стала понятна уверенность директора птицефабрики, его недосягаемость, его непотопляемость. Теперь стала понятна ситуация с Олиным трудоустройством. Когда Топорков уволил её по статье, ей, прежде всего, было очень обидно за такую вот нечистоплотность, человеческую подлость. Но в одном она была уверена – не смотря на запись в трудовой книжке, без работы не останется. Высококлассный специалист, отдавший все силы для подъёма и раскрутки такого предприятия!  Сегодняшняя птицефабрика Рефтинская – самая крупная, по многим показателям, в России. Но не тут-то было. Высококлассный специалист оказался не нужным ни кому! Понятна позиция членов Правительства Свердловской области: месяц они поддерживали в ней надежду на справедливость. «Тянули резину», пока не истёк срок подачи заявления в суд. Наверняка, все эти члены Правительства, не только просто члены: они, вдобавок, все члены партии «Единая Россия».  Тут не важна собственная ориентация. Главное – оказаться во время в нужном месте и нужным членом. Какой же напрашивается вывод? «Аналитик» прав. Он правильно проанализировал ситуацию и пришёл к правильному выводу.  В таком случае, сейчас, мы напоминаем людей, которые схватили тигра за хвост, но он им пока этого не сказал. «Крыша» у Топоркова даже не областного значения. И ему нет нужды вздрагивать и напрягаться. Вот, таким Наш Гарант, со всеми выстроенными под себя вертикалями, действительно, гарантировал спокойное прозябание на нашей грешной земле. К тому же Топорков и здесь подсуетился: очередной особняк строит на одной территории с церковью. Рассчитывает тоже быть под одной крышей? Надеется, что и эта «партия» его будет «крышевать»? Теперь я вижу нашу семью, и свой дневник, в виде назойливой мухи: жужжит и жужжит над ухом. Сами-то мы как поступаем в подобных случаях? Правильно: резкий взмах рукой. И проблема с мухой решена.  Мне казалось, всё это время, я напрашивался на разрешение нашей проблемы. Но при таком раскладе мы, со своим жужжанием, становимся  конкретной для кого-то проблемой. И чем это должно закончиться? Муху должно прихлопнуть! Всё сказано в этом лозунге: «Нет человека – нет проблем».

24 августа.

Как я завидую Путину! Я всегда приучал себя к мысли, что зависть – недостойное чувство для человека. А тут, вот, на тебе: завидую! Путину! Полететь в самом современном, реактивном, стратегическом бомбардировщике. Такая возможность! Да ему надо было сразу, напрямую, «дунуть» в Америку, и там попросить политического убежища. Мне кажется, американцы его назад бы не выдали. Такой у него  был шанс! Но, это я так – рассуждения вслух. Последнее время меня мучает одна мысль. Я не могу её чётко сформировать даже внутри себя. Попробую на бумаге. Ключевое слово: «шизофрения» – раздвоение сознания. Начнём с православной церкви: сейчас, после правления коммунистов, она пытается восстановить свои позиции. Но кто это возглавляет? Те же самые люди, которые верой и правдой служили существующему в то время строю. Другие просто не выжили. Я сам вырос в этом обществе, и, на доступном мне уровне, знаю эти сита, через которые просеивается человеческий материал. Остаются не самые лучшие, а, по-своему, самые достойные: те, которые отвечают необходимым требованиям, определённым критериям. И так везде. Можно ли пройти  через эти сита, эти фильтра, сохранив свои убеждения, если они отличаются от общепринятых, навязанных государством и строем? Даже, если это кому и удавалось, то такие не могли удержаться на новом месте, в этой обойме. Ситуация как у патрона в пулемётной ленте: если ты не такой как остальные – тебя выбросят. И вот эти люди, воспитанные и вскормленные советской властью, получают бразды правления в руководстве православной церковью. Но они могут идти только по проторённой борозде. Что мы теперь и имеем. Лозунги КПСС: «Нерушимый блок коммунистов и беспартийных!». Т.е, обязательный стопроцентный охват поголовья населения. Советская православная церковь, аргументируя это должным образом, всеми силами пытается претворить этот лозунг в жизнь. «Партия – ум, совесть и честь нашей эпохи!». Т.е, всё лучшее, и самое лучшее, сосредоточенно в КПСС.  На это же претендует и советское православие. «Кто не с нами, тот против нас!». Т.е, конкурентов мы не потерпим, конкуренты нам враги. Всё повторяется, один к одному. Призывать жить в согласии с Божьими заповедями, но внедрять это советскими методами – это ли не шизофрения? Нужно быть справедливым: в каких условиях приходится вставать на ноги православию? По всем телеканалам «гонят» старые советские киноленты, что бы мы ни забывали своего героического прошлого. Верующих и попов там показывают, скажем так, однозначно. Всевозможные реалии-шоу пытаются низвести нас до скотского уровня. Попробуй подняться, православие, под таким давлением, под этим сметающим потоком. Но, как восстановление православия, так и эта телеретроспектива, с тоской по прошлому, происходят на государственном уровне. Это ли не шизофрения? На телеканале «Детский мир» крутят мультики, где царь – недоумок, недомерок, лысый, при короне, старикашка. Ну, как нас учили в своё время. Тут же, на соседнем канале, передача о страстотерпце Николае Романове и его семье. Смотри то и другое, без выбора; углубляй эту расщелину шизофрении. Путин ведёт борьбу с коммунистами, но, при этом, восстанавливает в обществе прежний образ жизни, мышления, прежние ценности. Он объявил среди молодёжи войну с фашизмом, после этого нацизм и фашизм стали популярны, как ни когда. Это ли не раздвоение сознания в обществе. Путин объявляет войну с терроризмом, и нас захлёстывает волна террора. Всё происходит, именно, в такой последовательности. Уинстон Черчилль даёт следующее определение: «Капитализм – это неравное распределение блаженства. Социализм – это равное распределение убожества». Вот и к нам пришёл капитализм. Но почему неравное распределение блаженства производят те, кто стоял на страже общества равного распределения убожества? Эти самые чекисты-кегебисты, у которых  руки по локти в крови. Это не шизофрения общества? Раздвоение, расслоение сознания. К чему это может привести? В лучшем случае – к откату назад. Или к гражданской войне? Мы что, по своей природе, шизофреники? И этим кто-то умело пользуется? Или специально создаётся такая ситуация, что бы наше сознание раздваивалось?

2 сентября.

Осень в этом году подкралась не заметно. Когда, в прошлую субботу, меня на «Скорой помощи» привезли в больницу, в окно  я видел сплошной зелёный массив деревьев. Единственное, что я для себя отметил, зелень потеряла свой блеск. Как-будто привяла, приобрела сероватый оттенок. Но мне тогда было не до лицезрения красот природы. Прошла почти неделя, и теперь из окна больницы, я вижу победу осени. Все деревья, в той или иной степени, сменили свой имидж. Отдают дань своей новой хозяйке – Её Величеству, грязнуле и плаксе, осени. А одно из деревьев, проявляя свои верноподданнические чувства, стоит уже совершенно рыжее, вдобавок, местами развесив ярко-красные листья. По-моему, это уже совершенно нескромно – такое желание угождать кому-то. Как сказал Иов: «Чего моя душа больше всего боялась, то со мной и случилось». Так и со мной. На лечение я попал к заведующей отделением. Той самой женщине, которая в прошлый раз меня отправила домой из больницы со словами: «От голода мы не лечим!». Давление у меня тогда было 90 на 60, и пульс 50. Меня так же привезли на «Скорой помощи», после двухнедельной голодовки. Она осмотрела меня, и отправила домой. В этот раз было не лучше. По-видимому, с возрастом у меня появилась непереносимость к какому-то лекарству. Привезли меня в субботу, сразу поставили капельницу. Потом выходной, и только в понедельник назначили курс лечения. Предварительный диагноз: стенокардия. Уже во вторник, к ночи, меня стало морозить. «Колотило» так, что я чуть не падал с койки. Дошёл до медсестры, она проснулась, поставила мне укол, и снова легла. Второй раз я её увидел уже утром. Она заглянула в палату, и спросила: «Ну, как вы?». Я сказал ей правду: «Мне стало лучше». А что я мог ей сказать? Я пережил эту ночь. Меня морозило до четырёх часов утра! Я надел на себя всю больничную одежду, в которой я ходил в больнице, плюс, одежду, в которой приехал из дома. Ноги обмотал курткой. Но как я мёрз! Я ощущал косточки в пальцах ног, как тяжёлые холодные камешки. Ноги стягивало судорогой. Особенно мизинец на левой ноге. До сих пор на подошве ног остались какие-то шишки. Я их ощущаю при ходьбе. Но утро, всё равно, наступило. Когда я рассказал это, при утреннем обходе, завотделению, она заявила: «Пока будем продолжать это же лечение. Но будем наблюдать за вами». Почему-то в душе с этим я не согласился. Ещё раз пережить подобное!? Даже если в это время за мной будут наблюдать. И, украдкой от врача, уже два дня избегаю уколов и капельниц. Сегодня пришёл домой в «самоволку», и, что бы мне не поставил прогул мой компьютер, сел поделиться пережитым. Надюшку надо было вести первого сентября в первый класс, вечером – на собрание в музыкальную школу. Оле пришлось бросить всё, приехать с Екатеринбурга. Но для Надюшки это обвернулось настоящим праздником. Быть с мамой  в такой день! Детям для счастья, порой кажется, так мало нужно. У меня появились маленькие юбилеи, связанные с моим дневникам. Во-первых: только что я закончил печатать сотую страницу своего дневника. Во-вторых: через два дня исполнится год, как я начал вести свой дневник. Действительно – много ли надо ребёнку для радости!  Кстати, о детях. На всех телеканалах показывают лица детей – первое сентября и годовщина трагедии в Беслане. Путин произнёс что-то довольно невнятное по этому случаю, но встретиться с матерями погибших детей не рискнул. Пригласил к себе в кабинет, в Кремль. Показали, как по трапу самолёта поднимаются четыре (!) женщины. На своей территории, мастер по дзюдо этих женщин не испугается. Разговоры ходят о якобы бездарно проведённой нашими военными операции. Пытаются поставить им это в вину. Какой же самый результативный способ борьбы против захвата заложников террористами? Его не трудно определить. Но я считал, что его невозможно реализовать. Это уничтожать террористов вместе с заложниками. Раз за разом. В конце концов, террористам это надоест. Я  предлагаю думать всем, что бойня в Беслане и трагедия в Норд Осте это только непрофессиональные действия наших профессионалов из элитных подразделений. Других, на освобождение детей-заложников, просто послать не могли.

3 сентября.

Остался ночевать дома, в больницу не пошёл. В четыре часа утра разбудил звук милицейской сирены. На этой машине, два вида сирен: один – «зуммер», как будто привязанный рельс волокут по асфальту. Не то скрежет, не то металлический лязг. Второй: обычное «вау-вау». В любое время ночи, уже больше года, эта машина останавливается на улице между домами и включает пару раз свой «зуммер». После этого срывается, видимо, объезжая дома, останавливаясь у какого-то подъезда. Я делал несколько попыток выскочить из дома и поговорить с водителем. Но всё не успевал – надо же хоть немного одеться, обуться. Этой ночью, видимо были причины, водитель четыре раза включил «зуммер», а потом ещё сирену. Когда я выскочил на улицу, машина уже удалялась. Представляю, что говорили, в ближайших многоквартирных домах, разбуженные люди! Успокоившись, начав засыпать, я опять услышал визг тормозов на улице. Снаряд два раза в одну воронку не падает, но рассуждать я уже не стал. Пока добрался до порога, стараясь не наделать шума, опять услышал этот «зуммер»; раз, другой. Одев какие-то шлёпанцы, выскочил на улицу. Прямо на меня летела машина. Я стоял посреди дороги, в футболке и трусах, подняв руку. Поняв, что я не собираюсь отходить, машина взвизгнула тормозами. Конечно, я был злой, но не настолько смелым. Просто люди с диагнозом – артроз коленных суставов, прыжки в сторону уже делать не могут. Я подошёл к машине. Дверка распахнулась, водитель в милицейской форме, сидя за рулём и держась за дверку, спросил меня: «Па-а-ачему в таком виде на улице?». –  «Почему вы, в ночное время…» Водитель, наклонившийся ко мне, не дожидаясь окончания фразы, попытался откинуться на сиденье. Для этого он оттолкнулся от дверки авто, надеясь в ней найти опору. Но дверка распахнулась ещё шире. С трудом сохранив равновесие, он плюхнулся назад, на сиденье. От меня, от возмущения, пар пошёл: «Да вы пьяны!». Заглянул в машину, благо, что водитель мне по очкам не дал; поди, потом, докажи что-нибудь! В темноте сидел, судя по силуэту, молодой парень, тоже в форме. Его-то, наверное, и вызывали на службу. Блюсти порядок, нас охранять, чеченцев мочить. Я сказал, что запишу номер машины, и начал обходить машину сзади. Машина взвизгнула ещё раз, сорвалась с места. Проехав немного, остановилась и стала сдавать назад. Дверка снова открылась. Я подошёл. Водитель произнёс: «31-05». Это был номер его машины. Он, наверное, побоялся, что я не успел рассмотреть. А говорят: добрых людей нету! Не верьте вы таким россказням! Простые советские парни, а, сколько в них тепла! В палате, со мной, дедушка лежал. Его вчера выписали. Почти всю войну прошёл. Это ему за восемьдесят будет. Приехал к сыновьям погостить, а тут сердце прихватило. Рассказывал, что ему, почему-то, больше всего понравилась Болгария и Венгрия: «Когда мы пришли, они даже свои дома не запирали: воров не боялись. Посуду под молоко возле домов оставляли. Так мы молоко выпьем, а им, в посуду, «навалим». Вот было смеху!». Эту историю я услышал тоже в больнице: у себя, на участке, хозяйка застала мужика, который выкапывал её картошку! Это, буквально, произошло на днях. Взбешённая леди вырвала у мужика лопату. И, как, с юмором, рассказывали у нас в палате, «пошинковала» этого мужика. Порубила насмерть лопатой. Не берусь судить эту женщину. «Достать» кого угодно можно. Теперь она собирает подписи в свою защиту. Но реакция окружающих однозначна: да, давно так надо было. Теперь хоть бояться будут! А то, от милиции толку нет. Я хотел напомнить, чему нас учили: во время войны, люди, делились последним куском хлеба. А мужик, у которого вырвали лопату из рук, больше ведра, наверное, поднять не мог. Может, проще было, дать ему ведро картошки? Благословить? Наши люди слова-то такого не слышали. Получается, за ведро картошки?!... Но поскольку, я лежал всё время читая Библию, на меня и так смотрели с вопросительным вниманием. Менять вопросительное внимание на неприязнь….Этих людей воспитывало государство, общество. Я, в последнее время особенно, убедился, что против ветра плевать не стоит. Лучше повернуться к нему… ну скажем, спиною. Хотя, это уже не из Библии. Всё больше меня начинает беспокоить одна проблема: моё собственное отношение к окружающему миру. Недавно читал статью одного словоплёта или словоблуда, в защиту православия. Там он нагородил, этой защиты, семь вёрст до небес. Но это не важно. В его рассуждениях пропущена одна деталь. Но самая главная. Иисус сказал об этом так: «Возлюби ближнего своего!....Потому узнают все, что вы Мои ученики (христиане!), если будете иметь любовь между собою». И ещё: «Вера действующая любовью». Не православная вера, не протестантская. Вера во Христа! И действующая любовью. Вера действующая, творящая, совершающая дела любовью. Именно об этом защитник православия умолчал. Потому, что тогда выяснится, что на звание христиан претендуют многие другие. Как оно и есть, на самом деле. В чём здесь моя проблема? Я становлюсь как этот словоблуд: рассуждающий обо всём, отстаивающий свою позицию, но не имеющий главного качества верующего – любви. Неужели Оля права? Она предупреждала, что совмещение любви и критики дано не каждому. Если меня, в данное время, спросить, что я сейчас чувствую? Лгать я не хочу. Меньше всего я ощущаю в себе эту Божию любовь к окружающим. Кто из нас, с Олей, прав? И в чём? Бог, посредством времени, покажет. А женщину, эту мне искренне, жалко, и мужика жалко. И Путина жалко. «Но, если каждый конопат, где набрать на всех лопат?» – песенка, в тему, из детского мультика.

5 сентября.

С удовольствием смотрел Соломенцева в «Адъютанте его превосходительства».  Наверное, лучше Соломенцева ни кто бы, ни сыграл. В одном из сюжетов: участник банды добивает раненного товарища, как соперника, из-за женщины. Нет, ну они бандиты, понятно. Отсюда – их предательство и звериная жестокость. Но ведь это – МЫ. Это мы, в разных проявлениях, разных обличиях. Нас только пытались приучить к мысли, что когда страна раскололась на два лагеря, и в его худшей, «ихней» половине остались подонки, бандиты, дегенераты изжившего себя класса. А мы – новое поколение. С той, второй, лучшей и большей половины. Где, как по заказу, оказались, или объединились, лучшие представители нации. Блажен, кто верует: тепло ему на свете. Но не это сейчас для меня важно. А, постоянно проявляющееся у нас  желание оторваться от истинного положения, дистанцироваться. Подчеркнуть некие различия между нами, и, тьфу на них, ними. Страна дураков и героев – но я-то не дурак, пусть и не герой. Страна спившихся алкашей – но я-то не алкаш. Страна взяточников и воров – но я-то не вор, и не взяточник. Страна чёрствых, бездушных людей – но я-то не бездушный! Особенно я прочувствовал это желание – дистанцироваться, в одном из посланных мне на форум сообщений. «А вы, такого-то товарища, читали? Не читали! А чего вы, вообще, берётесь рассуждать? Чего вы тогда «косите» под нас, под интеллигентов?»  Так, это по барски: «Куда вы, со свиным рылом, да в Калашный ряд?». Успокойтесь. Я могу предоставить целую кучу списков литературы, которой я не читал! Ведь в биографии, которая предваряет мой дневник, я указал, что образование у меня восемь классов, потом – три года вечерней школы. Всё. Работал всю жизнь электриком. Не тяну я на интеллигента, при всём желании! Но суть не в этом. Желание оторваться от истинного положения. В «Портрете Дориана Грея», Оскара Уайлда, хорошо обыгран этот момент. Изображение на портрете стареет, а оригинал – молодой человек, остаётся постоянно, всю свою жизнь, молодым. Какое между ними сходство? Какая связь? Со временем, казалось бы, так вообще, ни какой. На портрете уже установилось изображение какого-то демона, а не молодого человека. Казалось бы, разница налицо. Так и наша интеллигенция. Какая между нами связь? Можно говорить, что ни какой. Разница налицо. А картина с кого, изначально, писалась? О чём-то подобном предупреждал апостол Павел, но, только, его слова относились к церкви: «Как тело одно, но имеет многие члены, так и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело. Если нога скажет: «я не принадлежу к телу, потому что я не рука», то неужели она потому не принадлежит к телу»? Бог расположил члены, каждый в составе тела». Так что мне кажется, неправильно демонстративно выковыривать для обозрения разницу между нами, народом и интеллигенцией, и обосновывать все рассуждения на этой разнице. Используя эту разницу, как отправную точку для далеко идущих выводов. Тем самым подчёркивать дистанцию: «Это потому, что мы – разные», «Мы разные, и им до нас далеко». Не думаю, что нам нужна шизофрения, раздвоение сознания. Не нужен паралич, или нарушение координации движения тела: ведь, помыкать больным может любой, без труда. Что, кажется, и происходит. А Путин, если и носит памперсы, то  не потому, что использует их по прямому назначению. Он приучал лизать себе только руки, а алчущие во вкус вошли. Но, опять же – мы-то не такие! Тьфу, на них, тьфу! Два раза. Мы от них дистанцируемся. Или, просто, нам к телу Путина доступа нет?

7 сентября.

От хорошей жизни отвыкать тяжело. Я по-прежнему покупаю дорогую туалетную бумагу, по семь рублей, и бреюсь самыми дорогими лезвиями, по пятьдесят рублей. Это единственные удовольствия, которые я себе позволяю на сегодняшний день. С лезвиями проще: бритвенный станок мне подарил Олег на день рождения: «Ты такой себе ни когда не купишь. Тебе всегда будет денег жалко. А теперь, когда он у тебя есть, тебе остаётся покупать только лезвия». Он прав. Лезвия я покупал, брился каждым ровно месяц, затем переходил на новое. Но старые кассеты не выбрасывал. Рука не поднималась. Такие деньги уплачены! В душе я остался советским человеком. А теперь, пожалуйста! Достаю эти лезвия, и бреюсь ими по второму кругу. Это ерунда, что они в египетской пирамиде самозатачиваются. Они, даже если просто так полежат, становятся острее. Без всяких пирамид. С туалетной бумагой такой номер, к сожалению, не проходит. Какую бы я её не брал, всегда попадается одноразовая. Мой советский человек, который сидит внутри меня, смириться с этим не может. Я не теряю надежды, продолжаю экспериментировать. Надо попробовать наклеивать её на старые целлофановые пакеты. Нет таких крепостей, которые бы мы не могли взять. Владимир Владимирович! Приезжайте! Я использованную туалетную бумагу не выбрасываю. Будем вместе экспериментировать. Всё равно, я так думаю, дадут пинком вам…впрочем, неважно. Когда вас, более или менее, торжественно проводят с президентского поста, вы, как чекист, без работы не останетесь. Но если что, то приезжайте. Будем вместе пробовать наклеивать туалетную бумагу, б\у, вперемежку с вашими фотографиями из газет, на старые целлофановые пакеты. Как знать, может это станет нашим бизнесом. Вдруг это будет пользоваться успехом? Народ у нас своих героев ценит. Если дело пойдёт, откроем своё дело, по крайней мере, мы не будем бриться старыми лезвиями!

8 сентября.

Стайкой окружили стол классного руководителя. Нам было лет по двенадцать. Наперегонки мы рассказывали, как вчера, зимним холодным днём, всем классом собирали макулатуру. Поскольку идея отправиться за макулатурой в больничный городок принадлежала мне, то я, перебивая всех, рассказывал нашей учительнице о событиях минувшего дня. А потом похвастался: я, после того, как мы сдали макулатуру, всех девочек катал на санках. Вокруг стоял гомон. Детские голоса, как застывшие хрустальные струи, водопадом сыпались откуда-то сверху, разбивались вдребезги на отдельные слова, выкрики, звонкий хохот. И вдруг я услышал: «Нет. Меня ты не катал». Надя Уланова, тихая девочка, ни когда не напоминавшая о себе, с обидой и укоризной смотрела на меня. Куда делось моё восторженное настроение? «Нет. Меня ты не катал». Мы разъехались на долгие десятилетия. Когда я вернулся, узнал, что мы вместе работаем на одном предприятии, но встретиться тогда не довелось. Узнал, что она больна сахарным диабетом. Её новая фамилия, по мужу, неприятно резала ухо. С Олей, мы её как-то навестили в больнице, но все чувствовали себя очень скованно. Попробовал придти в гости – тоже неудачно. Кажется, не было ни кого дома. Потом я узнал, что она теряет зрение, из-за пустячной царапины ей ампутировали ногу. Недавно, начал мыть своей дочке обувь. Обычно я достаю старую газету, ставлю на неё грязный башмачок, а второй начинаю мыть. Потом мою другой, а с того, на газету, обтекает вода. Вдруг, в глаза, из-под натёкшей грязной воды, бросилось заметка. Вернее, в начале фамилия, потом вся заметка: «Благодарим за организацию похорон Печёнкиной Надежды». Давнишняя газета. Заметка в траурной рамке, даже без фотографии. И голос, среди детского смеха: «Нет. Меня ты не катал». Почему-то, всё чаще последнее время, я стал об этом вспоминать. Откуда такое чувство вины? И этот взгляд, полный укоризны. Прости. Я не знаю, в чём виноват. Я не хотел тебя обидеть. Человека давно уже нет. Остался в памяти полный укоризны взгляд. Обязательно расскажу ей об этом. И извинюсь. При встрече.

9 сентября.

Сейчас уже и не вспомню, из какого это произведения: уцелевшая после внепланового мирового катаклизма группа людей, по радиостанции, пытается обнаружить ещё кого-нибудь из человеческих особей. Но в эфире, раз за разом, только тишина. На всём Земном шаре ни кого, а в наушниках – только треск электрических разрядов. Ощущение пустоты, одиночества и чувство безнадежности. Каждый день, вечером, это самое дешевое время, я проверяю свою электронную почту. Но планета мертва. Нет ни кого живых. Чего я жду? Чуда. Самого настоящего чуда. Только Бог может нам помочь. Что это: надежда Ассоль на алые паруса? Или мечты Емели о говорящей щуке? В стране нуждающихся, больных и голодающих, ожидать помощи. Дети, нуждающиеся в операции; пенсионеры, строившие потомкам светлое будущее, влачащие жалкое существование на грани вымирания. Люди, потерявшие работу, бомжи, нищие, разорившиеся предприниматели. И мы, влезшие в баснословные долги, пытаясь удержать «на плаву» арендованный магазин, что бы на доходы с него помогать детскому приюту. Мечты, мечты! Где ваша сладость? Но каждый вечер я открываю свой электронный почтовый ящик, что бы убедиться, что он пуст. Какой-то холод, космическая пустота. Был старый добрый фильм «Мой папа – дон Кихот». Боюсь, что мои сыновья имеют право сказать: «Наши родители – придурки». Иметь всё, и к этому, вдобавок, иметь какие-то принципы.  В нашем обществе это вещи несовместимые. Нужно определиться – или принципы, или всё. К этому случаю уместны слова из Библии: «Из одного источника не может течь горькая и сладкая вода». Сладкой мы попили. Пришло время делать выбор. Я знаю, что это человеческая слабость, но молюсь: «Господи! Пусть минует нас чаша сия!». Ведь мы хорошие, Ты знаешь это! Помоги! Неужели это не так? Человеческое сердце лукаво, и люди склонны преувеличивать свои достоинства. Но Ты нас любишь, Господи! И я буду надеяться на алые паруса.

12 сентября.

«Не плюй в колодец! Пригодится воды напиться». Житейская мудрость, проверенная временем. Но почему же мы плюём? В колодец, в лицо, в душу. Даже просто на пол. Причём высший шик не в том, что бы просто плюнуть. Нужно плюнуть и растереть. Это не от стремления к чистоте. Наоборот. Плевок, если высохнет, может стать незаметным. А вот если растереть его грязной обувью, то эти размазанные грязные полосы будут бросаться в глаза ещё более отчётливо. Это на полу. А если по сердцу? Плюнуть и растереть грязной обувью. Одно сердце в этот момент будет ликовать, «заходиться» от радости. То, которое прямо в душу плевком попало. А  другое – сожмётся, закаменеет от боли. И будет мечтать, что бы лопнуть, рассыпаться на кусочки, под этим сапогом, и что бы не чувствовать ни чего после этого. Каин и Авель – первые люди, которые родились на Земле. Два брата, старший из них стал убийцей; младший – безвинной жертвой. Если не считать их родителей, то половина населения Земного шара того времени – убийцы (Каин), вторая половина – жертвы (Авель). Жуткое соотношение. Сохранилось ли оно  до нашего времени? Зло и жестокость, доброта и отзывчивость. Что послужило побудительным мотивом в действиях Каина? Что им водило? Он был первым сыном в семье и, даже, на Земле. Это давало ему возможность чувствовать себя на особом положении, в отличие от Авеля. О чём думали два брата, решив принести свою жертву Богу? Чем они руководствовались? Остаётся только предполагать. Но известно, что дар Авеля для Бога,  оказался лучше, чем дар Каина. Бог не рэкетир, который «крышует» за определённую мзду. В подобном случае, Иисус Христос, «увидев богатых, клавших дары свои в сокровищницу; увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты, сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила». Значит, Бог смотрел не на количество даров. Его интересовало качество. Качество сердца, вернее, его состояние, преданность. И Бог отдал предпочтение Авелю, его дарам. Бог Сам выделил, особо, по каким-то признакам,  этого человека. Что же оставалось Каину? Иисус сказал своим последователям: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою». Как это не вяжется с полученным нами советским  воспитанием. С теми доктринами, на которых мы выросли: человек – это звучит гордо; догоним и перегоним; мы хотим всем рекордам, наши звонкие дать имена. Быть «из всех последним и всем слугою» – нас не этому учили. Мы лучше всех, мы дальше всех, мы выше всех. А если мы воспитаны в чувстве соревнования, собственного превосходства над окружающими, то понятно наше наплевательское отношение ко всем. Но ни кому в голову не приходит плевать против ветра или вверх – чревато последствиями. А вот с высоты собственного положения.... Почему бы не плюнуть? Даже пьяный сантехник имеет собственное положение. Вот мы и плюём. Так что же оставалось Каину? Или признать избранность Авеля, его превосходство, отмеченное Богом, и жить с осознанием этого; или… или плюнуть на всё: на Бога, на родителей, на заповеди, и избавиться от этого, постоянно мелькающего перед глазами, укора. «Восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его». Пятьдесят процентов рождённого населения Земного шара уничтожило вторые пятьдесят процентов. Которые были лучшими. Фифти – фифти. Пятьдесят на пятьдесят. «Так уж ведётся на нашем веку: на каждый прилив по отливу, на каждого умного по дураку. Всё поровну, всё справедливо». Хорошо сказано. Но у меня ощущение, что в нашей стране этот баланс нарушен. В пользу бедных. Умом и совестью. Потомки Каина и кухаркины дети: победила дружба.

15 сентября.

Политика грязное дело. В ней всегда есть место неким «высшим интересам», прикрываясь которыми можно оправдывать всё. Канцлер Шрёдер подписал с Путиным договор о поставках российского газа в Германию. Это повысило его рейтинг перед  предстоящими выборами. В этом нет ни чего нового. Но когда человек заключает договор с дьяволом, он не отдаёт себе отчёта, что решает свои сиюминутные проблемы. А вечность остаётся. И правильность принятых решений надо оценивать с позиций вечности. Сделал ли ты что-то для победы добра, или воспользовался сиюминутной выгодой. Бесплатный сыр только в мышеловке. Если ты принимаешь от кого-то услугу, то будь готов ответить взаимностью. Или оплатить предъявленный счёт. Президент Путин выступил  в поддержку  Джорджа Буша, в связи с проявленной нерасторопностью властей, во время ликвидации последствий урагана «Катрина». Ситуация, наверно, подобна той, когда пьяный, замызганный мужик, неожиданно обнимает порядочного человека, лишив того возможности уклониться от подобного удовольствия. Да, полковник КГБ хороший психолог. Неплохо их готовят. Или у него хорошая команда; свита, которая, нужными советами, «делает» короля. Мне нравится конкурент Шрёдера на выборах, по-моему, её имя – Ангела, за то, что она относится резко отрицательно к Путину. Вот он на это и среагировал: поддержал Шрёдера. А тот с готовностью принял поддержку. Наверняка, руководствуясь «высшими интересами» своего государства, своей партии. У русских в таких случаях говорят: «Я бы с ним, на одном поле, ср.…ть бы даже не сел». Но, канцлер Шрёдер себя так не поведёт, это не его линия поведения. Да и не знает он русских выражений. Такое можно простить. Я сам-то по-немецки знаю только: «ханде хох» и «ди киндер геен ин ди шуле». В школе, с пятого по восьмой класс, учил немецкий.

18 сентября.

Вчера была суббота. Прекрасный осенний день. То, что называется в народе «бабье лето». На небе ни одного облачка. Иногда, это даже не назовёшь ветерком, будто воздух всколыхнётся какой-то свежестью, и опять тишина. Небо было чистого голубого цвета. Простиралось куда-то вверх до бесконечности, и не верилось, что там, за ним, зияющая, всё поглощающая, тьма. Хотелось назвать его бездонным, но привычка предполагала, что дно, всегда, где-то внизу. И думать о бездонном небе, запрокинув голову к верху, у меня не получалось. Тишина, голубизна неба, солнышко, которое изо всех сил одаривало остатками своего тепла. Я обрезал малину. Мне было хорошо. Но я пытался понять происхождение чувства внутреннего дискомфорта. Что-то было не так. Наверное, сам по себе день необычен – своей прощальной милостью. От этого и ощущение какого-то блаженства. Но всё-таки: что-то не так! Я оглядел небо. Что-то не так. Трёхэтажные дома напротив. Взгляд зацепился за обшелушенные, серые, распахнутые оконные рамы. Точно! Здесь причина моего беспокойства. Я даже не успел подумать, а как-то сразу понял: тишина. Неестественная тишина. Вот оно! Я привык, что в выходные дни из этих распахнутых окон доносится шум разнузданного застолья, пьяная ругань, мат. А сегодня тихо. Неестественно тихо. Это бессознательно напрягало меня. Картошку здесь стараются выкопать пораньше. И, как говорится, добрые люди уже выкопали. Остались, по большей части, те, кто не мог оторваться от привычки «бухать» все выходные напролёт. Этот солнечный день был  и для них подарком. Один день, при необходимости, они могли потерпеть, не «попировать». Время поджимало. Картошку докопают, а уж потом своё наверстают! Как они говорят: «У Бога – дней много». Я продолжал обрезать малину, наслаждался тишиной и, больше уже, меня ни чего не мучило. Полная гармония природы и человечества. Какое это удовольствие – бабье лето! Да, это моя проблема. Да, меня это бесит. Я понимаю, что производное слово здесь: «бесы». И меня это характеризует не лучшим образом. Но когда я с Надюшкой прохожу между этими трёхэтажками и эти пацаны «заворачивают» трёхэтажные маты, мне хочется взять рукой за глотку этого пацана. Что бы мат прекратился, что бы он захрипел, что бы в следующий раз ему было страшно повторить эти слова. А в чём он виноват, этот пацан? Ведь дома его папа, не обращая внимания на присутствие своего сына, не стесняясь, кроет матом почём зря. И по поводу, и без повода. Теперь, его сын, в знак протеста за неуважение к самому себе, самоутверждаясь, подчёркнуто не обращая внимания на окружающих, кроет матом почём зря. Выравнивает неравенство между собой и папой. Избавляется таким образом от обиды. И его девочка рядом хихикает: такой парнишка забавный, ну точно как мой папа! Тот так же при маме говорит. Счастливая молодёжь. Общность языка, общность интересов – ни что, наверное, так не сближает людей. А тут ещё наш президент, который не только в сортире мочится, но и террористов там мочит. Потом, помыв руки(?), раздаёт медальки нашей интеллигенции.

19 сентября.

Ну, вот, слава Богу, по предварительным пока, данным, в Германии победила Ангела Меркель. Хотя все мои  симпатии к ней, основаны на её неприязни к Путину. Я гораздо больше радовался «оранжевой» революции на Украине. Но, сейчас, скандал между Ющенко и Тимошенко перешёл в фазу «развода». Очень жаль. Я даже не могу судить, что там произошло. Хотя, основными, кажутся два фактора: первое – то, что они, всё-таки, бывшие советские люди. Отсюда их нетерпимость к оппонентам, и ручки, к которым что-то успело прилипнуть. Второй фактор: длинные руки Москвы, которая готова на всё, и сделала всё, что бы сожрать этот оранжевый апельсин. Как бы то не было, на лицо печальный результат: развал, разделение на Украине новой власти. Что же? Это их путь. Остаётся только переживать за них и молиться. Советский менталитет, он даже у тех из нас, кто против него борется. Скованные одной цепью. Ездил сегодня на деловую встречу с новым русским. Очень неглупый человек. И, как я знал, весьма порядочный. Я предложил ему опубликовать мой дневник. Он отказал мне довольно аргументировано. А начал он с того, что показал мне  миниатюрный флаг России на письменном приборе, перед собой. «Видишь российский флаг? Для меня это ценность. А эта кипа газет, на столе передо мной, от «Единой России»?  Это макулатура. За моей спиной, на стене, нет портрета Путина. Но, я за порядок и стабильность в России. И мне не важно кто его гарантирует. России, сейчас, не нужны потрясения. Ей нужно встать на ноги. Нужно время для того, что бы переделать мозги этому народу. Которого от зависти «жаба давит». Который привык отнимать и делить, а работать не научился. Потом у нас пойдёт не хуже, чем у других! Америка это понимает, поэтому она боится нашего роста. Мы для неё, прежде всего – конкурент». Два часа мы говорили, не перебивая друг друга. Он оказался рьяным сторонником стабильности и порядка. Мой дневник для него – это оппозиция. И, даже, не Путину, а, опять же, уже установившемуся порядку, и намечающейся стабильности. Прощаясь, я развернул в его письменном приборе торчащую авторучку. «Видишь, я повернул авторучку! Теперь этот металлический зажимчик, на колпачке, находится сбоку. Видишь? Мы сидим, через стол, напротив друг друга. Авторучка между нами. Если меня спросят: с какой стороны зажим? Я скажу: с левой. И я скажу правду. А если спросят тебя, то ты скажешь: с правой. И тоже будешь прав. Проблема в том, что авторучка стоит между нами, разделяя нас. И мы, относительно её, находимся на диаметрально противоположных позициях. А если у нас разные позиции, то, как может быть у нас одинаковое мнение?». Расстались мы друзьями, но каждый при своём мнении. Вернее, он при своём мнении, а я – при своём дневнике. Хотя моя цель была: придать эту историю, с Олиным увольнением, огласке. Но, видимо, пока ещё не то время, и не то место. К чести этого человека, нужно отметить его принципиальность: портрета нашего главного «мочилы» у него не было. А это, один из признаков лизоблюдов, об их лояльном отношении к власти. У каждого, имеющего отношение к власти или деньгам,  сейчас висит в красном углу, на почётном месте портрет – икона, с изображением покровителя: святого, маленького росточка, с покатым лобиком.

20 сентября.

Почему я сам до этого не догадался? Можно  было просчитать такую несложную ситуацию! Просто, в своё время, я был ослеплён словами, что Интернет – свободная территория. Что там вся истинная информация, что там возможен свободный обмен мнениями. Вчера, прочитав на сайте www.ds.ru статью «Виртуальное око старшего брата», понял, насколько же я бываю наивен! Или ленив, на то, что бы пошевелить мозгами. Если Путин наложил чистую руку чекиста на всё, до чего мог дотянуться, то, как он мог  не коснуться Интернета? Посадить своих людей на существующие форумы, создать новые, подконтрольные форумы, и этим дискредитировать саму идею свободного общения в Интернете – это же проще пареной репы! Так вирус проникает в здоровый организм, с опознавательным знаком: «Я свой, я свой», и разрушает его изнутри. Да, всему надо учиться у природы. «Но не примут вас на этом форуме» – тогда до меня «не дошло», что это мне предостережение, на моём сайте, от человека назвавшегося  «lapa». Видимо, он уже понял, кто в какие игры играет. Отсюда надо делать вывод: значит, я уже давно под увеличительным стеклом. Обращаясь к этим людям, находящимся в данный момент при исполнении служебных обязанностей, хочу сказать: «Ох, и суки вы! Суки продажные». Простите за жаргон уголовников, но отгадайте: у кого я научился? А я-то голову ломаю – почему мои письма не доходят через Интернет до адресатов? Каспарову три раза отправлял с уведомлением. А в ответ тишина. Хорошо под рукой иметь такой краник: раз –  и перекрыл кислород. Ай, молодцы! Чекисты не спят: бдут и блюдят. Нет – бдят и блюдят. Нет – бдят и блюдут. Во! Точно так! Ну и язык у нас. Ну и государство! Строили мы, строили. И, наконец, построили. Бедный Чебурашка! А нам-то каково? С этими чекистами-фашистами?

22 сентября.

Однажды, я удивил маму своими детскими воспоминаниями. Я помнил и мог рассказать о своих первых в жизни  шагах. Она этому не поверила. Пришлось обрисовать ей квартиру, в которой мы тогда жили. Она была поражена. Но я помню вот ещё какие ощущения того времени: когда описаешься – испытываешь необыкновенное чувство блаженства, легкости, внешнего тепла и какое-то увеличение жизненного пространства. Самое главное в то время – спать и не шевелиться. При первом же движении обнаруживаешь, что ты лежишь в чём-то липком и холодном. От этого и просыпаешься, с естественным на тот миг желанием – изменить ситуацию. Первый раз я «пошевелился» в конце девяностых годов, во времена перестройки. Обнаружилось, что я нахожусь по уши в чём-то холодном и липком. И ни какого удовольствия от этого уже не получаю. Единственное, что я тогда понял: ну что-то не так! А дальше? Что делать? Второй раз я «пошевелился» в начале девяностых годов, когда начал посещать церковь. Тогда не только понял, что происходит и кто виноват, но и что делать. Я открыл для себя основную заповедь человека: возлюби своего ближнего! Все отношения, все действия, весь мир, должен зиждиться на этой заповеди. Так Бог создал и устроил. А попробуй это объяснить советскому человеку! Попробуй объяснить слепому, что трава зелёного цвета! Ну, как он это поймёт? Узнать, что есть трава, потрогать её на ощупь, согласиться с её существованием – это да. Но понять, почувствовать, что она зелёная! Слепому это невозможно. В лучшем случае, ему можно только знать, что она зеленая. Я тоже, только пока знаю. Но это уже первый шаг. Хотя, по-прежнему, как из советского человека, из меня прёт нетерпимость, агрессия. Как ни где, это видно из моего дневника. Что делать? Я ненавижу этих чекистов. Чем больший пост они занимают, тем больше я их ненавижу. Я ненавижу этих сексотов (секретных сотрудников), которые оккупировали форумы в Интернете, которые находится рядом с нами в церквях. Владимир Владимирович, ведь находятся? Но ненависть ни чего не создаёт, она только разрушает. Это её качество. Это видно по-нашему государству, по тому, как мы живём. Поэтому, как только я выйду из этого агрессивного ступора, как только кончатся неприятности у нашей семьи, я верю, что буду продолжать меняться. Но тут, наш гарант мне не помощник. Наоборот, он всё сделал для того, что бы мы именно так и жили. Не знаю, как это звучит для советских людей, но я надеюсь, и буду продолжать надеяться, на своего Гаранта. Устал себя чувствовать в чём-то холодном и липком. Буду надеяться на изменения. Для себя. И для всех.

23 сентября.

Это было в начале этого месяца, после того как меня привезли на «скорой» в местную больницу. Я лежал под капельницей уже больше часа и мёрз. В больнице отопительный сезон не начался. После  давней операции на почке я стал, да не сказано это будет в приличном обществе, завсегдатаем туалета «по маленькому». Я мучался на этом голом  топчане, с иголкой в вене и мечтал только об одном – скорей бы всё кончилось. Рассматривая потолок, удивился: какие-то мошки ползали вокруг висячих светильников, выполненных в форме шара. При такой-то температуре! Когда же включат батареи? Я перевёл взгляд вниз, под окна. Туда где должны быть батареи. Их там не было! Этот громадный зал, сверху до низу облицованный белой плиткой, ни как не отапливался! Те, кто впервые попадали сюда, вроде меня, мёрзли час, полтора, неподвижно под капельницей. На следующий раз, умудрённые опытом, они брали с собой подушку, одеяло. А первое посещение было вроде курса молодого бойца: все тяготы и лишения постигать через собственный опыт. Завотделением, которая осматривала меня, бодро сказал мне: «Мы вас на велоэргометре «погоняем». Посмотрим, как поведёт себя ваше сердце». Я понял, что мы говорим на разных языках. Или совершенно не слушаем друг друга. Я, только, что сказал ей, что у меня артроз коленных суставов. Левая нога у меня сохнет и подвижность её очень ограниченна. И посадить меня на велотренажер можно, но крутить педали должен кто-то другой. Она, или ни когда не слышала о таком заболевании: артроз. Или просто не слушает, что говорит ей пациент. Это уже не из советских классиков: «Пока ты работаешь – ты рабочая скотина. Как только заболел – ты больная скотина». И отношение к тебе соответствующее. А сами эти медики? Ведь они получают даже не гроши, а копейки! Их зарплату, скорее можно назвать пособием, что бы они с голоду не умерли. Далеко не каждый, за такую зарплату, будет относиться к пациенту, как к больному человеку. Потому, что своих проблем хватает. Осудить в душе их – язык не поворачивается. Так, поворчать, чтоб самому легче стало.

25 сентября.

Нет пророка в своём отечестве. Моя семья в этом плане не исключение. Я научился  на компьютере только печатать. Всё остальное делают за меня сыновья: в основном отправляют почту. Чаще всего, это происходит раз в неделю. Я, для того, что бы увидеть глаза благодарного читателя, хотя бы раз в месяц, даю указание Андрею, младшему сыну: «Прочитай, за последние четыре дня, что я там нацарапал». Всё, через какое-то время, он отходит от компьютера: «Всё папа. Я пойду. Письма отослал, твой дневник, за последние четыре дня прочитал». Нет, а где аплодисменты? Я знаю, что в подобных случаях просят автограф. Это когда книга в продажу выходит. Тут старший, Олег, тоже почту мою отправлял. Я ему так ненавязчиво, тактично: «Ты, хоть, пару дней последних, в дневнике, почитай». «Ага, папа». Уходя, он извинятся: «Папа, спешу, дневник потом почитаю». Сажусь сам за компьютер, открываю «Избранное». А там введена новая строка – «телефоны Нокия». Он для мамы телефон подбирал. Она постоянно в разъездах, и без телефона ей тяжело. Достал я всех, со своим дневником! С Олей ещё хуже вышло: мой дневник, что бы не портить себе настроение, она вообще не читает. Как в поговорке: «О покойниках говорят или только хорошо, или ни как». О дневнике мы с ней ни как не говорим. А тут, я печатаю, она рядом села, разговариваем. Что на меня нашло? Я уже сколько зарекался! Взял, подобрал ей отрывок, и предложил почитать. Она прочитала. Ей понравилось. «Давай, – говорит, – ещё почитаю». Уж  я и так, и сяк. «Всё равно тебе не понравится. Я по-прежнему всё критикую». Уже который раз, в нашей совместной жизни, я оказался прав. Ей не понравилось. «Чего, кроме неприятностей, ты ожидаешь от этого дневника? Показать как нам плохо? Посмотри, что в Беслане произошло! И полное безразличие со стороны властей, и со стороны людей. Как в болоте: кинь туда кирпич, его засосёт, а кругов на поверхности не будет. Ты дразнишь гусей, не предполагая, чем это закончится!». Мудрая женщина. Мы с ней прекрасно дополняем друг друга.

2 октября.

Неделю у меня были проблемы с компьютером. Я не мог продолжать печатать. Сейчас всё вошло в норму. Получил замечание, или, скорее, подсказку, что некоторые мысли, в своём дневнике, я повторяю по нескольку раз. Ну, а как быть? Если я придерживаюсь одного и того же мнения, одна и же та мысль гложет меня, то, естественно, говорю об одном и том же. «От избытка сердца говорят уста» – это же утверждает Библия. Что переполняет сердце, то и изливается наружу. В последней передаче «Человек и закон» говорили об оборотнях-милиционерах, в Москве. Второй сюжет в этой программе: о медиках-оборотнях, которые не лечат, а калечат. Потом показали новости и испытательный запуск новой ракеты «Булава», точно поразившей цель на далёкой Камчатке. Тут же рассказали о школьнике, который покончил жизнь самоубийством. Учительница его «достала», сея разумное, доброе, вечное. На учительницу завели дело. А диктор, на весь эфир, брякнул: «Родители этого касса провели несанкционированное родительское собрание». Т.е, родительское собрание тоже должно быть санкционированным.  Если это оговорка, то, скорее всего, со смыслом: нас готовят к тому, что так и будет, при Путине, что собрание тоже должно быть санкционированное. У нас оговорки просто так не делают. А потом, в новостях, о самом Путине: поступила жалоба от пенсионерки, что проездные для них очень дорогие. Реакция Путина была мгновенной: высокое должностное лицо было снято, в место него назначено другое. Я спрашиваю: «Ну и что? Хоть что-нибудь мы поняли? Нам показали нашу жизнь такую, как она есть. Уже, для советских людей, и расшифровывать ни чего не надо». Оборотни милиция, оборотни врачи, оборотни учителя. Оборотни чиновники, оборотни правительство – в этот сюжет они, правда, не попали. Но зато мы крепим военную мощь! Новейшая, мощнейшая ракета! Это наша жизнь. Ни чего, что мы, большинство, проживаем за чертой бедности. А наш орёл Путин? Какая у него реакция на происходящее! Бабушка-пенсионерка письмо ещё не закончила писать, как чиновника уже сняли. Единственная деталь, которую не смогли втиснуть в этот вечер на экраны телевизоров: разоблачение очередного шпиона, агента влияния, или как там ещё их называют? Это и есть наша жизнь! Живя в нищете, среди оборотней, мы, (для чего?) все средства тратим на выпуск и разработку новейших ракет. Наш президент, кого хочу – казню, кого хочу – милую, натянул вожжи и поворачивает разбитую телегу на прежнею, наезженную колею. И, повсеместно, ищем врагов народа – кто-то, ведь, должен нести ответственность, за то, что мы так живём. Но всё это было. «Глупый пёс возвращается на свою блевотину» – так говорит Библия. Мудрейшая книга! Не зря она у нас была под запретом. Оля сказала, что Путин, в Иерусалиме, два часа провёл у гроба Господня. Если это правда, о чём мог думать чекист в это время? О превратностях судьбы? Давно ли гнали в своей стране верующих? Садили по лагерям и тюрьмам священнослужителей, не вступивших в сговор с коммунистической, по своей сути сатанинской, властью. Как это Шариков, у Булгакова, в «Собачьем сердце» выразился: «Душили мы их, душили. Душили мы их, душили. Душили мы их, душили…». И вот, полковник КГБ у гроба Господня. Да мог ли он себе такое представить, когда Коммунистическая партия была умом, совестью и честью нашей эпохи? Действительно, превратности судьбы! Для чекиста. Если им, в прежние, советские времена, приходилось опираться на блок беспартийных и коммунистов, то сейчас приходится создавать новый блок. В прежний блок входили все, поголовно, объединенные соответствующей идеологией. Инакомыслящие объявлялись врагами. Сейчас, так же, всех сгоняют в новый блок. В блок советских православных, куда должны входить все, поголовно. Опять же, объединенные соответствующей идеологией. Естественно, что инаковерующие, объявляются врагами народа. Всё повторяется. «Всё возвращается на круги свои». Сейчас я почему-то вспомнил, что и это было: приступил сатана, со своими идеями, в том же городе Иерусалиме, к тому же Христу. Только не в подвале. А на крыше храма. Ну, чекисты в подвалах себя всегда уютней чувствовали. Им не привыкать. «И нет ни чего нового под солнцем». Это опять из Библии.

3 октября.

Не дай, Господи, такого пережить ни кому! Объяснять по телефону своей жене, что она нужна нам. Нужна детям, нужна мне. Что это не выход. Что это грех перед Богом. А как мы без неё? Что я без неё буду делать? Ведь Надюшке только семь лет! А она осевшим, пустым, голосом, даже без всхлипываний и рыданий, объясняет, что всё, больше она так не может. Обзвонил всех, кто мог помочь в этой ситуации. Просил звонить ей, в Свердловск. Не оставлять её один на один со своими мыслями. Господи! Помоги нам! Впереди у меня целый вечер. Я один, с Надюшкой, дома. И ещё впереди целая жизнь. Как я устал.

4 октября.        

Оля звонила с утра. Сказала, что всё в порядке. Вслушиваюсь в голос, пытаюсь представить, увидеть её, понять, о чём она на самом деле думает. Сколько человек в состоянии вынести? На сколько у него хватает сил? «Всё могу в укрепляющем меня Христе». Это слова апостола Павла. А им  предшествуют: «Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всём, насыщаться и терпеть голод, быть в обилии и в недостатке». Да, это слова истинного верующего. У него есть цель. И он знает, что для него главное. Он весь отдан своему делу. А как быть нам, скажем так, рядовым верующим? И у апостола Павла не было семьи. Если он терпел голод, то он один  голодал. Его не мучило чувство вины, ответственности за близкое существо. Он не страдал от своего бессилия, от невозможности что-то изменить, от невыполнимости своего желания помочь родному, самому близкому существу. Я не собираюсь умалить подвиг апостола Павла. У него каждый нуждающийся вызывал сострадание. Даже если б он имел семью, он служил бы Господу не менее преданно. Он не мог быть другим. Проблема, прежде всего, в нас самих. «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так – чтобы вы могли перенести». Что для нас является главным, приоритетом? Семья, дети. Благополучие семьи, определённость будущего наших детей. Наверное, кто-то ответит: «Главное – Бог!». Но Библия говорит: «Кто о своих и особенно о домашних не печётся, тот отрёкся от веры и хуже неверного». Человек, по своей сути, всю жизнь должен делать выбор. При чём, часто не так: или – или. Нужна мудрость, что бы в некоторых вопросах, найти приемлемый компромисс. И в этой ситуации, семья или Бог, каждый занимает свою позицию. Моя позиция: главное – всё-таки семья и доверие Богу. О моём выборе можно поспорить. Но я видел семьи, в которых своими силами ни чего не делалось: одно сплошное упование на Господа. Дети там были заброшены, родители в постоянных конфликтах, в поисках и в  претензии на установление истины. Тоже самое в семьях, где вообще нет места для Бога. А если ты изо вех сил «тянешь» свою семью, всё для неё делаешь, при этом доверяешь Богу, что Он не оставит тебя Своей милостью, и сверх сил испытаний не даст, то всё будет хорошо. Всё наладился и утрясётся. А Оля? Ну, что Оля? Она женщина. Со своими слабостями, со своими эмоциями. Дай Бог, что бы эти эмоции не взяли над ней верх. Ей столько пришлось пережить! Не думаю, что бы кто-нибудь повёл себя более достойно в подобной ситуации. Есть много, чему мне можно у неё поучиться. Похоже, что в этот раз я рассуждаю и умничаю только  для того, чтобы избавиться от страха за Олю, подавить его. Но это мой, человеческий страх, с которым я, может быть, не справляюсь. Но нужно научиться доверять Богу. Господь – хранитель мой. И её, Олин. Наш – всех тех, кто ему доверяет.

5 октября.     

Смотрел передачу о судьбе женщины. Она, правильно как бы это сказать, демонстрировала одежду. Новинки сезона, новинки моды. Всё закончилось личной трагедией. Но это было потом. А в начале оглушительный успех. Поездки за рубеж, популярность, слава. Можно только позавидовать. Но, оказывается, всю их группу использовало в своих целях КГБ. Красивые, как на подбор, женщины, умеющие себя вести, умеющие себя «подать». Их «сводили» с «интересными» людьми. Для КГБ интересными. Это за рубежом, как нагрузка к основной работе. Об этом рассказывалось в передаче, как о чем-то достоверном, как о факте, имеющем место. А в качестве предположений, высказывалась мысль, что они должны были участвовать в оргиях, которые устраивались на самом высоком уровне, в нашем правительстве. Это не выдумка, из бульварной «жёлтой прессы». Документальный фильм по ОРТ, с участием свидетелей. Один из них – Вячеслав Зайцев. Даже мне его имя знакомо. Что бы попасть в эту команду демонстраторов одежды, это их официальный титул, нужно было в постели ублажать директора Дома моделей. Это и была  обычная жизнь наших «звёзд». Людей, которыми мы восхищались, которым мы завидовали, перед которыми мы преклонялись. Мы думали, что они выше всей этой грязи и мерзости, в которой мы обитаем. А их КГБ подстилало под нужных людей. Они сами были вынуждены подстилаться под своего главного начальника, под среднего начальника, под маленького начальника. Под то же КГБ. Почему меня эта передача задела, что в ней для меня нового открылось? Да ни чего нового. Просто, после этого показали передачу на канале «Культура». Там, за круглым столом собрались советские писатели (без кавычек). Как хорошо они говорили о нравственных ценностях, которые мы утратили с этой демократией! Как, оказывается, мы хорошо жили! Какие у нас были нравственные устои! Даже, моральный Кодекс строителей коммунизма был списан с Библии, с заповедей Моисея! Мне всё это напоминает старый анекдот: воспитательница в детском садике спрашивает детей: «Вы знаете, в какой стране самые хорошие детские садики? В Советском Союзе! Вы знаете, где лучше всего живут дети? В Советском Союзе! Дети! Вы знаете, где самые лучшие игрушки? В Советском Союзе!» После этого один из детей начинает плакать. «Коленька! А что ты плачешь?» «Хочу жить в Советском Союзе!». Смотря вот такие передачи, хочется попроситься в Советский Союз. Владимир Владимирович! Вы эти медальки, для нашей интеллигенции советского разлива, не жалейте. Ведь они же верой и правдой.… Как только могут. Только бы ручку барину лизнуть…. Вы уж не отворачивайтесь.  А то они примут это за сигнал, что лижут они совсем не то. Вы щекотки не боитесь? В последнее время, всё чаще, ловлю себя на мысли, что в своём дневнике я веду дискуссию с неведомым мне оппонентом. Это неправильный настрой. Того, кто со мной не согласен, я не смогу переубедить. Он мой дневник читать просто не будет. Из-за несогласия, из-за принципа. Тот, кто со мной согласен, не нуждается в моих откровениях, в моих аргументах: он сам так же думает. Буду стараться не сбиваться на полемику, в расчёте на присутствие второго лица, а просто быть искренним.

10 октября.         

Всё-таки Путин молодец! Невысокого ростика, со скошенным лобиком человечек, сумел повернуть историю вспять. Мы опять в состоянии «холодной войны» с Америкой. Теперь, уже не стесняясь, с экранов телевизоров, выполняя заказ, нам говорят о ней, как о враге номер один. Выплёскиваются потоки помоев. Вся информация об Америке имеет только негативный оттенок. А стадо мычит. О том, что пенсии маленькие. Зарплаты невелики. Везде бюрократы и взяточники. Т.е., о своих, самых насущных проблемах. И если он, вседержитель и всевершитель всея Руси, товарищ Путин, сумеет частично решить какие-нибудь из этих проблем, или делать вид, что прилагает к этому все усилия, время от времени кого-то сажая, то народные массы, весь электорат, всё стадо, в экстазе,  поголовно поддержат его. Сейчас его уже поддерживают 70% населения. Кухаркины дети, наконец-то, снова имеют сильную руку у власти. Какое это счастье подчиняться, пресмыкаться, восхвалять и восхищаться своим харизматическим лидером! Уже эмигранты, разъехавшиеся по своим историческим родинам, с тоской оглядываются на Россию: «Во дураки! Чо мы наделали?». Наверняка, скоро появятся ностальгирующие, вернувшиеся назад, на свою привычную Родину. «И дым Отечества нам сладок». Здесь встретят их как героев, осветив, во всех деталях, их пребывание и злоключения за границей. Ведь наших детей, которых там, «за бугром», вначале усыновляют, потом терзают и убивают. Женщины, уехавшие туда за счастьем, становятся проститутками. Они, несчастные, за рубежом, судят о происходящем в России, по тому же Первому каналу (ОРТ). А там прославляют Путина, как, впрочем, и по всем другим каналам; выступает митрополит Кирилл; лихо играет гармонь; ряженые шуты веселят телезрителей юмором для дебилов. Родина! Вот ты какая! Нам есть чем гордиться! Но сколько средств уходит на эту телерадиогазетную пропаганду? В статье «Всевидящее око старшего брата», теперь уже напечатанной на многих сайтах, говорится, что на промывание мозгов, денег уходит у нас меньше, чем на содержание армии и гонку вооружений, но больше, чем на освоение космоса и его милитаризацию. Как говорил Аркадий Райкин: «Это ж бешеные деньги!». Но поставленная цель, окупает потраченные средства. Только в чём, эта, поставленная Путиным, цель? Вперёд, вернее, назад, к военному коммунизму? Лично меня, достал уже, этот бесноватый фюрер, со своей национальной идеологией: «Германия превыше всего! С нами Бог!». Сверхраса, сплочённая религией. Уточняю, это я о Гитлере. А о ком такое ещё можно сказать?

12 октября.       

Гераклит: нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Всё течёт, всё изменяется. В последний приезд Оли домой я внимательно присматривался к ней. Хотел уяснить для себя, что тогда было? Кратковременная вспышка эмоций или осознание полного собственного бессилия, без всякой надежды на будущее? Успокоиться мне, или не оставлять её без повышенного внимания? Может ли такое повториться? Она изменилась. Не могу выразить, в чём именно, но она стала другой. Такие моменты бесследно не проходят. Уж если в одну реку нельзя войти дважды, то, пережив нечто подобнее, невозможно оставаться прежним. За эти дни, которые она провела дома,  она несколько раз произнесла одну и ту же фразу: «Если можно, оставь меня в покое». Я всегда считал, что семейное счастье – это полюбовное дело двух человек. Что они слепят, то они и имеют в наличии. Какие создадут отношения – по ним и живут. Оказывается, нет. Это не так. В нашем государстве, семейное счастье зависит от третьего человека. От какого-то ублюдка, обличённого властью, который в состоянии всё в твоей жизни изменить, повернуть вспять. Товарищ полковник КГБ, наш президент, заявил во всеуслышание: «Демократия не может быть управляемой! Она или есть, или её нету!». Лукавите, уважаемый, лукавите! Весь мир затаил дыхание: что предпримет нынешний президент, не смотря на демократию, что бы остаться у власти? И, при этом, перебираются всевозможные варианты. Демократия, это власть народа, она действительно не может быть управляемой. Но управляемым может быть народ. Это стадо, которое ведёт за собой козёл. В этом месте я ссылаюсь на Библию. И у этого козла что-то своё, определённое, на уме. Можно ли быть счастливым в таком государстве, где всё непредсказуемо? Для которого законы не писаны, а если писаны, то не исполняются, а если исполняются, то только выборочно. А уж если выборочно, по чьёму-то желанию, то на всю катушку! Что б всем страшно было! Какая тут демократия? Как можно жить спокойной, личной жизнью, в таком обществе? Жили мы, были с женой счастливы. Пока не пришло время, и она не подняла шум, что государственное предприятие начали разворовывать. И государство, своей бездеятельностью, своей незаинтересованностью (хотя нет, некоторые конкретные люди были весьма в этом заинтересованы), проехалось по нашей семье асфальтовым катком. Главное-то – за что? За то, что мы хотели остаться порядочными и честными в этом государстве? И где же, ты, счастье? Где покой? Где лояльность и желание сотрудничать с властями? Сказать, что я думаю о власти, о государстве, о выбранном народом президенте? Не скажу. Думать я могу, что угодно. За это не садят. Но кого-то хочется стукнуть за слова жены: «Если можно, оставь меня в покое». Хотя… может ли быть по-другому? Если семья – это ячейка общества, то невозможно жить в дерьме и при этом наивно предполагать, что ты от него защищён. Наверное, я не патриот. Обидно. Столько денег, в последнее время, потратили на развитие этого самого патриотизма. А я, по-прежнему, люблю только свою жену. По-прежнему, меня, без моего разрешения, любит, как хочет, Родина. Так хочется ей сказать: «Если можно, оставь меня в покое. Пожалуйста!». Гераклит, как сантехник, не противоречит сам себе: «Всё течёт, всё меняется». Мы, советские люди, привыкшие жить в дерьме, более примитивны: у нас – всё течёт, но ни чего не меняется.

14 октября.        

Не могу понять, почему цивилизованный мир так снисходительно относится к нашим шалостям. Мы взяли и устроили Великую Октябрьскую. Весь мир, так или иначе, это проглотил. Может быть, тогда им нужно было проявить большую принципиальность? И не только тогда. Сколько коварства и подлости мы проявляли постоянно во всех своих действиях. Но мотивы, которыми руководствуются политики, истинные причины происходящего, скорее всего, недоступны для понимания  даже обладающим полной информацией. А уж нам, простым смертным! Я только недавно, со стороны, сумел взглянуть на элементарную ситуацию с нашей семьёй. Меня всё мучила мысль – почему у нас, в нашем доме, с удовольствием останавливались, приезжавшие по делам церкви, американцы, голландцы. Но когда мы начали просить помощи, после того как мы проявили в своём государстве качества порядочных людей, нам, из наших гостей, практически, ни кто не ответил. Хотя советскому  обывателю упорно внушается мысль, что мы, сектанты, находимся на полном содержании Запада. А тут…. Напоминаем о себе. Просим, умоляем. Христа ради. Объясняем ситуацию. В ответ – тишина. В лучшем случае – вежливый отказ. Тут всё передумаешь, на всё и на всех грешить начнёшь. И только недавно я вспомнил рассказ, который услышал  в годы моей армейской службы. Я служил на Камчатке, и в нашей части были ребята, которые до этого уже работали на Севере. Один из них рассказывал, что порой, нужда заставляла, приходилось пользоваться гостеприимством чукчей. Они, на самом деле, очень гостеприимные, радушные люди. Но, попав с непривычки к ним…. Они садят тебя на самое почётное место, ближе к огню, на самые мягкие шкуры. На «стол» подают самое лучшее, что у них есть. Это радость и честь для чукчей, принимать такого гостя. Событие долго хранится у них в памяти. В разговоре, хозяин постоянно будет говорить: «Это случилось в тот год, когда у меня был гость с «материка». Однако, какой был хороший человек!». А что же испытывал гость с «материка»?  На самом почётном месте, возле огня, оказывается, дым выедает глаза. Самые мягкие шкуры – засалены и грязные от частого употребления. Неизвестно, что на них до этого делали. А на «столе» деликатес: рыба, и строганина – мороженное оленье мясо, в виде стружки, поданная на стол. Тут, однако, привычка нужна. У гостя только одна мысль: «Скорее бы спать, а с утра в дорогу!». Что он, с удовольствием, претворяет в жизнь. Как видно из предыдущего, абориген и гость совершенно по-разному воспринимают происходящее. И какое же удивление испытывает наш гость, когда по прошествии времени, он получает напоминание, от этого чукчи, о былом гостеприимстве. И, какая бестактность,(!) следом идёт просьба о помощи. Ну, ладно, ел он, в гостях, эту мороженую оленину. Так, что теперь, он за это ещё и остался должен? У каждого, однако, свой менталитет. И каждого, по-человечески, можно понять. Сейчас, во всяком случае, так понимаю наших гостей. Но я надеялся больше на инициативность Запада, когда стало понятно, что мы, под бдительным кураторством ФСБ, снова запряглись в ту же телегу. Сахаров и Солженицын, в своё время, обращаясь к Америке, просили проявить твёрдость и жёсткость по отношению к «империи зла». Достаточно хорошо об этом написано в подленькой книжонке «ЦРУ против СССР». Автор этого опуса получил заслуженную пощечину от Сахарова. Но, к сожалению, и в наши дни, интересы экономики западного мира, возобладали над интересами гуманизма, над правами человека. Да и кому нужны лишние неприятности? Россия всегда напоминала пьяного самодура, с гранатой в руке. И, непонятно, в какой момент у него «заклинит»?  Когда в детской программе «Ералаш», после долгого периода, вновь показали школьников в пионерских галстуках, я подумал: ну, неужели вот этого нельзя избежать? Ведь длительное время детей в красных галстуках не показывали. Обходились как-то. Но их стали показывать всё чаще и чаще. А теперь, целый день, гоняют канал «Детский мир». Там, в ретроспективе, одни старые мультики. В художественных фильмах действующие герои – исключительно одни пионеры. Добрые, обязательные, отзывчивые детишки. Смотришь и умиляешься – ведь как жили когда-то! Всё чаще на канале «Культура» стали давать слово советским писателям. Я думал, что эти динозавры все вымерли. От стыда. Нет. Они только попрятались. А сейчас, они снова в цене. На них появился спрос. Вернее, искусственно создают спрос. Как пионеров: вначале один раз показали, потом два раза. А потом пошло и поехало! Сегодня, один из этих уцелевших динозавров рассказывал, как Сталин присутствовал на съезде Союза писателей. Товарищ Сталин назвал писателей в своей речи «инженерами человеческих душ». По толковому словарю Ожегова «инженерия» – это конструирование новых, несуществующих в природе, органических единиц. Эти инженеры умудрились сконструировать, до тех пор несуществующую в природе, новую общность – советский народ (совки). И как на совесть они это сделали! При коммунистах все копировально-множительные аппараты были на учёте. Чтобы ни чего лишнего не напечатали, и не прочитали. Был возведён «железный занавес». Что б никакая зараза к нам не проникла. Теперь же, пожалуйста, читай что желаешь, пиши, что хочешь. То, что раньше было запрещено, теперь разрешено. Ну и что? Что это дало? Кто-нибудь проснулся? Все на столько отупели! Ни кто не собирается, ни чего лишнего печатать, или что-нибудь не то прочитать. Писатель Гросман, в одном из своих произведений, рассказывал, какой жизнью живёт концлагерь.  Заключённые настолько привыкли к своей участи, настолько с ней смирились, что, казалось, убери охрану, убери забор, зеки, по-прежнему, будут влачить своё жалкое существование. Без всяких посягательств на свободу. Видно все эти инженеры, вместе с чекистами, работали на генном уровне. Генная инженерия. Из кухаркиных детей создали новый вид исторической общности – советские люди. В место мозгов – серая плесень, разбавленная алкоголем.

17 октября.       

По возрасту, она была первоклассница. Интересно, возраст кто нибудь измерял классами? Два больших белых банта на голове, красная куртка, за спиной жёлтый ранец. Всё это на фоне высокого красного кирпичного забора. И облетевшая жёлтая листва. На неровностях газонов опавшая листва выглядела сугробами. Сугробы из листьев. Осень стоит необыкновенно тёплая. Тополя ещё пытаются удержать редкие пожелтевшие листья. Но сквозь ветки уже видно небо. Так женщина, со временем, теряя красоту, пытается убедить себя и окружающих, что всё в порядке, ни чего не меняется, ситуация под контролем. На фоне этого тёплого,  жёлто-красного мира два белых банта, как две огромных бабочки на голове девочки. В припрыжку, она приблизилась к двум мужчинам. Они уже закончили разговор, начали расходиться в разные стороны. Один  из них остановился, и стал добавлять какие-то подробности к закончившемуся разговору. Он не ругался. Он просто пояснял какие-то детали. Но на всю улицу летели матерные слова. Они были как чёрные вороны, как комки грязи. Казалось, они прилипают ко всему, с чем соприкоснутся. Девочка с бантиками миновала этих мужчин. Бантики-бабочки так же подпрыгивали на её голове. Это страшно, но эти мужики её не видели. Они не обращали на неё никакого внимания. Ешё хуже, что она их не слышала.  Она не обращала на них ни какого внимания. Каких-то два параллельных мира, которые, казалось бы, не пересекаются. Осень, тёплые желто-коричневые тона. Красная куртка, два былых бантика. Мне стало тоскливо. Это не параллельные миры. Это повседневная реальность: мужики, источавшие грязь, девочка, попавшая под эту грязь. И души, наши души, покрытые как коростой, этой грязью. Кажется, они уже ни чего не чувствуют: ни стыда, ни боли. Как же они, наши души, смогут отозваться на чужое горе? Как из них, из-под этой корки грязи, прольётся сочувствие, сопереживание?

18 октября.  

Сегодня молился за Олега. Уже две недели на моём сайте не обновлялся дневник. В начале я думал: накладка, заминка какая-нибудь вышла. Обычно, высылаю Олегу дневник по Интернету, в Германию, а он размещает его на сайте. А тут – проверяю, продолжения нет. Только вчера вечером подумал: «Может, он заболел?». Или, что-то случилось? Остаётся ждать звонка или сообщения по Интернету. Надеюсь на лучшее. Понимаю, что это глупо, но мне кажется, «там», за «бугром», они даже не болеют. Но, всё-таки болеют, постоянно решают свои проблемы, переживают стрессы. Эта штука называется жизнь. Ещё одно наблюдение из нашей повседневной жизни. У нас, в доме, очень часто, временно, кто-нибудь проживает. За пять лет в домовой книге, прописано более двадцати человек! В очередной раз, у нас, появился очередной жилец. Мы знали о его проблемах: уже дважды он находился в реабилитационном центре. Наркотическая зависимость. Сказал, что в третий он туда не пойдёт – гордость не позволяет. Этот человек, проживая у нас, по приезду Оли из Екатеринбурга, вытащил у неё деньги из сумочки. У нас, в это время, проходило домашнее служение. При чём, деньги взял не все. Наверное, только на «дозу». Через несколько дней появляется снова. А Оля просила меня этого человека не выгонять: хочет ему помочь, молится за него. Я думал, с его стороны последуют извинения, какие-то объяснения. Ни чего подобного! Честные, искренние глаза. Весь внешний вид говорит: «Какие проблемы? Пустяки! Всё это житейское!». Тогда я понял, что дело даже не в том, что передо мной наркоман. Это воспитание. Это где-то внутри каждого нас. Это наш менталитет: гордость есть, а совести нет. Конечно, не каждый из нас полезет в чужую сумочку за деньгами. Но ведь мы нищие, мы всегда жили по принципу: лишь бы выжить. Какая уж тут совесть?! Очередь в магазинах, с пустыми полками. Дефицитные товары по талонам, через профсоюз. В Библии есть обращение к Богу: «Господи! Не дай мне двух вещей: нищеты и богатства! Став нищим, я буду красть. А став богатым, я спрошу у Тебя: а кто Ты такой?». Так это про нас. Некий Илюшин, для него это оскорбление: я даже не знаю, кто он, но, судя по всему, тоже член (правительства, я имею в виду), сделал заявление. Выступая по телевизору, по поводу задержания норвежцами нашего судна, он сказал: «Если наш капитан прав, то почему мы не можем силой освободить наше судно? Почему наше государство позволяет таскать себя как дохлую кошку: то за хвост, то за уши!? Когда мы заставим всех считаться с нами?». А если наш капитан не прав? Что, у Илюшина есть совесть, он извинится за призыв к  вооружённому конфликту с соседним государством? Кого-нибудь видели у нас с публичными извинениям? Как говорил один человек: не дождётеся! Так, что гордость  у нас в крови, через полученное воспитание. «Человек – это звучит гордо!». Особенно, если это человек советский. А совесть…. Она от Бога даётся, или приобретается. Тоже через воспитание. Но в Бога мы не верили, а воспитание у нас, у всех, советское, однобокое. Судя по всему, мы все недоразумения снова будем решать единственным способом. Похоже, что мы для этого окрепли: мочить их будем! В туалете! Даже если туалеты будут норвежские! Без разницы. Нам важен сам процесс.

20 октября. 

Жизнь продолжается. Не смотря ни на что, к сожалению. У меня,  больше года назад, было предчувствие беды. Или наоборот: это было чувство довольства. Как сейчас помню свои рассуждения: на старости лет мне удалось побывать в Египте, в Чехии. Мы не испытывали финансовых затруднений. Каждый месяц, шесть семей, в разных городах, получали от нас «пособие». В тот момент я подумал: «А нужно ли мне ещё что-то? Я всё испытал, всё пережил. Был нищ и наг. Но Бог благословил Олю работой, и мы, за перенесённые лишения, получили неожиданный приз». В тот момент я понял, что ни чего больше не хочу. Вроде бы, уже пожил. Вот Надюшку бы только поднять, поставить на ноги. Тогда ей было шесть лет. Да! Именно в тот момент чувство тревоги за будущее наполнило меня. Я долго жил в своём государстве, и хорошо его знал, что бы быть спокойным. И всё получилось как в Библии: «Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне». Но какой у нас был выбор? Принять условия Топоркова, и стать его соучастниками? За место под солнцем, у этого корыта, как выяснилось, нужно платить. Наш новый гарант (какой он уже новый?) диктует новые условия жизни. Хотя нет, какие же они новые? Тут приводили данные, в одной из передач, во сколько раз возросла у нас коррупция за последние три года. Показали, как изъяли чемоданчик со взяткой: миллион долларов! Растёт уровень благосостояния советского человека. Путину есть чем гордиться! При чём, нам это подаётся как повсеместное усиление борьбы с коррупцией: «Видите, кого мы ловим! И каких мы ловим!». Нет, ну в этом болоте, которое вы развели, в этой мутной воде, кого-то должны ловить.  Кто-то, как Ходорковский, вам конкурент. Убрать! Кто-то не поделился, пожадничал – убрать. Впредь другим будет наука! Чекисты, при всей своей изворотливости, примитивны, как и все кухаркины дети. Корни-то одни! Настолько же нечистоплотны и непорядочны. Настолько же жадны и  жестоки. Старый принцип снова в ходу: «Жизнь как в курятнике: заклюй своего ближнего, чтобы не было конкурентов. Обгадь нижнего, чтобы уменьшить его шансы. И залезь повыше, чтобы до тебя не могли дотянуться». Принцип курятника, из жизни на скотном дворе. Когда на них птичий грипп придёт?

24 октября.     

Фраза, услышанная в автобусе: «Этот придурок, из ЛДПР…». Я прислушался.  Кто именно? С другой стороны, – какая разница? Вот если б сказали, сказали: «Умный человек, в ЛДПР» это, действительно, было любопытно и неожиданно. Не только для меня. А вся фраза прозвучала так: «Этот придурок, из ЛДПР, вчера по телику сказал: «Нет ни какого птичьего гриппа! И коровьего бешенства нет. И СПИДА нет. Это всё американцы придумали. Что б денег побольше загрести». Ох, уж эти коварные американцы! Этому придурку, по телику, надо было добавить, что секса тоже нет. Но это уже сказано было раньше, до него.  Откуда у нас СПИД возьмётся? У нас какие диагнозы ставят? Обычно – это ОРЗ. Или осложнение после ОРЗ. Это там, у них, попугайчик умер. Анализы показали, что от вируса птичьего гриппа, смертельного, в этом случае, и для человека. Заболели несколько(!) коров, во всей Англии – установили, что это коровье бешенство. В Швеции подобрали несколько(!) павших диких уток. Они оказались не заразными для человека. А у нас заболели десятки людей. Только тогда это вызвало подозрения. Провели анализы – оказалось, что всё-таки, гепатит. Теперь, счёт идёт на тысячи заболевших. Если б было два-три десятка больных, то их можно было втиснуть в графу «ОРЗ». И утверждать, что гепатита тоже нет. Американцы выдумали. Во времена перестройки писали в газетах, что в одном из городов все детишки облысели. Ну и что? Если это не ОРЗ, то, как говорил один из сатириков, что-нибудь съели. Или, наоборот, чего-то недоедают. Вот и всё. Выражаясь словами рекламы: «У МММ нет проблем!». А насчёт придурков из ЛДПР…. А где взять умных? С таким диагнозом, в нашем обществе, людей немного. Да и особым спросом умные не пользуются. Народная мудрость гласит: «Каков поп, таков и приход». В Библии эта мысль высказана другими словами: «Ученик не может быть больше своего учителя». Применительно к ЛДПР это означает, что умнее Жириновского в партии ни кого не должно быть. Похоже, что они с этим условием справились. Почему их постоянно по телевизору показывают? Потому, что наше общество воспитывали неприхотливым. К тому же мы любим цирк, клоунов. Они смешнее и забавнее нас. И это нам нравится. По поводу названия молодежной организации «Наши». Мне кажется, его надо изменить. Во-первых: их не все нашими считают. Во-вторых: название должно отражать принадлежность. Например: ВЛКСМ – ленинская молодёжь. В-третьих: на слово «наши» уже придумали много дразнилок. Например: анашисты, фашисты, ананисны. Вначале, мне показалось, что будет удачным название «Путинюгенд» – путинская молодёжь. Отвечает всем требованиям. Первое: принадлежит Путину. Второе: показывает интеллект нашего президента (он знает немецкий). В-третьих: невозможно придумать дразнилку. Но это не оригинально. Что-то надо покороче.  Для основы можно использовать одну только фамилию президента. Девочек назвать путанами, мальчиков – путами. Поскольку движение должно быть массовым, многомиллионным, полное имя должно быть –  миллипуты. Как мне тошно от всего этого!

28 октября.      

Ходорковского отправили отбывать срок, согласно приговору. Куда-то на восток, в район урановых рудников. Всё, беспредел торжествует. Они победили. Мстительные человечки, лизоблюды, оказались триумфаторами. Неужели нам это в наказание за нашу беспринципность, равнодушие? За покорность тупого стада? Я ношусь тут со своими болячками, мечтаю о справедливости, о правосудии. А как же Ходорковский? Откуда он черпает силы? То, что перенёс он и его семья, это не сопоставимо с нашими неприятностями, с неприятностями нашей семьи. Почему-то меня больше всего интересует вопрос: верующий ли он человек? Если бы у меня была возможность, это было бы первое, о чём я его спросил. Потому, что порой бывает стыдно за себя, за своё малодушие. Хотя себя считаю искренним верующим, и что Бог на нашей стороне. Как же он? При всём этом, он, в отличие от меня, сохраняет веру в простой народ, и полагает, что во всём виноваты конкретные личности. Откуда у этого презентабельного, интеллигентного человека такая твёрдость? Поражает отношение мирового сообщества ко всему, происходящему у нас. Апостол Павел сказал о целостности и взаимосвязанности организма: «Все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены». Могу ли я относиться равнодушно к тому, что у меня загнивает зуб?  Со временем зубная боль  станет моей головной  болью. Нужно ли этого дожидаться? Может, лучше во время заняться лечением? Если бы, ешё в восемнадцатом году,  мировое сообщество не отнеслось снисходительно к этой заразе, исходящей от нас, мир стал бы совсем другим. Похоже, что история повторяется. Опять во главу угла, по отношению к нам, ставятся экономические, политические интересы. Исходя из этих интересов, демократические страны терпимо относятся ко всему, что происходит у нас. Почему в послевоенной Германии к власти ни когда не смог бы придти гестаповец? Сами немцы, после всего что было, его уже не выбрали бы, и мировая общественность такого не допустила. А у нас –  пожалуйста! Достоевский пишет о бесценности  одной слезинки ребёнка. А сколько слёз, взрослыми и детьми, у нас, в коммунизированном государстве, было пролито!? Сколько, сейчас, ещё прольётся? Ждите, господа демократы, пока зубная боль не перейдёт в головную. У русских есть такое выражение: «Тогда всем мало не покажется!».

1 ноября.

Да, сегодня уже первое ноября. Прошло уже больше года, с тех пор, как начался этот кошмар с нашей семьёй. Я ни когда не мог переносить вид чужой крови. Когда мы жили в Киргизии, в своём доме, у нас было две или три курицы. Однажды Оля дала команду: «Курицу зарубить!». Поймал курицу, взял топор и …. Оля пошла просить соседа, что бы он отрубил курице голову. Потом, правда, одну курицу я зарубил сам. Без соседа справился. Но, что б подобного кошмара нам больше не переживать, кур, после этого, ни когда не держали. И кроликов тоже. По этой же причине. Зато, здесь, на Рефтинском, по Олиному настоянию, мы приобрели щенка. Чтоб дом охранял. Вскоре щенок вырос, и у нас начались неприятности. Он только назывался щенком. На самом деле это оказалась девочка. До этого, так само получалось, у нас все были мальчики. В один прекрасный день мы стали обладателями целой кучи повизгивающих маленьких комочков. На удивление, все они оказались похожи на соседского породистого пса. У нас их быстро разобрали. Второй выводок породистым не был, но выручил наш родственник. Он сложил их в мешок и унёс. А дальше…. Дальше я был предоставлен сам себе. Когда Рита, наша собачушка, в очередной раз осчастливила нас приплодом, мне пришлось доказывать делом, что я мужик и хозяин в доме. Проявив некоторую сообразительность, я взял два одинаковых пластмассовых ведра с водой. Опустив щенков в одно из вёдер, второе я быстро поставил сверху и, не дожидаясь, пока лишняя вода вытечет из нижнего ведра,  убежал за угол теплицы. Выждав время, я взял нижнее ведро и отнёс его к котловану недостроенного дома, где, стараясь не смотреть на содержимое, всё выплеснул. Рита, наверное, поняла мои переживания, и больше, по сей день, нам щенков не приносила. Так вот, сейчас, я чувствую себя щенком в ведре с водой. Целый год мы барахтались, пытались выжить. Надеялись на скорый справедливый советский суд. Но суд всё откладывают и откладывают. В последний раз из-за того, что судья ушёл в отпуск. Теперь на нас опускается громадина второго ведра, что бы придавить нас в воде. Чтобы мы не барахтались. Долги. Мы, надеясь на скорое, положительное решение суда, обросли долгами. А суда, и решения суда, нет. Теперь мы вынуждены продавать свой дом. Дали объявление в газете. Это уже второй раз. Первый раз, как нам показалось, мы выкрутились, избежали продажи. Но долг наш стал ещё больше. Теперь уже всё. Надежды ни какой. Мы остаёмся без работы и без дома. Много говорят об утечке мозгов за рубеж. Так вот вам прекрасный специалист! Главный бухгалтер. Сумела из обанкротившегося предприятия сделать прибыльное. Самая крупная в России птицефабрика! Так кому нужен главный бухгалтер? Один только недостаток – честная. Ну? Считаю до трёх! Никому!? Тогда опускайте ведро на нас, топите. Вот и утекают наши мозги, ни кому не нужные. Путин, если тебя, всё-таки, будут судить, за то, что ты сделал в годы твоего правления, я хочу, что бы наша семья оказалась маленькой песчинкой на чаше твоих грехов. Но, в полузабытом мною определении чекистам, которое дал Дзержинский, говорилось о руках – они должны быть у вас, судя по всему, хваткие. О сердце – оно должно быть чуткое или чёрствое, не помню. И о голове – она, по-моему, должна быть здоровой. А вот о совести чекиста Дзержинский умолчал. Так что, все мои страдальческие вопли до тебя не дойдут. А если дойдут, то ты их не услышишь. А если услышишь, то не вздрогнешь. Ты же настоящий чекист: с руками, с сердцем, с головой. И с человеческим лицом – я сам по телевизору видел. Чекист, с человеческим лицом. А совесть, чекисту, не положена. По определению Дзержинского. Поэтому ты не вздрогнешь. Не смотря ни на что.

2 ноября.

Утром позвонила Оля. Сегодня состоится, тот самый, очередной суд. Просила молиться. Господи! Ну, сколько можно? Неужели мы так провинились пред Тобой? Скажи, Господи! Обличи! Не знаю, плохо ли это, но именно сейчас, когда все от нас отвернулись, я больше стал уважать себя, за то, сколько мы помогали в своё время людям. И никогда не ставили себе это в заслугу. А сейчас…. Молюсь, и это всё, что я могу. Пишу дневник. Раньше мне казалось: стоит выплеснуть это на бумагу, как всё разнесётся по всему свету. Но ни чего не меняется. У людей свои проблемы, которые, порой, больше наших. Своего горя хватает. Кому мы нужны? Господи, помоги!

3 ноября.

Суд вчера не состоялся. Я весь день переживал, ожидал звонка от Оли. Такие вот новости. Вечером ходил в школу на родительское собрание к Надюшке. Почему-то, или как всегда, я перепутал время. Пришёл к семи часам вечера, а нужно было к половине седьмого. Как раз начали говорить об успеваемости. Похвалили двух девочек и одного мальчика. Одна из этих девочек – Надюшка. Учительница отметила повышенную невнимательность детей. Стараясь ни кого не обидеть, не называя фамилий, она дала несколько советов, как развивать у детей внимательность. Рассказывает, что дело доходит до того, что приходится  ребёнку шесть раз повторять элементарную команду. Например: достать из парты нужный учебник. Присутствующие родители, по большей мере мамаши, с превосходством оглядывают соседей: это у кого же такой бестолковый ребёнок? Учительница меняет тему.  На предыдущем собрании она просила перебрести детям, для занятий, наборные кассы. Но именно цифровые. А родители купили кассы для букв, или в лучшем случае, смешанные. В ответ на её замечание, в начале, раздалось неуверенное: «А вы нам не говорили». Этот возглас перерос во всеобщее негодование: «Не говорили, не говорили!». У мамаш посветлели лица. Они с радостью опрашивали друг друга: «Не говорили же? Не говорили!». Учительнице пришлось переждать эту волну праведного негодования. Когда все затихли, она повторила, но уже как-то беспомощно: «Я вам всем объявляла: кассы только цифровые!». Её уже ни кто не слушал. Все находились в каком-то приподнятом возбуждении, чувствуя некое единодушие и ощущение победы. У учительницы почему-то покраснели уши. А я вспомнил, как она поделилась мнением о детях, которым нужно по шесть раз повторять одно и тоже. Меня не было на предыдущем собрании, поэтому не мог разделить законную радость родителей-победителей. Одна из мамаш, наверняка председатель родительского комитета, выразила своё возмущение, что их дети сидят за такими старыми партами. Почему-то я всегда не переваривал родительский комитет. Хотя объяснение этому простое: в школе я был хулиганистым троечником. И меня часто «прорабатывал» этот самый родительский комитет. Обычно в него входили родители отличников, или какие-нибудь мелкие начальники. А парты, правда, были старые. Им было лет по двадцать-двадцать пять. Посетовав, что к директору бесполезно, она предложила самим купить детям новые парты! А что такого? Я не удивляюсь. После того, как Топорков организовал в детском садике первый класс для своего внучека, теперь каждый может проявить себя как хочет, только на своём уровне. «А мы чо, хуже?». Предложение поддержала соседка: «В Челябинске, при поступлении в школу, сразу пятнадцать тыщь платят!». В Челябинске я не был, но скромно заметил, что это называется поборами с родителей, и за это судят. Разъярённые мамы начали мне доказывать, что парты неудобные, старые. Писать на них неудобно. Почерк вырабатывается плохой. На уроках рисования всё, по листу, стекает вниз. Но убедительней всех оказалась председательша родительского комитета: её ребёнок, партой, прищемил себе палец. Видимо сказалось напряжение последних дней: я не выдержал и сказал, что сам сидел за такой партой, но осанка у меня правильная. Моя дочь сидит за такой партой, и это не мешает ей быть отличницей. И пальцы она, куда попало, не суёт. Мне сразу же напомнили, что я деньги до сих пор, в родительский комитет, не сдал: на подарок классному руководителю, ко дню Учителя. Я тут же вынул пятьдесят рублей, не выдержал, спросил: «Сколько набежало пени?». И сказал, что на новые парты деньги сдавать не буду. Мне казалось, все шепчутся: подумаешь, муж бывшей главной бухгалтерши! В их глазах я выглядел, как ощипанная белая ворона. Хотя, если ворона ощипанная, тут уже не важно, какой она была до этого.

4 декабря.

Проснулся утром с чувством какой-то лёгкости, как после болезни. Будто жабу с груди сняли. Удивляюсь, но Бог как-то даёт силы и желание жить. Завтра у Оли день рождения. Если я опять ни чего не напутал, то ей исполнится 48 лет. А я помолодею на год. Секрет в том, что у нас разница в возрасте составляет 7 лет. Мой день рождения будет 9 ноября. Так вот, с пятого по девятое ноября, если она стала на год старше, разница в возрасте будет только шесть лет, а не семь. Это даёт мне право утверждать, что я стал моложе на год. Боюсь, что в этот день она будет вспоминать, как её поздравляли раньше: до того как её уволил Топорков, и она ещё была главным бухгалтером. Постараемся создать ей праздничное настроение. Ведь главное для неё, надеюсь, это всё-таки мы, её близкие. А эти блюдолизы, как шелуха с семечек. Им одинаково: что лизать, кому лизать. Всё равно, они всех ненавидят. Занял немного денег, добавил своих, купил пять штук роз. Спрятал в гараже. Завтра с Надюшкой, утром, чуть свет, поздравим Олю. Это у нас стало ежегодным ритуалом. Но каждый год Оля делает вид, что ей очень приятно. А может и в самом деле ей приятно. Женская логика, если таковая существует, мне совершенно не доступна. Хотя само слово «логика» – женского рода. Но это единственный признак, который соединяет эти две, для меня, несовместимые вещи: логика и женщина. Во всяком случае, если б мне предложили на выбор: букет цветов или берёзовый веник, я бы выбрал веник. Хотя и не люблю горячую баню, но веником кто-то бы парился, потом я подметал бы им возле собачьей будки, а уж потом сжёг его в бане. Вот сколько пользы могло бы быть с одного веника. Я стал совсем как кот Матроскин, из Простквашино: во всём ищу пользу и выгоду. И всё обосновываю логикой. Пойду готовиться встречать Олю. Она позвонила, сказала, что приедет часов в восемь вечера, а уже стемнело.

7 ноября.

Оборотни, которые пьют человеческую кровь. Они, видимо, не ощущают жалости к своей жертве. Вампир, который присосался к своей жертве, не может испытывать чувство сострадания. Его наполняет в этот момент удовлетворение. Он насыщается. Олег, сегодня утром, ездил на птицефабрику. Пытался поговорить с Топорковым. Чтобы тот, на каких-то своих условиях, вернул документы на нашу квартиру. Тогда мы смогли бы её продать. Пусть даже в убыток себе. Сейчас понимаю, что всё идёт по плану Топоркова. Пока, в точности, исполняется его воля. Он предложил Оле, после того как она обвинила в воровстве, уволиться по собственному желанию, или он её уволит по статье. Она не согласилась. Вышло, как он хотел. Уволил. Он предложил продать квартиру Олега птицефабрике за бесценок. Сейчас, мы уже и на это согласны. Он хотел, что бы мы уехали от сюда, не «мозолили» ему глаза – мы продаём свой дом и уезжаем. Что бы там, на «верху» не говорили, у нас наступил полный беспредел. Получил ответ из Генпрокуратуры. Я посылал туда запрос: почему прекратили следствие по убийству Эдика Маркевича, нашего местного редактора. За его статьи, с ним судилась постоянно местная администрация, его избивала милиция, его запугивали. А потом его убили, выстрелом из обреза в спину. Он готовил материал, о том, что у нас действует публичный дом. Где дети используются в качестве сексуальных наложников. Следствие, по этому делу, несколько раз приостанавливалось. На мой запрос, мне ответил некий Бумажкин (если б я знал, что мне будет отвечать человек с такой фамилией, я бы в Генпрокуратуру и писать не стал). Цитирую: «Данное решение принято обоснованно, оснований для его отмены не имеется». Я  всё понимаю. Конечно, решение обосновано. Не могут же судить тех людей, которые подъезжали на роскошных автомобилях к этому злачному месту. А Эдик заснял эти машины на видеокамеру. Видимо, хотел использовать эти кадры в виде доказательства. Поэтому, основания для продолжения следствия, быть не может. Смерть человека не является у нас основанием для продолжения следствия. Потихоньку всё спускается на тормозах. Группа «Агата Кристи» поёт:

 

Да, я сытая свинья.

В грязной луже лежу.

Но ты не трогай меня,

Ведь это лужа моя.

 

И гарант этому у нас есть. Гарант на букву «г». Гарант с большой буквы «Г». Вампира, который насыщается, даже кровожадным назвать, будет несправедливо. Это его образ жизни. Пьют потихонечку кровушку. Кого-то пристрелят. Кого-то уволят, пусть не мешают. Кого-то на урановые рудники сошлют. Это не со зла. Это инстинкт выживания. Инстинкт самосохранения. Какое же тут сострадание? Жить, я имею в виду хорошо, и кушать, тоже хорошо – все хотят. Даже бывшие кухаркины дети.  Они будут пострашнее упырей. И тут уже не до сантиментов. Фраза из Библии: «Но теперь – ваше время и власть тьмы».

9 ноября.

Сегодня мой день рождения. Пятьдесят пять лет. В начале это мне говорили. Со временем, я сам стал говорить другим: «Время летит незаметно! Не успеешь оглянуться, а жизнь уже заканчивается». Так оно и оказалось. Более того: времени, с трудом, хватает только на то, что бы совершать ошибки. И, совершенно, не хватает его на исправление своих ошибок и самого себя.  За пятьдесят с лишним лет, в моей жизни только два светлых пятнышка, два светлых события. Это наш брак с Олей, и мой приход в церковь. Много это или мало? С одной стороны: два события, на всю жизнь – это мало. Тем более, у меня, это был уже второй брак. И в церковь я пришёл поздно, после сорока лет. Это два минуса, к этим событиям. Но, с другой стороны, (есть же слово градообразующие) это жизнеобразующие события. И то, и другое событие изменило мою жизнь. А жизнь пролетела, всё-таки, очень быстро. «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок». Как человек, как рядовой член общества, я считаю, что моя жизнь прожита впустую. И мне стыдно, что вольно или невольно, своим трудом и своим образом жизни, я поддерживал существующий режим. А как верующий человек, я рад своему выбору. Жалко, что это произошло на старости лет. Рад тем изменениям, которые произошли во мне, после того, как я стал христианином. Теперь живу надеждой, «что любящим Бога, призванным по Его изволению, всё содействует ко благу». Даже моя, прожитая таким образом, жизнь.

11 ноября.

Армен Джагарханян. Пишу по памяти. Надеюсь, что правильно. Всегда относился с уважением к этому артисту. Талантливый человек. Теперь уже в почтенном возрасте. Я уже для себя отметил: хорошо, что наш президент чекист. Благодаря этому, мы сейчас смотрим дрянненькие боевички. В них пытаются показать, как действуют чекисты в современном мире, по защите нас самих и наших интересов. Налицо явное желание президента, при жизни (обычно у нас этим занимаются посмертно), реабилитировать эту одиозную, преступную организацию, которая наши дни носит имя ФСБ. Поэтому усиленно вдалбливают нам в головы: какие это хорошие парни – чекисты! Потому, что наш президент –  чекист. Представьте себе: а был бы он врач!? Да ещё какого-нибудь узкого профиля! Уролог, скажем. Нам бы тогда, так же, с утра до вечера, на экранах телевидения показывали геморрои разных видов. По мне, что геморрои рассматривать, что на чекистов смотреть, одинаково неприятно. Но геморрой столько вреда не приносит. От него не погибло столько людей, как от рук чекистов. Так об Армене Джагарханяне: что побудило этого уважаемого пожилого человека принять участие в очередном путинском фильме? Многосерийный фильм «Тайная стража». Чекист заглядывает в глаза арестованному студенту и проникновенным голосом спрашивает: «За что ты так не любишь свою страну и свой народ?». Надо же! Попался подонок, который не любит свою страну и свой народ! В этот момент мы все должны наполниться праведным гневом по отношению к студенту. И чувством глубокой симпатии к чекистам вообще, и к этому киношному чекисту, в частности: Родину любит, и свой народ! Армен Джагарханян снялся в эпизоде, в роли отца арестованного боевика-террориста. Отец, как и мы все, исполнен праведным гневом к своему сыну. До этого фильма я уважал Джагарханяна. Но, видно, не от хорошей, сытой жизни  уважаемые люди идут сниматься в такие фильмы.  Им и сейчас стыдно. А что будет потом, когда мы, опять, все дружно, заклеймим позором путинский режим? И перестанем умалчивать, что чекисты всегда боролись с собственным народом, и, со времён октябрьского переворота, проводили селекцию – уничтожали лучших из лучших. Сегодня вечером подошёл Денис: «Пётр Степанович! Вам посылка из Германии!». Обычно посылки получает из Германии Света, жена моего Олега. У неё там родственники. Но у меня родственников там нет. На секунду у меня что-то «замкнуло». Я пытаюсь быстро сообразить: кто мой родственник? От кого посылка? Да нет у меня «там» родственников! Только Олег Дорохов уехал в Германию из нашей церкви. Дорохов! Точно! Олег Дорохов! Спрашиваю у Дениса: «Что, перевод?». – «Да». Семья, переехавшая из России в Германию, живущая там до сих пор на пособие…. Олег! Во время нашего предпоследнего разговора по телефону, я уже почувствовал, что ты очень близко воспринимаешь мои стенания, мои жалобы, на финансовые проблемы. Да, так оно и есть. И я пишу об этом в своём дневнике, что бы быть естественным и искренним перед собой. Перед всеми, кто следит за нашей судьбой, посредством моего дневника. Поэтому, я тогда предупредил тебя: не прими это как призыв, к тебе, о помощи. Ведь по меркам вашего государства, вы на уровне бедных или нищих. Боюсь обидеть тебя этим словом. Но вы сами живёте на пособие от государства. У тебя дети! Это же вам нужно что-то выкраивать из семейного бюджета, который рассчитан чиновниками на то, что бы вы как-то сводили концы с концами в этой стране! И ты это делаешь уже второй раз! Не заставляй меня  краснеть перед твоими детьми. Перед твоей Наташей. Ведь это всё делается с её ведома. И это бремя, твоей помощи, твоей милости, ложится на их плечи! Мне как-то неловко, стыдно. Но…. Всё равно – спасибо тебе! Добро ни когда не остаётся без награды. Я верю, что будет момент, когда ты скажешь: «Да, я помогал людям! И Бог ответил мне тем же». Ещё раз – спасибо тебе!

14 ноября.

«Бледной молью» назвали нашего президента. Талантливого человека сразу видно. Не только отметил характерные внешние  черты нашего гаранта, но и определил, кому они могут принадлежать в природе. Бледная моль – что-то тусклое, невыразительное, легко перемещающееся. Внезапно появляющийся и легко исчезающий мотылёк. Со скользящей походкой. Этому вундеркинду, я имею в виду нашего президента,  оказывается, принадлежит ещё один словесный шедевр. Он заявил: «Общество должно само отвергать всё, что связано с сексом, насилием и прочими извращениями». Ну, нет у нас секса! Несмотря на то, что мы советские люди, нам так хочется непорочного зачатия. По библейски. Мы же, во всём, претендуем на избранность. Да, конечно, Родине нужны умные люди. Но почему-то рождаются у нас, в основном, герои. Или патриоты. На них спрос гораздо больше. Из этой категории чекисты получаются. Мочители. Естественно, что спрос порождает предложение.  Это я всё из прочитанной книжки нахватался. «Байки кремлёвского диггера», Елена Трегубова. Младший сынок порекомендовал. Горжусь. У него хороший вкус. Хотя, честно говоря, я уже давно не читаю книжки в ярких блестящих обложках. Но  в этой книге мне ещё одна мысль понравилась: Путин в туалете. Нет, не то, что бы из-за террористов. Даже не он сам, а его портрет. Если наклеить портрет на крышку унитаза, то при поднятом стульчаке он будет как в рамке (это уже моя мысль). А стульчак опустишь, он становится крупнее, ближе. Все официальные лица так делают: в своём кабинете, за своей спиной, имеют портрет Путина. Удобно. Во-первых: сам на него не пялишься. Во-вторых: находясь под ним, как под иконой, показываешь свою причастность к чему-то высокому. Кажешься себе и другим освещённым (освящённым?) чужой славой. И если своего, в себе, ни чего нет, то такой портрет может покрыть многие недостатки. А я чем хуже? Тем более, говорят, от Путина такая энергетика исходит! Вдруг, это, при моём заболевании, не скажу каком, поможет? И я буду первый, кто сделает такое сообщение!? И тогда портреты Путина будут ложить под простыни, под подушки, носить вместо крестиков на шее, опускать в трёхлитровые банки с водой. Тогда у меня появится повод попросить у Путина автограф. На том самом портрете. Который в рамке. Из стульчака. Чего это меня сегодня так на помои потянуло? Или дурной пример, я имею в виду Трегубову, заразителен?

15 ноября.

Пробовал сравнить ход мыслей и рассуждения автора этой книги, с моими. Мне кажется, что я на один шаг иду впереди Елены. Она книгу свою назвала «Байки кремлёвского диггера» показывая, что Кремль – это выгребная яма, клоака. Попавший туда неизбежно становится частью клоаки. Я же исхожу из того, что наше государство, со всеми его обывателями, потомками кухаркиных детей – помойное ведро (дались же мне эти помои!). Это в кувшине с молоком, сверху собираются сливки. А в помойном ведре сверху плавает…. Ну думайте, думайте!  Подсказываю – на букву «г». Кто подумал «гарант»? Неправильно! Я подразумевал слово, на букву «г», которое непечатное! Из-за того, что Елена полагает, будто она любитель-диггер, случайный человек в коридорах власти; а я считаю что, жизнь прожил в помойном ведре – у нас, с ней, разные взгляды на самих себя. Она видит себя положительным героем, который сумел вырваться из этой помойки. Cходила, будучи диггером, в гости из любопытства. Теперь ей нужно только время, чтобы, после подобного общения, этот специфический запах у неё выветрился. А себя я вижу неотъемлемой частью этой системы – помойного ведра. Я такой, как же все мы: агрессивный, злопамятный. С комсомольским энтузиазмом готов смешать несогласных со мною, или обидевших меня, с г…ом и грязью. Я советский. Поэтому, из нас с одинаковой лёгкостью воспитывают или коммунистов, или фашистов. В зависимости от заказа; оттого, что в данный момент пользуется спросом. Я выбрал себе иной путь – стал христианином. И мне стыдно перед теми верующими людьми, которые видят в дневнике мою агрессивность, непрощение, злословие и сквернословие. Но я хочу быть искренним. Может это поможет мне увидеть себя со стороны, как я увидел и прочувствовал помойное ведро, в котором живу. В этом-то я и вижу некое преимущество перед Еленой. В книге В. А. Бочанина  «Национальная идея для России» «выхватил» для себя, на всякий случай,  одну фразу. Она принадлежит Чаадаеву: «Прекрасная вещь – любовь к отечеству, но есть ещё нечто более прекрасное – это любовь к истине».

17 ноября.

Просмотрели  информацию  в Интернете на Трегубову Елену. Вернее, информацию собрал Женя, наш пастор. Потом поделился со мной своим мнением. Я ему тоже дал книгу почитать.  Информация об этой Елене меня шокировала. Оказывается, у неё были громадные неприятности после выхода книги! Значит, она писала правду. Снимаю шляпу перед таким  человеком! Жалею, что мы не знакомы. Поэтому у меня ни когда не будет возможности выразить ей своё восхищение. Женя сказал, что у неё вышла вторая книга. Надо попросить Андрюшу, чтобы он её поискал. Действительно, восхищаюсь этой женщиной! А то, я так разочаровался в окружающих. У кого-то было основание сказать: «Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки». Чем больше узнаю людей, мне всегда попадаются советские, других не держим, тем больше во мне растет непонимание: «Как мы могли докатиться до такого скотского состояния?». Что в нас осталось от Бога? В людях сплошная ложь, лицемерие, пресмыкание. Постоянное стремление унижать, и готовность к собственному унижению. Два в одном флаконе: садисты и мазохисты. Готовые шизофреники. Люди с раздвоенным сознанием. Если кто-то унижает, то диву даёшься: откуда у человека столько  высокомерия? Чем ему гордится? Для его гордости нет ни повода, ни основания. А как, при случае, он сам «прогибается»!? Как беспозвоночное животное. Как амёба – без формы, с непонятным содержанием. Да, душа русского человека всегда считалась загадкой. А о душе «гомо советикус» ещё долго будут спорить. Но, по-моему, вначале нужно доказать её существование. Мы всегда отрицали наличие у нас Бога, души и секса.

20 ноября.

Вот и наступил этот день. Дожили. У нас в доме покупатели. Мы продаём наш дом, для погашения долгов. Сейчас этот дом, в котором выросла Надюшка, дом, который стал нам родным, в котором я знаю каждый кирпичик, каждый уголок, будут оценивать чужие люди. Они будут говорить: «Да он этого не стоит!». А должен буду доказывать обратное. А я не хочу. Я не хочу его продавать. Теперь я понимаю тех «врагов народа», кулаков, которые с вилами на перевес защищали своё. То, что сделано, заработано, своими руками. Но…. Люди, которые пришли к нам, они не в чём не виноваты. Они только покупатели. Это не они сделали всё для того, что бы «подвести нас под монастырь». Что бы смешать нас с грязью и на старости лет выжить нас из родного дома, обесчещенными, без работы, без крова. Покупателям нужен дом. А всё остальное – это наши проблемы. Кому до них есть дело? Я надеялся. До последнего момента я надеялся. На какое-то чудо. Что, вдруг, понадобятся документы, которые мы до сих пор прячем. Из которых следует, что директор птицефабрики – вор. И правда восторжествует. Но не для того мы делали революцию, не для того выбирали Путина-чекиста президентом, что бы жить по законам, или под законам. Мы живём под «паханами», которые творят что хотят. Заправляют нами, быдлом, как хотят. И «мочат» кого хотят. Так чего же жалуемся?????

 

                       Да, правда, тот, кто хочет, тот и может.

                       Да, правда, сам виновен, Бог со мной.

                       Да, правда, но одно меня тревожит:

                       Кому сказать «спасибо», что живой?

                                                                  В. Высотский

 

21 ноября.

Подведём итоги, пока итоги не подвели нас. Наши последние новости такие: Топорков согласился на «мировую». Подписали мировое соглашение, согласно которому мы продаём птицефабрике Олежкину квартиру. Мы, при этом, теряем процентов сорок, по сравнению с той суммой, которую могли бы получить, продав квартиру по рыночной стоимости. Но, зато мы получаем в кратчайший деньги за квартиру (нам это твёрдо обещали) и у нас появляется возможность погасить часть долгов. Ведь неизвестно, сколько длился бы этот суд. За одно продаём свой дом. После этого погасим все долги. Сегодня вечером придут новые покупатели. Эти будут с Екатеринбурга. Похоже, что развязка совсем близко. Теперь я убедился окончательно – всё рухнуло. Сплясать бы, что ли, на радостях? Ноги только болят. И ни кто у нас не застрахован от подобных мелких неприятностей. Государство, в котором страшно жить. Государство, в котором все живут страхом. Госстрах. Страшное государство. Всем страшно и всем плохо. Ты хоть здесь заорись. Ни какой помощи. Если всем плохо, каждый в проблемах, тут уже не до помощи своему ближнему. Библейский закон поменяли на закон джунглей. Каждый сам за себя. А в лагерях, на зоне, я читал Варлаама Шаламова, там живут по закону: «Ты умри сегодня, а я завтра». Т.е., мне до тебя дела нет; только бы выжить, лишь бы прожить сегодняшний день, прожить на один день дольше, чем кто-то другой. Это уже не закон джунглей. Это советский закон. Закон выживания.

                       Тут на милость не надейся –

                       Стиснуть зубы и терпеть.

                       Сколь веревочка не вейся,

                       Всё равно совьёшься в плеть.

                                                        В. Высотский.

 

22 ноября.

Владимир Путин посетил Японию. Было подписано восемнадцать документов(!). Когда президент Японии провожал Путина, то стоял на пороге своей резиденции, пока машина нашего президента не скрылась с глаз(!). Перед этим комментировали прибытие Буша в Монголию. Начали, почему-то с показа архивных кадров, где Буш, спускаясь с трапа самолёта, с трудом удерживает равновесие, чуть не наступив на свою собачку. Тут же, нам сказали по незнанию географии, он заявил, что США – это третья страна, которая граничит с Монголией (после России и Китая). В Монголии, Буш пробыл только четыре часа. Потом «слинял». Мы помним, как руководители нашего государства, чуть не падали на официальных приёмах. Их во время ловили. Или прилетев в другую страну, были не в состоянии выйти из самолёта. Или, на полном ходу, развернув самолёт над океаном, они возвращались назад, сорвав переговоры. Как на фоне всего этого выглядит наш Путин! Одно слово – орёл! Я, для себя, понял, как создают подобные новости. Это всё равно, что сказать о нашей семье: свадьба у нас с Олей была девятого мая. А Надюшка родилась двадцатого мая. Что вы о нас, как о верующих людях, подумали? Плохо вы о нас подумали. Понятно, ведь мы сектанты! А вам, всего-навсего, «забыли» сказать, что свадьба у нас была в 1976 году. А Надюшка родилась в 1998  году. Маленький нюанс. Не правда ли? Но картина получается совсем иная. Вот так и формируется общественное мнение. Более наглядным примером, как нам «сливают» информацию, формируют наши взгляды, служит старый анекдот. Хрущев и Кеннеди поспорили: кто быстрее пробежит дистанцию. Ну и Хрущев проиграл пари. В американских газетах написали: «Наш президент выиграл этот спор – прибежал первым!». В советских газетах напечатали: «Президенты России и Америки принимали участие в забеге. Наш президент пришёл вторым. Американский – предпоследним!». Советскому обывателю понятно, что вторым прийти не стыдно. А вот предпоследним…. Так вот мы и ходим вторыми. Но зато наш духовный мир, и наше культурное наследие! Фраза по телевизору: «Скандально известная швейцарская фирма «Него»(?), в очередной раз, пыталась наложить арест на принадлежащие России полотна известных художников». Ну, нет ни чего святого для этих варваров! Я имею в виду их, там, за рубежом. А то, что эта фирма помогала нам продовольствием, когда Россия голодала, а мы её, по нашему обычаю, «кинули», на миллионы долларов, так это дело житейское! Фирма-то, скандально известная! Они, всё равно, сволочи! А мы духовно их превосходим.  И по выплавке чугуна, для стали на танковую броню, мы, опять же, впереди планеты всей. Да с нашим Путиным-вторым, и с Алексием-вторым, мы на такие высоты…. Да мы…. Почему с Путиным-вторым? Потому, что Россия пережила одного Рас-путина – мужик какой-то, откуда-то с периферии, на сцене появился. Получается, теперь у нас, у власти, два-Путин. Т.е., Путин-второй. Чем же это всё кончится? Не знаю. Но скорей бы уж! Говорят, что история повторяется дважды. Один раз в виде трагедии. Второй раз виде фарса. Вот мы и похохочем! Можно начинать. Только над кем?

30 ноября.

Как человек сходит с ума, что он при этом испытывает? Что он чувствует? Внешний, объективный мир, в это время, остаётся прежним, без изменений. Меняется, по-видимому, восприятие мира самим человеком. Но человек, в таком состоянии, не может этого осознать. В свою очередь, окружающий мир, через своих представителей – людей, видит неправильное, изменившееся  поведение человека, его неадекватное восприятие всего происходящего, его реакцию. Но человек, с которым всё это происходит, считает своё поведение нормальным, свою реакцию на происходящее – естественной, и единственно правильной. Точнее: он даже не задумывается над этим. Мнение окружающих, и их доводы, их аргументы, его не интересует. Они проходят мимо его сознания. Они в него не вмещаются. Он всё игнорирует. Для него, всё это не существует. Вывод – я не сумасшедший. Во-первых: меня интересует мнение окружающих. Во-вторых: не уверен, что моя реакция на происходящее правильная. В-третьих: я много над этим думаю. Осмелюсь предположить, что даже больше, чем многие другие, окружающие меня. Может поэтому я вижу, ощущаю, чувствую некую ненормальность. Что меня мучает и заставляет её найти и определиться с этой ненормальностью. Итак, если я нормальный, не сумасшедший, то…. То, получается, что ненормально само общество, в котором мы живём. Может ли общество быть ненормальным? Да. При соблюдении всех выше упомянутых условий: если окружающий мир (соседние государства), объективно видит неправильное, изменившееся поведение нашего общества, его неадекватное восприятие происходящего вокруг, т. е, нашу реакцию. Мы, в свою очередь, не обращаем на это внимания, даже не задумываемся над этим. Считаем своё поведение нормальным; свою реакцию на происходящее – естественной и единственно правильной, не подлежащей сомнению. Искренне полагаем, что отвечаем на происходящее вокруг адекватно, но только почему-то асимметрично. Мнение окружающих, их доводы и аргументы, нас не интересуют. Точнее: всё это проходит мимо нашего сознания. Мы, не напрягая свои извилины, всегда уверены в собственной правоте. Это нормально? Это нормальное общество? Нет! А меня и раньше, до этого вывода, мучило ощущение, что я нахожусь в дурдоме. Оказывается, это не из-за моего внутреннего состояния. А из-за моего места пребывания. Группа «Белый орёл» поёт: «В чистом поле стоит «Град» (ракетная установка). За нами Путин и Сталинград». Во как! Немного асимметрично, но пойдёт!

3 декабря.       

«Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога; ибо я буду ещё славить Его, Спасителя моего и Бога моего». Бедный Иов! Сколько ему пришлось перенести мучений и скорбей. Его заслуга в том, что даже в несчастьях он не отрекся от Господа, не похулил Его. Иов готов был принимать от Бога не только хорошее, но даже, на первый взгляд, плохое. «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем?» – вопрошает он. Наша семья с удовольствием проповедовала о Боге, о том, как Он изменил нам жизнь после покаяния. Это было нетрудно. Для этого были все основания. Мы пришли в церковь, и у нас всё пошло как по маслу: Оле предложили место главного бухгалтера. После того, как она приняла крещение, сразу освободилась от алкогольной зависимости. У неё мама умерла от водки. Две сестры и брат, младшие, пьют без нормы. И в нашей семье эта пагубная привычка начала вырастать в проблему. То, что она так легко рассталась с алкоголем, было действительно чудом. Это сыграло не малую роль в укреплении моей веры, в подтверждении правильности нашего выбора. Дальше в нашей жизни всё пошло хорошо. Мы чувствовали постоянно присутствие Божие, Его защиту. При поступлении Оли на птицефабрику, когда начались разборки с криминальными структурами, нам подложили под дверь взрывчатку. Взрывом повыбивало двери соседям по лестничной клетке. Выпал из стены и повис на проводах, шкаф со счётчиками и предохранителями. Верхняя бетонная  плита перекрытия в коридоре дала трещину. А нам ни чего! Наша деревянная дверь осталась висеть на месте. Чудо? Когда мы покупали эту квартиру, я всё ходил и плевался: надо ж было порог, при входе в квартиру, был сделан высоким. В три кирпича. Всегда приходилось задирать ногу, перешагивая через него. Этот порог нас и спас. Взрывчатку положили нам под двери, и высокий порог сыграл роль отражателя, который направил взрыв, от нас, к соседям. Порог пострадал. У нас, в дверях, внизу, образовалась дыра, как-будто лаз для кошки. Но на фоне всеобщих разрушений это выглядело чудом. Потом был суд: птицефабрика судилась, за деньги, с этой криминальной фирмой. Когда, после суда, на служебной машине Оля возвращалась с Екатеринбурга, на трассе, на полном ходу, у них отвалилось переднее колесо. Как потом установили, гайки намеренно кто-то ослабил. Нечто подобное произошло с мэром нашего города. Машину выбросило на встречную полосу, мэр погиб.  А здесь машина, на трёх колёсах, затормозила. Прижалась к обочине и остановилась. Колесо так и не нашли. Куда оно улетело на такой скорости – неизвестно. Домой доехали на «запаске». Это было чудо. Ни кто не находил этому объяснений. Бог хранил и помогал.  Это видели все. И дальше Оля видела во всём руку Божию. Поэтому, нам было так непонятно, и так тягостно, всё то, что произошло с Олей, начиная с её увольнения.  Мы думали – сразу грянет гром, небеса разойдутся, и кара Божья обрушится на виновных. Это было бы справедливо. Но…. Ни чего не произошло. Мы ждали день за днём, месяц за месяцем. Молились сами. Нас поддерживала в молитвах церковь. Теперь нам остаётся только верить. Но, не в земную справедливость, гарантированную нам чекистом, а верить нашему Богу. Верить, не смотря на то, что душа моя унывает и смущается от различных предположений и мыслей. Но пусть лучше она, как у псалмопевца, уповает на Господа. «Ибо я буду ещё славить Его». Он мой спаситель и мой Бог. Конечно, легко верить, когда Бог тебя во всём благословляет. А вот продолжать верить, сохранить веру, когда всё идёт вопреки твоим ожиданиям и твоему разумению, это и есть «огненное искушение, для испытания посылаемое». В первую очередь – для испытания веры. Но мы, с Олей, пытаемся не забывать слова из Библии, даже если, кажется, кончаются последние силы: «При том знаем, что любящим Бога, всё содействует ко благу».

5 декабря.

Прочитал вторую книгу Елены Трегубовой. Она называется «Прощание кремлёвского диггера». Елена описывает, что ей пришлось пережить после того, как решила напечатать свою книгу. В ней она весьма нелестно отозвалась о полковнике ФСБ, нашем президенте, который там был назван «белой молью». Теперь я понял реакцию человека, к которому обратился с просьбой дать отзыв о моём дневнике. Разговор был по телефону. В ответ я получил согласие, с условием, что перезвоню через недельку. Через неделю я перезвонил, и не узнал голос того человека (очно мы не были знакомы). Он что-то пытался невнятно объяснить, говорил о чём-то, не касаясь сути, и не слова о дневнике. По-моему, он просто был напуган. Как только это я понял, сразу извинился перед человеком за назойливость, и положил трубку. А чего его мучить? Заставлять напрягаться, «разводить воду»?  Только после прочтения этой книги я понял причину страха у моего рецензора. Елена молодец! Так описала свои переживания, когда, обиженные на её книгу, «подбросили» ей гранату к дверям квартиры. Едва ли кто захочет такое пережить. И страх у людей, перед таким, весьма возможным, вариантом, имеет все основания. Именно прочтение  этой книги заставило меня вспомнить эпизод из нашей семейной жизни, когда нам, под двери, положили взрывчатку. Наша семья тоже пережила это сомнительное удовольствие. На выборах в Московскую думу Шендерович проиграл Говорухину. Какая жалость! Я так искренне надеялся на победу Шендеровича. Хотя печальный опыт проживания в нашем государстве учит: у нас легко быть предсказателем, пророком. Нужно только всегда предсказывать худший вариант – и он сбудется. Так и случилось. И  остальные выборы прошли  согласно сценарию: победила проправительственная партия. Некоторое время я, по «верхушкам» анализируя происходящее в нашей Родине, тихонько злорадствовал: «Затягивай, затягивай гайки, товарищ полковник. На свою голову затягивай. Ведь наш отупевший народ – это пружина! Чем больше её сжимаешь, тем больше потом отдача. Мы всегда славились своей непредсказуемостью. Потом, по тебе же, эта пружина, как даст!». Сейчас я уже так не думаю. Вспомнил из армейской службы, что в автомате, в магазине, используется пружина. Набиваешь магазин патронами – пружина сжимается. Зато потом, выпрямляясь, она исправно подаёт патроны  в автомат. Тут ведь главное – с умом использовать энергию сжатой пружины. Как говорил один из героев детского мультика: «Тут технически подходить надо!». По-человечески, говорю и каюсь искренне, я завидую успеху книгам Елены. Учитывая психологию человека,  она, как журналист, выбрала нужный стиль написания. У нас каждый любит своей ложкой в чужой кастрюле побултыхать: а что, там, на дне? Почти для всех это представляет интерес. Елена профессионально умудрилась показать содержимое помойного ведра. Стопроцентная посещаемость аудитории обеспечена! Я же, всё сделал с точностью «до наоборот». Обиженные работяги и прочие малоимущие меня читать не будут. Я к месту и не к месту упоминаю кухаркиных детей и обзываю всех стадом. По этой же причине не возьмёт в руки мой дневник «новый русский», или чиновник, власть имущий. О нашей отечественной интеллигенции, мягко говоря, я ни чего хорошего не сказал, поэтому, из чувства протеста, они на меня просто не среагируют. Поскольку я верующий и время от времени ссылаюсь на Библию, непривыкшему человеку, неверующему, это покажется скучным. Эта категория тоже отпадает. Верующие, в свою очередь разделятся на две категории: православные, эти не будут читать «сектанта» из принципа; и протестанты – эти не будут читать из-за моего ругательного тона и критицизма. Так что чекистам особо беспокоиться не чего. Кому такой драный писатель нужен? Спроса нет. А на нет и суда нет.

7 декабря.       

Что надо добавлять в улыбку? Сегодня отправлял Надюшку в «музыкалку». На дневные занятия она уже стала ходить самостоятельно. А вечером  ходим вместе. Она попросилась сегодня идти вместе, хотя занятия были дневные. У меня опять стали болеть ноги, и я сделал попытку «отбрыкаться». Но потом сдался. Согласился пойти с ней, но отправил её на улицу. Она была уже одетая, а я ещё нет. Когда я вышел, её уже не было видно. Я прибавил, сколько мог, шагу. За поворотом увидел её со спины и свистнул особым посвистом, который она знает. Надюшка обернулась. Наверное, она думала, что я всё-таки не пойду с ней. Потому, что, увидев меня, она так улыбнулась! Не обрадовалась, не засмеялась счастливо. Она просто улыбнулась. Но как! Тихой, счастливой улыбкой. Господи! В мультфильме «Двенадцать месяцев» подснежники расцвели перед Новым годом. Если б сейчас сошёл снег, и, вдруг, поднялись цветы, я бы не удивился. Столько тепла излучало её личико, столько любви! И тихая, тихая радость. Она вся светилась. Как она это смогла? Как можно так улыбаться? Что можно добавить в улыбку, что бы растаял снег, и тепло стало на сердце? Почему я так не могу? Чаще всего, ощущаю себя корягой в воде: чёрной, мокрой и тяжёлой. Прибило куда-то течением, и заносит потихоньку песком. И я уже не могу, вот так сразу, улыбнуться. Искренне и радостно, что бы кому-то тепло стало.

8 декабря.     

Олег со Светой уехали отдыхать. Даже не уехали, а улетели. В Египет. Это была Олина идея. Вначале я был против. Хоть квартиру Олежкину мы продали, но погасили только часть долгов. А потом подумал: если мы останемся нищими, то будет что вспомнить. Это будет им воспоминание на всю жизнь. А если, Бог даст, встанем на ноги, то с чего-то надо начинать! Хотя бы с поездки в Египет! И ещё мыслишка заползла: пусть Топорков узнает! Он ведь считает, что сравнял нас с землёй. А мы тут живы. До сих пор. Хотя едва ли он о нас вспоминает. Всех разве он упомнит? Своих детей, то есть моих внучек, отдыхающие, оставили мне. Две недели мне придётся жить весьма интенсивной жизнью. Танюшку надо два раза поднимать ночью, писать.  Но даже это, сегодня, не помогло. Пришлось ночью менять ей трусики и менять постельное. Всё равно, до приезда Олега, с етого Ехипета, мы должны дотерпеть. Оля, в свою очередь, уже две недели не приезжала домой. Осунулась, похудела. Тот розовый мир, в котором она жила, рухнул окончательно. Как она радушно и искренне относилась к людям! Всегда спорила со мной, по поводу моих взглядов. Вспоминаю, как она пришла домой, и с каким-то вызовом сказала, (она знает моё отношение к ФСБ): «Сегодня мне довелось беседовать с двумя молодыми людьми, из ФСБ. Очень милые ребята, предложили мне кофе!».  В то время, я ей ещё что-то доказывал: «Скажи спасибо, что у них команды «фас» не было. Тогда бы они, на этом столе, не кофе с тобой пили». Теперь ей уже не нужно открывать глаза. Навидалась, натерпелась. Кстати, за Путина раньше она заступалась: «Ты знаешь, как тяжело быть руководителем? А управлять таким государством?» Теперь она большая девочка, выросла, повзрослела. Поняла, что главное – это не чем управляешь, а как управляешь. Когда я хочу обнадёжить себя, успокоиться, вспоминаю сказку: «Вот и стал таракан победителем, и лесов и полей повелителем. Покорилися звери усатому, что б ему провалиться проклятому». Утешаю себя мыслью, что в конце сказки прилетает воробей. «Взял и клюнул таракана – вот и нету великана». Хорошие сказки всегда хорошо кончаются. Но меня пугает эта нечисть, которая попёрла на экраны телевидения. Я впервые задумался над этим, после выхода передачи «К барьеру», с ведущим Соловьёвым. Передача строится по принципу: на ферме, в стаде свиней, ставят вопрос: «Может нам лучше не в корыте чавкать, а попробовать  начать из тарелок?». Авторитетное жюри внимательно следит за диспутирующими. Естественно, что побеждает, тот, кто действительно прав; тот, на чьей стороне истина. Т.е., чавкать нада из корыта – это наша национальная традиция, культурное и духовное наследие. И не чё на Запад смотреть. Они все бездуховные. Им до нас ещё далеко. В смысле духовности. А телезрители аплодируют, голосуют «за» или «против», не задумываясь над тем, что их сейчас зомбируют, дают определённую установку: уж если таких показывают и если такое говорят с экранов!!!  Пусть это даже в виде спора. Сегодня, на православном телеканале «Союз», показали программу «Телевече». Даже в названии просматривается возврат к нашим историческим корням – аналогия с Новгородским вече. Оказывается, все проблемы у нас в России оттого, что мы пользуемся иностранными словами. Они (те, кто хочет нас развалить) запускают их нам, как шпиона Паульса на самолёте (эти самые иностранные слова), что бы мы разложились и обнищали окончательно. Во как! И обидно, что Дума на это ни как не реагирует! Потом слово взял какой-то артист. Я его совершенно не знаю, но думаю, что после этого «Вече» ему дадут звание народного артиста или Путин медальку повешает. Так вот, он ушёл со съёмок фильма, только потому, что режиссёр постоянно говорил: «Окей», «Ввау» и «Вери гут». Его национальное самосознание, этого артиста, не выдержало, и он выразил свой протест подобным образом. Так вот, я об этой нечисти, которая попёрла на экраны телевизоров: глядя на нас, вот таких, найдётся ли воробей, который захочет склевать таракана? Похоже, что у нас остались:

Только раки пучеглазые

По земле во мраке лазают,

Да в овраге за горою

Волки бешенные воют.

Не жизнь, а сказка – чем дальше, там страшнее.

 

14 декабря.

Посмотрел венгерский фильм «Пятая печать». Хорошо, что продолжает работать телеканал, по-моему, это латыши, «ТВ ХХI». Но это по независящим от нас причинам. Если б от нас зависело, то по нему бы «гнали» советские мультики, «Аншлаг» и Путина. Пятая печать – это выражение из Библии. «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели». Вся суть этого фильма, для меня, состояла в рассуждении гестаповца (или чекиста?), фашиста (или коммуниста?). Я так и не понял, кто это был, но это и не важно. «Главное, – учил он, – это не борьба с инакомыслящими, противостоящими нам. Этих мы всегда уничтожим. Главное – это среда, из которой выходят эти инакомыслящие. Вот эту среду, общество, народ, нужно низвести до уровня скота. Что бы они презирали сами себя. Вот тогда они будут сломлены, и не будет почвы, из которой вырастает недовольство». А ведь он прав, этот чекист (или гестаповец?)! И подтверждение этому – наш могучий, советский народ. Стадо, в котором личность, действительно личность, обнаружить трудно. Но если таковая и найдётся, то она будет инородным телом. А как организм борется с занозой, с инородным телом? Обволакивает её гноем, что бы сгноить в себе, или исторгнуть из себя. Что может чувствовать подобная «заноза», личность? Она должна  захлёбываться окружающим её гноем. Но её переживания не могут ни как отразиться на зеркальной поверхности общества. «Души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели». Если ты не соучастник, если ты не в этой банде, а хуже нет бандитов, низведенных до уровня скота, то ты свидетель.  К сожалению, в нашем государстве программа по защите свидетелей не работает. Скорее, наоборот: благодаря чекистам, работает программа по уничтожению свидетелей. Кому ещё повезёт, те за границей окажутся. Кому не повезёт, те – за колючей проволокой, или на безымянном кладбище. Чекисты сумели поставить это дело на конвейер: массовое производство. Кто не с нами, тот против нас.  Что мне непонятно во всей этой истории – почему у нас такой народ? В своей книге, «Национальная идея для России», В.А. Бачинин пытается объяснить некие стороны нашего сложившегося менталитета тем, что мы приняли византийское  православие  в его наихудшем варианте. По этой причине именно у нас произошла Великая Октябрьская Социалистическая Революция. Во всяком случае, я так для себя понял. Но тогда вопрос: почему именно мы приняли в таком варианте православие? Получается, что у нас была к этому некая внутренняя предрасположенность? Уже была какая-то внутренняя гниль? Выходит так? С каким удовольствием, для себя, я печатаю все эти четыре слова с большой буквы: Великая Октябрьская Социалистическая Революция! Мне это напоминает ощущения человека, который только что оправился в унитаз, и не может отказать себе в удовольствии посмотреть на содержимое: что же там позади, в унитазе, осталось? Противно и неприятно. Фу, какая гадость! Но всё равно, какой-то нездоровый интерес удерживает на этом внимание. А надо-то: дёрнуть за шнурок, или нажать на клапан, и смыть всё. Вместе с чекистами. Но железная рука Феликса…. Фу, ты! Какой-то неправильный набор слов получился! Но рука железного Феликса…. Опять не то! Короче, этот Феликс…. Нет! Не то. Ну, он меня достал! Когда это дерьмо смоется в унитаз?

16 декабря.

Как это тяжело и ужасно осознавать, что мы в душе, по-прежнему, остались советскими людьми. При этом неважно, верующие мы люди, или нет, и насколько мы осуждаем коммунистическую идеологию. Едем в машине. Нас четверо. Все верующие, из одной церкви. Пользуясь нечаянной возможностью пообщаться, поговорить и высказать своё мнение обо всём, мы наперегонки говорим, стараясь соблюдать правила взаимной вежливости. «Мы Украине подняли цены на газ, до уровня мировых; – без всякой связи с предыдущим, один из нас начинает новую тему – а они, хохлы, представляете, повысили расценки за то, что газопровод проходит по их территории! Это надо же!». Задаю вопрос: «Что в этом возмутительного?». «Так как? Они нам, что, назло собираются делать?». Я делаю вид, что поддакиваю: «Ага, схватили человека за горло. А у него хватает наглости дёргаться. Что потерпеть не может?». «Причём тут за горло? Они сами захотели самостоятельности!». Я перехватываю инициативу, заканчиваю чужую мысль: «Вдобавок и президента выбрали не того, на которого мы указали». «А как нам реагировать на то, что они собираются отделяться?». Пытаюсь свести разговор к простым примерам: «Слушай! Вот если б японцы, вместо того, что б требовать от нас острова, взяли бы и отдали нам несколько своих. Мы бы стали богаче?». «Ну, наверное, нет. Мы опять бы всё разворовали бы и пропили». «Правильно. А если мы отдадим  им острова, которые они у нас требуют, мы станем беднее?». «Наверное, нет. Потому, что у нас на Малышеве, уже насколько лет держат закрытой шахту, где находится одно из крупнейших в мире месторождений изумрудов. Вся округа обнищала, хотя под ногами, буквально, золотое дно. Если б у нас, действительно, руководствовались уровнем благосостояния людей, мы бы давно были бы самые богатые!». «Вот видишь! Если б мы отдали японцам острова, для нас бы ничего не изменилось. Но мы бы ещё и осчастливили наших соотечественников, которые мечтают жить «под японцами». И ещё: когда Техас присоединился к Соединенным Штатам Америки, в Техасе был несколько дней всеобщий праздник. А по ночам пускали фейерверки и салюты! Люди радовались потому, что они хотели присоединиться. Им от этого стало лучше. А у нас обратная ситуация: люди хотят отсоединиться, им с нами плохо. Так удержим ли мы их силой? И кому это нужно? Что это, кроме войны, даст?». «Ну, если так рассуждать, всех распускать, так они все разбегутся! А кто их защищать будет? И, потом, сколько мы их кормили, всю эту ораву?! Что они без нас?». Мы уже забыли в полемике о всякой сдержанности. И эмоции служат нам большим признаком собственной правоты, чем приводимые аргументы. Ну почему так? Если я знаю о предстоящем повышении цен на газ для Украины, то это нормально. Но если я с этим не согласен, и имею своё мнение на этот счёт, то я излишне политизирован, и, мягко говоря, не патриот своей Родины. Обидно выслушивать такие упрёки. Да ещё и в своей церкви. Так мы и остались в душе «совками»: голодная собака на сене – и сам не ам, и другим не дам. Вечером по НТВ показали Глеба Поплавского. Не то в роли политического обозревателя, не то комментатора какого-то. Это обнадёживает. Если эти шулера, из рукавов, вытряхивают таких тузов на, вернее, за комментаторский стол, что бы пудрить нам мозги, то, явно, в этом, для них, появилась необходимость. Видимо, что-то идёт не так как они планируют. Ну, и слава Богу.

20 декабря.

Олег со Светой приехали с Египта. Спрашиваю: «Как отдохнули?». Ответ был ошеломляющим: «Лучше бы и не ездить!». Я ожидал бурю эмоций, кучу восторгов. А потом всё должно было плавно перейти в излияние признательности к своим родителям: за то, что помогли в организации этой поездки (в материальном смысле). Поскольку родителей, на тот момент, представлял я один, внутренне я уже приготовился принять нескончаемый поток благодарностей, рассчитанный на двоих родителей. А тут, все мои ожидания, чего-то светлого и прекрасного, были оборваны самым неожиданным образом. Я, в полной растерянности, продолжая счастливо улыбаться, спросил: «Это как это?». «Да посмотрели, как люди относятся к людям!». Кажется, изо всей поездки, это больше всего их поразило. Потом пошли наперебой  воспоминания, восторги: всё то, чего я ожидал. Но отметили они особо два случая. Кормили их три раза в день, и, довольно, роскошно. Обилие разных блюд, плюс отсутствие каких-либо ограничений на количество съеденного. Что ещё для русского человека нужно? Было одно только исключение: деликатес. Омаров давали одну порцию в руки. Но русские умудрялись брать по нескольку порций. Когда им начинали объяснять ситуацию, они делали вид, что не понимают исковерканного русского языка. Тогда им просто начали бить по рукам. Но всё равно, русские умудрялись приходить в первой половине отведённого для еды времени. Остальным, кто приходил во второй половине, омаров уже не хватало. Менталитет, однако! Второй случай, из этого же ряда: Олег встретил там земляка. И не просто уральца, а человека из ближайшего, соседнего к нам, города Асбеста. Этот уралец приезжал отдыхать в Египет постоянно, и дал Олегу совет: «Если хочешь отдохнуть от русских, то бери путёвку в пятизвёздочный отель, там русских мало!». Олег не стал вдаваться в подробности, объясняться, что он приехал в первый раз. И, что, может, воспоминания, об этой поездке он, будет хранить всю жизнь. Если быть честным до конца, то это я хочу отдохнуть от русских. До конца своих дней. В пятизвёздочном отеле. На берегу моря. Ну почему я не Хемингуэй? Внутренне, как настоящий русский, я готов к такой жизни. Как у Хемингуэя. На берегу моря. И автобиографическую повесть, о себе, (я бы её написал!), назвал «Старик и море». Оказывается, у меня столько общего с известным писателем!

 

1 января 2006 года.

Прожили мы ещё один год. Новой войны мы не развязали. От болезней и мору не вымерли. С голоду не померли. И то, слава Богу! В домашнем кругу Новый год встретили прекрасно. Оля была с нами. После служения в церкви, которое перенесли с воскресения, с 1 января, на субботу 31 декабря, мы весь день готовились к Новому году. Я вёл себя прекрасно, помогал изо всех сил готовить праздничный стол. Во-первых: чувствовал себя на удивление бодрым и здоровым. Во-вторых: настроение было праздничное. После того, как ближе к полуночи, одевшись дедом Морозом, поздравил детишек, я выпросил подарок и для себя. Попросил, поскольку Оля обещала нам прекрасный Новый год, не включать по телевизору новогоднее поздравление Путина. Но у нас было в наличии две семьи, и мнения разделились. Не потому, что кто-то хотел лицезреть Путина и испортить Новый год другим. Просто хотели встретить Новый год под бой курантов. По-другому мы не научены. Сошлись на компромиссе: РТР включили, но звук убрали. Пока мы молились, наполняли пепси-колой праздничные бокалы, Путин беззвучно вякал на экране телевизора. Выбрав время, я вслух заметил, что он мне напоминает, своим скошенным лобиком и агрессивностью не только советского интеллигента, но, скорее, пикирующий бомбардировщик. На удивление, подрастающее поколение тоже имело мнение: оказывается, для них Путин похож на Тимона, друга Пумбы, из американского мультика. Есть там такой вёртлявый, ловкий зверёк. Отстаивать свою точку зрения нам ни кому не пришлось: на экране показали кремлёвские куранты. Мы «врубили» звук на всю мощность, продемонстрировав свою лояльность и преданность Родине, ну, и Новому году. В едином порыве соединили наши бокалы из чехословацкого хрусталя, наполненные американской кока-колой, под бой кремлёвских курантов. А на Украину, мы, с Нового года, отключаем подачу газа. Как бы сказал наш дорогой Владимир Владимирович: «Ни чего личного! Это спор хозяйствующих объектов!». Ох, и юмор у этих чекистов, с чистыми руками! Я готов подсказать нашему президенту, не важно, кого из нас посадят: меня, за длинный язык; или его, по результатам деятельности, название  для мемуаров – «Хроника пикирующего бомбардировщика». По-моему, звучит классно. Но опять же, это не моя идея. Как говорил один мой товарищ: «Кажется, я это где-то слышал». А обо всём услышанном он исправно докладывал. Итак: с Новым годом, дорогие товарищи! С Новым годом, Владимир Владимирович! До следующих  выборов осталось 805 дней. Мягкой вам посадки! Ну, а наши братья-славяне, украинцы? Ведь мы же, русские, самая гуманная нация. Помогали во времена развитого социализма, в прямом смысле, людоедам. Сейчас помогаем батьке Лукашенке. Так вот, если хохлы всё выдержат, то мы будем им потом завидовать. И их «оранжевой революции». Но не долго. Есть такое произведение у Василия Аксёнова. Называется «Остров Крым». Как раз на эту тему. Ещё раз: с Новым годом и мягкой посадки! Всем, кому не удастся этого избежать.

3 января.

Интересно, в Библии, в Откровениях Иоанна, говорится о звере с семью головами. «Одна из голов его как-бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля следя за зверем». Не мы ли это, я имею ввиду Россию, то самый зверь, последняя голова которого  смертельно раненая? Которому дракон (дьявол) дал власть и силу? И властью, и силой сатаны, эта голова была исцелена? И дивилась этому вся земля. Есть чему дивиться. Народ по-прежнему в нищете. Работяги, интеллигенция, бюджетники, пенсионеры изо всех сил пытаются просто выжить. Народ, буквально, вымирает. Количество умерших людей превышает число родившихся. Но, на фоне всего этого, наше государство, похоже, начинает диктовать условия другим странам. Странам, уровня которых мы только мечтаем достичь. Мы, так откровенно и по подленькому, натравливаем всех на Украину, держа руку на газораспределительной задвижке. Своя рука владыка: дам только тому, кому хочу. И сколько хочу. И по той цене, какую захочу. При собственном голодающем народе, мы, для окружающих, стали колоссальным энергетическим монстром. Те, кто его создал, похоже, готовы стать некой мировой элитой, транснациональной компанией. Что-то, вроде, легендарной ложи масонов, закулисно правящей всем миром. Уже предоставлено тёплое местечко в управлении этим монстром бывшему канцлеру Германии тов. Шрёдеру. И в Америке, такое же предложение сделано высокопоставленному чиновнику, бывшему министру торговли Д. Эвансу. Голова зверя, смертельно раненая, на удивление всей земле, регенерировала, получила исцеление, восстановилась. Мы подошли к тому, что бы, как прежде, диктовать условия всему миру. Возрадуйтесь люди, кто верил в особую миссию России! Для этого  появились все основания. Библия так говорит: «И поклонились все зверю, говоря: кто подобен зверю сему и кто может сразиться с ним?». Те, кто хотя бы в пол глаза следят за происходящим в нашей стране, помнят, как мы ратовали во внешней политике за «двухполюсной мир». И это правильно! Верной дорогой идёте, товарищи! Потому, что однополюсной мир уже когда-то был. Таким его, в начале, сотворил Господь. А двухполюсным  мир стал с появлением сатаны. С тех пор идёт извечное противостояние добра и зла. Однополюсной мир нас не устраивает. Наша миссия – быть противовесом, сдерживающей силой. Вот только кому?

5 января.

Рожи. Пьяные рожи на улице. Смеющиеся, счастливые рожи на экранах телевидения. В России, в стране непуганых атеистов, а теперича в стране поголовных православных, рождественские каникулы. Звонила Оля. Один только её вопрос стоит того, что бы занести его в книгу рекордов Гинесса: «Как у вас? Всё нормально? Или есть какие-нибудь новости?». Получается, что новости у нас могут быть только плохие. В каком бы дерьме мы не барахтались – любая новость, это только ещё одна неприятность. Все годы, за исключением последних двух, Оля покупала на Рождество сотни две яиц, мороженых куриц, и развозила малоимущим, пасторам, близким знакомым. И на каждое Рождество мы получали, по телефону, кучу поздравлений и благодарностей. Теперь, уже второй год нам ни кто не звонит, не поздравляет с Рождеством. Всё течёт, всё изменяется. Одни люди остаются неизменными. Как заметил Воланд у Булгакова: «Люди остались такими же. Только квартирный вопрос их испортил». Я совсем недавно задумался над этой фразой. В начале, мне казалось, что всё сказанное лежит на поверхности, безо всякого подтекста: нехватка жилплощади. Но, когда Булгаков работал над своими произведениями, квартирный вопрос решался, наверное, как ни когда быстро. Так называемым методом уплотнения, создания коммуналок. Время, когда забивали парадные двери, из коридоров пропадали галоши и ковры, повсюду пахло мочой. Об этом говорил профессор Преображенский. Но тогда получается, что Воланд говорил, скорее, не о постоянной, для нас, нехватке жилплощади. А о получившемся, в результате подселения и уплотнения, синкретизме: соединении, смешении различных слоёв общества. В результате, это ни кому не пошло на пользу: общее падение нравов, общее падение культуры. Произошло нивелирование, выравнивание, уравнение, но по самому низкому  уровню. И если у Булгакова все чемоданы с двойным дном, то, похоже, он и здесь сыронизировал по поводу советского общества. Пока я сейчас печатал, нам позвонили по телефону. Бабушка, из Асбестовской церкви, о которой я и думать уже забыл, поздравила нас, как она сказала: «Со всеми праздниками». Одно Рождество прошло, и один Новый год прошёл. Впереди ещё одно Рождество (православное), и ещё один Новый год (старый). Поэтому она так предусмотрительно сказала: «Со всеми праздниками». Оле, и всем нам, пожелала всех благословений. Нет! Не перевелись ещё богатыри на Руси!

9 января.

Я просто в растерянности. За эти дни, в новом году, попробовал ещё раз выйти на какой-нибудь форум, в Интернете. Однажды такую попытку сделал за меня один очень хороший человек, по-видимому, с сочувствием и симпатией относящий к нашей семье. Он разместил мою статью «О козлах и овцах», со ссылкой на мой дневник, на двух форумах. Реакция была примерно такая же, как в советские времена, когда в застоявшейся очереди, кто-то, пытаясь хоть о чём-то говорить, начинает рассказывать нудную историю. Да ещё и из чужой жизни. Только близ стоящие проявляют вялый интерес. Да, и то потому, что отойти от рассказчика, в этой толпе, нет возможности. Пережував и проглотив подобную реакцию от советских людей, я сам, в этот раз, попробовал обратиться к христианскому сайту «Для тебя». Тем более, если он для меня создан. Вначале, я разместил там свою последнюю статью «Жили-были Адам и Ева». Статья абсолютно бесконфликтная, где я предлагал рассмотреть иную мотивировку, всего того, что произошло с Адамом. Статью разместил на форуме, предварительно зарегистрировавшись там. Получив соответствующее уведомление, я зашёл снова на этот форум, но своей статьи там не обнаружил. Несколько удивлённый, я сделал то, что должен был сделать в начале: ознакомился с размещённым на форуме материалами. Начал с заголовка: «Почему я ухожу с этого форума». Судя по стилю, молодая женщина, с обидой, писала о том, что она, за свои стихи подвергалась постоянным оскорблениям на этом форуме, со стороны конкретного человека. При чём критиковались не столько сами стихи, сколько личность и мировосприятие этой женщины. Я, не взирая на подобное «предупреждение» (ну, подумаешь, мало ли кто уходит с форума), размещаю здесь же, первые три дня после Нового года, из своего дневника. Это нескромно проводить такие сравнения, но теперь я понял, что пережил Мастер, в произведении Булгакова, получив отзыв от критика Латунского(?). И почему Маргарита, став ведьмой, побила окна этому критику. Но у Булгакова критик был профессионал, выполняющий заказ. А здесь, на форуме, «для меня», свой брат, христианин: любящий, сочувствующий, переживающий, готовый всегда поддержать. Как тот самарянин, из библейской притчи. Но этот самарянин оказался советским. По воспитанию, я имею ввиду. Высказав мне всё, что он обо мне думает, пнув несколько раз лежачего, он гордо удалился со словами: «Убойтесь Бога, и воздайте Ему славу!». Пока на этом всё. Кроме него ко мне ни кто не подходил. Может моя очередь воскликнуть: «Ну и, слава Богу!». А? Неужели я, правда, бездарь и нытик? Неудачник по жизни? Может послать всё.… И советских самаритян, и советское общество, и советские христианские сайты! В отличие от окружающих нас средств массовой информации, эти сайты сумели сохранить свободу слова. Судя по их заявлениям. И я первый раз об этом жалею: ведь, у них и свобода слова по-советски. Кстати, подобные братья-христиане прикрываются супердуховностью: они, в своём развитии, стоят намного выше окружающих. Во всяком случае, это им так видится. Посмотрели бы они, как это видится со стороны. Но они «с плотью и кровью не советуются». Они духом водимые. Если б ещё они могли уточнить: каким духом? Сам Иисус, обращаясь к своим ученикам(!), к тем людям, которых мы сейчас называем апостолами, сказал: «Не знаете какого вы духа». Был такой эпизод в жизни апостолов. Значит, они дали повод. А эти дети вчерашних атеистов-безбожников, кого угодно за пояс заткнут своей супердуховностью. Попутного вам ветра! Только куда вы долетите, вознесённые кем-то так высоко? И скольких вы посшибаете с ног, на пути своём? Судя по вашему поведению, несомненно, что вам дана власть. Но, опять же, простите за любопытство, кем?

11 января.    

Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья! Бесполезная надпись. Но, по крайней мере, честная. Почему бы нам не снабдить такими надписями экраны телевизоров? Минздрав предупреждает: путинское телевидение стало опасно для вашего здоровья! Стараюсь не смотреть всё то, что мне предлагают: новости, комментарии, беседы политических обозревателей. Эти бесконечные праздничные концерты. Боевички по путински, документальные фильмы, о чекистах, по путински. Раньше были ленинские чтения. Сейчас – путинские смотрения. Оккупация телевидения, манипуляции сознанием обывателя. Ах, какие это замечательные ребята – чекисты! Как они умело уничтожают наших врагов на территории противника, где-то там, за рубежом! Наши карательные органы, наш карающий меч! В интересах государства! А сколько эти карательные органы потрудились на своей территории, над собственным народом? Ну, нужно ли об этом? Да сколько можно?! Народ уже устал от негативщины. Пора формировать новый образ чекистов. Посмотрите на самого Путина: моложавый, подтянутый, энергичный! Заступник и кормилец наш! И заступится, и посадит, и накормит! Глаза у него добрые. Руки чистые. Это характерная примета чекистов – чистые руки. И сердце горячее. Чуть чего, сразу кричит: «Мочить их! Обрезание делать!». Про его головку я ни чего говорить не буду. Но на ощупь, она должна быть холодная. Это тоже признак чекистов. Во истину: каждый народ заслуживает своего правителя. Раньше я думал, что рабы мечтают о свободе. Сейчас понял, что это не так. Заключённые мечтают стать надзирателями. На большее у них ума не хватает. Ведь, мозг, он тоже атрофируется. Личность деградирует, организм слабеет – это обычный процесс для человека лишённого свободы, находящегося в  искусственно ограниченном пространстве. И человек мечтает уже не о том, что: «Вот, я выйду на свободу…». Его кругозор сужается. О свободе он не думает. Он не в состоянии вместить в себя это понятие; то, что вне его. Он привык к тюрьме. Дальше её он не мыслит. Его мечта: «Вот, стану я надзирателем…». А телевидение нам услужливо показывает, что в тюрьме-то у нас и не так уж плохо. Даже весело. Только, порой, жесткой, хозяйской руки не хватает.  В этом есть необходимость. Эти, вот, которые с чистыми руками, чекисты, как раз они бдят. И блюдут. Пекутся о государственных интересах. По НТВ сегодня показали сюжет. То всё пугали: в Турции, и в Румынии «птичий грипп». Оказывается, у нас в Крыму тоже «птичий грипп». Только корреспондентов туда не пускают, а если кто проникнет туда – изымают плёнку и все материалы. Если там кто-то и умирает, то это от обычной простуды. А чо народ расстраивать? «Если бы какой-либо ветреник выдумал ложь и сказал: «я буду проповедовать о вине и сикере», то он и был бы угодным проповедником для этого народа». Пусть сидят у телевизоров и мечтают о том, как станут надсмотрщиками. Благо, нефти и атомного оружия у нас на всех хватает. Или хватит? Как правильно?

13 января.    

Что здесь такого? Что удивительного, неожиданного в этом? Сделали честные, круглые глаза, и с экранов телевизора нам поведали, что в Нижнем Тагиле, в образцово-показательном(!) детском доме происходили ужасные вещи. Над детьми издевались, мучили их. Детский дом, больше, напоминал полигон для садистов. Или смутило то, что это учреждение имело статус образцово-показательного? Потому, что на этом же канале, полгода назад, поведали общественности о другом детском доме. На его территории было неучтенное кладбище, где хоронили неучтенных детей. Жутко от слов «неучтённое кладбище», но слова «неучтённые дети»?! Не на детской игровой площадке, а на кладбище! Ой, зато, чо в Америке делается!  Ребёнка на смерть забили! Нашего! Родимого! Русского! И, даже, говорят, не одного! Не дадим, извергам, наших детей на поругание! Лучше мы их здесь будем, на неучтенных кладбищах, хоронить. Десятками, сотнями! А по России счёт идет на тысячи. Я уже упоминал в дневнике о нашем, местном, детском учреждении. Из него сделали детское публичное заведение. Ну что такое банька, сауна? Ну, пусть там все удовольствия для грешного тела, и для грешной души. А здесь такая возможность, такой выбор, в этом учреждении!  За ценой, как в той песне поётся, мы не постоим. Цену заплатил Эдик Маркевич. Его убили прямо в посёлке. Выстрелом в спину. Тоже догадался: сенсацию готовил, хотел рассказать на страницах своей газеты, о новой сфере услуг – маленькие дети, для любовных утех взрослых дяденек. Но, оказывается, эта сфера в рекламе не нуждалась. Кому было нужно – тот знал. Наверное, очень влиятельные и серьёзные дяденьки приезжали на дорогих машинах, поиграть с детишками. Потому, что следствие ни чего не дало. Я сейчас с интересом слежу за самым ответственным лицом в этом детском учреждении: он должен, судя по тем законам, по которым мы живём, пойти резко в рост. Или мэром посёлка выберут, или в Екатеринбург, на повышение заберут. Такие люди, нашему государству, нужны. Дети тоже нужны. Но, только, для пропагандистских компаний. А вот Ходорковский не нужен. Потому, что он  проводил мероприятия для детей и создавал учреждения такие, где дети чувствуют себя, и становятся, личностями.  А это нам ни к чему. Нам нужна подстилка для похотливого скота. Но в Америку их не дадим.  Ни к чему нам главный бухгалтер, Ткалич Ольга Николаевна, с кипой документов, подтверждающих воровство директора птицефабрики. Его, кстати, всё больше и больше ценят: ордена, медальки. Такие люди нужны. Оля, чистая душа, с этими документами и в прокуратуру, и правительство Свердловской области, и в ФСБ. А, вот, фиг вам, всем, уповающим на законность и справедливость в нашем государстве! Кто-то из французских королей произнёс фразу: «Государство – это я!». Эта фраза весьма применима и в нашем государстве. Только звучит она по-другому: «Закон – это я!».  Надо только, время от времени, делать удивлённые, честные глаза и озвучивать по телевизору: надо же – милиционеры-оборотни!? Врачи-изуверы!? Чиновники-взяточники!? Фашисты-антисимиты!? Неуставные отношения в армии!? Что? По детям, в школе, стреляли из танков и гранатомётов!? Тут же сдвинув бровки, пообещать: «Посадим! Всех посадим! Берём под личный контроль». И, правда, садят. Но …. Как-то выборочно. Точно, как под каким-то контролем. По своей какой-то системе, при полном отсутствии логики. По принципу: «Закон – это я!». Опять сгущаю краски. Не всё так уж и плохо. Бывают праздники, простому люду, для души и тела. Я, например, сегодня сходил до мамы и занял пятьсот рублей. Заплатил за телефон. Это праздник для души. На оставшиеся деньги, а осталось немного, купил дорогой туалетной бумаги. Упаковку – четыре рулончика. Это праздник для тела. Понимаю, после этих строк, советские люди, меня могут обвинить в полном отсутствии духовности. Что для меня важна только дорогая туалетная бумага. Да. Ваша правда! Но, после того как я духовно возрасту, обещаю – буду брать только дешёвую туалетную бумагу. Или откажусь от неё совсем. Я понимаю, что духовный человек – он выше подобных проблем.

14 января.

Дал почитать Андрею, своему среднему сыну, он сейчас на каникулах, дома, вчерашнюю запись в дневнике. Он прочитал. Иногда, по приезду домой, он у нас отпрашивается на вечер. К ребятам, как он говорит. Если ещё в это время просит денег, то лицо, непроизвольно, у него делается таким, по детски, просящим. А тут лицо у него стало умоляющим: «Папа! А тебе это надо?». «Ну, как, сынок? Всё равно, кто-то должен…». «Папа! Тебе это надо?». «Сынок!..». «Папа! Они «достают» всех. «Заказывают» кого угодно. Вокруг понимают, что это заказное убийство, или заказной судебный процесс. Но ведь от этого ни кому не легче! Мёртвые не восстают, посаженные «мотают» отведенный срок. Тебе это надо? Не отправляй Олегу этот дневник!». Раз в неделю я отправляю Олегу Дорохову дневник, по Интернету, в Германию. А он размещает его на двух сайтах. Я вспомнил подобную сцену: тогда, в самом начале, старший сын, нас с Олей, предупреждал: «Ну, что вы со своими документами? Директор вор? Ну и что? Вы же прёте против системы!». Тогда мы ему ответили: «С нами Бог, сынок! Он нас не оставит!». В итоге, получилось так, что мы, обе стороны, оказались правы. Система нас подмяла и сожрала, но Бог в этой ситуации нас не оставил: «Ибо сила Моя совершается (происходит, действует) в немощи (вашей)». Сейчас меня средний сын предупреждает, что, похоже, в очередной раз, я не прав. Приятно, что мы вырастили такую небезразличную, думающую молодёжь, умеющую заглядывать вперёд. Но я остаюсь при своём мнении: что бы ни случилась – с нами Бог. Сейчас в голове промелькнула мысль. Всегда радуюсь этому процессу. Потому места в голове много, а вот мыслей…. А подумал я о том, что сыновей, для себя, вырастил хороших. Но будут ли они законопослушными гражданами? Опять же, вначале нужно определиться с терминами. Законопослушный – само слово, как бы, не может иметь двойного трактования. Осталось разобраться со словом закон – это что такое? Или, упрощаю для себя вопрос: как я понимаю это слово? Тьфу-тьфу-тьфу, три раза! Какие глупости в голову лезут (признак того, что места много; я уже об этом говорил)! Почему-то возникает образ полужидкой собачей какашки. Это нечто самостоятельное, отдельное от меня. Изготовленное неизвестно кем (мало ли кобелей бегает!). И если ты не входишь с этим в соприкосновение, то ты от этого только выиграл. Но если тебе не повезло, и ты вынужден иметь с этим дело, то убеждаешься, что это может принимать какую угодно форму. Кто пробовал, убирая свою территорию, вступить в контакт с этой бесформенной кучкой, тот поймет, о чём я говорю. Ещё один нюанс: если ты неаккуратен (а мы все по жизни такие), имея дело с этим – обязательно испачкаешься. Не знаю, может причина здесь в этих беззаботных, холёных кобелях, которые расплодились последнее время. Но, это другая тема. Так законопослушны ли мои сыновья?  Проблема встала ребром: чему они должны быть послушны? И пока это является темой для дискуссий, я не могу ответить на такой вопрос. Единственное чего я боюсь, что сыновьям,  даже если они порядочные люди, придётся когда-нибудь иметь дело с этой бесформенной кучей. Но, с другой стороны, или, вернее, если посмотреть на это, абстрагируясь, сверху, то все мы находимся посреди огромной кучи. Размазанную на одну шестую часть суши. Однако, иммунитет у нас должен быть.

15 января.

Вспомнил. Я вспомнил эту притчу, эту сказку. Да, она китайского «производства». Суть её заключается в том, один человек узнал секрет своего императора. Кажется, у него росли рога. В прямом смысле. Не жена ему их наставила, а просто, у императора, росли рога. Какой же у нас уровень культуры, насколько мы испорчены, если, услышав слова «росли рога», мы, примерно, думаем об одном и том же. И вот, этот бедный, несчастный человек, кажется, он был парикмахером, мучался тем, что он не мог ни кому рассказать эту тайну. Тогда он ушёл подальше от людей, из срезанного тростника сделал себе дудочку, и она у него запела: «А у нашего императора растут рога». Дневник для меня такая же дудочка, которая позволяет мне сказать, что у нашего императора растут рога. Дело не только в Топоркове, директоре птицефабрики. О нём, в своё время, мне удалось сказать, на страницах местной газеты, правду. Сказав, что он вор, я подтвердил свою готовность предоставить соответствующие документы, доказывающие сказанное мною. Но доказывать ни кому не пришлось: или об этом все знали, и сам директор был с этим согласен; или он получил команду прожевать это и, молча, проглотить. Ибо в статье (выдержки из моего дневника), всуе, были упомянуты высокие должностные лица из правительства Свердловской области. Просто, сейчас, посредством своей дудочки, у меня есть возможность высказать то, что внутри меня, то, что наболело. Конечно, я не могу вот так, в лоб, брякнуть, что у нашего императора растут рога. Тогда мне самому рога обломают. Но, каким-то образом, высказать своё мнение, своё отношение к происходящему, через множество запятых и  всевозможных оговорок, я могу. А для советского человека (коим я, в душе, являюсь), это можно приравнять к подвигу. Надоело! Ни кто меня не хвалит, я тогда сам себя похвалю! Кстати, нашёл себе ещё занятие: я начал систематически выходить на форум «Для тебя». Набрался смелости, и второй раз поместил там свой опус «Жил-были Адам и Ева». На этот раз он остался там, его не выбросили. Более того, он вызвал определённый интерес, в отличие от нескольких дней из моего дневника, которые я поместил там же, под длинным названием «Что вы думаете о первых посленовогодних днях?». В общем-то, для меня это прекрасная отдушина, возможность с кем-то поговорить, кого-то услышать. Посмотрим, как пойдёт дело.

17 января.

Ну, что же? Наверное, я уже внутренне созрел, для того, что бы отдать должное Путину. У него получилось! Он сумел за два президентских срока вернуть страну в то же состояние, в каком она пребывала во времена правления коммунистической партии. «Всё тоже, тоже! Только нет убитых сил, прожитых лет». Может, в этом и заключался весь фокус, мистерия, театральная постановка, для  весьма недалёких зрителей, которые привыкли за всем происходящим наблюдать со стороны?  По чьёму-то, весьма мудрому решению, демонстративно, под всеобщие рукоплескания, коммунистическую партию удалили со сцены. Коммунизм, он и пришёл-то как призрак, и, казалось бы, убрали его как живой труп. Затем кукловоды, слегка изменив декорации, вывели на сцену, те же персонажи, но под другими названиями. И, самое обидное, продолжили тот же спектакль, по второму кругу. А ведь деньги с публики собрали немалые! Как всегда расчёт был на заграницу – запад нам поможет. Те, естественно, помогли. Ну, как же!? Святое дело – установление демократии! Мы, здесь, на своих местах, платили надеждами – отдали последние. А кукловоды надули! Вроде, на глазах у почтенной публики, перевернули пластинку. Все затаили дыхание: сейчас грянет, во всю мощь, свадебный марш Мендельсона! Россия плюс демократия! Вечный союз! А вот, фиг вам. На обратной стороне пластинки:  «Мы красные кавалеристы и про нас, былинники речистые ведут рассказ»!!! Можно, конечно, проспорить,  что послужило такому успеху. Или кукловоды были искусные, или публика подобралась с оттопыренными ушами для лапши. А может то и другое. Впервые, о том, что мы марионетки, и кто-то держит ниточки в своём кулаке, я задумался, глядя на Жириновского. Раньше, на Руси, это было в порядке вещей: в деревне жил дурачок, которого и  содержала вся деревня. Вреда от него особого не было, как, впрочем, и пользы. А чо с ним делать? Пусть бегает. Людям предоставлялась прекрасная  возможность проявить свою доброту и милость по отношению к убогому. Но это в деревне. А когда в правительстве появился дурачок, который вовсе не дурачок, и содержали его лучше, чем в деревне, у меня возникла мысль: «А зачем?». Как говорил душечка Ленин: «Кому это выгодно?». Со временем я понял, что это политика намеренной дискредитации. Дискредитации всех партий, умело проводимая закулисными кукловодами. И получилось здорово! Скажи сейчас прилюдно: «Демократы», и некоторые, тут же, начнут плеваться. Скажи: «ЛДПР» – у всех ассоциация с придурком Жириновским. Владимир Вольфович! Не сочтите написанное за оскорбление: я сейчас не своё мнение высказал. Я озвучил то, что говорят в автобусах или на остановках. Лично я считаю, что вы, в чём-то, даже талантливый человек. Вам досталась роль придурка. Так распорядились. И в этом нет вашей вины. Зато хорошо платят. Путину повезло больше: он играет роль умного. Всё зависит от кукловодов. Вас, по-моему, даже и не спрашивают. После того, как все  основные партии-конкуренты оказались, лучше сказать по научному, дискредитированы, то осталось создать новую партию. Что и было сделано в соответствии с задуманным. Та же КПСС; но теперь другая, в соответствии с духом времени. И название подходящее: «Единая Россия». А раньше, если кто помнит, у нас был нерушимый блок коммунистов и беспартийных. Сейчас, мы снова едины. Как это поётся: «Я хочу, что бы всё по новому, оставалось бы по старому». Ну, ушами мы, кажется, уже похлопали. Теперь осталось всем подняться со своих мест и разразиться бурными апплодисментами. Браво, Владимир Владимирович! Так нам и надо!

22 января.    

Появились у меня мелкие новости. Значит, мы по-прежнему живы. Будем считать это новостью номер один (это для количества, что бы счёт больше был). Вторая новость, она пока под вопросом. Но для меня всегда, почему-то, было проблемой отправлять письма, пользуясь Интернетом: они, просто, ни куда не уходили. Стыдно сказать, но сам я этому действию так и не научился. Раз в неделю это делал кто-нибудь из моих сыновей. Это выглядело как закономерность: кому бы мы не отправляли, на английском языке приходила некая надпись. В переводе на русский язык, мне объяснили, это звучит как: «фиг вам». Я писал Каспарову, Шендеровичу, Бабитскому; даже перечислять не буду всех. И вместо ответа – «фиг вам». Но, культурно, по-английски. В качестве эксперимента, позавчера, я взял, отправил с чужого компьютера письмо. Оно дошло. Если я прав в своих предположениях, то мои сообщения каким-то образом «фильтруют»: к Олегу Дорохову, в Германию, почта уходит без проблем, а остальные мои сообщения тормозят. Ну, что ж? Вариантов, в таком случае, несколько. Можно письма отправлять от кого-то другого, или сменить мой адрес. Вот это моя вторая новость. Третья новость: читают меня, по последним данным, на Украине, в Узбекистане, в Германии, в Америке. Это только второй сайт, немецкий, о котором не все знают, и он малопосещаем. Но, благодаря установленному там счётчику, я могу узнавать, сколько человек посещают мой сайт, а также, откуда они. На первом сайте, российском,  у меня народу раза в два, в три больше (это я специально, делаю себе рекламу, в своём дневнике). Третья моя новость – начал самостоятельно заходить на чужие форумы: как та собачка, возле каждого столба старается отметиться. И, наконец, последняя новость: выручка в нашем магазине увеличилась. На самом деле, это означает, что он только перестал быть убыточным. Но всё равно – приятно. Помогли крещенские морозы. Температура падала до сорока градусов мороза. Это уже вторую неделю. Дети не ходят в школу. Продолжают свои новогодние каникулы. А у нас возросла выручка в магазине. Началось это в предновогодние дни – люди готовились к празднику, делали закупки. Я вначале не обольщался, думал: пропьют деньги за несколько дней Рождественских каникул, потом, только хлеб да лапшу будут покупать. Но ударили морозы, а выручка, по-прежнему оставалась стабильной. Ну и слава Богу! Мы об этом постоянно молились. Зима в этом году пришла неожиданно. Это наша излюбленная фраза в средствах массовой информации: по календарю уже второе тысячелетие идёт, а у нас, в России, зима всё время неожиданно приходит. Ни как не можем предсказать её приход. Это вроде цунами, или поноса – только вышел из дома, а тут на тебе! Полная неожиданность!  О нашем ЖКХ даже и говорить не хочется. На фоне всего этого обострилась проблема с газом. Не у всех, конечно. У батьки Лукашенко проблем нет. А вот Украина, Армения…. Вдобавок, в самые холода, взлетели на воздух основная и запасная ветки газопровода в Грузию. Диверсия. При чём, в самых труднодоступных районах. Где вести восстановительные работы труднее всего. Грузия заявила прямым текстом, что это диверсия, со стороны российских спецслужб. Мы, в очередной раз, сделали честные глаза: «Вы чо, мужики? За кого вы нас принимаете?». Действительно, а за кого они нас принимают? Почему-то, крутится постоянно в голове, рассказ, о том, как умер Галич. Взял и сунул в розетку, с электрическим током, антенну от радиоприёмника. Результат нетрудно предсказать: смерть от поражения электротоком. Загадка для всех: как, Александр Галич, такое, с собою, мог сделать? А ничего особенного. Профессионалы, по устранению неугодных людей, работают под версию «несчастный случай». Видный политик, грузин, помните, недавно в бане угорел? Или Ющенко? До конца, правда, его травить не стали. Но, может, он сейчас постоянно ощущает над собой Дамоклов меч? Этот страх, что он находится в пределах досягаемости. И этот бесконечный ужас, хуже ужасной смерти от неизвестного яда? Потому, что некоторые его поступки, кажутся мне несовместимыми с прежними его заявлениями. Так вот, о Галиче. Я сам делал нечто подобное: на радиоприёмниках того времени, помимо необходимого гнезда для антенны, было ещё гнездо для заземления. Если заземлишь приёмник, воткнёшь маломальскую антенну, можешь спокойно слушать его. Так наиболее шустрые (а где можно было взять заземление, антенну?), приспособились втыкать в розетку (в нулевой провод!) проволочку, вместо антенны или заземления. Только, обязательно, нужно отметить для себя с какой стороны розетки находится нулевой провод, а с какой фазный, и к этому привыкнуть. А остальное дело техники. Приходит знакомый дяденька, он же специалист по устройству несчастных случаев, делает перефазировку: меняет провода местами. Фазу на ноль, или ноль на фазу – что в принципе, одно и тоже. Это можно сделать в розетке, или на счётчике, в распредшкафу. Результат предсказуемый: свидетели и судмедэксперт, под присягой, подтвердят: «Бытовуха, смерть наступила в результате поражения электрическим током. И чего это он, в розетку, антенну сунул?». А ларчик просто открывался: если есть на тебя «заказ», найдутся специалисты, которые этот заказ выполнят. Недаром убийц Зелемхана Яндорбиева, на самолете, спецрейсом, с почётом доставили в Москву из тюрьмы в Катаре.  Красные дорожки выстелили по аэродрому. Только не надо забывать делать честные глаза: «За кого вы нас принимаете?». И ещё: «ТАСС уполномочен заявить…». Тут не важно: Галича, на самом высоком уровне «заказали», или Маркевича, на местном уровне. Это идёт обычная для нас селекция: порядочных людей «заказывают», и они уходят; а плесень и всякий мусор всплывает наверх. Ротация, однако.

25 января.

Омерзительное у меня состояние: или чувство неудовлетворённости, или ощущение приближающейся опасности. Скорее, это чувство ожидания. Но мы всю жизнь живём с этим чувством. Какой-то безосновательной, слепой надеждой на будущее. Иногда, это ожидание чего-то лучшего. Иногда, это предчувствие беды. Чаще всего подтверждается предчувствие беды. Ожидание лучшего ни когда не приносит ожидаемого. Бывает некое предвкушение: вот, закончу учёбу, начнётся новая жизнь; вот, женюсь, моя жизнь изменится; вот, получу квартиру, заживу, как все люди. Это всё предвкушения. В той, или иной степени, это происходит.  А вот ожидания лучшего:  началась перестройка – значит мы, всё-таки, люди, и у нас всё будет как у людей. Оп-па!!! Но фокус не удался: факир, опять был пьяный. Пробуем ещё раз! Но факир не в состоянии выйти из запоя.  Теперь запил с горя, что хорошего у него ни чего не получается, а, вот, раньше, у него было даже лучше. Хорошо, опять живём надеждой на лучшее: проспится факир, всё вспомнит, поймёт и сделает как надо. Но, мечты, мечты! Где ваша сладость? А вот предчувствие чего-то нехорошего, грядущего, остаётся. Что? Разве может быть хуже? Может, может. Это как путешествие к линии горизонта: ни сколько не приближаешься, но всё дальше оказываешься  от отправной точки. Для советского обывателя это всегда путешествие длинною в жизнь. И когда оглядываешься, с огорчением замечаешь: а ведь было лучше! Зря мы ушли! Ни кто не задумывается над тем, что мы идём не в ту сторону.  Нам нужно не просто возвернуться туда, где нам было лучше, а в некую исходную точку, что бы оттуда пойти в противоположную сторону. Но фокусник! Пьёт сволочь! Сам ноги переставлять не может, руки не оттуда растут, а головой он, вообще, не пользуется. Разве, только, что  он ею пьёт. И несёт нас по волнам, нынче здесь, а завтра там. И партия наш рулевой. Кто, вот только, партией рулит, не оставляя нам надежды? «Горе тем, которые зло называют добром, тьму почитают светом, горькое почитают сладким. Которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного! Горе тем, которые храбры пить вино с раннего утра, и до позднего вечера разгорячают себя им». Это пророк Исаия. Бог давал мудрости таким людям предупреждать мир о грядущем. Так откуда же у меня чувство неудовлетворённости, или ощущение опасности?

26 января.    

Рубикон пройден. Я прыгнул. Какое же будет приземление? Предположения, предчувствия самые различные, порой, самые противоположные. В общем, на страницах форума «Открыто. ru» (Новая газета), я вначале поместил один день из моего дневника, за 17 января. Публикация была встречена весьма благожелательно, судя по репликам. Тогда, я набравшись наглости, или, скорее от безысходности, предложил посетителям этого форума сделать мой дневник поводом для того, что бы развязать компанию против Путина. На страницах этого форума, сразу после Беслана, начали собирать подписи за отставку Путина. Но при нашей «демократии», свободе слова и вечно дремлющим электоратом, эта акция – мертворождённый ребёнок. Моё предложение: использовать «Дневник соотечественника», как некий символ, вокруг которого могли бы сплотиться недовольные происходящим. Может это мания величия, может это моя безысходность. Но я даю шанс всем, что-то сделать, в том числе и себе. Хотя умом понимаю – даже расстрел детей в Беслане прошёл мимо сознания людей. Народ сейчас напоминает алкаша, которому после вынужденного периода трезвости, налили для «похмелья». Он самозабвенно «тащится», «балдеет». Наконец-то, он в состоянии «расслабухи» и покоя! Ему бы ещё рюмочку, а там бы, хоть дом сгори! Конечно, лучше, если б это произошло у соседа. Как я понимаю, даже снежинка образуясь, кристаллизуется вокруг какого-то центра. Жемчужина начинает расти на песчинке. Если время пришло, то может мой дневник станет эпицентром, вокруг которого что-то закрутится?  Это, если время пришло. Допускаю, что после моих резких движений, мне будет хуже, но я не буду ни о чём жалеть. Пусть минует меня чаша сия, но исполнится Господи Твоя воля! На всякий случай, повторяясь, оговариваю: наркотики и оружие дома не держу. Не курю, не пью, не колюсь. К суициду не склонен. Дорогу перехожу на зелёный свет. Единственное, что мне можно поставить с разбегу в вину – Путина я считаю чекистом (со всеми вытекающими отсюда последствиями); второе – меня считают сектантом (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Кстати о птичках: Путину опять повезло. Тогда, перед началом войны в Ичкерии, чеченцы, вовремя, взорвали многоэтажки на нашей территории. И война началась. Сейчас та же картина: англичане, оказывается, за нами шпионили! Естественно, что мы за ними не шпионим! Так они ещё поддерживали у нас материально диссидентов и всякие некоммерческие структуры! Провоцировали этим всякие цветные революции! Естественно, нам теперь, для защиты, остаётся принять, упомянутый в суе, закон о некоммерческих организациях. А куда денешься? Вроде, вначале, спорили по этому закону. Но как только наши спецслужбы, показали истинное лицо ихних спецслужб, все сразу созрели для принятия этого закона. Теперь уже не нужно спорить: принимать закон или не принимать. Хорошо, что английские спецслужбы дома не нашей территории не начали взрывать. А, судя по всему, могли бы! Они же со звериным оскалом! Для достижения своих целей они на всё готовы! Мерзавцы!

27 января.      

В Челябинском танковом училище издевались над своим же солдатиком. Издевались свои же солдатики. И отцы командиры. Заставляли стоять на корточках(?), и били в пах. Делали, видимо, это с удовольствием, и на совесть. У этого пострадавшего человека (хоть, мы, советские люди, и забыли такое слово, но по-другому я его назвать не могу), началась гангрена. Ему отрезали, ниже пояса всё, что было можно. А как же громадные  финансовые средства, которые выделяет бесконечно государство на развитие патриотизма? Неужели он сейчас свою Родину любить не будет? Да как так можно? Деньги-то выделили! А фильмы? Которые сейчас снимают и нам «крутят», о наших врагах и о настоящих патриотах! А конкурс на телевидение, на звание «Супермужчины»? Вы, только, пацаны, любите Родину – мать вашу! С каким бы я удовольствием, на свои руки, приподнял этого паренька, которому ниже пояса отрезали всё. Для того, что бы он мог плюнуть в морду министру обороны товарищу Иванову! Как патриот патриоту. На вопросы корреспондентов, министр заявил, что о факте издевательства в Челябинском танковом училище ему не известно. Если он этого не знает, то, значит, такое произойти не может. Без его ведома.  Но, если подобное, всё-таки, происходит? Тогда, что, это с его ведома??? Господи! Да не виноват этот Иванов! Разве не видно, что мы озверели? Озверевшее общество. И не сейчас. И не после перестройки, как некоторым это хотелось бы показать. От срубленной яблони, от пенька, может вырасти только яблонька! И мы, в наследство от советского народа, имеем подобное общество. Только у нас можно попытаться «замолчать» подробности трагедии на пожаре во Владивостоке. Только у нас, при освобождении заложников, бьют своих, что бы чужие боялись. Пусть, даже, это будут наши дети. Только у нас можно «кинуть» пенсионеров. Только наш президент продолжает отдыхать, не взирая на то, что, конкретно, в эту минуту, гибнут люди. Это у нас радиоактивное чернобыльское облако несколько раз обошло вокруг Земли, а мы говорим, что радиация в норме. Это у нас расстреляли тысячи поляков на Катыни, а мы всё «свалили» на фашистов. Это мы, советские парни, ставим «раком» своих сослуживцев, и бьём их в промежность. А тому пареньку, я бы всё-таки помог плюнуть в морду министру обороны. Что заработал, то и получил, товарищ министр. А ещё, у этого паренька есть мать. Вспомните об этом, товарищ министр обороны. Как патриот.         

1 февраля.     

«Ушёл в цисту» – такое объявление повесил у себя на дверях один шутник. Циста – защитная функция, особое состояние организма, стремящегося выжить в неблагоприятных условиях. Медведь впадает в спячку. Нечто подобное происходит сейчас со мной. Живу в режиме ожидания. Стараюсь, по возможности, ни чего не делать. Не совершать резких движений, что бы не выйти из состояния сонливости, оцепенения. Жду. Какая последует реакция на моё предложение форуму «Открыто.ru» предать гласности  «Дневник соотечественника»? Тут может быть два варианта: или отказ, в любой форме: вежливой, корректной, а может даже не снизойдут до объяснений. Или последует согласие на моё предложение. Но пока прошла уже неделя. А в ответ тишина. После моего предложения, на этом форуме никто больше ни чего не печатает. Впечатление, как от очереди в магазине: за мной больше никто не занимает. Так и стою последним. Развлекаюсь тем, что на христианском форуме «Для тебя» публикую маленькие статеечки, заметки. Неожиданно для себя получил предложение опубликовать одну из них в журнале. Забавно то, что я к этим статейкам всерьез не относился. Больше возлагал надежды на несколько дней из моего дневника, которые разместил там же. Но, как говорится, общественность проигнорировала. Обидно. Меньше стараюсь смотреть телевизор. Всё происходящее у нас напоминает водоворот в ванне, после того как выдернешь из неё пробку. Всё предсказуемо: какой бы уровень воды не был, всё подтянется к воронке, всё туда засосётся. Путин, как чёртик из коробочки, как эта  пробка из ванны, выскочил откуда-то. И теперь, в образовавшую им дыру, всё уходит назад, в канализацию. Где скользко, мерзко, и постоянно воняет. Запах-то какой-то знакомый. Передача по телевизору – «Человек и закон». Меня всегда поражали эти названия. Например: «Венная тайна». Людей, при Путине, опять  садят как шпионов, за разглашение сведений, которые опубликованы в открытых источниках.  Какие же тайны можно открывать в подобной телепередаче? Да ни каких. Разве только что делать рекламу, нам и нашему оружию. Передача «Человек и закон». Насмешили. Откуда у нас человек? У нас народ, общество, электорат. Стадо – одним словом. А тут – человек. Про закон я и говорить не хочу.  Уже всё сказано.  В этой передаче ведущий искренне возмущался шумихой, вокруг пожара во Владивостоке.  Которую искусственно подняли определённые люди, в собственных целях. Во как! И тут же идёт следующий сюжет: о развлечениях «новых русских». Оказывается, становится популярным, на день рождения, имениннику, устроить задержание с участием ОМОНа, милиции, потехи ради. Или имитировать неполадки в самолёте, во время  полёта виновника торжества. Вывод для  советского обывателя: они, эти сволочи, за деньги всё могут. Даже устроить шумиху во Владивостоке, из-за ни чего. Я же говорю, как бы не крутилось, что бы ни плавало в ванной, исход один: всё равно засосет в канализацию. Скользко, мерзко. И чем это всё время пахнет?              

6 февраля.

На выходные приезжала Оля. Сильно простывшая, с жутким кашлем. Результат желания перенести простуду на ногах. За три дня до её приезда приболела Надюшка. Пришла со школы после второго урока. Пока дошла до дома, её два раза стошнило. Я, когда собирал её утром  в школу, видел какая она была  вялая. Но, решил, что она просто не выспалась. Встаёт она утром, такая молодец, без скандала. Как это ей удаётся? Вижу, что она не проснувшись, садится на койке, после того, как услышит мой голос. Раньше, я ей, спящей, гладил головку, чесал спинку. Потом заметил, что после этого ей вставать совсем не хочется. Она начинала нежиться в постели, что бы продлить удовольствие. Потягивалась. Я, поняв, что усугубляю ситуацию, изменил правила подъёма. «Наденька, вставай солнышко. Нам пора собираться». Всё это я произносил, наклоняясь над ней, тихим голосом. Она сбрасывала с себя одеяло, принимала положение сидя. Это она проделывала, не открывая глаз. Просидев несколько секунд в таком состоянии, она сползала с постели и, шлёпая босыми ногами, отправлялась вначале в туалет, потом в ванну.  Я до сих пор не знаю, когда она открывала глаза. Начинал причёсывать, а волос у неё уже ниже пояса, глазки ещё оставались затуманенные. Но чай с бутербродом, а главное – включенный телевизор с мультиками, приводили её в чувство. Глазки её светлели, отчетливо становились, видны голубые крапинки, как кусочки мозаики. Появлялась в них глубина, и какая-то необыкновенная чистота. Она начинала щебетать, и это означало, что день начался. Но в то утро она всё делала через силу. Я решил, что вечером ей надо пораньше лечь спать.  Оказалось, что она заболела. Врач сказала, что это ротовирусная инфекция. На второй день рвота прекратилась, но поднялась высокая температура. Через два дня температура пришла в норму, но тут приехала, в пятницу вечером, простывшая Оля. А я четыре ночи до этого не высыпался: то с тазиком возле Надюши дежурил, то натирал её, сбивал температуру, то давал ей лекарство и следил, что бы она во сне не раскрывалась. А тут Оля простывшая. Хуже маленького ребёнка. Пятницу, субботу, воскресенье нянчился с ней. В церковь, на служение пойти не смогли. Она продолжала кашлять ужасно. Уехала в понедельник, рано утром. Надеюсь, что ей стало легче и самое страшное позади. Вот такой образ жизни у домохозяйки. Вернее, у домохозяина. До сих пор жду ответа с форума «Открыто.ru». Уже две недели, как я сделал им предложение использовать мой дневник. У них, может быть, всё очень серьёзно. А может, наоборот, они уже и позабыли о своём обещании. Предложил свои статьи и дневник церкви пятидесятников, в Стокгольме. Началось с того что, им понравилась моя статья на форуме. Они попросили разрешения её перепечатать. Я обрадовался: «Берите! Я вам ещё целую кучу могу дать!». Тоже, пока жду ответной реакции. Успокаиваю себя псалмом: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определённое Господом». Всё в руках Божиих, и на всё должна быть воля Божия.

7 февраля.      

Этого паренька, которому ампутировали ноги, а министру обороны об этом не сказали, отправляют в Москву, самолётом, на долечивание. Его сестра корреспондентам сказала, что брату стало лучше, температура упала. Мама вместе с сыном летит в Москву, специально выделенным самолётом. Могли ли они об этом мечтать!? Ведь главное – жив остался этот солдатик! На радость маме и всем родственникам. И ведь как его лечат! Какое ему внимание! И какой скандал вызвало это происшествие! По радио, по телевизору только об этом и говорят! Бедные и несчастные люди!!! Скоро нажмут на все тормоза, и будет сделано всё, что бы эта история была благополучно всеми забыта. А мать, с сыном инвалидом, останется с мизерной пенсией, которая не будет успевать за очередным повышением цен. Со своими проблемами, забытые и ни кому теперь не нужные.  Единственным утешением им будут служить воспоминания о том, как они были знаменитыми, и как на самолёте они летели в Москву, спецрейсом. По-моему, это у нас в Екатеринбурге, переименовали улицу в честь погибшего в Чечне солдатика. Его родители жили на этой улице. Они уже не один десяток лет стояли в очереди на улучшение жилищных условий. Так они и остались жить в той же развалюхе, остались в той же очереди на получение квартиры. Семья, разве что, стала меньше. Но зато места стало больше. Потому что сына не стало: геройски погиб, защищая своё Отечество. В целях развития патриотизма у подрастающего поколения, улицу переименовали в честь героя. Теперь гордые родители героя живут в той же квартире, но уже на улице младшего сына. Может, это было и не у нас, в Екатеринбурге. Такое могло произойти в любом городе России. Ведь сколько у нас этих героев! Пруд пруди. И таких родителей. Главное – что бы чувство патриотизма было превыше всего. А то выскочит какой-нибудь сопляк из толпы, и заорёт: «А король-то голый, вдобавок, он ещё и чекист!». Но это только в сказках устами младенца глаголет истина. В реальной жизни – патриоты порождают патриотов. Яблоко от яблони в грязь падает. Поэтому мы так часто живём на улице чьих-то сыновей. Не зная, что их родители ютятся рядом с нами, в какой-то завалюхе. Но мы патриоты! И мой сын не хуже других. Пусть идёт в армию. Может в Москву, на халяву, спецрейсом слетает. А то и впрямь додумается, что король голый. ЕЩЁ ДО ТОГО, КАК.… До спецрейса, в общем.

9 февраля.     

Стыдно признаваться, но я сорвался, опустился до уровня  мелкого склочника. До сих пор не могу прейти в себя. Короче: прошло больше двух недель, как я рискнул и опубликовал на форуме «Открыто.ru.» один день из своего дневника. За 17 января. Было очень приятно читать положительные отзывы. И на фоне этих отзывов прорывался вопрос: «А что делать?». Тогда, в свою очередь, я задал вопрос, или, вернее, предложил: каким-то образом сделать мой дневник достоянием гласности, и что бы это послужило поводом к выражению недовольства Путину. Можно ли это сделать? Это и был мой вопрос. После этого на форуме установилась тишина. Я же умный и тактичный: выждав для приличия несколько дней, извинился за проявленную инициативу и пообещал никого больше не беспокоить своим присутствием. Тут же приходит сообщение, от Бородина Сергея, в котором говорится, что мой дневник объёмный. Его до сих пор читают. А вот когда прочитают, тогда и будет разговор. Я подождал ещё дней десять, и после этого, что бы ускорить события, опубликовал на форуме ещё три дня из своего дневника. Лучше бы я этого не делал! Тут же выступил какой-то строгий дяденька, под какой-то кличкой (по научному это называется – ник). Он всё свёл к тому, что я, подлый, ищу популярности себе и своему дневнику. Так ведь я и не скрывал! В самом начале я обговорил это: «В этом есть и моя личная выгода: в дневнике, кроме хроники происходящих событий и их анализа, я рассказываю о том, как обошлись с моей женой. В какой-то мере она повторила судьбу Ходорковского. Но основное там - ярко выраженный протест. Против Путина, против сложившегося "нового мира"». Казалось бы, всё мною сказано, по честному. Чем я не угодил этому обличителю? За что он так взъелся на меня? Ну, не приняли моё предложение, так чего же грязью меня поливать? А то один,  из этих действующих лиц, объясняет, что пока ещё читает дневник. И отзыв был на него, за уже прочитанное 17 января, самый благоприятный (Сергей Бородин).  Я, естественно, нахожусь в ожидании какого-нибудь ответа. Дождался. Сразу два других человека, под разными кликухами, как котёнка, меня натыкали носом. Что б не пакостничал. Туман развеялся, когда вспомнил о поразившей меня статье «Виртуальное око старшего брата». Там, в качестве предупреждения, для всех, говорилось о том, что наши чекисты не могли пройти мимо факта свободного общения людей на форумах. И стали там размещать своих сексотов – секретных сотрудников. Они действуют как бригадой, так и в одиночку. Их цель: направлять разговор в нужное русло, т.е, «забалтывать» тему, уводить разговор в сторону. Стаей набрасываться на тех, кто против Путина или ФСБ. И выживать, выдавливать с форума всех инакомыслящих или просто мыслящих людей. Привожу выдержку из статьи:

 

    Индивидуальная работа с оппонентами

 

 Как только на форум попадает инакомыслящий либерал, с четкой позицией "идеологического противника", его немедленно берут в оборот. Обычно оппонента неспровоцированно оскорбляют, либо выдают убойный "аргумент", на который обычный человек не всегда может адекватно среагировать. В результате либерал  отвечает резко, вызывая скандал и получая клеймо "грубияна".

  Упорному либералу на форумах бригада всегда и неизменно устраивает коллективную травлю. Создается впечатление, что цель бригады - сразу же прогнать новичка-либерала, отбив у него охоту выступать на данном форуме. Если же либерал проявляет упорство и не уходит, против него используется специфический арсенал средств, вплоть до коллективных жалоб всей бригады в администрацию сайта, или даже закулисного нажима на нее, с целью заблокировать инакомыслящему вход на форум.

            

Всё так со мной и произошло, согласно  первой половине этой схемы. Не видя подвоха, я вначале даже испытал чувство неловкости перед этими людьми. Пытался извиниться. Сорвался только в последний момент. Когда мне заявил Moderator:

 ткалич пётр, Вашими действиями Вы привлекаете внимание исключительно к себе, а не к своим идеям.

Вам что нужно, первое, или второе?   

Я, как сумел, ответил: «Второе. И без компота». Нужно ли говорить о том, что мою реплику сразу же вырезали, и на форуме её нет. Вот я и укоряю себя за то, что опустился до уровня мелкого склочника. Нашёл с кем связываться. У них всё просчитано. А с этим Moderatorом я уже имел честь встречаться. Он меня (поскольку я не православный, а протестант) обозвал сектантом. Точнее, он задал вопрос: почему мой дневник называется «Дневник соотечественника», а не «Дневник сектанта»? Иметь меня в качестве соотечественника, он, явно не желает. Интересно, в качестве кого он, сейчас, меня имеет? Пишу достаточно размазано, подробно. Потому, что написанное попробую снова разместить на форуме. Одновременно, разошлю по электронным адресам, всем, посещающим этот форум. Родина должна знать всё. И не только от сексотов. Ещё немного информации к размышлению: количество ответов на тему «Нет Путину» - 110 человек, из 2300 просмотревших. Это за полтора года. Более двух тысяч заинтересованных человек, прочитав этот междусобойчик, своё мнение высказывать не стали. Мне кажется, Путину можно не бояться за своё место. Я, вовсе не святотатствующий склочник, который, даже на странице такого однозначного форума, сумел перессориться с единомышленниками. Просто я устал. Устал от советского образа жизни. И пытаюсь противостоять ему. Протестовать. А это ведёт только к конфликтам с окружающим миром. Как сказал Маугли: «Мы все одной крови». Из хороших новостей – только одна: Путину осталось 765 дней до дембеля. Хочется, как можно скорей, воскликнуть: «Король умер! Ну и фиг с ним!». Но боюсь, что осадок, после этого, ещё долго останется.

12 февраля.     

Ну, конечно же, я ошибся! Ни какие они не чекисты! Они мне так и сказали. Их часто путают. И я не первый, кто так подумал. Они сами так сказали, что их, по ошибке, уже обвиняли в этом. Мало чего людям померещится! Так мне ответили на форуме. Я только сейчас вспомнил: точно, чекисты, они же в кожанках ходят, у них портупея, и сбоку пистолет. А эти совсем не такие. Меня, один из них, даже на митинг протеста пригласил! Завтра, в Москве, метро Арбатская. В 17-30. Только я, наверное, не успею. Да и кто успеет? Со всей Москвы, после работы, собраться за 30 минут! Эту информацию мне выплеснули на форуме, предварительно стерев моё послание. При  этом, для критики в мой адрес, использовались «выдернутые» из контекста дневника фразы. Человек, который вступил со мной в переговоры, на этот раз был анонимом. Даже кликухи своей не оставил. Второй говорил от своего имени (подписавшись  ником), но при этом ссылался на мои слова, которых нет в моём дневнике(!?):

Петр Ткалич сказал:

Цитата

<...> покусано Заисем


 
Что это за слова? Откуда? Остаётся гадать: или этому Борисычу подсунули другой материал, а он дал на него (на меня) отзыв; или в тот момент Борисыч, по уважительной причине, был в невменяемом состоянии. Что, собственно, меня удивляет? Что у нас повсюду чекисты и сексоты? Если у нас президент чекист! Кого он будет плодить и размножать? Был бы он гинеколог, у нас в роддомах была бы хорошая зарплата и образцовый порядок. Но у чекистов немного другой профиль. Они стараются не для того, что бы народу больше стало, а наоборот: что б им свободней было. Вообще, чего я к этому форуму пристал? Ну, докажу, что они чекисты-стукачки. Дальше-то что? Для них проблем не существует. Это у нас проблемы. Мне они так и заявили: «Мы этот вопрос закрыли ещё два года назад». Вот так: взяли и закрыли! Справки, что ли с сельсовета принесли, что они не чекисты? Или удалили с форума всех тех, кто думал по-другому? Мы отстали от жизни. Мыслим прежними стереотипами. Чекисты давно уже не в кожанках. И, в Интернет, они уже перестали «подсаживать» на форумы дебилов, которые двух слов связать без матерка не могут. Для них Интернет стал линией фронта. Они сражаются. За своё существование. За свой образ жизни. Впереди теперь у них не кавалерия, а интеллектуалы. Опять всё упирается в наше бессилие. Эти люди, которые написали статью «Виртуальное око…», я им очень признателен, многим открыли глаза. Но что изменилось? Для чекистов это только стало предупреждением: хватит дурака валять – Интернет должны оккупировать умные. Вот они и закрывают вопросы.

16 февраля. 

Вчера, впервые за полтора-два года, посмотрел до конца художественный фильм по каналу ОРТ. Фильм из числа тех, наспех состряпанных боевиков, где мы «мочим» чеченцев. Начала фильма я не застал, но заставил себя досмотреть фильм до конца. Другие же смотрят. Я никогда не знал, судя по этому фильму, какие мы хорошие. И какими нам показывают врагов-чеченцев! Ну, ладно, там фашисты озверевшие. У них соответствующая  идеология, Гитлер, воспитание. Можно не вдаваться в объяснения. Это враги, это наши антиподы. Во всяком случае, до недавнего времени, мы так считали.  А здесь же, советские парни, воюют с… с советскими парнями! Что, кто-то скажет, что чеченцы не советские люди? Все мы люди с одинаковым воспитанием, выросшие в одинаковых условиях, с одинаково промытыми мозгами. И когда показывают нашего российского паренька, который со своим другом делится последней печенюшкой (печенье), а потом, кровожадный, весь лохматый чеченец (но тоже в СССр вырос), отрезает голову этому пареньку, мне хочется воскликнуть: «Не верю!». Нечто, подобное чеченцам, я пережил сам. Когда Оля начала работать главным бухгалтером на птицефабрике, и отсекать присосавшиеся мафиозные структуры, нам подложили взрывчатку под двери. После этого нам пообещали, в ФСБ, что обяжут местную милицию негласно охранять нашу квартиру. Ни чего, конечно, не было сделано, а на Олю было совершено второе покушение. Когда к нам, после этого, зашёл начальник милиции, я ему сказал: «Если с кем-то, из моей семьи, что-нибудь произойдёт, я не буду искать виновных. Я куплю автомат, сейчас это возможно, и перестреляю всю милицию». В тот же день, около нас появилась будка, как бы для охраны новостройки. Тогда я не ходил в церковь, и готов был свою угрозу выполнить на полном серьёзе. А что мне было терять, если самое дорогое я не сохранил? Да я на всё бы пошёл, что бы наказать виновных! Как же тогда эти свободолюбивые люди? Имеют ли право они нас ненавидеть? Видеть в нас причину всех своих несчастий, корень всех зол? Бандиты ворвались в их жизнь, в их дома. Разрушали ракетно-бомбовыми ударами города и селения. В первую очередь гибли мирные люди. Это, можно было мотивировать какими угодно аргументами. Но простить ЭТО было нельзя. И они ни когда нам не простят. А по поводу тех идиллических отношений (уставных): между солдатами, между солдатами и отцами-командирами, которые показывают в кино, то я имею свой жизненный опыт. Служил я на Камчатке, в начале семидесятых. У нас дезертировал солдатик с автоматом. В те времена так же убегали, как и сейчас. Только об этом даже разговора не поднималось. Нас поставили в оцепление, в какой-то деревушке. Предполагалось, что у солдатика там девушка, и он туда сам придёт. Нас привезли, разбили на тройки, развели по постам (охраняемым участкам), и уехали. В каждой тройке был один старослужащий. Для укрепления, для усиления дисциплины. Нас как высадили из тягачей (на Камчатке больше не на чём ездить), так и оставили на улице. На постах. Пурга, вьюга. Еду привезли только через двое суток. Мы ходили по домам, просились погреться. Один должен быть на посту, а двоим, положено отдыхать. Где? Люди, правда, не отказывали: кормили нас, пускали поспать. Отцы-командиры сняли себе комнату, и запили по чёрному. Нам поэтому еду и не везли из части: думали, что отцы-командиры договорились с местными властями. А те, сутки пили, а на вторые вспомнили, что нас кормить нужно. «Старики» (старослужащие), тоже нашли себе тёплые места, и на улицу не выходили. Патрулировали, из каждой группы, свои улицы, только двое «молодых». Сменяя,  поочерёдно, друг друга. Паренька-дезертира потом нашли. Он застрелился на заброшенном полигоне. Тоже несколько суток сидел без еды. Смотрю я путинский телевизор, и мне страшно становится – как намеренно озлобляют народ. Натравливают друг на друга. Разве это не разжигание расовой ненависти? Кто за это ответит?

18 февраля.    

Путин всё больше сжимает пружину. Опять всё возвращается на круги своя. К чему это приведёт?  Всё зависит от того, чего Путин хочет. А чего он хочет? Кто ему противостоит? Начнём со второго: кто ему противостоит? Некая внутренняя оппозиция и внешний демократический мир. Внутреннюю оппозицию  брать в расчёт нет смысла. Она слишком малочисленна. Потому, что в Путине отражается настроение масс, и он отвечает потребностям этой толпы. Когда-то, после крушения «железного занавеса», мы были ослеплены скрываемым от нас блеском передовых демократических стран. А теперь, ни чего для этого не делая, только благодаря ценам на нефть, мы, как это нам усиленно внушают, начинаем выходить на приближенную к ним орбиту. Ну, может, и не начинаем выходить, но нас начинают бояться. Ну, может, не нас бояться, а нашей непредсказуемости. Ну, не бояться, так, хотя бы, начинают считаться! Тем более, не так уж, у них  самих, всё и хорошо. Какой-то индекс у них всё время падает и падает. Может, это не один и тот же индекс. Может, это разные индексы. И, может, это падение практически ни чего не значит в их жизни. Но нам повторяют: индекс неуклонно падает. И, как они, там, живут в таких условиях? А что у них в тюрьмах делается? Для террористов и иракских боевиков? Это как у нас менты – полный беспредел. У нас как покажут по телевизору какого-нибудь задержанного – он обязательно весь избитый. Так что пример нам, вроде, брать не с кого. У нас, при Путине, всё как там, у других людей! Чего нам другого желать? Отсюда и малочисленная оппозиция. Как к нам, и к политике Путина, относится демократический мир? Во-первых: нам на это наплевать. А во-вторых: что они могут? Я видел, в автобусе, как интеллигент пытался унять хулигана. Что бы противостоять, на том же уровне, хамской морде, нужно опуститься до такого же уровня. А если воспитание не позволяет? Понятно, что хулиган в такой ситуации, как рыба в воде. В отличие от интеллигента, который, явно, не в своей тарелке. Так что надеяться на то, что запад нам поможет, не приходится. Получается: скорых изменений, вызванных недовольством Путиным, в ближайшее время не предвидится. Чего мы хотим проводимой политикой? Как внутри государства, так и во внешней политике, мы добиваемся, всё время, противостояния. Почему? Это надо с психиатрами советоваться. Это или комплекс неполноценности, или врождённая ненависть ко всем, начиная с себя. А может и то и другое вместе. Хорошо, если только мы сами себя сожрём, уничтожим, взорвём и отравим. Но ведь так не бывает. Как я помню, в армии, в казарме, если ночью у кого-то пучит желудок, всем от этого нехорошо. Так это если только желудок. А если это проблемы у душевнобольного?

23 февраля.       

Сегодня день защитника Родины. Защитник – это я. Ну, не только я один. Нас много. Но я тоже защитник. Человек, который не смог защитить свою жену. Защитник – это тот, кто стоит за щитом, прикрывая собой то, самое важное, что позади его. Я не смог защитить свою семью. Потому, что враг оказался сильнее. И он не впереди, а сзади. Враг – это то самое, что называет себя Родиной. Это на него я начал работать с пятнадцати лет. Всю свою жизнь я его укреплял и созидал. Перед пенсией я решил «наработать» себе вредный стаж, и раньше уйти на заслуженный отдых. Надо было мне набрать двенадцать лет вредного стажа. Я отработал около одиннадцати. Потом инсульт. Обострился артроз. Тридцать шесть лет трудового стажа. Я уволился по собственному желанию. Сразу, после подачи заявления, меня вызвали в отдел кадров и поставили в известность, что согласно новому положению, условия, в которых я проработал, теперь уже не считаются вредными. Следовательно, вредный стаж у меня аннулируется. И здесь(!), то, что называет себя Родиной, обо мне «позаботилось»! Если я защитник, то мне не от кого защищаться. У меня нет врагов. Кроме своей Родины. Я нуждаюсь в защите от неё. Нуждается в защите, и в восстановлении законной справедливости, моя жена. Её уволили с работы, после того как она, по долгу службы, а больше по своей наивности, обвинила директора в злоупотреблениях, в финансовых махинациях. Нуждается в защите мой средний сын: он заканчивает учиться, и его заберут в ряды краснознаменной российской армии. Только что озвучили очередной случай издевательства над молодым призывником-защитником, которому ампутировали ноги.  Ещё у меня растет дочка. Ей только семь лет. Ходит в первый класс. На празднике, посвящённому дню защитника, им показали сказку о волке и семерых козлятах. Волка, по новому сценарию, восемь(!) раз назвали террористом. Но я боюсь не террористов, а своих сограждан, озверевших и отупевших от подобной жизни. Как нам, рядовым защитникам, защититься от всего этого? Как защитить свои семьи, жён, детей? Не от террористов. Наши террористы – это тоже порождение нашей Родины. Как мне защититься от своей Родины? Если бы я такое смог, вот тогда я бы с гордостью носил это звание –  защитник. Хотя бы у себя в доме. В своей семье. А пока…. если б не считал это за грех, пошёл бы да напился. Все так и делают. На радостях. За свой праздник. День защитника. Было время, когда я  не обратил должного внимания на Путина: подумаешь – выскочил угорёк. Если угри выскакивают, значит, организм живой. Потом понял, что дело намного серьёзнее: похоже, что это нарыв. Теперь вижу, что началась гангрена. Без ампутации дело не обойдётся. Накаркал. Так и получилось. Ходорковского и ему подобных уже амПутировали. Защитников у них оказалось немного. Потому, что остальные, в это время, были заняты делом. Они защищали Родину.

25 февраля.   

Даже не знаю с чего начать. Вчера ездил на пасторское собрание в Асбест. Уже собравшись, домой,  идя на остановку, я продолжал на ходу  «пережёвывать» мысли, пытаясь разобраться в своих впечатлениях от собрания. Какой-то возглас отвлёк моё внимание. Подняв голову, в нескольких метрах впереди, я увидел две удаляющиеся фигуры ребят лет шестнадцати. Третий лежал на обочине тротуара, в сугробе, как-то беспомощно барахтаясь, явно не в состоянии подняться. «Пьяный», – решил я, и, в ту же секунду, поравнялся с упавшим. Но, с удивлением, как-то медленно сообразил, что это не пацан, и даже не пьяный. Старый человек, где-то семидесяти лет, пытался хотя бы сесть в сугробе. Я подал ему руку, второй рукой подхватил его под локоть. Медленно, стараясь не делать резких движений, потянул его на себя из сугроба. Прохожие, не останавливаясь, огибали нас. Вновь приближающиеся к нам смотрели на нас брезгливо и с осуждением – два алкаша, шатаются на обочине. Поставив его на ноги, я начал обметать с него снег; начав с головы, с плеч. А он, неуклюже поворачиваясь, произнёс одно только слово. Без осуждения и жалобы, как бы констатируя: «Толкнули». Смирение и обречённость. С годами выработанная привычка. Всю жизнь проработать в колхозе, с утра до вечера, и получить пенсию 15-17 рублей: «Толкнули». В девяносто первом году началась инфляция. «Сгорели», те немногие, накопления в сберкассах. «Толкнули» в очередной раз. Провели «монетизацию» –  «толкнули» опять пенсионеров. Они такие  к этому привычные. По телевизору кинули клич: «Соль дорожает! Но вы этому не верьте. Нет оснований!». Услышав это, наши пенсионеры, мигом скупили всю соль. Опять, ведь, «толкнут». Надо хоть соломки подослать. До тридцати килограммов соли брали! Хотя многим уже два килограмма не доесть. Много ли одному надо? А я, отыскивая взглядом уже исчезнувшие мальчишеские фигурки, думал: «А мог ли бы я ударить?». Ударить этого подонка, который, смеху ради, сбил старика с ног, в сугроб. Вчера же, перед поездкой в Асбест, включил компьютер: проверить почту. Код, пароль, как обычно нажимаю кнопку «Войти». А в ответ: «Фиг вам», то есть надпись: «Доступ закрыт». Ни каких пояснений, ни каких претензий.  Как в песенке у Высотского, про сумасшедший дом: «Вон он, змей, в окне маячит, за спиною штепсель прячет, подал знак кому-то, значит – фельшар вырвал провода». Вот и все мои права гарантированные чекистом-гарантом. Всё из-за того, что я зная, что мои письма ни куда не уходят, через брата (по вере) переслал предыдущий день из дневника, за 23 февраля, в редакцию «Новая газета». И меня заблокировали. Это свобода слова по советски. Целый день ушёл на «разборки». Оказывается, ультиматум пришёл на компьютер моему брату, который решил выручить меня. Он отправил мою статью, потом ушёл на работу в ночь. С утра, следующего дня, он отсыпался. А мне, за это время, прекратили доступ к почте на «Рамблере», и провели «зачистку» моему сайту на «Ткалич. Народ RU». Всесильные и всемогущие эти ребята с форума «Открыто.RU». У меня не хватило ума и практики принять их угрозу всерьёз. А они, конкретно, поставили меня в известность: если я ещё «засвечусь» со своим дневником, то мне свет «вырубят», и кислород «перекроют».  Я, вначале, так понял, что это касается непосредственно именно форума. Сказал в душе: «Тьфу, на вас», и так же гордо удалился. Даже не думал, что наши пути когда-нибудь пересекутся. А потом меня осенила очередная гениальная идея: послать статью в редакцию «Новой газеты». А почему я, как гражданин своей страны (какой бы она не была, и какой бы я не был), не имею права  обратиться к средствам массовой информации для того, что бы высказать свою поддержку, или свой протест, происходящему? Вот тут-то меня и взяли с поличным: оказывается, это  называется рассылка «спама». Оказывается, меня сразу об этом предупреждали. Поражает одно: столько энергии потрачено этими ребятами, что бы наказать зарвавшегося дилетанта. Если б они с такой же энергией собирали подписи против Путина, то ему давно уже объявили вотум недоверия. Сразу после Беслана. А так их КПД выглядит ниже, чем у паровоза. Данные с форума: посетили их (ноуПутинцев) – 2530. Автографы оставили – 113 человек. Это вместе со мною. Что же две с лишним тысяч не расписались? Из любопытства заглядывали? Или, это чекисты, которые систематически брали на заметку недовольных. Или, в отличие от меня,  просто умные люди, которые сразу всё поняли. И даже не «засветились». Не оставили следа ретивым работничкам. Пришла мысль: А ЕСЛИ Я НЕ ПРАВ? И не какие они не чекисты. Обычные советские люди. Пригрелись на своих местах. Им нужно, только, что бы их не тревожили. А тут я выскочил: «Ура, ура! Долой Путина! Долой Временное правительство! Долой…». Всех долой! Я же тоже советский. Разбудил людей. Они сладко дремали на форуме. Ну, естественно, они проснулись и дали по башке. Что бы сонных не пугал. Наша трагедия не в том, что всюду насадили чекистов, а в том, что каждый, по своему складу (менталитету) готов стать чекистом. Или коммунистом. Или фашистом. Какая разница?

28 февраля.     

Пережили ещё одну зиму. Сегодня последний день февраля. Что-то похожее, наверное, испытывают полярники: бесконечно длинная зима и ожидание. Может продуктов кто подбросит? Или, вообще, заберут отсюда. Но продуктов не подбросили. И ни кто не забрал с этой зимовки. Смотришь на новый цикл природы, чувствуешь грядущие изменения в природе, а на душе одна мысль: «Да когда же это закончится?». Единственное утешение в том, что чувствуешь в происходящем руку Провидения. Если бы, более десяти лет назад, Бог не привёл меня в церковь, представить не могу, какие последствия имели бы произошедшие с нами события. Здесь вижу руку Провидения: Бог укреплял меня в этой ситуации. Как бы я не балансировал на грани срыва, падения, в какую-нибудь крайность, Он всегда поддерживал меня, давал силу и надежду. «Не убей, возлюби, благословляй. Свыше сил Бог не даст испытаний». Раньше, даже и понятия не имел об этих истинах. Как, впрочем, и все советские люди. Потом, впервые, услышал о них в церкви, прочитал в Библии. Так я узнал о них. Зато, насколько тяжело было вводить их, в качестве основы, в свою жизнь! Не берусь судить, в какой мере это удалось. Но Бог присутствует в моей жизни. Это Он помог устоять нашей семье. А какой был соблазн, при моём максимализме, сделать что-то самому, без оглядки на Библейские истины. Слава Богу, этого не произошло. Теперь, снова, нужно определить свои позиции. Насколько я прав? На последнем пасторском общении, в очередной раз, поднялся конфликтный вопрос: каковы должны быть наши действия, какая наша реакция на происходящее в нашем обществе? Определились, как всегда, две крайние позиции. Первая: всякая власть от Бога, молитесь за начальствующих. Всё по Библии. Вторая, в своём меньшинстве, стояла на позиции: Бог всегда через своих людей обличал существующие власти и впавшее в грех общество. Тогда первые утверждали, что в нашем, без того агрессивном обществе, нужно больше говорить о любви, сглаживая имеющиеся конфликты. Вторые говорили: вот так вот, чуть ли не со всеобщего благословения Гитлер, в Германии, пришёл к власти. И что перед Богом отвечают те люди, которые видели опасность и промолчали, будучи занятые своими молитвами. Если «ты не будешь ничего говорить, чтобы предостеречь беззаконника от путина его, то тот умрёт за грех свой, но кровь его взыщу от руки твоей». Первые отвечали, что и так, с благословления советской православной церкви, советское общество уже с нетерпением ждёт, когда власти открыто дадут команду «фас» на сектантов-протестантов. Нужно ли нам давать повод к этому? Как всегда – истина где-то по средине. Но каждый упорно отстаивает свои позиции, руководствуясь своими помыслами, или своими слабостями. Мы не умеем идти на компромисс, сказывается полученное воспитание. И мой безапелляционный тон рассуждений, моя нетерпимость, брызжущая из дневника, так же результаты подобного воспитания. Рождённые в СССР. Это на всю жизнь. Но Бог работает в нас, выветрвает эту дурь, показывает нам истину. Даже если мы, порой, к ней стоим спиной. Бог укрепляет нас, когда мы уже захлёбываемся в этом дерьме. Главное – не терять надежды. У нас есть в этом преимущество перед остальными: вера в Бога. Отсюда и надежда: всё равно, кончится когда-нибудь эта полярная зима. Или нас заберут отсюда, с этой зимовки.

3 марта.     

Наткнулся на какую-то ностальгическую передачу по телевиденью. И вдруг нахлынуло ощущение, которое я  давно забыл, но испытывал в детстве: чувство покоя, уверенности, ощущения счастья. Причастности к чему-то большому, великому. И я вспомнил! С этим чувством я рос. Его во мне воспитывали, и не безуспешно. Это ощущение любви к Родине. Это было так здорово, что заставило меня задуматься: а куда оно, это чувство, делось. Откуда-то всплыло в памяти описание состояния женщины, которую изнасиловали. Она ненавидела собственное опоганенное тело. Она боялась к себе прикоснуться, будто от этого могла стать ещё грязнее. Состояние ненависти к самому себе. Ощущение мерзости. Гораздо ближе мне сравнение, когда из дома уходит неприятный гость. Хочется открыть форточку, помыть полы, что ли. Родной дом, кажется, стал каким-то чужим, пропитался духом гостя, и эти стены предали тебя. Будучи пацанёнком, я всегда ломал себе голову: а чего это белогвардейцы, во всех фильмах показывают, так легко стреляются? Красные побеждают, наступают повсюду, а белогвардейский офицер вынимает пистолет, прикладывает к виску, бац – и готово. Какие-то хлипкие они все. Вырожденцы. Их и побеждать не надо было. Они бы сами себя постреляли. Ну, может, только не так скоро. Теперь я, краешком сознания, начал понимать, что же чувствовали эти люди. Видеть как эта нечисть, этот вырвавшийся джин из бутылки, заполоняет всё вокруг. И эта война, против тех, кого называют собственным народом. Но этот народ обезумел, взбесился, озверел. Ни чего святого для него ни стало: ни Бог – круши церкви, ни царь – долой самодержавие, ни человеческая жизнь – мы новый мир построим! Видеть как гибнет страна, как гибнет Отечество, как Родина становится убежищем насильников и дегенератов. Какой истинный патриот мог такое пережить? Цивилизация отступала, наступал хаос. А какой я был счастливый в своём детстве, в своём незнании! Только теперь я понял смысл слов: «За всё надо платить». И перед Богом, и перед остальным миром. Но эта плесень снова пускает корни. Когда же мы покаемся?

8 марта.          

Оказывается, мой сайт на «ткалич. народ. ру» разблокировали. Не нахожу этому ни каких вразумительных объяснений. В одном из посланий, отправленных неизвестной конторой, меня уведомляли, что если я обращусь к ним с просьбой снять арест с моего сайта, то в течение месяца они рассмотрят мою просьбу. Я знаю, что такое по советским меркам «в течении месяца». В течение месяца будут рассматривать мою просьбу. Потом примут решение: в течение ближайших двух месяцев восстановить сайт. Потом выяснится, что у них не хватает материальных, финансовых, административных ресурсов, в этом квартале выполнить своё обещание. В общем, я смирился с мыслью об утере этого сайта, плюнул на всё и решил ни куда, ни каких прошений не посылать. А сегодня звонит Олег из Германии: «Пётр Степанович! А вы знаете, что ваш сайт разблокировали?». Для меня, как и всё происходящее со мной в Интернете, за последнее время, это было полной неожиданностью. То есть, взяли, закрыли сайт. Основание: я отправил в «Новую газету» статью о моём восприятии праздника День защитника Родины. Я, что, не имею права обращаться в редакцию газеты? Оказывается, не имею. Надо полагать не только я. По голове мне за это, пока, ни кто не дал, но закрыли доступ к почтовому ящику на «Рамблере», и закрыли сайт на «Яндексе». Ответили на мою статью адекватно, но ассиметрично. Интересно, какую роль в этом сыграл редактор, к которому я обратился? Может даже ни какой. Может, статья  до него и не дошла. Это сколько же контролёров-паразитов на нашу шею ещё посадили? «Заглянул» на «Яндекес», там сообщение: сегодня «задержали» 59% всех отправленных писем, как «спам». Да, работы нашим спецслужбам добавилось. Надо отдать должное – им к этому не привыкать. Своим правилам, и своим принципам они  изменять не собираются. По-прежнему, для них враг номер один, который несёт постоянные потери и постоянно проигрывает – это собственный народ. Народу тоже надо отдать должное – он постоянно подпитывает свежими силами и свежими кадрами эту организацию. Всё сбалансировано, ни кто в накладе не остаётся. Ни кто, ни на кого не обижается. Дедушка Путин молодец. Хотя, какой он дедушка? Это Ленин был дедушкой. Сталин был деспотом. А Путин… Путин – душечка. Справедливо заметил кто-то из классиков (да простится мне, моя неграмотность), что у России две проблемы. И обе на букву «Д»: дураки и дороги. Я насчитал этих проблем больше. У меня получилось три «Д»: дедушка, деспот и душечка. Но стоит ли спорить с классиком? Я готов пойти на компромисс. Пусть будет по прежнему два «Д»: дураки и деспоты. Итак, судя по этим цифрам (59% писем-спамов), я не жертва направленной против меня карательной акции. Видимо, попал, вместе со всеми, под раздачу тумаков. Это и есть демократия в исполнении чекистов. А то народные массы расслабились, заскучали: «Оттепель, оттепель. Демократия!». Всё, чекисты поиграли в «поддавки» с вами, и хватит. Поехали дальше. Теперь уже не коммунизму. Теперь к сильной и богатой России. Как всегда цель – всеобщее благосостояние, уже на горизонте; так же как и коммунизм, в нашем недалёком прошлом. Как всегда – осталось с внутренними врагами разобраться. И, снова, партия наш рулевой. А кто рулит партией, мы знаем: людоведы и душегибы. Ну, это, те, которые ведают всё о людях, и души выгибают своему народу по единому шаблону.

10 марта.       

Вспоминаю как, после перерыва лет в десять, по телевизору снова показали детей в красных галстуках. Это был старый «Ералаш». На душе у меня стало как-то неуютно, и я подумал: «Ну, неужели нельзя было подобрать фильмы без ленинской пионерии? Кому-то, видимо, за это попадёт». Но фильмов с пионерами стали показывать всё больше и больше. Теперь мы опять смотрим, с громадным удовольствием, старые, чёрно-белые фильмы про пионерию, про революцию, и с чувством глубокого удовлетворения понимаем, что, всё-таки, жизнь мы прожили, не зря и прожили правильно. Нам не о чем жалеть или в чём-то раскаиваться. Да, может, есть вещи, которые надо было сделать по-другому. Но не ошибается тот, кто ни чего не делает. А мы вон чево наделали! Весь старый мир! До основания! Трепещите! Мы ещё покажем! И это правда. Похоже, что мы ещё покажем. Но удивить нам уже ни кого не удастся. От нас ожидают чего угодно. И смотрят на нас с сожалением: «Бедные! Да когда же вы отмучаетесь, перебеситесь?». В то же время с опаской: когда Иисус изгнал бесов из одержимого, то они вошли в стадо свиней, которые, к счастью, бросились в море. А тут, куда этих потревоженных бесов девать? Где столько свиней набрать? И это, какое море нужно, что бы их утопить? Так, что проблемы мы доставляем не только себе. Последнее время замечаю, что я становлюсь раздражительным и несдержанным. То есть, это было и раньше, как результат всего пережитого. Но, сейчас, мне скрывать такое становится всё труднее и труднее. А началось с неприятностей на форуме «Открыто». И, причина опять та же:  понимание собственного бессилия, и невозможность что-то изменить. Пытаюсь себя сдерживать, и не огорчать, не обижать, ни чем окружающих. Но чем больше я стараюсь, тем больше на меня обижаются. Пока я не понял – ни кто на меня, особо, и не обижается. Это я сам уже нагнетаю эмоции, и усугубляю ситуацию, ковыряюсь там, где и не болит. Человек внимания не обратил, а я переживаю за двоих.

4 апреля.       

Я шёл в парикмахерскую почти счастливый. Наконец-то, у меня, в наличии, имеется всё: острая необходимость подстричься, время для этого, и, самое главное, деньги. Вдобавок, меня ожидало ещё одно удовольствие: взглянуть, перед уходом из парикмахерской, в зеркало, и увидеть себя помолодевшим, с расправленными плечами. Пусть кратковременная, но всё-таки радость! Открыв дверь, перешагнув порог, замер от неожиданности. На меня, слегка покачиваясь, уставился единственным заплывшим глазом, выпуклый, крупный женский зад, до предела обтянутый брюками. Из него, вниз, исходили широко расставленные ноги. А вверху, как у человека-невидимки, ни чего не было! На секунду я замер. Потом сообразил: это женщина, демонстрируя свою гибкость, нагнувшись, наводит порядок в тумбочке под зеркалом. Я повернулся лицом к двери, плотно прикрывая её за собой, пошаркал ногами и только после этого снова окинул комнату взглядом. Ни чего не изменилось: меня по-прежнему презрительно рассматривал одноглазый монстр, своим единственным, глубоко утопленным глазом. Пытаясь как-то спасти положение, я кашлянул и спросил очевидное: «Подстричься можно?». Густой, сдавленный голос, идущий почему-то от пола, ответил односложно: «Да». Я повесил на вешалку сумку. Неторопливо расстегнул куртку, снял и повесил рядом с сумкой. Заплывший глаз равнодушно следил за мной. Используя последнюю попытку что-то изменить, идя на создание конфликтной ситуации, я спросил: «А вы со скольки работаете?».    «А чо?».    «Девушка! У вас спросили: когда открывается парикмахерская?». Зад выдохнул: «В десять». То есть, уже идёт рабочее время. Я на пятнадцать минут опоздал к открытию. Мощный зад меня по-прежнему игнорировал. Я начал одеваться в обратном  порядке: куртка, сумка. «Спасибо. Зайду к вам попозже». Зад обиделся: «Потом у меня пойдут те, которые по записи!». Я ляпнул невпопад: «Ни чего. У меня нет проблем!». С облегчением прикрыл за собой дверь – в посёлке у нас была ещё одна парикмахерская. Я уже слышал об этом: уровень культуры обслуживания в частных магазинчиках скатился до прежнего, советского уровня. Так и должно было быть. Владельцы магазинчиков, обдираемые в начале государственным и потом криминальным рэкетом, платят мизерную зарплату продавцам. Те, в свою очередь, среагировали соответствующим образом: «А на фига нам упираться?».  Опять же: перед кем упираться? Кто нас, советских обывателей, уважает? Ведь каждый из нас, в душе, знает себе настоящую цену: мы есть быдло. Быдло, с  которым мы же сами, при вынужденном контакте, не считаемся; уверенные в своей безнаказанности, и, почему-то, в собственном превосходстве. Если Ходорковскому наш гарант гарантировал место на нарах, то остальные, вообще, что из себя представляют? На своём сайте http://www.criststatji.strana.de/, на форуме, обнаружил «Ответ модератора форума «Открыто». Ни с какими вопросами я к этому модератору не обращался, и ни какие ответы мне не требовались. Для себя я решил, что этот форум находится под «колпаком» у ФСБ, которое координирует деятельность этого форума. Поэтому постарался забыть о нашем, имевшем место, неприятном кратковременном контакте. Я забыл, а этот модератор ни как забыть не может. Спустя два месяца он напомнил о себе «Ответом» уже на моём форуме. Какую же цель преследует этот человек, настойчиво напоминая о своём существовании, поливая меня грязью, после того, как я и думать о нём забыл? То, что он клевещет в своём «Ответе» – это нетрудно установить, проследив наш диалог на форуме «Открыто», или прочитав мой дневник за тот период. Ещё раз возвращаюсь к фразе из статьи «Виртуальное око старшего брата» о чекистах, под прикрытием действующих в Интернете: «Обычно оппонента неспровоцированно оскорбляют, либо выдают убойный "аргумент", на который обычный человек не всегда может адекватно среагировать. В результате либерал  отвечает резко, вызывая скандал и получая клеймо "грубияна"».  А после такого скандала, грубияна можно «раскрутить» на всю катушку, со всеми вытекающими последствиями! Был бы человек, а статью ему подберут. Вот такой стиль работы у наших чекистов. Хотя, если подумать, им есть о чём переживать: мой дневник, судя по счётчику, уже читают в восьми странах. Это, по-видимому, не даёт покоя модератору форума «Открыто», отвечающему за рубрику «Сбор подписей против Путина», где я и «засветился». Начальство на него давит. А на один оклад, без премиальных, сейчас не проживёшь. Из желания помочь, из чувства сострадания к чекистам, я готов дать им подсказку. По дневнику легко определить, что длительное время я нахожусь в состоянии стресса. Специалисты, а у нас таковые имеются в достатке, объяснят моё состояние депрессией, душевным расстройством. И, как вытекающее отсюда следствие – необходимость в специальном лечении. Почему бы и нет? Сразу все проблемы решатся. И всему будет правильное объяснение – крыша поехала. Кстати, мне нужно учитывать, что мой дневник читают за рубежом. А то я тут описываю наш советский быт, наш сервис, одноглазого монстра, втиснутого в обтянутые брюки. Здесь же описываю чекистов-путинцев, помогающих нам вернуться, в наше счастливое детство, времён развитого социализма. Что они, там, за «бугром», о нас подумают? Не дай Бог, будут ассоциировать Россию с безмозглым одноглазым циклопом. Лучше писать что-нибудь, такое, скажем, о розе. О, до конца, нераспустившейся розе. Которая ещё покажет свою красоту, в своём полном величии. Представили такую розу? А теперь представьте, что она торчит из самой серёдки одноглазого монстра! Это только путинские цветочки. Ягодки ещё будут впереди.

14 апреля.    

Нашлось объяснение письму модератора на форум моего сайта. Всё оказалось гораздо прозаичнее, чем я предполагал: этот ответ был  предложен одному из участников форума «Открыто». А тот, в свою очередь,  переадресовал его на мой форум. Почти неделю назад я отправил ещё одно письмо в редакцию «Новой газеты». После первого письма, на 23 февраля, у меня начались серьёзные неприятности. Что же ждёт теперь? Пока тишина. До сих пор ищу некое обоснование тому, что я веду этот дневник. Некоторые верующие ставят мне это в укор. Но ведь есть слова в Библии: «Взывай громко, не удерживайся; возвысь голос твой, подобно трубе, и укажи народу Моему на беззаконие его, и на грехи его».  Последнее время с ужасом включаю православный телеканал «Союз». Вот где национализм, разжигание религиозной ненависти! Вот кто Бога не боится! Священнослужители выступают в роли замполитов. Говорят о долге перед Отечеством, о необходимости её защиты от внешних врагов. Такая  государственная политика может быть присуща маленькой порабощенной стране. Или, наоборот, присуща воинственной империи, для которой война – это единственный, нормальный способ существования. Но, опять же, это государственная политика! Она не может быть позицией церкви. В Библии вообще нет таких слов: защитник Отечества. Само слово «защитник», в Библии, упоминается всего 7 раз. Из них, шесть раз (!) в том случае, когда говорится о Боге! Об отечестве говорится больше: десять раз. Из них пять раз во фразе: нет пророка в своём отечестве. Три раза говорится об отечестве Небесном. И два раза об отечестве, как о конкретном месте рождения. Но, замполитов в рясе, это обстоятельство не смущает. Они освящают оружие, танки, подводные лодки. Благословляют солдат отправляющихся на войну в Чечне. При этом, в качестве аргумента, эти кощунники, используют слова из послания любви, из евангелия от Иоанна: «Нет больше той любви, как если кто  положит душу свою за друзей своих». Но эти извращенцы (люди, извращающие истину), для своих нужд, выдернули фразу из текста. Мол, если умрешь, убивая врагов за друзей своих – так это самая высокая любовь, Богу угодная. Тогда есть ли разница между террористами-самоубийцами и нами, получивших подобное благословение? У апостола Иоанна, без купюр, это звучит так: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (принеся Себя в жертву). Нет больше той любви, как если кто  положит душу свою за друзей своих». Любите друг друга до самопожертвования. За КОГО-ТО, любя, вы можете умереть. Но не убить! Любовь, самопожертвование – от  Бога, а ненависть, убийство – от сатаны. Кстати, для статистики, о любви в Библии упоминается более трёхсот раз. А как же быть нам с врагами? У советских людей вокруг одни враги! Вот поэтому Библия всегда была у нас не в почёте. Она учит тому, что в голове у советского народа ни как не помещается: «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас. И будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо (и) Он благ к неблагодарным и злым (и вы такими будьте – благими, добрыми)». Как с таким согласиться? Ведь для нас главное – быть верными сынами Отечества, а тут – про  каких-то сынов Всевышнего!? Оно нам нужно? Поэтому на предложение, советских священнослужителей: «Будьте готовы проложить душу свою за друзей своих!», мы хором отвечаем: «Всегда готовы!». А как же! Теперича нам пришло время жить по Библии! КГБ-ФСБ разрешило! Вот и стараются духовные наставники, советские замполиты. Обосновывают нашу внешнюю политику. Что же советская православная церковь говорит о защите от внутренних врагов? Их тоже вокруг полно. Враги – это остальные христиане. Которые не православные, те  сектанты. Это и католики (покушаются на нашу многовековую национальную культуру), и протестанты (ни кто не знает разницы между протестантами и сатанистами). И это нехристи – кришнаиты. Тут и мусульмане-фундаменталисты, с ваххабитами. У нас теперь даже новая должность появилась – сектовед. Ну, вот, даже компьютер выделил в тексте это слово, как не существующее. Но это неважно. Компьютер – он безмозглый, и чувство патриотизма у него, напрочь, отсутствует. Такое слово не знает! На телеканале «Союз» постоянной стала рубрика «Сектор» (читай секта). Там, народу, всю правду показывают и объясняют замполиты в рясах. Рассказывают ужастики про сектантов. Один ужастик страшнее другого. Дня два назад поведали о кришнаите. Где-то на Дальнем Востоке, на просторах нашей Родины, этот сектант отрезал православному священнику голову. Дворкин, наш советский сектовед, объяснил, что, согласно написанному в ихних книгах, это у них учение такое: если ты верующий – то должен головы резать. В деталях, с телеэкрана, рассказали, как нашему священнику отрезали голову. Кришнаит пилил ножом шею, пока нож не сломался. А потом возложил голову на алтарь. Я так и не понял (пусть простится мне моя разбуженная ужастиками фантазия), как кришнаит, при поломанном ноже, отделил голову от тела? Что он её, отгрыз или оторвал? И тут же показывают ещё один момент, при похоронах: покосившаяся местная церквушка, и крепкий молитвенный дом протестантов (секта!). Диктор, голосом, дрожащим от праведного гнева, поведал нам, что сектанты даже не вышли посмотреть на похороны православного священника. А что, сектанты живут постоянно в этом доме? Или, как все протестанты, собираются раз в неделю, для молитвы? А если б они и вышли из молитвенного дома, диктор тогда сказал бы, что на их лицах было написано злорадство, и, что потом они частушки на радостях пели. Пойди, проверь. Остаётся сидеть у экранов телевизора и верить. Соответственно поступило предложение: возвести этого священника в ранг святых, за мучения, которые он перенёс. А я вот думаю, хотя нашим государством это не поощряется, но всё-таки я думаю: может, лучше, возвести в ранг святых этого паренька, над которым издевались сослуживцы, защитники Родины? И которому ампутировали из-за этого ноги? Правда, министр обороны тов. Иванов сказал, что паренёк ноги отсидел – долго находился в сидячем положении, из-за того, что служба спокойная. Но я министру, почему-то, не верю. И в разведку бы с ним не пошёл. И с его сыном. По поводу кришнаита, у которого явно «крыша поехала» (а может он и не кришнаит), что можно сказать? Наши тюрьмы забиты людьми. Все они, в основном, православные. Но нельзя  же, на этом основании, «закрыть» православие, утверждая: раз они православные, значит, во всём виновато православие. Т.е, они, якобы,  стали преступниками, будучи, научены своей религией. Основание? В Библии есть слова: «Не мир пришёл Я принести, но меч». Попросите сектоведа Дворкина прокомментировать эти слова. Только не говорите ему, что это слова из Библии. Он вам наговорит, согласно марксистко-ленинскому учению! Так, что это опасная штука: выдёргивать слова из контекста и трактовать их в угоду заказчику. Но, советское воспитание, советское мышление, продолжает диктовать нам прежний, советский образ жизни. А этот образ жизни внимания не обращает «на беззаконие его, и на грехи его».

20 апреля.

Гитлер пришёл к власти. Так нас учили в школе: он был нужен, в то время, Германии. Он был востребован обществом. Причины – определённые исторические события. Вследствие чего: ощущение нацией собственной неполноценности, желание порядка, стабильности и роста материального благополучия. Гитлеру нужен был новый, эффективный инструмент для построения тысячелетнего рейха. Он сделал ставку на патриотизм, плюс национализм. На лозунг: «Германия превыше всего», и историческую избранность арийской нации. Так фашизм, со всеми вытекающими последствиями, оказался востребованным в этой стране. Когда-нибудь, на уроке истории, будут изучать ситуацию наших дней. Неискушенным деткам расскажут, что Путин, именно он, был нужен, в то время, в России. Он был востребован обществом. Причины: определённые исторические события. Вследствие чего – ощущение нацией собственной неполноценности, желание порядка, стабильности и роста материального благополучия. Путину нужен был новый, эффективный инструмент для построения великой России. Он сделал ставку на патриотизм, плюс национализм. На лозунг: «Нам нужна сильная Россия», на историческую избранность нашей нации. Так фашизм, со всеми вытекающими последствиями, оказался востребованным у нас в стране. Но Путин умный, Путин знает, его не чего учить! Создав все предпосылки для появления фашизма, он начинает вести с ним показательную, но, как это понятно, безуспешную войну. Выгода от этого двойная, тройная. Во-первых: когда человек борется, значит, он что-то делает. Это ему уже плюс – не сидит, сложа руки. Во-вторых: общество, взбудораженное проявлением фашизма, держится в постоянном напряжении. Это тоже плюс – пусть не расслабляются, а то думать начнут. В-третьих: для противостояния фашистским, экстремистским, националистическим молодёжным группировкам, культивируемым в нашем патриотическом обществе, создаётся свой, проправительственный, молодёжный фронт. В противовес бесчинствующим скинхедам. Это тоже плюс – прикормленная молодёжь; своя дубина, в собственных руках, для собственной защиты. А дубине ни когда не объясняют тактические и стратегические планы. Её просто опускают на  нужные головы. Впрочем, у нас сейчас не каменный век. Можно и этим комиссарам-штурмовикам, объяснить на политзанятиях их предназначение в экстремальной ситуации: защита интересов государства и основ демократии. Тут, какую хочешь лапшу на уши можно вешать. Митрополит Кирилл, на всякий случай, заявил, что интересы Отечества у нас должны быть выше, чем какие-то, там, права человека. Оно и правильно: кто из нас чувствует себя человеком? Ни кто. А раз нет человека (дедушка Сталин сказал) – нет проблем. Т.е., нет и прав человека. Отечество превыше всего. Хай Гитлер. Ой, я что-то не то ляпнул. Запутали они меня совсем. Да здравствует Путин! И ФСБ! Уже «мочат» фашисты-националисты, на улицах, не таких как они: черномордых-чернозадых. Скоро пойдут комиссары-штурмовики, идеологически подкованные, «мочить» не таких как они. Путин умный, Путин знает, его не чего учить. А нам приходится жить между фашистами и комиссарами. Какой тут может быть выбор? Вот над чем надо думать, в стойле, несчастному народу, а не о каких-то там правах человека и  о западной демократии. И Путина надо ещё на один срок выбрать президентом – пусть до конца разберётся: за большевиков он, или за фашистов. Хоть он мне не друг, но истина дороже.

27 апреля.   

Время от времени, всё чаще и чаще, посещает мысль: да бросить этот дневник, лечь на дно и как-нибудь пережить этот период. Я имею в виду путинское правление. Толку от дневника никакого, а неприятности, конкретные, могут быть. Откликов, ни от кого, ни каких нет. Как в болото – кинешь камень, а на его поверхности только толстый слой зелёной ряски колыхнётся. Даже кругов по воде нет. Потому, что воды нет. Болото. Но, тут недавно увидел единомышленника, на канале ОРТ. Ему самому, правда, слова не дали. Показали только мельком. Говорил ведущий программы. Он повторил высказывания этого человека: «Ненавижу этот строй, это общество отупевших «совков», советскую власть, общество, где затирается любой талант, где всё нивелировано. Поэтому процветает серость и убогость». Хорошо сказано! Да ещё и по Первому каналу! Но это шла передача о криминальных авторитетах. И эти слова принадлежали фальшивомонетчику, который неоднократно был судим. После такой передачи, услышит телезритель подобное высказывание от кого-нибудь, сразу поймёт: перед ним фальшивомонетчик, ну, или, уголовник какой-нибудь. Но я почувствовал для себя в этом поддержку: кто-то ещё так же думает. Ни чего, что это звучит из уст уголовника. А что делать, если интеллигенция себя бережёт, до следующей оттепели? В  остальное, трудное время, пусть устами зеков глаголет истина. Показали старый фильм «Они были первыми». Заставил себя посмотреть немного, потом переключился на другой канал. Тошнит. Эпизод из фильма: командир даёт приказ какому-то шаромыге: «Отремонтируй паровоз!». Тот начинает отнекиваться: «Да я на паровозе-то, только, один раз был!». «Вот видишь, один раз был! А я не разу не был! Так кто должен идти ремонтировать? Я или ты?». Очень красноречивый момент. Вот с той поры и вывели у нас на орбиту, во все сферы, полных придурков, у которых из «приданного» одна только самоуверенность. На чём она основана?  Основанная на полной безнаказанности. А кто их накажет? Если везде, вокруг, такие же вундеркинды! Ни кто не поддет в отставку, из-за профнепригодности. Ни кто не стреляется, из-за того, что его имя, его собственной деятельностью, обесчещено. Повода нет! Кого стесняться? Да сейчас само это слово забыли – обесчещенный. Перед кем дорожить честью? Да вокруг все, точно такие же: ни чести, ни совести. Недавно видел сон. Обычно я им не придаю значения, в отличие от любителей давать снам объяснение. А тут вижу какой-то не то трезубец, не то вилы какие-то. И понимаю, что это знак. И что я должен понять и «расшифровать» этот символ. Начинаю пристально рассматривать этот трезубец.  В основе трезубца лежит как бы перевёрнутый полумесяц, двумя рожками вверх. И на среднем зубце что-то наколото. Все зубцы заканчиваются на одинаковом уровне. Но на одном из крайних зубцов перевёрнутого полумесяца, отходит по горизонтали, в сторону, небольшое ответвление. Я мучительно пытаюсь во сне понять: что же это мне напоминает? Меня будто кто-то подталкивает к разгадке. В ответ, скольжу, не то сознанием, не то взглядом, по среднему зубцу. Вижу, что он имеет продолжение. Я скольжу, ни чего не видя вокруг, по этому продолжению, куда-то вниз. И, вдруг, как бы со стороны, охватываю взглядом всю картину. Бес, чёрт, сатана, как угодно, стоит и держит, воткнув одним концом возле себя, как знамя, длинный шест, древко. По которому я скользил. А на его верху то, что, в начале, я не мог уразуметь: это серп и молот. Серп с рукояткой, перевёрнутый как полумесяц кверху. А посредине его молот. Я его принял за средний зубец, на котором что-то нанизано. Его ручка вертикально уходит вниз, становясь древком этого штандарта. И это древко держит в своих руках сатана. Или бес. Или чёрт. Празднует победу. Приснится же такое. Тут, недавно, один знакомый пацанёнок такое выдал! Есть старый стишок: «Камень на камень, кирпич на кирпич; умер Владимир Ильич». Забегает пацанёнок в дом и рассказывает: «Камень на камень, кирпич на кирпич; умер Путин Володимирович». Родители рот разинули от удивления. Бабушка пришла в себя первая: «Да, ты ж, на улице это не ляпни!». Пацан в изумлении: «А чо такого?». Бабушка объясняет: «Да отца сразу посадят!». Пацанёнок спрашивает: «За что?» - «За то, что тебя, вот, воспитал!». Ребёнок ушёл в недоумении. Но, сама мысль, что у него появились некие рычаги воздействия на отца, кажется, ему понравилась. Может мне, правда, прекратить эту писанину? Лечь на дно, пока ничего лишнего не ляпнул.

6 мая.      

Приближается праздник – 9 мая. Этот день я люблю больше всех других праздников. И ещё – 23 февраля. Всегда с радостью принимаю  поздравления. Все такие вокруг оживлённые, счастливые: «С праздником вас! С праздником!». Я радуюсь вместе с ними. У меня есть для этого основания – девятого мая, у нас с Олей, состоялась свадьба. Тем более, 2006 год, юбилейный: исполняется 30 лет нашей совместной жизни! Насчёт 23 февраля – день рождения нашего сына-первенца. Так, что эти дни, в своей жизни, я считаю праздником. А если серьёзно: вытерпел вчера, посмотрел ещё один новоиспечённый фильм, времён правления Путина. Ну, точно, советский фильм о хороших «красных» и о плохих «белых»! Что чекист предложить ещё может? У него убогая фантазия, у нас убогие запросы. Мы соответствуем друг другу. Речь в фильме, правда, шла не о временах революции, а об Отечественной войне. Один брат честно служил в рядах Советской армии, а второй  подался к власовцам. Понятно, что первый был глубоко положительный герой. А второй – отъявленный негодяй. При их встрече, на фронте, этот негодяй, который предал Родину, обманывает и предаёт своего родного брата. А чего ещё можно было ожидать от человека, который не патриот? Брат, который весь положительный, погибает. Но справедливое возмездие настигает и предателя брата (да какой он нам брат?), и весь отряд власовцев! Наши бойцы, все до единого раненые, но все выжившие в этом ужасном бою, готовы продолжать своё победоносное шествие. Неся всему миру освобождение от фашистской чумы. Того не подозревая, предлагая вместо этой чумы –  коммунистическую заразу. После фильма показали дебаты: какую-то передачу под названием: «Нужно ли нам пересматривать итоги второй Мировой войны?». Это ж надо было придумать такое название! Это ж какую голову надо иметь, что бы придумать вопрос, на который, не задумываясь, хочется ответить отрицательно! Кто будет отрицать, что итогом этой войны был разгром фашистской германии? Что тут пересматривать? Но нет! Тут, оказывается, всё намного хитрее. Поставив вот так вопрос, разговор уводят совсем в другую сторону: «А нужна ли нам такая правда о войне, которая, несмотря на патриотические фильтры, всё же просачивается на наши телеэкраны. Зачем перегружать молодёжь этой правдой?» Да и народ привык к мысли, что он героический советский народ, а не пушечное мясо, используемое бездарными полководцами. Но, даже, баранов в стаде считают поштучно, с точностью до единицы. Не дай Бог, ошибиться. Это же недостача одного барана будет! А у нас погибших во время войны считают миллионами: шесть, восемь, двенадцать или двадцать? Да какая разница? Народ-то героический! Города-герои, страна героев! И правят этой страной исключительно герои. Во всяком случае, таковыми они числятся, пока находятся при власти. Только потом, после их ухода, мы, в очередной раз, узнаём о них правду. В очередной раз плюёмся, материмся,  безнадёжно махнув рукой, оставляем всё, как есть. Где ж нам найти хорошего правителя? Раньше, когда патриотов было меньше, так со стороны, из-за «бугра», Рюриков пригласили нами править. А теперь каждая кухарка может государством править.  Вот и правят кухаркины дети, дорвавшиеся до власти. Каждый народ заслуживает своего правителя. Чего на зеркало пенять? С той стороны зеркала герои, и с этой стороны зеркала герои. Серенькие, как мышки, людишки. Маленькие росточком, с покатеньким лобиком дегенератов. Но зато амбиций у нас!!! На три восклицательных знака!

10 мая.      

Отшумели, отгремели майские праздники. Путин, в этой праздничной эйфории, предложил кроме городов-гереов, ввести статус городов славы. Так здорово! Так подогревает нашу память, и естественно, нашу ненависть, к делам давно минувших дней. Показывали выступавшую по телевизору женщину, которая во время Отечественной войны совершила покушение на коменданта оккупированного города. Уже в наши дни, жена погибшего в результате теракта коменданта, прислала из Германии письмо, бывшей убийце своего мужа. Она писала этой женщине о своём понимании того, что произошло в те далёкие дни, о своём прощении, и о желании приехать, встретиться с русской женщиной, поговорить. Надо было видеть лицо этой русской женщины во время интервью: «О чём нам говорить?!». И ненависть. Источаемая экраном телевизора ненависть. А как же сотни заложников, которых расстреляли в ответ на это покушение? Кого должны ненавидеть родственники этих безвинно погибших заложников?  Тоже погибшего коменданта? Эту террористку, которая до сих пор упивается содеянным и считает, что она изменила ход войны? Оккупационные власти? Кого и сколько (десятки, сотни) лет, эти родственники должны ненавидеть? А те, миллионы родственников, чьи близкие погибли в советских концлагерях и тюрьмах? Они тоже кого-то ненавидят? А что может вырасти в стране, на этой почве, на почве ненависти? Когда ненависть взращивала что-нибудь хорошее, позитивное? Зачем и кому у нас это нужно? Ненависть имеет единственное и неотъемлемое качество: она ослепляет и объединяет людей. И тут главное – воспользоваться этой ситуацией. Осуществить руководящую и направляющую роль, заранее просчитав, что ненависть – это инструмент только для разрушения.  Поэтому мы вот так и живём. Ослеплённые и объединенные массы, направляемые опытной рукой, могут горы свернуть. Вот мы, всё время, и сворачиваем. В чьих-то интересах. Из стороны в сторону. Оставляя за собой порушенные горы, человеческие судьбы, храмы. Нет, что бы остановиться, задуматься, покаяться и простить. Но воспитанная, и искусственно поддерживаемая ненависть, ведёт нас, ослеплённых, всё дальше и дальше. Если мы, в таком состоянии, и пытаемся что-то строить, то только на костях. Не важно: на своих или на чужих. А мертвые кости – это плохой фундамент. В отличие от отупевших масс, их уже ни чем не сцементируешь. Ведь ненависть – это качество живых. А города славы – это хорошо придумано. Пусть всё, всегда, напоминает нам о нашей славе. Как мы их!!! Помнишь? Неважно, что ещё тогда они жили лучше, чем мы. И, что опять они живут лучше нас.  Так мы их за это ещё больше ненавидим!!!

18 мая.       

У меня зазвонил телефон. Нынешние телефоны уже давно не звонят. Они свистят, стрекочут, выдают нам, по заказу, любимые мелодии. Со времён Чуковского много чего изменилось. Поменялось, несколько раз, и моё отношение к телефону. Первые воспоминания о нём – переживания пятилетнего ребёнка. По-видимому, в этом возрасте, я лежал в больнице. Помню как мы, стайкой пацанов, ввалились в какую-то комнату. Теперь я думаю, что это была ординаторская. На белой скатерти (салфетке?) стоял телефон. Он очень напоминал танк: низкий, приземистый, широкий у основания, наверное, очень тяжёлый, с трубкой на верху. И чёрный. Совсем как обгоревший на поле боя танк. Роли мы, наверное, распределили заранее. Я, схватив трубку, дождался вопроса: «Алло?». Соединяли тогда через коммутатор. Выкрикнув рифму в ответ: «Дайте хлеба полкило», швырнув трубку, со всеми вместе, я выскочил из этой комнаты. Восторг, ощущение безнаказанности и, всё-таки, чувство страха. Сейчас у меня дома свой телефон. Он, по-прежнему, чёрный. Только это теперь не танк. Это элегантная, квадратная лепёшка. В неё, утопая, ложится трубка. Она не «привязана» к телефону шнуром. С ней, во время разговора, можно ходить по всему дому, мыть посуду, полоть в огороде, и говорить, говорить, говорить. Радуйся! Вовсе нет. Не радуюсь. Давно телефон приносит только плохие новости. С тех пор как Олю Топорков уволил с работы, характер у телефона изменился. В нём перестали звучать весёлые, звонкие голоса. Голоса, которые раньше просто напоминали нам о себе, или поздравляли нас, или желали нам всего-всего. Сейчас впечатление такое, как будто телефон засорился и всё хорошее где-то застревает и до нас не доходит. А каждый телефонный звонок, как удар колокола по нервам. И не надо гадать: по ком звучат колокола – это ещё одна неприятность от телефона. Итак: у меня зазвонил телефон. Сделав резкий выдох через рот (зачем?), снимаю трубку. Слышу старческий, плачущий голос. Спрашиваю: «Что случилось?». На том конце, через слёзы, пробивается объяснение: вызывали в собес. А там поставили в известность, что пришёл ответ на запрос. В ответе сказано, что живых свидетелей, которые могли бы подтвердить сведения о работе данного человека в колхозе, во время войны, ни кого не осталось. Архив не сохранён. Следовательно, дополнительных льгот  этому человеку не положено. И снова в телефонной трубке рыдания. Я пытаюсь успокоить. Спрашиваю: «Что за дополнительные льготы? Что они дают? Надо ли так убиваться». В ответ слышу, что самому Путину жалобу напишут, что по поддельным документам такие льготы получают! А тут, за честный труд, такая не справедливость! Повторяю свой вопрос: «Что за льготы?». Оказывается, это бесплатный проезд в соседний Асбест. Спрашиваю: «А часто приходится туда ездить?». «А чего туда ездить? Там проезд в оба конца сорок рублей стоит!». «Так чего вы расстраиваетесь? Ездить всё равно не придётся». «Так ведь обидно! На базаре, то с тем, то с другим разговариваешь: у них дополнительные льготы! Понаделали себе липовых документов! Я, всё равно, Путину напишу!». Как-то всё это не вяжется с обликом героического народа, народа победителя, которым нас потчуют в преддверии и во время праздника 9 мая. Всё у нас по советски, и все мы советские. А о героизме советского народа очень хорошо один чекист рассказал. Тьфу-тьфу, говорят, не надо к ночи чёрта вспоминать. Эту передачу показали по телевизору, когда Путин только пришёл к власти, и делал первые попытки обелить в сознании людей, действия своих коллег. Политика «промывания остатков мозгов». Интервью давал участник заградительных отрядов. Один из тех, которые с пулемётами за спинами наших бойцов стояли. У заградотряда был приказ: стрелять наших всех, если будут отступать. Так вот этот человек (чекиста так можно назвать?) уверенно заявил, что войну выиграли только благодаря им! «Вы знаете, как все драпали? Если бы нас не было, до Урала бежали бы!». Я понимаю, насколько сложен и противоречив этот вопрос. Но надоела эта сладкая манная каша о героическом народе, которой нас постоянно потчуют. И вовсе не для того, что бы утвердить статус-кво. А для того, что бы прикрыть всё головотяпство, собственное разгильдяйство, наплевательское отношение к человеческой жизни. Не зря, принимающего парад, маршала Жукова, сидящего верхом на коне, художник изобразил на груде человеческих черепов. Вот уж увековечил, так увековечил! Если мы героический народ, то почему бы поимённо не пересчитать всех погибших? И зачем позади этого народа ставить пулемёты? Да потому, что героический народ был как мусор: вон его сколько! Кому он нужен, чего его считать? Поэтому, этих наполовину не вооружённых винтовками людей, без боеприпасов, караулили вооружённые пулемётами чекисты. Это у нас на фашистов патронов не хватало. А для своих чекистов из заградотрядов, и  на охрану ГУЛАГа, обмундирования и боеприпасов хватало. Для нашего советского государства, это было куда важнее. Опять звонит телефон. Пойду, сниму трубку.

22 мая.

Алименты и элементы. Это, было на первом уроке химии. Я учился в пятом или шестом классе. Учительница начала рассказывать, что мы будем изучать на её уроках. Мы впервые услышали эти слова: химические элементы. Что это было такое, я не знал, но с удовольствием прошептал на весь класс: «Алименты, алименты». По классу покатился смешок. Что такое алименты, дети знали все. Мы же росли в советских семьях, с крепкими моральными устоями. И на меня мама получала алименты. Так это слово, через урок химии, вошло в мою память неким забавным случаем. Я ещё не знал, что, в будущем, буду восемнадцать лет выплачивать эти самые алименты, которые тогда ассоциировались у меня с невинной детской шалостью в школе. У Булгакова, в «Мастере и Маргарите», я впервые остановил своё внимание на словах: «саркома лёгких». Это там, где Воланд говорит о непредсказуемости нашего бытия: человек строит планы на будущее, а он, оказывается, болен. При чём, Булгаков описывает в этот момент Воланда, как испытывающего удовольствие. Как будто, сами эти слова восхищали и радовали Воланда. Я запомнил эпизод благодаря такому неестественному соединению: страшная болезнь и радость. Саркома лёгких. О многих событиях, касающиеся лично меня, я в дневнике не упоминаю. Как несущественный, пропустил эпизод об удалении опухоли на пальце. Месяца два назад ходил в больницу: сбоку, на пальце правой руки, выросла опухоль. Её удалили, пообещав отослать образцы на анализ. Через какое-то время, совершенно случайно, знакомая медсестра, увидев мою фамилию, прочитала результаты анализа – саркома, злокачественная опухоль. Я узнал об этом на третий день, через третьи руки. Официально меня в известность об этом ещё не поставили. Саркома. Так вот: порой, услышишь слово, и не предполагаешь, что оно плотно войдёт в твою жизнь. Самое обидное то, что меня блокировали в Интернете. Это произошло уже давно. Я ни от кого не получаю писем по электронной почте. И сам не могу ни кому отослать. Потом модератор с форума «Открыто», за письмо в редакцию «Новой газеты», объявил меня «спамером». Единственный, что я мог делать, это продолжать отсылать Олегу в Германию свой дневник. Я считал, что «им» это не доступно. Но, вот уже недели три, как мне и здесь перекрыли кислород: Олег тоже перестал получать от меня почту. Я не в состоянии пополнять свой дневник на сайте. Утешает только одно: если меня блокируют, но пока не предъявляют ни каких серьёзных обвинений, значит я «им» надоел, но прямого повода взять меня за «жабры» у них нет. Хотя…. Хотя, это слабое утешение. Были бы жабры, а уж повод, коллеги нашего президента-чекиста, найдут. Судя по разговорам, у не одного меня такие проблемы. Кажется, у нас становится как в Китае,  Интернет полностью взяли под «колпак». Оле, когда она только вышла за меня замуж, врачи запретили рожать. Но она, всему вопреки, родила двоих сыновей. Потом уже, когда ей было за сорок, решилась родить себе дочку. Сказано – сделано. У врачей были уважительные причины запретить рожать. Вдобавок, у неё токсикоз начинался с первого дня беременности.  До последнего дня её тошнило, тошнило, тошнило. С возрастом, ни чего не изменилось в лучшую сторону. Роды проходили у неё очень тяжело. Намаялась она с Надюшкой. Понять это может только тот, кто сам пережил подобное. Но неприятности на этом не кончились. При кормлении у неё полопались соски. Достать грудососы (мокососы?) мы не смогли. Тогда слово «дефицит» ещё не вышло из употребления. Она кормила Надюшку плача и кусая губы. Принимать другую пищу, ребёнок не желал. В это время я заметил в Оле раздражительность, и, скажем так, некую неприязнь к Надюшке. Я, потихоньку, сумел найти нужную литературу и узнал, что это называется послеродовой шок. Вовсе нередкое явление. После этого, со своей стороны, я помогал Оле во всём. Со временем, это всё отошло в прошлое. И Оля о моих переживаниях даже и не узнала. А я ни когда не напоминал ей о её раздражительности к Надюшке.  Сейчас у меня подобное состояние: я ненавижу своё государство. Я столько пережил, и вижу в нём источник всех моих бед. И не только моих. Всех тех, кто, так или иначе, имеет какое-либо к нашему государству отношение. Мы как проказа. Отравляем или заражаем всех, к кому прикоснемся. Быть патриотом в такой стране – преступление. Сахаров, Солженицын, это уважаемые всеми люди, были врагами такого государства. Этот извечный вопрос: «Кто виноват?». Что было вперед: яйцо или курица? Народ, который порождает и терпит своих правителей, восхваляя их при жизни и проклиная после смерти? Или правители, которые создают «под себя» общество?  Нет, а чего это я расчирикался? Неподтвёрждённый диагноз «саркома», не даёт мне право замахиваться на самое чистое и святое, что у нас есть – на президента. На низколобого, но, наверное, высокоинтеллектуального гаранта. Теперь это не прежний образ чекиста из кинофильмов в кожаной куртке, с наганом в руке: «Всех замочу!». Сейчас это человек в прекрасном костюме и с «ядерным» чемоданчиком в руке.  Что же этот чекист нам гарантирует? Опять светлое будущее и сильную Россию? Достали эти, впереди идущие, козлы, ведущие за собой стадо.

23 мая.

Да, слухи о моей злокачественной опухоли оказались правдой. Завтра еду в Екатеринбург, в онкологический диспансер. Там ещё раз должны подтвердить результаты анализов. Дважды обращался в «Новую газету», к конкретному человеку. Её мне рекомендовал сочувствующий нашей семье. Пока, на мои обращения, ответа нет. Привожу текст моего письма.

 

Уважаемая   Зоя   Валентиновна!

 

Представляю себе, сколько людей обращается к вам со своими проблемами. Предполагаю, что среди них найдутся и такие, которые незаметно для себя уже «сдвинулись» от этих проблем. Но они по-прежнему ищут справедливости и пытаются доказать собственную правоту. Я тоже обращаюсь к вам со своей проблемой. И, прошу вас, даже если вам покажется, что я из числа тех, которые «сдвинулись», не  торопитесь с выводами. Сложность ещё заключается в том, что я начал вести свою летопись, куда записывал происходящее с нашей семьёй, и свой взгляд на всё происходящее в нашем государстве. Для того, чтобы это стало достоянием всех и темой для обсуждения, я отправлял написанное другу, в Германию, через Интернет. А он, в свою очередь, выкладывал материал на двух параллельных сайтах: один наш, российский – ru, другой немецкий – de. Незамеченным это не прошло. Я убедился, что мои письма, по электронной почте, не доходят до адресата. Как мне объяснили, такие же профаны, как и я, что по некоторым ключевым словам, довольно несложно фильтровать, а затем и тормозить почту. Поэтому сейчас я не могу указать свой электронный адрес – дам чужой, и с этого же адреса отправлю вам письмо. Не назову свою фамилию – хочу быть уверенным, что письмо дойдёт. Остальная информация:   624285   Свердловская обл., г. Асбест, пос. Рефтинский, ул. Ясная, дом. 2; Телефон  8 (34365) 34807.

Суть же произошедшего такова: моя жена, Ольга Николаевна, работала на Рефтинской птицефабрике главным бухгалтером. Эта птицефабрика, по некоторым показателям, является самой крупной в России. Незадолго перед описываемыми событиями Оля стала замечать, что директор, Николай Васильевич Топорков, с которым она проработала более 10 лет, начал «мухлевать» с документами. Она пыталась поговорить с ним, но всё закончилось её увольнением по статье – за один месяц три строгих выговора. Поскольку у неё на руках были документы, изобличающие директора, то она, уверенная в своей правоте, не пошла в суд. Она передала копии документов в правительство Свердловской области, в министерство сельского хозяйства, и, неофициально, в прокуратуру, где ей сказали, что подключили к этому ФСБ.                                                     В правительстве (председатель Воробьёв Алексей Петрович), в министерстве сельского хозяйства (Чемезов Сергей Михайлович) «тянули резину», а потом, по прошествии месяца, когда вышел срок обращения в суд, Оле заявили; «Решайте свои проблемы лично с Топорковым». В прокуратуре, поскольку официального обращения не было, всё происходило на личностном, доверительном уровне, просто развели руками: «Ситуация изменилась, ни чем помочь не можем». Дольше всего нам отвечали в ФСБ: «Мы пока работаем над этим». А потом и они перестали отвечать на звонки. Лучше всего анализ, сложившийся ситуации дал Аналитик, оставивший сообщение на моём сайте. Он и посоветовал обратиться к вам. Не исключено, что вы знакомы. Привожу его сообщение полностью:

«ЗОЛОТО ПАРТИИ»

(Версия)

При прочтении «Ххххххххххххххх» мне показались странными некоторые обстоятельства, никак не укладывающиеся в версию «Директор жулик-перерожденец?». (а) Любой жулик боится огласки своих махинаций. И стремится быстро локализовать утечку информации. Здесь же никаких «оргвыводов», за исключением репрессивно-мстительных мероприятий личного характера, к (Хххххх) применено не было. Следовательно, директор абсолютно уверен, что они, даже с имеющимися на руках обличительными документами по этим сделкам, навредить ему не смогут. На чём основана такая уверенность? (б) Обращения в ФСБ, прокуратуру результата не принесли. Трудно предположить, будто директор настолько всемогущ, что сумел запугать/вовлечь в махинации все эти ведомства, или что все они захотели разом «посадить» его «на крючок», чтобы в дальнейшем шантажировать имеющейся информацией с целью вербовки. В норме кто-то из них всё равно начал бы расследование. (в) Областные власти также непробиваемо настроены в поддержку директора. Трудно предположить, что они рискуют собственной репутацией, дабы сорвать куш с помощью вывода финансов через подставные фирмы, когда дело директора оказалось «на слуху» у многих. Итак, версия «директор – жулик-единоличник» опровергается всеми тремя тезисами. Кроме того, директор и без того имеет внушительные доходы, чтобы так нахально, в открытую, рисковать (ведь документы по сделкам остаются, и любая проверка тут же раскроет все махинации). Версия «директор – сообщник областных жуликов» (например, с целью обанкротить предприятие накануне акционирования, чтоб его можно было скупить по дешёвке) также не соответствует тезису (б) и частично (а). Итак, остаётся третья версия. Вы будете смеяться, но сие «откровение» посетило меня, как Менделеева, во сне – в ночь с 19 на 20 августа, в очередную годовщину путча ГКЧП (хотите – смейтесь…). Версия называется «Золото партии» и состоит в том, что директор (с благоволения областных структур) выводит деньги не для себя. (Ну, небольшой ручеёк при этом он, возможно, отводит и к себе в карман, но при этом уверен, что при данной пропорции разделения средств на его «ручеёк» никто не обратит внимания). В последнее время значительно возросла активность «Едросов» и их боевых структур: «НАШИстов», «ВАЛовцев» и т.д. Проводятся массовые мероприятия, требующие уйму денег (50 тысяч «гавриков» на Ленинском проспекте, выездной лагерь актива НАШИстов с шикарным турне на катерах и т.д.). Вопрос: откуда берутся деньги (колоссальные, гигантские суммы денег) на эти «массовки»? Вполне вероятно предположить, что «Едросы» попросту «доят» успешно работающие предприятия (тем более – ФГУПы и ОГУПы, которые в собственности государства). Деньги выводятся через полулегальные схемы (та же закупка кормов для птицефабрики по явно завышенным ценам), а затем поступают в «партийную казну». При этом силовым структурам дана команда «не гавкать», областные власти также в курсе, а директора уверены, что под такой солидной «крышей» им в любом случае ничего угрожать не может (ведь они добывают «Золото Партии»), и потому не боятся никаких разоблачений. Эта версия, по-моему, удовлетворяет всем тезисам (а)(б)(в).

 Вот так, Зоя Валентиновна, вкратце, выглядит наша, ситуация. Буду рад, если она вас заинтересовала. Документы, подтверждающие достоверность произошедшего, у нас на руках. Только мы их прячем у чужих людей. Пожалуйста, ответьте мне в любом случае. Иначе полагая, что письмо не попало к вам, буду пытаться связаться с вами. Этим самым дам повод обвинить меня в рассылке «мусора». Сейчас такие обвинения стали модными. Но это совсем другая история. Все наши полные данные и копии с документов вы получите сразу, если проявите к этому интерес.

С уважением Пётр Степанович.

 

В своё время я очень надеялся на конкретную помощь нашей семье. Надеялся на этот дневник, на прямой вопль о помощи. Сейчас понимаю, что у Бога свои планы на нашу семью. Что дело не заканчивается доброжелателем, который поддержал бы нас материально. Похоже, что сходства с библейским Иовом у меня становится всё больше и больше. Кроме того, что он обнищал, он выскребал свои язвы глиняным черепком. Но он был праведен, и Бог его восстановил. А я? Несколько я праведен? Здесь моё сходство с Иовом заканчивается. Есть ли грех, которым я не согрешал? Да, при желании, если покопаться, можно сказать, что я в своей жизни не грешил вот этим и этим. А в остальном…. Прости меня, Господи! И как хочется, что бы Бог смилостивился надо мной! И мне очень жаль Олю. Она столько пережила с этим увольнением. Так её наказали за её честность и порядочность. Я изо всех сил старался всё это время быть ей поддержкой и опорой. А тут на тебе! Сам стал поводом для её переживаний. Да каких! Ведь она, по своей сущности, мне кажется, не боец. Она профессионал высокого класса, и честный человек. Это, конечно, не так уж и мало. Но сейчас, когда она без работы, все эти её качества – ноль. И, порой, я с ней нянчился как с маленьким ребёнком. Теперь сам могу повиснуть на её шее, как гиря. Господи! Пусть что-нибудь изменится! Смилуйся!

26 мая.

Ездил в Екатеринбург. С Олей, там, нашли онкологический диспансер. Пол дня просидели в очередях. Но, слава Богу(!!!), предварительный диагноз не подтвердился! Опухоль оказалась не злокачественной. Не буду описывать, что я пережил за эти дни. Самое трудное, для меня, было делать вид перед Олей, что меня подобный диагноз не волнует. Господи, как мне её было жалко! Одна несправедливость накладывается на другую. Это у неё в голове не помещается. Мне кажется, если б это было возможным, я выгрыз этот рак у себя, лишь бы она так не мучалась. Но, как устроен человек! Где-то, глубоко в душе, я испытывал удовлетворение, видя, как она за меня переживает. Такой сладкий червячок копошился во мне. И это было приятно. После диспансера, на радостях, мы поехали покупать мне новые джинсы. Оля сказала, что я выгляжу в старых джинсах ужасно. Я пытался спорить. Сказал, что в онкологический диспансер мне не придётся больше ездить. Но, как всегда победила дружба, то есть, всё вышло по Олиному. И джинсы мы купили те, которые ей понравились. Я только стоял и кивал головой. Почему бы не потерпеть на радостях? А сладкий червячок, по-прежнему, напоминал о себе. Но я очень устал, и очень хотелось домой. Мы поели в какой-то столовой. Манты были дорогие и невкусные. Потом Оля проводила меня, на автобус. Не успел я сесть, как хлынул ливень. Я махал рукой, что бы она зашла на автовокзал, а она махала рукой, прощаясь со мной. Это плохо. Она, почему-то, всегда последнее слово оставляет за собой. 

31 мая.

«Отходняки», так называется болезненное состояние человека, который накануне хорошо погулял в компании. Или без оной. У меня, все эти дни, тоже были «отходняки»: головные боли, повышенная раздражительность. Все мои тщательно скрываемые  переживания, по поводу рака, искали выход. Хорошо, что Оли рядом не было. Не надо было придуряться, показывать себя стойким героем, которому на всё наплевать. Она поражалась моей вере. А мне это демонстрировать было не настолько трудно. Я так устал от подобной жизни, что где-то, глубоко в душе, почувствовал облегчение: через этот рак, для меня всё заканчивалось. Нужно было только, в очередной раз, потерпеть. И всё. Жалко было Олю и Надюшку. По отношению к ним происходящее было несправедливым и, вдобавок, с моей стороны, подлым. Я мог их оставить и уйти, с гордо поднятой головой: ещё на Руси одним страдальцем больше стало. Но, страдальцы – это те, которые обречены здесь жить. Хватит о раке. Это уже прожито. Вот тема для размышлений: в средствах массовой информации сообщили о запрете митингов протеста против «мигалок» на служебных машинах. Водители не смогли выразить свой протест. Что здесь особенного? Запрещать у нас любят. Ну, запретили очередной митинг. Мелочь-то, какая! Ещё недавно у нас целые телеканалы запрещали. Но как тогда с митингами в защиту водителя, которого осудили за аварию, в которой погиб губернатор Евдокимов? Слухи ходили упорные: Евдокимов очень оказался неугоден там, где-то на самом верху. А тут на тебе, как по заказу – дорожнотранспортное происшествие. Со смертельным исходом. Рассказывал бы мужик, по-прежнему, анекдоты, и не лез бы во власть. До сих пор бы жил. История знает много случаев об автоавариях, где погибали неугодные государственные деятели. Мне всегда было интересно, какими мотивами руководствуются эти камикадзе, которые таранят лимузины с неугодными кому-то людьми? В первую очередь – это идейные, «смертники». Дальше, те, кого шантажируют самым дорогим: семья, жена, дети. Сейчас уже, говорят, стали программировать, зомбировать на убийство. Похоже, что появился новый метод: виновника дорожнотратспортного происшествия осуждают на всю катушку. Но, потом, под давлением организованной (кем интересно?) общественности, в результате проведённых митингов (кем разрешенных?), срок убавляется до минимума. А там и амнистия. Митингов в защиту Ходорковского не показывали. Если они и были, то их не афишировали.  В ситуации с Евдокимовым, митинги протеста в защиту водителя показывали по телевизору постоянно. Мол, при чём тут водитель? Лимузин пёр на всей скорости, под «мигалкой», и вот результат! По нашим «понятиям» митинговать против осуждения водителя, виновного в смерти неугодного, можно. А митинговать против  езды «с ветерком» под «мигалками» нельзя. Если срок водителю, в результате массовых акций протеста сбавили, то почему с Ходорковским такой номер не прошёл? Ведь было много возмущённых. И до сих пор возмущаются. А что толку? Никак не могу понять, чьи это уши выглядывают из всех эти разных, но имеющих что-то общее, историй?

5 июня.

Одно слово – сволочи. Какие это сволочи – советские люди! По Путинскому телевидению, а другого у нас нет, показывают митинг протеста в Крыму. Вспотевшие лица, плакаты, разинутые пасти: «Янки убирайтесь домой!». Один из энтузиастов тычет пальцем в сторону контейнера. Что там написано на английском языке, не смотря на всеобщее среднее образование, ни кто прочитать не может. Но, зато следующая надпись, почему-то закрашена краской. А дальше, о ужас, нарисован знак обозначающий радиоактивность! Вывод однозначный: «Мы их не звали. Они сами припёрлись. Да ещё и травят они нас радиоактивностью, гады!». Чернобыль, в своё время, таких акций протеста у нас не вызывал. А здесь, американцы на совместные учения приехали! Советские люди были возмущены этим до глубины души. Несколько дней эти кадры гоняли по телевиденью. А потом тихо так, скромненько, упомянули, что Ющенко выдворил эту банду наёмников, митингующих крикунов, за пределы Украины. Показали как их, под белы рученьки, посадили в подогнанные автобусы, и увезли. Оказывается, они были не местные! Казачки-то, оказались, засланные! Это надо же! Набрать банду оплаченных крикунов, доставить их на Украину, обеспечить им информационную поддержку! А по месту работы им оплачивали, наверное, командировочные и сверхурочные. Как за спецкомандировку. Ведь было явно видно, что это не бомжи: морды у всех сытые, откормленные. И, в них, ярость благородная вскипала как волна! А вот акцию протеста, против «мигалок», мы, у себя в России, провести не смогли. Так надо было с Украины, этими же автобусами, по городам и весям России, этим же возмущённым энтузиастам ехать и устраивать акции протеста против «мигалок». Им же, с наших карманов, всё проплачено! Во рту сохнет. Так хочется в морду плюнуть. Телевизору. А там уж кому попадёт. Что бы это не выглядело как намёк на Путина, а, следовательно, оскорбление его чести и достоинства, я предусмотрительно заявляю: по телевизору, я нашего гаранта ни когда не смотрю. Сразу переключаю канал. Надеюсь, это не является оскорблением для чекиста. Тем более, они по природе такие: ты, им хоть плюй в глаза, для них всё Божья роса. Они тоже, как мы, вышли все из народа, все из семьи трудовой. Совки, одним словом.

12 июня.

Железный занавес, полный контроль, ограниченный выезд за границу исключительно тем, кому оказано высокое доверие. Борьба с «самоиздатом»: множительная техника, подобие «ксероксов», печатные машинки – под строжайшим учётом. Отпечатать листовку или какой-нибудь призыв, попросту невозможно. Всё так было ещё совсем недавно. Художественная литература, в продаже, только та, что прошла цензуру и рекомендована к чтению соответствующими органами. Всё под контролем. Ни малейшего глоточка свежего воздуха. Ни какой другой информации, кроме официальной. «Глушилки» подавляли все нежелательные радиостанции из-за «бугра». Библия, в стране православных, находилась под строжайшем запретом. Ни чего не должно просочиться из вне, и ни что не должно дать повод к тому, что бы усомниться в правильности линии проводимой коммунистической партией. Все факторы, которые могли допустить подобное, были устранены. Коммунисты сосредоточили всю власть в своих руках, и, боясь потерять её, с помощью чекистов, всевозможными ограничениями, репрессиями, вели борьбу с собственным народом. Считалось, что народ, в то время, мог представлять опасность дорвавшимся до власти коммунистам. Что же мы приобрели когда началась перестройка, и все запреты закончились? Железный занавес рухнул, появилась гласность, свободный выезд за границу. Печатай, что хочешь, и печатайся, сколько хочешь! «Глушилки» отключили, свобода слова! Езжай за рубеж, ни каких тебе ограничений! Информация полная, кругозор полный. Все сразу стали православными. Что же происходит с народом? Какая его реакция? Это уже давно не тот народ, который до октябрьского переворота собирался на маёвки в лесу, который жаждал каких-то изменений, печатал прокламации. Если к тем людям относиться как к героям, которые изменили существующий тогда строй, то эти герои к нашему времени вымерли или деградировали. Ни кого не осталось из мыслящих и жаждущих свободы. А если это был не герои, а взбунтовавшееся стадо, то это победившее быдло  коммунисты быстро захомутали и загнали в стойло. В любом случае факт на лицо: пришедшее время перестройки, время перемен, не было использовано, было упущено самым бездарным образом. Потому, что независимо от начального исходного материала, совершившего октябрьский переворот, были ли это революционно настроенные массы, жаждущие изменений, или это был организованный всплеск опустившейся и отупевшей черни, в результате полученного советского воспитания, на сегодняшний день, мы имеем одно: пассивное общество алкоголиков-дегенератов. Сразу после перестройки, люди оказались в положении заключённых, которым неожиданно объявили, что их тюрьма прекратила своё существование. Сколько радости, ликования! Повеселились, но для бывших заключённых подошло время обеда. Кушать хочется, а тюрьма-то больше не существует! На обед уже строем не ведут. И, что ужасно для нас самих, лишённые всевозможных запретов и ограничений, люди показали теперь свою настоящую сущность, свой внутренний мир, мурло советского обывателя. Мы уже не в тюремном строю, теперь нет страха перед надзирателем, нет нужды придуряться перед окружающими. Можно наступить идущему рядом на ногу, дать ему по голове, отобрать у него кусок хлеба. Свобода же, мать вашу!  Маски сняты, личины сброшены. А вину можно свалить на демократов – это их демократия во всём виновата. Дерьмократы. Довели страну! Ведь как мы хорошо жили! Выведут на работу – поработаешь; приведут в столовую – поешь. А главное – надзиратель всегда рядом. При нём особо не побалуешь – порядок в бараке гарантирован.  А сейчас что творится? В милиции (советской) одни оборотни. Чиновники (советские люди!) – все взяточники. В советской армии процветает дедовщина. В правительстве тоже сидят, скажем так, лучшие из нас (из советских). Везде и во всём себя проявили «совки», потомки кухаркиных детей. Вышли мы все из народа. Хлебнувши перестройки, нам пришло время кричать: «Караул! Хотим обратно. Надзирателя нам! Сильную руку хотим!». Ну, хотите, так берите. Как чёртик из коробочки, очень ко времени, выпрыгивает представитель этой самой сильной руки – сотрудник спецслужб, по-простому чекист. «Кому нужен порядок? У нас опыт богатый!». Маленькие, бегающие глазки, скошенный лобик – на лицо все признаки высокого интеллекта. Советский народ млеет от счастья: «Вот он – гарант!». Можно ли себе представить, что в фашистской Германии, после её поражения, главой государства выберут гестаповца? Два раза, на одни и те же грабли? Да ни когда! Фашизму дружно – «но пасаран». Они не пройдут. А вот менталитет советского человека вполне такое допускает. Ну и чо, што бывший коммунист, ну и чо, што чекист? Да хоть сам сатана! Толпе бы только хлеба, водки и зрелищ. Если, первые поколения кухаркиных детей, нуждались в «железном занавесе», что бы, не дай Бог, не узнали правду про коварный зарубеж, про угнетённый у них пролетариат, то теперь всё стало открыто! Пожалуйста, смотрите, сравнивайте, думайте. Но, видимо, за годы советской власти народ настолько отупел и опустился, что смотрит только увеселительные программы, сравнивает свои доходы с доходами соседа, и думает…. По-моему, народ сейчас ни о чём не думает. Ну, можно ли себе представить, что бы советские рабочие,  трезвые, сознательно собирались в лесу на маёвки, и их дети расклеивали прокламации?   Хотя, может, такого и раньше не было? Просто лапшу нам на уши вешали, в целях патриотического воспитания. А что народ отупел за годы правления коммунистов, и страна отстала от мировых держав лет на тридцать, так это и доказывать не надо. Правда, по выпуску танков и ракет, на душу собственного населения, мы, по прежнему, впереди планеты всей. Путин, как обещал, возрождает сильную Россию. И ни кто из нас не хочет себе признаться, что мы, уже имевшие счастье проживать в сильной советской России, переродились в страну Дураков. Так что нам есть над чем подумать. Но…. Увы, не чем.

14 июня.

Как говорили раньше: «Поступило предложение». Вот Так и мне: поступило предложение. Хотя  эта идея высказывалась и раньше, но конкретно, именно сейчас, я стал перед выбором: браться мне за выпуск газеты «Новый Рефт» или потихонечку отказаться. Эта та самая газета, первого редактора которой застрелили. Это был Эдик Маркевич. Некоторое время выпуск газеты продолжала его жена. Но на неё «давили», продолжали «наезжать», и женщина, потерявшая мужа, оставшаяся одна, без защиты и поддержки, забрав маленького сына, уехала в Екатеринбург, надеясь дождаться конца расследования убийства мужа. Убийцу, конечно, не нашли. А газету продолжил выпускать Роман Топорков, вместе со своей женой Ларисой. Но они тоже сменили место жительства, оставив газету на пике популярности. Продолжать их дело взялся один из местных предпринимателей. Но это длилось совсем недолго. Он, не оставив о себе ни какой памяти, уехал в Екатеринбург, и газета прекратила своё существование. И вот теперь поступило предложение. Хотя ни какого предложения не поступало. Я сам напомнил об этом варианте, что наши проблемы, слава Богу, начали «рассасываться». И дом, для погашения долгов, нам продавать, кажется, не придётся. Этот вопрос как раз решится в течении последующей недели. Я, на радостях, предложил, что теперь можно и подумать о продолжении выхода газеты «Новый Рефт». Так что я сам инициировал это предложение. А теперь уже не рад. Оля, к моему удивлению, с энтузиазмом отнеслась к этой идее. Пообещала всяческое содействие. Даже сама писать статьи будет. Но это мы уже проходили. Всегда, когда мы брали, в очередной раз, домой кошечку, собачку, а однажды, даже ёжика на зиму, я получал искренние уверения и твёрдые гарантии, что мне не нужно ни о чём беспокоиться. Что она берёт всё на себя, или, в крайнем случае, будет мне первым и верным помощником. Заканчивалось всегда одним и тем же: я оставался один на один со своими новыми проблемами, всячески ругая себя за уступчивость. Но чем она могла мне помочь, работая, пять дней в неделю, по двенадцать часов? Теперь она, так же, пять дней в неделю работает в Екатеринбурге, приезжая к нам на выходные. Но, тем не менее, она твёрдо обещает в этом деле мне свою помощь и всяческую поддержку. Это я, заранее, не беру в расчёт. Главная проблема вся в том, что у неё своё виденье газеты: ни какой бесконструктивной критики! То есть, если я не доволен Путиным, то я должен, критикуя его, сразу же предложить взамен его действий другие варианты. Звучит разумно. Но как это будет выглядеть на практике? Некие общие благие пожелания с моей стороны? А если у меня даже таких пожеланий нет, я что, не имею права высказывать своё недовольство? Потом Оля говорит, что в газете должно быть больше позитива. Но, извините, позитива у нас хватает во всех других средствах массовой информации. Нужно ли быть чьим-то повторением?  Для меня такие пожелания – это двойной тормоз, хотя я вижу и разумность Олиных слов. Но, вдобавок ко всему, у меня нет на газету времени: дом, огород, Надюшка. Для одного человека этого предостаточно. А самое главное – я боюсь. Я боюсь, вдруг у меня не получится?! Я стар для того, что бы начинать что-то совершенно новое для себя. Да и как мне пережить возможное фиаско, убедиться в своей непригодности к чему-то, что у других получилось? Кстати, обнаружил, неожиданно для себя, нечто общее, но никак не могу понять, что именно, в словах: Ленин, Сталин, Путин. Да, и ещё – Распутин. Что же общего? Голова. У меня опять болит голова. Возобновились головные боли. Ужасные головные боли.

18 июня.

На прошлой неделе смотрел передачу «К барьеру». Ведущий – Владимир Соловьёв. Не смотрю её по простой причине – знаю, что все хорошие передачи с эфира сняты. И ведущие, которые были порядочными людьми, давно уже уволены. Для меня довольно спорной фигурой оставался Познер, с его передачей «Времена». Остальных ведущих, с их разрешёнными передачами, я даже и не смотрю. А тут смотрю – Валерия Новодворская на экране! Затаил дыхание. Слежу за поединком. Её оппонент – советская украинка. Не буду даже её характеризовать. Но Соловьёв! Мелким бесом крутится по сцене, играет роль, якобы, независимого арбитра. Но сколько подленького сарказма, когда он обращался к Новодворской. Видно, что человек на совесть отрабатывает полученный заказ. Всё лопнуло как мыльный пузырь, когда дали слово присутствующим на передаче секундантам. Боровой, по-моему, Константин Боровой, был секундантом Новодворской. Соловьёв, увидев, как тот грамотно и точно, дал характеристику коммунистке, решил срочно придти ей на помощь. Взял и лишил слова Борового. Якобы подошло время рекламной паузы. Боровой, видимо, ожидая чего-то подобного, использовал простой приём. Он монотонным голосом, не выпуская микрофона из рук, повторял одно и тоже: «Дайте мне закончить, дайте мне закончить». Просто бубнил, бубнил, бубнил. Не взрыва эмоций, ни каких внешних проявлений. Но эффект! Самое интересное, вернее, самое подленькое со стороны Соловьева, то, что никакой рекламной паузы не дали. Она не была предусмотрена в этот момент, как не настаивал на этом Соловьёв. После того, как объявили окончание этого раунда, тот спускался со сцены мрачнее тучи. Действительно забавное началось в следующем раунде. Остаётся только предполагать, но, видимо, товарищ Соловьёв, за время перерыва получил новые инструкции. Как слон в посудной лавке, проявляя искреннее рвение, он, в запале, испортил всё, что было можно. И, теперь, для восстановления баланса, получил указание не поддерживать, а «наезжать» на оппонента Новодворской. Что он и начал, весьма активно, претворять в жизнь. Украинская коммунистка вначале растерялась от его резкой смены ориентации. Изумление всё больше проявлялось на её лице. Она начала путаться при ответах на его вопросы. Потом, неуверенно, с какой-то долей надежды, спросила: «Вы, наверное, шутите Владимир Михайлович?». Но Михалыч, я не уверен, что правильно запомнил его отчество, вошёл во вкус. Бедная коммунистка, потерявшая поддержку, становилась всё более растерянной. А Соловьёв всё раскручивал и раскручивал свои мысли. Она попробовала сделать ему замечание: «Но, вначале передачи, вы сами сказали…». Лучше бы она не говорила этих слов. Мало ли, что он говорил раньше. Зачем об этом напоминать? Ситуация изменилась. Изменились правила игры. А эта матрёшка стоит тут и думает, что она, по-прежнему, пуп земли. Слезай, власть сменилась! Что ещё интересного в этой передаче? То, что там сидит некое жюри. При чём они оценивают не то, что говорят, и что говорится на сцене, а какое впечатление производят противники у барьера. Определяют, так сказать, приз зрительских симпатий. Такая незаметная подмена ценностей: неважно, что говорил человек. Важно как он  выглядел в это время. При этом такие дикие вещи, намеренно, вколачиваются в сознание обывателей! Но, зато, какими симпатичными или харизматичными людьми, участвующими в этой передаче! Это, наверное, и есть зомбирование. Пример воздействия на сознание людей. Пример массового оболванивания. Кто-то же специально придумал такое! Ну, какие положительные эмоции у советских телезрителей может вызвать  Валерия Новодворская? Ни глаз, ни ухо советских людей её не воспринимает. И в этой передаче, на весь эфир она опять заявила о «совках», об этих троглодитах, по её словам. Какие ж тут симпатии? На каждого симпатизирующего ей человека, согласно подсчётам компьютера, приходится 5-6, у которых она вызывает антипатию. Так кто будет слушать её размышления и её аргументы? Кто задумается над сказанным ею? И, вообще, кому она нужна? Этот услужливый бесёнок Соловьёв (согласно Библии бес – представитель нечистой силы), для того, что бы наложить ещё один штрих на портрет Новодворской, задаёт ей вопрос: «Валерия Ильинична, вы, наверное, мечтаете, что бы вас расстреляли в подвалах Лубянки? Ни чего у вас не выйдет!». Вот, дескать, какая она подлая. Она только о собственной славе мечтает. О венце великомученика. Я не знаю ход мыслей Новодворской. Но это нас, советских людей, взращивали под лозунгом: «В жизни всегда есть место подвигу!». А Валерия Ильинична враг всему советскому. Неразумно, со стороны Соловьева, приписывать ей наши качества и наши черты характера. Найти общее между «совками» и Новодворской – задача непосильная. Даже для исполнительного Соловьёва, при всём его таланте. А подобные передачи смотреть, всё-таки, не рекомендуется. Исключение я сделал только из-за Новодворской. Из уважения к ней.

21 июня.

Ни как не могу вспомнить, откуда в моей памяти этот образ: парящее в воздухе растение, свитое всё в клубок, как перекати поле. Не имеющие начала и конца, белые, мясистые стебли, образуют подобие шара. И тут же, в моей голове, озвучивается  пояснение: это растение выросло в космосе, в условиях невесомости. Кадры это из научно-популярного фильма? Или программа «Время», в очередной раз, говорила о наших достижениях в космосе? Или кадры из научно-фантастического фильма? Но, для меня суть в следующем: не испытывая земного притяжения, не зная где верх, а где низ, проросший росток из набухшего семени, пытаясь сориентироваться, тычется во все стороны. Куда расти? Туда? Туда? Где верх, где низ? Где добро, где зло? У растения нет почвы, которая бы притягивала как мать-земля, и давала направление стеблю: там высота, туда расти! Горнее – слово из Библии. Горное – так, наверное, прозвучит оно на современном языке. Высокое, вышнее, небесное. Апостол Павел восклицает в своём послании: «Ищите горнего, о горнем помышляйте, а не о земном!».  Так, где оно это горнее? В каком направлении? Куда же нам тянуться, что бы потеряв ориентир, не сбиться в клубок, пронизывающий самого себя, свои стебли, собственными новыми побегами, став себе и пищей и смертью одновременно? Где этот ориентир? Не нужно изобретать велосипед. Ответ известен людям от Иисуса: «Я есмь путь и истина и жизнь!». Так почему же в истории России этот ориентир не сработал? Да был ли у нас ориентир? Давайте оглянемся назад. Почему в семнадцатом году прошлого века, в православной стране произошла кровавая бойня? Через десять лет, в этой стране начали рушить храмы и церкви. А куда же все православные делись? Наблюдали? Или, за прошедшие десять лет, вымерли? Или их и не было? Во всяком случае, в нужном количестве. Для роста вверх нужна почва под ногами и ориентир. Так был ли у нас этот ориентир, и была ли у нас почва под ногами? Почему мы, как глухие тетерева, сейчас поём о себе хвалебные песни, не видя и не слушая происходящего вокруг? Почему с экранов телевизоров сейчас раздаются вопли о том, что мы великомученический народ, который Бог избрал для того, что бы предостеречь всё человечество, показать другим народам, как нельзя жить? То есть, мы, как Иисус Христос, взяли на себя чужое иго и понесли. Народ страстотерпец.  Не больше и не меньше. В наши дни опять всё вернулась на круги своя. Всё по той же схеме, но только, наоборот: за последние десять лет мы снова поголовно стали православными! Такие вот кренделя выписываем. Я вижу это мясистое, белое растение, сбившееся в комок, которое само себя протыкает стеблями, в поисках направления: а где же горнее, небесное? Куда расти, куда стремиться? Видимо, от большой скромности, для себя решили, что мы Богом избранный народ. Вопреки Библии, которая утверждает, что со дня создания мира Бог избрал и благословил еврейский народ. Бог не мог ошибиться! Он, видя начало и конец созданного Им мира, уже тогда выбрал самое лучшее из человеческих племён и народов. Это еврейский народ дал миру великих пророков и апостолов. Иисус Христос, Сын Божий, был евреем. А тут на тебе! Как яйцо на Пасху, вывалился откуда-то русский народ и провозгласил себя святой Русью: «Евреи Христа не приняли! Распяли Сына Божьего!». А мы приняли Христа? Разве мы не помогали распинать Его??? Вот здесь вот, не на Голгофе, а в России! Все мы посильно создавали и укрепляли мощнейшую державу воинствующих атеистов. «Нерушимый блок беспартийных и коммунистов» – вот где находились до недавнего времени православные святой Руси. Так принимали мы участие в распятии Христа? Предали мы Его, или нет? Знал ли Бог о нашем предстоящем предательстве, ещё тогда, когда благословлял избранных Им евреев? Может они были лучшие из худших, но всё равно лучшие. Почему мы себя считаем третьим Римом? Может нам ближе, по духу, Вавилонская блудница, которая, согрешив «обтёрла рот свой, и говорит: «я ничего худого не сделала». Если евреи дали миру многих Богом благословенных людей, то кого дали мы? Ленин, Сталин, Путин. Да! Ещё и Распутин! Этих? Значит, святой Руси тоже есть, чем гордиться. А если нам начать с того, что бы стать, наконец, перед самими собой честными? Перестать называть себя народом-богоносцем. Иначе, как объяснить, как мы, богоносцы, обошлись с Николаем вторым, помазанником Божьим: вначале расстреляли всю его семью, потом закидали гранатами, потом посыпали извёсткой. Как объяснить, что с ними вместе были расстреляны: слуга, лекарь, повар? Которые, не смотря ни на что, их не покинули. Но не было священника в эти минуты с помазанником Божьим. Сам Николай второй в нём не нуждался? Или никто из православных священников не захотел разделить участь царя и царской семьи? Нам необходимо осознать: кто мы такие на самом деле. И покаяться. Видимо, не было ни когда у нас почвы под ногами и ориентира в горнем мире. Вот и получился такой мутант-гибрид в невесомости. Кто этот опыт проводил?  Может, пришла пора назвать автора? А растение…. Растение считает, что раз оно живо, значит, оно живёт. Потому, что другой жизни оно не представляет и знать не может. Да его ещё усиленно в этом убеждают: «О! Ты единственное в своём роде. Исключительное и уникальное. Ты над всеми паришь!». Разве это жизнь, в невесомости? Но она есть, эта другая, настоящая жизнь. Если только есть ориентир и почва под ногами. «Ищите горнего, о горнем помышляйте».

24 июня.

Михаил Борисович Ходорковский. Почему-то я вначале долго не мог запомнить его фамилию. Всё в голову лезло: Тодоровский, Ходоровский. Теперь уже не путаю. Этот человек стал для меня героем нашего времени. В том самом высоком стиле, в пафосном понимании этого выражения. Хотя, до сих пор, я очень не любил и избегал подобного стиля. Трагедия умного и порядочного человека в нашем обществе. Таких людей встречается в нашем государстве один на миллион. Это в лучшем случае. Почему-то он решил, что в жизни добро побеждает зло. Умные – дураков. Эдик Маркевич, которого у нас застрелили, так же думал. Он начал собирать подписи и документы для того, что бы выразить недоверие нашему местному мэру и провести досрочное голосование. Я, скептик и нытик, сразу ему сказал: «Эдик, ты думаешь У НАС это возможно? Ты можешь себе представить, что у нас Росселя переизбрали до срока (он уже тогда был губернатором)? Или Ельцина (Ельцин тогда был президентом)??? Ты о чём говоришь?». Эдик был намного моложе меня. Он ещё во что-то верил. В результате: тот местный мэр правил до окончания положенного срока, и через четыре года, снова предложил себя в мэры. Сам процесс ему понравился. Но не прошёл. Россель до сих пор в мэрах ходит. Тоже, наверное, процесс нравится. Ельцин, хоть ему тоже, наверное, нравилось, но, по состоянию здоровья, сдал нас всех, в обмен на личную неприкосновенность, гестаповцу. Пардон, пардон, пардон! Вообще-то, почему я решил, что гестапо и ЧеКа одно и тоже? Гестапо, не помню откуда это в моей памяти: государственная тайная полиция. А ЧеКа – это ЧеКа, все знают. Названия совершенно разные, а на счёт сути можно поспорить. Так что сдал нас Ельцин чекисту. Все перечисленные люди живы-здоровы. Каждый по-своему процветает. Эдика Маркевича убили выстрелом в спину. Не за мэра. За то, что, дурак, ВЕРИЛ. Верил в силу закона, верил в людей, верил в наше общество. Похоже, что Михаил Борисович тоже верил. Верил в себя, в закон, в это общество. Верил в Родину – мать нашу. За что теперь и сидит. В спину стрелять ему не стали. Зачем? Пусть живёт, мучается. На зоне. Муху так – хлопнут полотенцем, и потом наблюдают, как она на столе крутится, жужжит, пытается взлететь. Хозяин бдит: сама сдохнет, или добить?  Михаил Борисович! Я не надеюсь, что мои слова когда-нибудь дойдут до вас. А может надеюсь, поэтому и пишу. Вы бесподобный для меня человек: в уверенности в своих силах, в желании принести людям пользу, в уме, в предприимчивости, в глубокой порядочности, в которую я безоговорочно тоже верю. Вам в минус я ставлю то, что вы отбросили старую мудрость: «Каждый народ заслуживает своего правителя». Если люди согласились с правлением чекиста, значит, он им нужен, и они такие же. Если же вы знали об этом, то, значит, и предвидели финал. И нечего неожиданного в происходящем для вас нет. В любом случае: дай вам Бог мужества и сил на этот период! Во время оттепели в наших мозгах, в фильмах, я видел, как к политическим относятся уголовники. И как уголовников поддерживает администрация. Но это только мизерный процент истины от того, что происходит на самом деле. Да и всего ни когда не расскажешь, и не покажешь во всей полноте. Это надо пережить. Надо, не смотря на старания хозяина с полотенцем. Почему хозяин такой чистоплотный и мух не любит? Это только до первого застолья, а потом, с друзьями, они обрыгают весь стол. Недоеденные салаты будут валяться на полу. Это будничная картинка из нашей повсеместной жизни. Главная причина, всё-таки, заключается в человеческом факторе: Моцарта отравил Сальери. Только не будите свою фантазию: здесь ни чего личного. Как при скандале на ныне покойном НТВ: спор хозяйствующих субъектов. Искренне надеюсь на благоприятный для вас (и для нас!) исход во всей этой истории. Тогда я скажу, что вам Бог помог. Он всё может. Только Он может быть утешением для ваших родителей. И всё-таки, почему в России умные не приживаются? Как Райкин сказал: «Клопы остаются, а динозавры вымерли».

25 июня.      

Чечня. Что такое Чечня? Это какая-то наша маленькая республика. Там всё время воюют. Живут исключительно одни разбойники. Они всё время воруют друг друга, сами себя, то есть, берут  в заложники, кого попало. Мы хотели им помочь, ввели туда свои войска, а они начали наших убивать. Вдобавок, у нас взорвали несколько многоэтажек. С тех пор они безжалостно уничтожают наших солдат. Можно было бы сбросить туда атомную бомбу, но, наверное, невозможно точно рассчитать. Всё равно, радиоактивность и на нашу территорию попадёт. А так мы могли бы все проблемы  с ними решить. Потому, что надоело. Туда столько средств наших уходит, на восстановление  ихнего хозяйства. А наших солдатиков, сколько там гибнет! Вот такое мнение удалось сформировать средствам массовой информации у советского обывателя. Ни слова о поломанных человеческих судьбах. О пережитых трагедиях. Об убитых мирных гражданах. Не погибших! Нет! Об убитых! Об убитых женщинах, о детях, стариках! Кто о них скажет? Кто за них ответит? Статистика лукавая вещь. Сегодня показывали по «Евроньюс»: кажется, в Бельгии, пропали две девочки-сестрёнки. Арестовали подозреваемого. И полицейские, на расстоянии метра друг от друга, длинной цепочкой прочесывают местность. Ну, как по другому??? Это же, какое горе родителям! И несчастные дети, что они перетерпели перед смертью? Что они пережили, понимая, что вдобавок к пережитым мучениям, их минуты сочтены? Виновный должен быть наказан! Справедливость восторжествует. И это – за два человека: за двух девочек-подростков. Лукавость, обман статистики в этом и  заключается – в ней большие цифры смотрятся как в перевёрнутом бинокле. Ой, смотри, в таком бинокле – что-то там далеко-далеко, такое маленькое-маленькое, и так много-много, как будто рассыпанное лежит. А это маленькое-маленькое, которого так много-много,  которое так далеко-далеко, как рассыпанное лежит – это убитые люди. Это дети, их матери, старики. Им, по-своему, повезло. Они отмучались. Они не будут оплакивать убиенных. Они не будут мстить. Или жаждать мести. Это мучительное чувство, сжигающее всё внутри – жажда мести. Я знаю это. Самым краешком, вскользь, коснулся этого чувства. Я жаждал возмездия за свою семью. Так у нас все остались живы! И я надеялся, и надеюсь, что Бог Сам воздаст по справедливости. Это меня удержало от восстановления справедливости своими силами. От мести. А если, всё-таки, кого-то убили? И у них главный принцип – око за око, зуб за зуб? Чем кончится кровная месть? Кровью и новыми жертвами. Вот и мстят, отцы, сыновья и внуки убиенных. Каин, Каин, «Где Авель, брат твой? Голос крови брата твоего вопиёт ко Мне от земли».  Вопиёт о чём? О мести? О наказании? Бог Каину за убийство отомстил? Или наказал его? Бог наказал. Он не мстит. Он мудрый. Он объективный. Он не руководствуется эмоциями. А человечество обладает такими качествами в достаточной мере? Боюсь, что нет. Посеявший ветер, пожнёт бурю. При нашем общем попустительстве в Чечне, в Ичкерии (я уважаю их), была посеяна ненависть. Что мы соберём? А это уж, кому что выпадет. Те, кому была выгодна эта война, кто её развязал и сейчас находится в недосягаемости от праведной мести, стали ещё богаче. На этот момент они своё получили. А мы, равнодушное стадо: «Ой, у соседки тёлка околела!». –  «Так ей и надо! Она мужику моёму всё глазки строила!», будем  собирать плоды ненависти. Пожинать похоронки на своих детей. Выключать на время телевизор, с увеселительными программами, и устраивать поминки: «Гады! Кольку-то маево за что? Сволочи!». А тех, в Ичкерии, за что? Сволочи? Кто? Кто сволочи? «Ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего (погибшего) от руки твоей». Виновный должен быть наказан. И этому есть Гарант. На небе. И посеявший ветер – пожнёт бурю. Ещё здесь, на земле.

30 июня.       

Моя старенькая, любимая мама. Со всеми своими странностями и обидами. Последние полторы недели она болела и не выходила из дома. А тут встала на ноги. Кто-то ей уже дал свежего укропа. Она, идя, к нам в гости, занесла его своей подружке. Та, в свою очередь, дала ей огурцов со своей грядки. Это первые ранние огурчики. К нам мама пришла совершенно счастливая. У нас, в свою очередь, она хотела взять рассаду свёклы. Нам её всё равно надо было прорежать, вот мама и хотела лишнюю свёклу взять, и посадить у себя на участке. Глядя, как я мучаюсь в огороде,  один на прополке, она начала тоже выщипывать травку, как-то легко, колесом, согнувшись над грядкой – помогать мне. Я, это дело, во время прекратил, заверив, что справлюсь сам. Иногда мне удавалось обманывать её с самым искренним лицом. Жизнь-то длинная, всему научишься. Набрав свёклы, отдохнув и отказавшись от чая, уже начав собираться, она вдруг охнула: «Кино-то! Совсем забыла! Кино-то! Многосерийная «Волчица»! Надо же!». Оказывается, сейчас начнётся фильм, в котором она не пропускала ни одной серии. «Там, как один троих убил, а посадили другого. И он, безвинный, в тюрьме сидит!». Если она сейчас пойдёт домой, то на половину фильма опоздает. А мама смотрит, не пропуская ни одной серии. «Мама, я вам включу телевизор. Оставайтесь, смотрите». Усадил её в кресло-качалку. В знак благодарности она начала мне рассказывать сюжет фильма. Я, воспользовавшись моментом, спросил её: «Так что особенного во всём этом?». – «Так вить безвинного посадили?!» – возмущённо начала она. «Мама! У нас, этого, сколько хочешь! Вот посадили человека….». Рассказал ей о Ходорковском. Она слушала очень внимательно. Один раз переспросила: «Как, говоришь, его фамилия?». – «Ходорковский». – «Что-то я слышала по телевизору. Не помню. Жалко человека, если всё так. А фильмы, они нам, чего тогда такие показывают?  Всё как по жизни! Им не стыдно?». Как ей объяснишь, что как раз такими фильмами и снимают напряжение в обществе. Во-первых: все, как наркоманы сидят у телевизора – ждут очередной дозы-серии. Во-вторых: главные роли в этих фильмах играют, в основном, все новоявленные симпатяшки и очаровашки. Менты, спецслужбы вызывают только симпатии – истинные борцы с преступностью, за наше с вами светлое будущее. В третьих: эти фильмы заканчиваются всегда как надо. Это вселяет надежду. Может, и Ходорковского выпустят. Со временем. В кино всегда конец счастливый. Как, говоришь, его фамилия?

4 июля.    

Оля в эти выходные приезжала домой. До этого приезда её не было две недели. В воскресенье, перед отъездом, попросила разрешения почитать дневник. Нет, это неточное выражение. Она высказала желание почитать мой дневник. Перед этим я  похвастался статьёй «Невесомость и поиски горнего». Пришлось переспросить: «Может не надо? Обычно, у тебя после этого портится настроение?». Но она повторила свою просьбу. Показал ей последние дни июня месяца. И ещё письмо в редакцию, Зое Валентиновне. Оля прочитала это письмо: «Знаешь, Петя, ни кому сейчас эти документы, которые мы прятали, не нужны, их время просто ушло. Сейчас, это уже, у нас в государстве,  даже за преступление не считается». Какие у неё глаза были, когда она мне это говорила! Пустота, отчаянье и безнадёжность. Господи, как мне её жалко стало: единственная вина её, тогда, была то, что она верила в порядочность и честность. Верила, что эти качества присущи если не всем, то, хотя бы, многим. Но она ошиблась. Как и в прежние времена, теперь присуще всем, или хотя бы многим, членство в партии «Единая Россия». Это главное и основное требование к нынешним власть имущим. Всё возвращается на круги своя. Или, проще, мы вернулись, вздохнув с облегчением, под руководством нашего гаранта, в наезженную советскую колею. Как быстро и незаметно! Комедия закончилась. Смеющихся только мало. Но довольные есть. С каждым разом, читая мой дневник, Оля всё меньше и меньше его критикует. Это не значит, что у него появляется всё больше достоинств. Просто Оля вынуждена всё больше соглашаться с моей позицией. Ещё бы! Столько лет прожить идеалисткой! Верить во что-то в этом государстве! Наконец-то пелена с её глаз спадывает. Она начинает понимать, что имеет дело не с отдельными подонками, занимающими важные посты, а с хорошо отлаженной системой, во главе которой…. Интересно, о ком я только что подумал? Всё-таки, последствия инсульта дают о себе знать. Иногда теряю нить рассуждений. А статью о поисках горнего Оля похвалила. Пустячок, но приятно!

6 июля.    

Путину, всё-таки, везёт необыкновенно! Взорвали многоэтажки – у него появился повод начать войну в Чечне. Неизвестные убили наших  дипломатов, захваченных в заложники, у него появилась возможность принять закон по «отстрелу» террористов за рубежом! По неволе начнёшь верить в счастливые совпадения. Чем-то всё это кончится? Сахаров, в своё время, рассказывал с депутатской трибуны, как расстреливали наши вертолётчики, наших же солдатиков, которые попадали в окружение к душманам. Этот пример лучше всего иллюстрирует отношение нашего государства к своим верноподданным. Сколько раз показывали по телевизору, неопознанные трупы в холодильниках, тех ребят, которые погибли в Чечне? На экспертизу, на установление их личности, нужны были деньги. Денег нет. Сколько всего их там погибло? Кто знает точную цифру? Да кому они нужны, покойнички? Кто их считать будет? Когда это было, что бы у нас, к своим людям, попавшим в беду, государство проявляло интерес?  Сколько наших граждан «застревало» за границей, кто о них вспоминал? Хотя нет, были и исключения! Это арестованные, в Катаре, сотрудники спецслужб, осуществившие покушение на Зелимхана Яндорбиева. Как их освободили, во что это обошлось – тайна, покрытая мраком. Но встречали этих героев, в Москве, в аэропорту, постелив им красные дорожки. По понятным причинам, после развала Союза, мы прекратили всякую поддержку созданных нами режимов, подготовку для них диверсантов, террористов, всевозможных специалистов узкого профиля.  Сейчас, у нашего государства появились в закромах нефтедоллары. На наших гражданах это практически не отразилось. Опять же, кому они нужны, эти, так называемые, граждане? Бюджетники разные, пенсионеры. Другое дело всякие сепаратисты, красные бригады, красные кхмеры. Или «Хамаз» – наши братья по духу и оружию в борьбе с евреями. Ну, как не порадеть родному человеку?! Мы открыто заявили, что нас не устраивает система однополярного мира. Мы хотим быть противовесом Америке. Противоположной полярностью. Вторым полюсом. Ради этого мы поддержим кого угодно, и объединимся с кем угодно. С нефтедолларами, для нас, это не проблема. Поэтому, может всплеск терроризма, и рост антиамериканских настроений, имеет ещё какое-то объяснение? Так вот, при наплевательском отношении, на государственном уровне, к жизни соотечественников, мы вдруг встрепенулись и решили отомстить за убитых дипломатов. Появился повод начать узаконенный отстрел неугодных людей, там, за границей. Любимое занятие чекистов. У себя, дома, бойню уже организовали. Отстреляли всех, кто мешался: бизнесменов, политиков, журналистов. Сейчас за рубежом беспредел устроим. Кандидатов, на роль мишени, у нас хватает. Хватит унижаться, просить выдать нам, для нашего правосудия, то одного, то другого. Будем их отстреливать там, на месте. За пособничество террористам. Или за попытку к бегству. А попытка оказалась неудачной. Потому, что пока везёт одному Путину. 

11 июля.   

В жизни очень часто возникают дискуссии, в которых, для разрешения поставленного вопроса, рассматривается только два варианта, и они, как правило, противоречат друг другу. Мы ищем истину исходя из двух крайностей: или так, или так. Или или. А могут ли быть ещё варианты? Один из примеров подобного спора: Какое представление о человеке правильное как о существе трихотомичнем? Или дихотомичнем? Проще говоря: человек состоит из плоти, души и духа (триединство человека)? Или только из плоти и духа («двойная природа»)? В послании Павла к Фессалоникийцам говорится  об этом так: «И ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока». Троичность человека, по аналогии с Богом, нам ближе и доступней. Но это единственное упоминание в Библии о триединстве человека. Даже сам Иисус говорил только о плоти и духе: «Дух бодр, плоть же немощна». Так, где же истина? Для того, что бы сделать попытку разобраться, здесь, в качестве иллюстрации, удобнее всего взять для примера радугу. Мы знаем, что она состоит из семи основных цветов. Символически радугу так и изображают один цвет под другим: красный, оранжевый, желтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Но в настоящей радуге это не так. Если взять два первых цвета, красный и оранжевый, то между ними, как и между остальными цветами в радуге, нет чёткой границы. Один цвет плавно перетекает, переходит в другой. Нет разрыва или пустоты, видимой или невидимой границы. С уверенностью можно сказать, что вот здесь вот, в крайней наивысшей точке радуги, красный цвет. Оранжевый цвет вот он, в средине следующей цветовой полосы. А между ними? Что между ними? Плавный переход из одного цвета, в данном случае из красного, в другой, оранжевый. Можно использовать сравнение верхнего красного  цвета радуги, с духом, который в человеке от Господа. Тогда нижний цвет, оранжевый плоть человека. Это и есть! «двойная природа» человека: дух и плоть, дихотомия. Но, по аналогии с радугой, между ними нет чёткой разделительной границы или пустоты. Это пространство, между духом и плотью, должно быть чем-то заполнено. Должен существовать некий плавный переход. Переход, который соединяет, наполняет, пространство между двумя данными позициями. Если мы соглашаемся с существованием этого перехода, то мы признаём наличие души. Мы соглашаемся с триединой природой человека: дух, душа и тело. Господом предназначено преодолеть человеку этот путь: с нижнего уровня радуги (плоть) на более высокий уровень (духовность). И этот путь, обязательно, лежит через его душевность. В начале « душевное, потом духовное». Чем больше душа, душевность человека, тем полнее и богаче оттенками радуга.  Чем душевнее человек, тем больше от него тепла окружающим людям. Неверующие люди, на своём уровне,  не в состоянии воспринимать духовное в  верующем человеке и, тем более, правильно оценивать его. А душевные поступки, проявление доброты, им доступны и понятны. Ветхий Завет говорит об этом: «Вот дела, которые вы должны делать: говорите истину друг другу; по истине и миролюбно судите у ворот ваших. Ни кто из вас да не мыслит в сердце своём зла против ближнего своего, и ложной клятвы не любите. Будет в те дни, возьмутся десять человек за полу Иудея и будут говорить: мы пойдём с тобою, ибо слышали, что с вами Бог». Иисус Христос, в Новом Завете, выразил в Своей проповеди эту же мысль: «Что бы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». Поэтому, когда о верующем человеке говорят, что он душевный человек, возможно, что это искренняя похвала, идущая от сердца. Даже из обыденной жизни нам знакомы выражения: душевный человек и бездушный. Согласно пониманию Библии, бездушный человек находится на самой нижней, плотской стадии. Такой человек ещё не ступил на свой путь к Господу. В этом случае нужно помнить: между двумя цветами радуги не может быть разрыва.  Бездушный человек ни когда не может стать духовным. Не важно, что он, при этом, о себе утверждает. Хотя, именно такие люди могут называть себя супердуховными. Но, будем принимать их, как сказано в Библии: в начале было душевное. Потом духовное. И здесь проблема многих верующих. И, даже, церквей.

13 июля.      

«Помилуй меня, Господи, ибо я немощен; исцели, меня, Господи, ибо кости мои потрясены; и душа моя сильно потрясена; Ты же, Господи, (выжидаешь) доколе? Обратись (ко мне), Господи, избавь душу мою, спаси меня ради милости Твоей, ибо в смерти нет памятования о Тебе: во гробе кто будет славить Тебя? Утомлён я воздыханиями моими: каждую ночь омываю ложе моё, слезами моими омочаю постель мою›. Что же пережил царь Давид, что бы так вопить, просить защиты и помощи у Бога? Мне кажется, я напоминаю рассохшуюся деревянную бочку. Она внутри вся высохшая, и что бы ни налили в неё, всё вытечет. Её даже толкать не надо, скоро она сама обрушится во внутрь, её обручи соскользнут и упадут наземь. Новости у нас одна другой хуже. Олег попал в аварию. Его лишили прав, плюс он должен найти сто тысяч на восстановление чужой иномарки. Его семье нечем сейчас платить за садик, и я сижу теперь целыми днями с двумя внучками. Сижу, это громко сказано. Летом в своём доме много не насидишь. Огород тоже требует постоянного ухода. Чаще всего захожу в дом, что бы только покормить их. Хорошо, что Надюшка присматривает за ними. Осенью ей во второй класс идти. Она моя  единственная и главная помощница. Тут другая новость: Оля судилась с предприятием, которое должно ей большую сумму. В своё время она брала, как я понял, для него кредит. Вчера её вызвали в банк и объявили, что предприятие обанкротилось, она должна вернуть кредит. Я её начал называть стойким оловянным солдатиком. Вначале наших неприятностей, скоро этому уже исполнится два года, она легко впадала в истерику, и мне приходилось с  ней нянчиться. Теперь она откуда-то черпает силы, а я, наоборот, потихоньку сдаю. Ей стараюсь не показывать вида. Да и видимся-то мы три-четыре раза в месяц. Мне удаётся создавать впечатление, что я по-прежнему железный. Как Феликс.  Тьфу, тьфу, тьфу пришло же в голову сравнение. Вот что значит советское воспитание! Православные не зря говорят: «Не поминай чёрта на ночь. А то он обязательно явится!». Мне бы этого меньше всего хотелось. Понятно, что о выпуске газеты «Новый Рефт», с моими маленькими помощницами, сейчас не может быть и речи. У меня участились спазмы: мне перехватывает горло, я начинаю кашлять, а вдохнуть не могу. Задыхаюсь, с хрипом и свистом «процеживаю» в себя воздух. Нина дала какой-то баллончик. Надо вдыхать его содержимое в такие минуты. Первое время мне это помогало. Сейчас это действует всё меньше и меньше. Как чуть понервничаю, начинаю кашлять и задыхаться.  «Помилуй меня, Господи; воззри на страдание моё от ненавидящих меня. Для чего, Господи, стоишь вдали, скрываешь Себя во время скорби?». Господи! Неужели нам ни кто не поможет? Неужели Ты не коснёшься чьёго-либо сердца? Знать бы Твои планы и тогда можно было бы жить надеждой. Или, наоборот, знать и смириться, что лучшего ни чего не будет. Помоги, Господи! Я уже не мечтаю о справедливом Твоём возмездии жуликам и прохвостам. Все мои мысли сосредоточились на одном: поддержать Олю и выжить. Неужели на это нет Твоей воли, Господи? Что я сделал не так? Или, что я ещё должен сделать? За свои ли грехи я расплачиваюсь? Или только за то, что родился в этой стране и укреплял её, по мере сил своих, искренне всему веря? Ты, Бог, знаешь. Но, порой, так тяжело воздержаться от ропота. Я чувствую Твою помощь и поддержку, без неё бы мы не выжили, но как я хочу покоя! Просто покоя для нашей семьи. Прими, Боже, эту мою писанину, как молитву-прошение к Тебе.

15 июля.       

Проклята эта страна.  Только кем? Богом? Людьми? Всё в ней обворачивается во зло, во вред. Сколько мы молились за старшего сына – Олега! Понятно, что в маленьком посёлке, после того как наша семья впала в немилость у Топоркова, работу ему было не найти. Он пытался работать в Асбесте, в каких-то строительных, полукриминальных организациях. В одном, в другом месте. Мы всё молились за него. То, что он нашёл себе работу, пусть за сто с лишним километров от дома, мы с Олей считали ответом на наши молитвы. На своей машине это не проблема: уехать на работу, с утра, в понедельник, а в пятницу вернутся домой. Тем более у Оли такой же график. Им было по пути, Олег завозил Олю в Екатеринбург, а сам ехал дальше. Во всяком случае, так было до аварии. Вариант был наилучший.  Сейчас он с нами поделился, рассказал: оказывается, ему по работе, предложили такую взятку, что он мог отремонтировать не только чужой разбитый «Мерседес», а купить себе другой. То, что Олег отказался, конечно, меня обрадовало. Первая моя мысль, похвалил себя: «Правильно я его воспитал!». А потом…. Потом я подумал: «А чем это всё может закончиться?». Ну, раз он откажется, ну, два раза. Потом те, кто предлагают, устанут от этого. Жизнь-то идёт. Им что-то нужно, а Олег как гвоздь в сапоге. Если торчащий гвоздь нельзя согнуть, то его надо выдернуть. Тут вариантов может быть много. Поэтому мне страшно: молились мы за его будущее. Вот у него положение, должность. А дальше? Попасть в одну обойму вместе со всеми – все так живут? У нас же всё на взятках построено. Тут недавно образцово-показательный скандал устроили. Конечно, по наводке «сверху». Арестовали губернатора, а у него, вы представить не можете, изъяли триста тысяч долларов! Не можете себе такого представить? Я могу: подумаешь, триста тысяч. Вот если бы мне показали губернатора, у которого нет триста тысяч долларов!!! Но это  у нас невозможно. Ни кто мне не покажет такого губернатора. Мы одна из самых коррумпированных стран. Это общепризнано. А тут, делают такие честные глаза! Это надо же! Какая неожиданность! Вот подлец! Триста тысяч долларов! Ну и что? Триста тысяч долларов – это всего лишь миллион рублей. Для них, это же только на семечки. Да он эту сумму, может, в течение дня «набрал». Хотел жене приятное сделать, что-нибудь купить, после рабочего дня. При условии, что он хороший семьянин. Так что же ждёт Олега? Конечно, мы за него молимся. Конечно, мы ему желаем добра. Конечно, Бог с нами. Но выбор делает он сам. А какой в нашем государстве выбор? Это если монетку бросаешь, она может упасть так, или по-другому. А если ты можешь подбросить только мячик? И стоишь на склоне горы? Какой результат можно предположить? Правильно! Под горку мячик покатится. До первого камня, который он не сможет перепрыгнуть. Или до ямы. Нам остаётся только молиться. И надеяться, что Бог сохранит Олега. Ото всего.

18 июля.       

Женская логика, их образ мышления, всегда были для меня непостижимыми. Сегодня, у жены Олега – у Светы, день рождения. Я проснулся очень рано, что бы успеть поздравить её до работы, пока она дома. Заранее купил ей большую шоколадку, и сейчас срезал ей в палисаднике розы. Палисадник у нас громадный, у меня уходит на него очень много времени. Но приятно видеть, как прохожие останавливаются, или просто на ходу любуются цветами. Так было и в этот раз. Но проходящая мимо женщина остановилась и неожиданно заговорила: «Первый раз вижу мужчину, который так ухаживает за цветами. Вы,  наверное, очень любите цветы?». У меня очень плохая зрительная память, я никак не могу запомнить всех проходящих в лицо. Поэтому стараюсь относиться ко всем одинаково: уткнусь носом в грядку и подставляю солнцу согнутую спину, игнорируя весь окружающий мир. Раз уж со мной заговорили, я повернулся, сделал доброжелательное и приветливое лицо, но сказал правду: «Нет, не люблю. Я очень люблю свою жену. А вот она, действительно, любит цветы. А я, просто, пытаюсь ей делать приятное». Женщина, как-то обиженно дёрнула плечиком, повернулась и ушла. А что я такого сказал!? Нет, всё-таки я их, женщин, не понимаю. Женская логика – это такая вещь, которую умом постичь человеку не возможно. Единственная закономерность, которая просматривается в женских поступках – это отсутствие всякой связи с реальным миром и со здравым смыслом. Когда мы с Олей поженились, ко всем моим чувствам, по отношению к ней, примешивалось изрядная доля уважения. Суметь рассмотреть во мне нечто хорошее, достойное – это не каждый смог бы. А она смогла. И я её за это уважал. Но потом я увидел, как она тащит всех в дом: кошечек, собачек. Как жалеет алкоголиков, всяких неудачников. Она даже Топоркова мне ставила в пример: «Вот человек! Не боится ответственности, принимает решения и действует». Действительно, всё так оно и было. Тот принял решение, в отношении Оли и нашей семьи, и вот уже два года как он целенаправленно действует. И ответственности не боится. После этого, я не то, что бы стал Олю меньше уважать, но стал чаще задумываться над тем, что такое женская логика? И чего в ней не хватает. Хотя, пока, я не справился с первой половиной задачи: что же в ней, в женской логике, есть? Ни чего не могу найти. До сих пор ищу, анализирую. Кажется, я не один такой. Человечество над этим бьются. Ну, чего вот женщина-то обиделась, которая про цветы спросила? Не поймешь их: не любишь – плохо, любишь – тоже плохо.

25 июля.        

Достали они меня с этими опухолями! Пришёл в больницу с жалобой на кашель, они обнаружили на снимке лёгких опухоль. Вспомнился разговор с «земляком» из Киргизии, то есть, он тоже приезжий, как и мы, из Средней Азии. Он сказал: «В Киргизии, любой диплом за барана купить можно. А здесь, наоборот, любой баран диплом имеет». Это я услышал в ответ, после того, как рассказал ему свою историю: где-то ещё в девяносто втором году, прошлого века (!), ко мне в палату зашёл врач. Кто он – рентгенолог? Не знаю я. Этот врач начал мне высказывать претензии: дескать, они меня уже давно ищут, поскольку я прописан по одному адресу, живу, на самом деле, по другому. Я, в знак согласия, кивал головой, поскольку всё так и было. Он, излив свой праведный гнев, пояснил причину своего беспокойства: «Или у вас рак лёгких, или у нас брак плёнки. Нужно сделать повторный снимок». Тут я перестал кивать головой. Всё равно, как-то жутко узнать, что у тебя рак лёгких. Пусть даже предположительно. В той же бесцеремонной, торопливой манере он мне сказал, где я, и когда, должен сделать повторный снимок. Снимок я сделал в тот же день. Целую неделю я тревогой ожидал результатов повторного снимка. Поверьте, это очень не приятно. Но ни кто мне, ни чего не сообщил. Уже выписываясь из больницы, я для себя решил: раз мне ни чего не сказали, значит, ни какого рака у меня нет. После этого я успокоился. Вот такую историю я рассказал «земляку». Каково же моё было удивление, когда прошлой осенью, ко мне в палату, опять стремительной походкой, вошёл тот же врач! С прошлого века он ни сколько не изменился. И начал с тех же слов: «Вам нужно сделать повторный снимок: у вас рак лёгких. Или у нас брак плёнки». Я пытался ему напомнить, что подобная ситуация, в нашей с ним жизни, уже была. Но он был настойчив, и я согласился на второй снимок. Через пару дней он, озабоченный и торопливый, опять оказался у нас в палате: «Знаете, снимок вышел неудачным. Нужно сделать ещё один снимок». Всё-таки, в интересах моего здоровья, он уговорил меня на третий снимок. Но расстались мы весьма недовольные друг другом…. Третий снимок тоже не получился. Когда он подошёл ко мне после этого, то, наверное, думал, что он нянька при капризном ребёнке. Что я думал, я ему не сказал. И сейчас не напишу. Но я наотрез отказался в дальнейшем от его услуг. Когда в этот раз, по настоянию Оли, обратился со своим кашлем в больницу, я по прежнему считаю, что он на нервной почве, меня попросили пройти флюорографию. Снимок показал наличие опухоли. Врач была приезжая, консультант из Асбеста. Из тех, к кому сразу проникаешься доверием и уважением. Я, в ответ ей, наплевал в баночку. Она пообещала в течение трёх месяцев, в лаборатории тубдиспансера, вырастить из этого что-нибудь. А если не получится…. Ну что ж, она тоже не всё может. Даже если вызывает доверие с первого взгляда. Будем ждать.

26 июля.      

Посмотрел по телевизору две последних серии из шестисерийного фильма «Оперативный псевдоним – 2». Путинская блевотина. Раньше показывали тупых и кровожадных фашистов. Сейчас показывают такими же лиц кавказской национальности: беспринципные, недалёкие, ограниченные, кровожадные. Настолько примитивно всё это сделано, что смотреть подобное я, буквально, себя заставляю. Только для того, что бы убедиться каких высот достиг советский народ. В чём? В идеологическом отупении. В ненависти к окружающим. Да, мы жили в советском союзе (я не ошибся, я намеренно написал эти слова с маленькой буквы). В этой выгребной яме. Но мы, хоть, объявляли себя единой семьёй. Насколько мы были едины, это стало видно только теперь. Но мне сейчас так не хватает грузинских фильмов. Их кинокомедий. Насколько они были тёплыми, мягкими, лирическими. А сколько в них своеобразного юмора! Сколько любви к людям. Теперь они наши враги. В каком-то ущелье, на сегодняшний день, противостояние. С одной стороны – грузины, с другой стороны мы. Ну, или наши выкормыши. Чем-то это кончится? Ведь уйдёт Путин. Канет в историю. Сколько таких у нас уже было? Но неужели все те, кто проводит его политику в жизнь, спят, или будут спать спокойно? Проводили опрос: что бы вы сказали сейчас Ходорковскому? В основном все выражают ему сочувствие и (или) понимание. Только тем, кто приближен, так или иначе, к кормушке, не чего сказать. Или высказываются в поддержку линии проводимой Путиным. Я всегда восхищался талантом артиста Калягина. Но когда узнал, что он в числе пятидесяти подписантов, которых прозвали пятьдесят поросят, я его видеть на экране не могу! Хотя это не логично. Талант – это одно. Это от Бога. А человек это другое. Это от воспитания. Но я тоже советский по воспитанию! И ненависть к инакомыслящим булькает во мне, как и во всех советских. Поэтому, я больше не смотрю фильмы с участием Калягина. Почему их прозвали пятьдесят поросят? Наверное, потому, что складно. По существу – это свиньи, побоявшиеся остаться без кормушки. Прикормленные свиньи. Может, жил человек, всю жизнь уважал себя. И было за что уважать. А вот на старости лет поставили перед выбором. Или – или. Сам-то я, что бы выбрал? Семью, детей, внуков? Или…? Как говорят на «зоне»: «На себе не надо показывать. Плохая примета». А плохие приметы, в нашем государстве, даже если в них не веришь, сбываются. На православном телеканале «Союз» показывали очередного докладчика. Я упустил начало передачи, поэтому не понял кто это такой. По одежде и манере держаться, явно не священнослужитель. Почему-то мне кажется, что это ректор какого-то ВУЗа. Может, я его уже видел и запомнил? Своей эрудицией, лёгкостью в общении с аудиторией, он производит хорошее впечатление. Свободно держался какой-то богословской темы. Потом, вдруг, спросил: «Вот я бывал в Америке. Вы знаете, почему там так красиво, так хорошо, так всё ухоженно? Почему у нас всё не так? Потому, что они покойники!!! Это покойников всегда прихорашивают, украшают. А мы живые. Перед Богом живые. Пусть мы болеем, пусть мы плохие. Но Бог нас исцелит! А они, там, все уже покойники перед Господом!». И в аудитории, среди этих советских православных (ох, каких славных), не нашлось ни одного, кто бы ему напомнил, что лет двадцать назад, мы так же убеждённо говорили о загнивающем американском империализме. Значит, этот процесс продолжается. Раньше, в наши мозги усиленно вдували, что они,  там, гниют. Теперича нам, православным, объясняют, что они, там, покойники. Собственно, ни чего не изменилось. Те же люди, той же самой аудитории, из-за тех же кафедр, то же самое говорят. Прав был Екклесиаст: всё возвращается на круги свои. У нас, (куда денешься, всё-таки я патриот своей родины),  у русских, говорят проще: «Горбатого могила исправит». Так в жизни и получается, потому, что грабли, на которые горбатый наступает, бьют по лбу, а не по горбу. В Одессе говорят, что это две большие разницы.

28 июля.        

Два дня подряд у меня из головы не выходит Топорков, Николай Васильевич. Источник всех наших бед. До нас упорно доходят слухи, что он смертельно болен. Вначале я не обращал внимания на такие новости, что бы ни обольщаться и ни злорадствовать. А в эти дни, когда до меня опять дошёл этот слух, молюсь за Топоркова. Меня мучает чувство непрощения. Если б дело касалось только меня, я имею ввиду все обрушившиеся на нас неприятности, всё было бы куда проще. Я много чего пережил в своей жизни, ко всему привык, но только не к хорошему. В этом нет проблем, и не могу сказать, что Топорков, вконец, испортил мне жизнь. Я и худшее видел. Но я не могу простить ему эти бессонные ночи, которые проводил возле Оли. Её сердечные приступы, её недоумение, слёзы отчаянья и бессилия. Два года. Осенью будет уже два года. А тут ещё этот арендованный магазин, который высасывает из нас все соки. По Олиным расчетам он должен был стать источником нашего существования. Вдобавок, Оля на нём хотела убедиться и показать окружающим, что может, как раньше, делать невозможное. Это ей всегда удавалось. Но здесь всё усугубилось. Ко всем внешним неприятностям, добавился этот «неподъёмный» магазин. Хотя, в принципе, в него надо было только вложить деньги. А мы этого не могли сделать. Теперь это для нас – как чемодан без ручки, тащить невозможно и бросить нельзя: много в него вложено. Так вот о Топоркове. Молюсь, чтобы Бог дал моему сердцу покоя и прощения Топоркову. Правда ли то, что с ним происходит, или нет – я не желаю ему такого. Об этом я и молюсь. И хочу быть искренним в своей молитве. Пусть Бог меня укрепит меня в этом. У меня достаточно грехов. Не хочу увеличивать их число ненавистью к человеку, который, в любом случае, достоин сожаления.

29 июля.     

Не везёт мне с этими парикмахерскими! У нас, их в посёлке две. В одну я перестал ходить принципиально. Зашёл туда подстричься, а эта дама, парикмахерша, стоит ко мне задом, согнувшись буквой «г». В таком виде, наводя порядок в самом нижнем выдвижном ящике своего рабочего стола, она простояла несколько минут. При этом, отвечая на мои вопросы, которые я задавал специально, надеясь вывести её из этой позы.  У меня ни чего не получилось. Я повернулся и ушёл с ощущением двойной неловкости. Во-первых: неприятно, что меня так пренебрежительно рассматривал чей-то зад. Во-вторых: неприятно, что я был вынужден рассматривать этот зад. Хотя парикмахерская не виновата. Там этих парикмахерш несколько работает. А я из-за одной, на всех обиделся. Может, надо было всего только сказать: «Гюльчатай! Покажи личико!». Стал после этого ходить в другую парикмахерскою. На этой неделе зашёл, по новой привычке, в новую парикмахерскую. Две девушки уже во всю работали. Третья, с неприязнью глянув на меня, обиженно бросила в мою сторону: «Проходите». Честное слово, я её ни чем не обидел! Слова даже ещё не сказал. Чего она на меня так? Может мой внешний вид? Но тут же, в «прихожке», сидели два алкашонка, потягивая прямо из горлышка пивко, балагуря и забавляя парикмахерш. Меня они пропустили вперёд, поскольку стричься не собирались. То есть, к подобной публике здесь привыкшие, даже если меня, по каким-то причинам, отнесли к ним. Внутренне сжавшись в комочек, я прошёл к креслу. Сняв очки, положив их впереди себя, прищурившись с непривычки, я глянул на пол. Не могу сказать, что до меня здесь стригли барана. Но, точно, кого-то стригли. Клочки не то шерсти, не то волос, раскиданы вокруг кресла. Пока я медленно всё это прокручивал в голове, девушка, профессиональным жестом обмотала мне шею салфеткой, готовясь засунуть меня в пеньюар. Я решился. Извинившись, поднялся, снял салфетку и сказал, что зайду в следующий раз. Когда здесь будет подметёно. Что же она мне ответила? «Так тогда, давайте, я щас подмету». И в самом деле, подмела. Подстригся я, отдал денежку и извинился: «Простите, если испортил вам настроение». – «Да чо там! Это вы нас извините». Мир был восстановлен. Но вопрос остался. Почему? Почему у нас одна часть  населения плюёт на другую и, с удовольствием, унижает её. Потом происходит ротация: они меняются местами. Продавец нахамила покупателю. Покупатель оказался врачом. На другой день, заболевший продавец, идёт на приём к врачу. Теперь те, униженные, получают возможность и своё полное удовольствие, выказать собственное превосходство над этими. В результате: мы все униженные и с удовольствием оскорбляем других. Я понимаю, что мы великая нация. Что духовно мы богаче всех остальных наций, вместе взятых. Что наше культурное наследие имеет многовековые корни. Что у нас широкая русская душа. И что мы, сейчас, вернулись к своим истокам, к православию. Но почему я себя ощущал человеком, и, главное, человеческое отношение к себе, только тогда, когда был за границей? Целых два раза! Кто-то скажет: ну, с деньгами и здесь можно почувствовать себя человеком. Но это не так. И не только Ходорковский этому пример. Вся наша история говорит об этом. Кто-то пробубнит: что они, там за рубежом, притворяются, будто бы они хорошие. Тогда что получается? Они притворяются, что они хорошие, а мы притворяемся, что мы плохие? Точно! Мы только притворяемся плохими. На самом-то деле – мы хорошие! Вот только об этом, кроме нас ни кто не знает. Мы одни знаем. «Да чо там! Это вы нас извините».

3 августа.       

Нет, Гитлер не был полным придурком, каким нам его подавали в художественных и документальных фильмах. Но он не был стопроцентным гением, каковым его принимали почитатели. Всё не так однозначно. Истина, чаще всего, находится между двумя обозначенными крайностями. И, что ещё более усложняет ситуацию, у него, как у неординарного человека, могли проявляться какие-нибудь отклонения в поведении и в психике. Хотя это не помешало бывшему ефрейтору сделать головокружительную карьеру. Так какой фактор сыграл основную роль, в столь стремительном взлёте отставной козы барабанщика? Что способствовало бывшему ефрейтору выходу на арену истории? Нельзя назвать какую-нибудь одну причину и на этом успокоиться. Здесь несколько составляющих. Первая и самая главная: именно такой человек, как Гитлер, был нужен всей Германии на тот момент. А дальнейшие составляющие его взлёта состоят из того, что называется совпадением: нужному человеку, в нужное время необходимо оказаться в нужном месте. Ведь Гитлер, в других обстоятельствах, при прочих своих достоинствах, мог всю жизнь оставаться ефрейтором, и прожить серую, безвестную жизнь. Лично я вижу в произошедшем промысел Божий. Бог, через Гитлера, создал для Германии такую ситуацию, в результате которой целый народ осознал и испугался того, что они натворили под руководящей и направляющей ролью правящей партии. Они воочию увидели, до какой степени можно озвереть, опуститься без Бога, при этом руководствуясь самыми популярными, животрепещущими лозунгами. Они увидели это. Ужаснулись и покаялись. Это было главное: покаяние за грех, соделанный собственными руками, при внутренней предрасположенности к нему. Это то, что касается наших меньших братьев – фашистов. Хотя, тут вопрос спорный: может они, как раз, наши старшие братья? Я думаю, это неважно, что вперёд: яйцо или курица. Коммунисты или фашисты? Мы как две рельсы, которые ни когда не должны пересекаться; но они идут в одном направлении. И фашисты были иделогизированные до крайностей: отца родного за идею не пожалеют. И мы тоже. У них были гестаповцы. И у нас тоже: чекисты. Они понастроили концлагеря. И мы тоже. Они мечтали о мировом господстве. И мы тоже. Итоги, правда, у нас несколько разные. Они покаялись в соделанном, и попросили прощения перед Богом, перед людьми. И теперь живут как люди. Мы же, воплотили их мечту о «тысячелетнем рейхе»: как раковая опухоль, расползлись по всему миру метастазами – странами соцлагеря. Великая империя, кукловод с марионеточными режимами. Концлагеря для неудобных и неугодных.  Чего не смогли сделать фашисты, мы воплотили в жизнь. Так можем ли мы покаяться? А что подошёл финал? Разве у нас всё так плохо? Покаяние – это пересмотр всего соделанного, и осознание неправильного образа жизни. Это происходит перед Богом в двух случаях. Первое:  покаяние в результате разумного осмысления пройденного пути и понимания собственной греховности. Второе: когда тебя припёрло к стенке, хуже уже некуда. Тогда ни чего не остается, как покаяться. Это два Божьих пути. И там, и там действует Господь. На первый вариант мы не способны: поскольку в этом случае нужно думать. Мы же, в основном, люди не думающие, а творческие. Поэтому, лучшие представители нашей творческой интеллигенции к Путину, в очереди, за наградами стоят. Так что остаётся второй вариант: ждать, пока нас не припрёт к стенке. Это неутешительный прогноз. Значит, дальше, в России, будет всё труднее и труднее. Пока мы не «созреем» для покаяния. Но вернёмся к нашим баранам. Начал я с Гитлера. Теперь о Путине. Я не беру на себя смелость утверждать о его гениальности. Хотя ростика он небольшого, как Наполеон. И высокий лоб выдаёт в нём человека глубокомыслящего. Но, похоже, что, как и в первом случае, с Гитлером, для того, что бы оказаться у власти, ему необходимо было оказаться в нужный момент  в нужном месте. А то, так бы и прозябал где-нибудь, с хорошим знанием немецкого языка. Что это – тоже рука Провидения? Именно в таком лидере нуждался наш великий русский народ? Через что ещё необходимо провести нас Господу, для нашего покаяния? Не мною замечено: умом Россию не понять. Сколько же тогда, на одном и том же месте, топтаться по одним и тем же граблям? «Но с нами случается по верной пословице: пёс возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идёт валяться в грязи». Хотя, даже при такой ситуации, нам есть, чем гордиться! Ихний ефрейтор (хай Гитлер), нашему полковнику (хай Путин ещё сто лет живе),  согласно табелю о рангах, должен честь отдавать!!! А вот Путин не должен! Не только потому, что он званием выше. А потому, что он – чекист. А у чекистов, если оглянуться на наше далёкое и недалёкое прошлое, чести  и совести ни когда не было. Не будет Путин честь отдавать Гитлеру! К тому же Гитлер, не смотря на все имеющиеся положительные качества, гестаповцем не был. Ещё ему один минус! Опять мы на высоте! Может нам и не каяться? Не зря, так упорно, этот вопрос обходит и советская православная церковь и советско-светская власть.

8 августа.       

Будь проклята такая жизнь, когда нищета заставляет нас забывать о том, что мы люди, и что вокруг нас тоже люди. Получается, что нас свои же «кинули». Даже это не назовешь таким словом: «кинули». «Кинуть» – это поставить цель кого-то обмануть, и, любыми средствами, добиться этой цели. А здесь…. Здесь люди использовали  создавшуюся ситуацию во благо себе. Бог судья. Оставим всё Ему. Тем более, эти люди – тоже верующие, поэтому я и сказал, что свои «кинули». Но для меня каннибализм (людоедство) было всегда чем-то жутким и не доступным для понимания. Хотя, мы же, в первую очередь, советские люди! Всю жизнь друг друга пожирали. Или были готовы пожрать. А уже потом мы христиане. Или называем себя таковыми. Опять же, не от хорошей жизни мы сволочами становимся. Нищета, будь она проклята. И финансовая, и духовная. Но обидно. Как обидно! Если по честному – всё внутри кипит от возмущения. Библия учит: прости и прощён будешь. А я, сейчас, не могу. Просто стараюсь не думать ни о чём. Читаю Библию. Самая животрепещущая тема для меня – это страдания Иова. Даже эта ситуация, что только сейчас произошла, описана у Иова: «Пришлые в дому моём и служанки мои чужим считают меня». Служанок у меня нет. А вот пришлые люди, год прожившие у нас в доме, просто наплевали на нас, как на чужих (а мы и есть им чужие). И очень удачно, за наш счёт, решили свои проблемы. У них, тоже, этих проблем выше крыши. Ну что ж, теперь они будут счастливы. А нам придётся ждать очереди. Но не думаю, что Бог допустит нам заниматься каннибализмом. Сожрать кого-то, что бы выжить, мы это и раньше могли. Но не делали. Отсюда и все наши неприятности в советском, гуманном обществе.

10 августа.      

Два года назад, я начал вести этот дневник с вопроса, который, видимо, на тот момент, мучил меня больше всего: куда деваются хорошие умные люди (тогда я подразумевал интеллигенцию), после оттепели? «Не может укрыться город, стоящий на верху горы». Сейчас я задаюсь другим вопросом: откуда берется вся эта плесень, которая прёт сейчас, прёт со всех щелей. Все эти свиные рожи на экранах телевизоров. Первый раз у меня «зацепилась» в голове мысль на эту тему, когда я читал об опросе по поводу Ходорковского. Задаваемый вопрос звучал так: «Что бы вы сказали ХМБ при встрече?». Тогда я для себя отметил, что все, кто находится хоть в какой-то близости от кормушки, старались отвечать нейтрально или находились на стороне Путина. Те, кто был относительно независим от власти, выражали Ходорковскому сочувствие и симпатии. Такое резкое разграничение. А сегодня, по «Евроньюс» передали, что по терретории Израиля было выпущено более семисот ракет. За один день. Пуляют по евреям из наших отечественных «Катюш». Очень символично! «Катюша» – это символ победы в войне 41-45года. Катюша – эта та самая русская девушка, которая выходила, песню заводила. Так сколько же мы этих самых «Катюш» переправили поближе к Израилю, что бы «благословить» реактивными снарядами Богом благословленный народ?! Как туда попадали наши «Катюши»? А как на Кубу попали наши ракеты? Мы же сволочи лживые, скоты беспринципные. Сельскохозяйственный груз, на корабле, сопровождали, негласно, советские подводные лодки. Потом выяснилось, что в сельскохозяйственный груз оказался вперемежку с баллистическими ракетами. Так, мы чуть не развязали третью мировую войну. Но я, сейчас, не об этом. О капитане этого сухогруза. Когда пришла перестройка, он, со своими наградами за боевые заслуги(!), тоже, наверняка, поддерживал Горбачёва. Кто тогда не поддерживал? Правильно, все поддерживали. За демократию, за дружбу между народами двух сверхдержав! Интеллигенция, встрепенулась как курочка, вставая на ножки, потоптанная петушком. Ожили, зачирикали. А куда всё это делось?  Мы, русские люди, это люди, не имеющие своей формы. Вода. Нальёшь в хрустальную вазу – ваза будет продолжать переливаться всеми цветами радуги. Нальёшь в использованный презерватив – вода займёт уготовленную ей форму, только помутнеет немного. Сказали, что мы строители коммунизма – точно: мгновенно рухнуло самодержавие, позабылось православие. Сказали, что мы станем демократической страной – тут же рухнула КПСС. Из коммунистов-атеистов мы стали православными. Жалко, только, что нас не заливают в хрустальную вазу. И форма благородная, и игра света какая! Тут, всё-таки, какое-то неосознанное противление с нашей стороны. Нас, почему-то, тянет на использованные презервативы. Плохо, что при этом, мы всё мутнеем и мутнеем. Или как в последнем случае: всё путинеем и путинеем. Ну, что сделаешь? И форма, и содержимое обязывает. Чуть не забыл. Не хочу обижать тех людей, которые хорошо отзывались о Ходорковском, но сейчас я понял: если бы и нас, тоже, пододвинули ближе к кормушке, многие изменили бы свою форму. И помутнели бы. Это к вопросу: откуда берутся свиные рожи, и куда деваются думающие люди, когда история делает очередную загогулину? Сегодня у моего Андрюшки день рождения. По телефону, при разговоре, я его, иногда, по привычке называю: «Малыш». Этот малыш на две головы выше меня, и, что хорошо, не обозлённый на этот мир. В нём какая-то прирождённая доброта и внешняя стабильность. Я люблю тебя, сынок! Прости меня за подарок. Подарил я тебе хорошую туалетную воду. Оля её в прошлом году мне дарила. Я ни разу не пользовался. Пену для бритья. Почему-то у меня их две оказалось. Тоже, наверное, кто-то подарил. Или ты забыл, когда домой приезжал. Купил хороший лосьон после бритья, и пять запасных лезвий к твоему бритвенному станку. С днём рождения, сынок!

13 августа.      

Я поднимаю трубку. Она лежит рядом со мной, одинокая, с ощущением собственной ненужности. Если в старых телефонах трубка была привязана к своему аппарату шнуром, то для современного телефона и этой, маленькой радости нет. Я таскаю трубку за собой по всем дому, что бы ни бежать к телефону по первому сигналу. Вот и сейчас, она лежит возле меня, у дивана. Я протянул к ней руку, с ощущением, что передою мной друг. Но, взяв её, тут же понимаю, что выдаю желаемое за действительное: это не друг. Это только способ общения с другом, средство для общения. А звонить мне не кому. Как только я подумал об этом, трубка сразу в моей руке стала куском холодной пластмассы. Моё отношение к ней, как к другу, растворилось. Холодок пластмассы перетекает в ладонь и улетучивается. Трубка нагревается моим теплом. А я думаю: «Кому позвонить?». Кому сказать, что мне плохо и одиноко? Сам виноват. Зачем я создал для себя эти барьеры? Оле не могу позвонить потому, что я для неё громоотвод. Скорее, жилетка, в которую можно выплакаться. Носовой платок, куда можно высморкаться. А всё это должно быть всегда готовым к употреблению, то есть сухим и чистым. Я должен впитывать всё в себя и, по возможности, сохранять свежесть. Боюсь, что неважно справляюсь с этими обязанностями. Поэтому невозможно позвонить Оле, и сказать что мне одиноко и плохо. Можно позвонить Жене, нашему пастору. Но и тут свой барьер, который удерживает меня. Нет, не возраст Жени. Не смотря на свою молодость, он, как-то резко, повзрослел, стал терпеливым и, действительно, мудрым. Причина, наверное, во мне: я сам не хочу быть искренним, показать как мне плохо. И до этого я всегда старался сцепить зубы и перетерпеть, не жаловаться. А теперь, когда с нами так подло обошлись…. Нравится мне говорить с Олегом, который уехал в Германию. Он звонит мне раза два в месяц. Меньше часа мы не разговариваем. Порой ловлю себя на том, что некоторые вещи я ему рассказываю уже по второму разу. Но он терпеливо слушает. Сейчас понимаю, что я ему отвёл ту роль, которую сам выполняю для Оли. Предполагаю, что может ему это не в радость. Если бы я и захотел позвонить ему – не могу, это очень дорого.  Так что звонить мне не куда. Можно просто  помолиться. Но последнее время меня мучает мысль, что я, в своих молитвах, замкнулся на проблемах нашей семьи. Правильно ли это? Чужие беды и проблемы не могут достучаться до меня как прежде; они где-то на втором месте. Я погряз в проблемах нашей семьи и уже не реагирую, как раньше, на чужую боль. Всё ещё держу трубку в руке. Она уже нагрелась в ладони, стала тёплой. Но сейчас она вызывает у меня только раздражение и неприязнь. Ну почему ты молчишь? Ведь тебе так же одиноко и плохо. Хочешь, я отнесу и положу тебя на телефон? И тебе не будет так тоскливо и одиноко. Это то немногое, что сейчас в моих силах.

15 августа.     

Наркомания – самый яркий пример ухода из реальной жизни, ухода от окружающих проблем, и погони за гарантированными удовольствиями. С такой же  целью используется алкоголь, табак, и, даже, стремление к частым сексуальным отношениям, с разными партнёрами. В каждом из этих примеров, в той или иной степени, присутствуют  качества человека: стремление к уходу от реальной жизни, и получение удовольствия или некоторого удовлетворения. Человек так устроен, что пытается компенсировать те минусы, которые он имеет вокруг себя и в себе, любыми плюсиками, которые только могут быть доступны. Это общеизвестные истины. Но, зачастую, сталкиваясь с невозможностью бытия в этой жизни, человек, в качестве выхода, выбирает религию. Всегда ли это хорошо? Всегда ли это плохо?  Хочется воскликнуть: обращение к Богу, разве это плохо? Вот тут надо определиться: зачем человеку Бог? Бог всегда бескорыстно обращается к сердцу человека: «Вот, стою у двери и стучу». А какими побуждениями руководствуется человек, обращаясь к Богу? На удивление, мотивы могут быть самые разные. В том числе и бескорыстные. Но, чаще всего, человеку что-нибудь нужно. Ему всегда что-нибудь необходимо для этой жизни. Легко запутаться в побуждениях человека приходящего к Богу. Проще подойти с другой стороны, и свериться с Библией: чего хочет от нас Бог? Бог хочет нашего спасения, и  чтобы мы вечно пребывали с Ним, в Царствии Божием. «И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием». А какие люди могут войти в Царство Божие? Все, кто начал ходить в церковь? Кто усердно молится? Или тот, кто направо и налево обличает всех подряд, находя в этом искреннее удовольствие? Нет. Единственное и основное требование к нам, о котором говорится в Новом Завете: «Чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви». Значит, основное: наличие любви. И в любви, если её имеем, мы должны быть святы и непорочны. Машинально, не вдумываясь, читая Библию, многие (!) не обращают внимания на полный смысл заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего». Вторая, подобная ей, кажется здесь прилепленной и ненужной: «Возлюби ближнего твоего». Для многих это, казалось бы, пройденный этап: мы приходим к Господу, мы любим Его, служим Ему, по мере сил своих, и молим Его о разрешении наших проблем. Всё хорошо! Но это и есть ловушка. Это и есть наркомания. Духовная наркомания. На лицо все симптомы этого: уход от окружающей действительности (разве не так?), ощущение радости, душевный подъём (разве не так?). Хочется снова и снова переживать это состояние. Разве не так??? Мы, таким подходом к Богу, всего-навсего, построили вертикаль. Искренне предполагая при этом, что наша вертикаль возносится вверх, соединяя нас с Богом, с духовным миром. А как это проверить? Может, вертикаль, соединяющая нас с духовным миром, уходит вниз? И соединяет нас вовсе не с Богом? Есть только одна возможность определиться в этой ситуации: проверить, выполняем ли мы другую заповедь, которая  подобна первой? Возлюбили мы ближнего своего (как Господа)? Служим ли мы ему, по мере сил своих (как Господу)? Молимся ли мы за разрешение его проблем? Если на эти и подобные вопросы мы можем ответить: «Да!», то нашу вертикаль (человек – Бог), пересекает горизонталь (человек – человек). Попробуйте это представить себе: вы увидите перед своим взором, что, из этих двух линий получился крест. И, чем больше вы святы и непорочны пред Господом, тем выше от земли ваша горизонтальная линия (любовь к ближнему). Тем выше ваш крест. Тем ближе вы к Богу. Тем вам тяжелее. Именно так: при исполнении всей, неразрывно полной заповеди: «Возлюби Господа твоего, возлюби ближнего твоего», происходят в человеке преобразования, происходит духовный рост. И это требует от нас полного усилия, полной самоотдачи. Вот так происходят изменения, приближающие человека к образу Христа. Учил ли Христос? Учил. Обличал ли Христос? Обличал. Пророчествовал ли Христос? Пророчествовал. Молился ли Христос? Ещё как! Но, самое главное – Он любил!  Любил, не взирая на лица, любил всех. Любил до самопожертвования, до крестной смерти. Это была полная любовь: любовь к Богу Отцу, и любовь к людям. В любви!  Вот в чём надо приближаться к Христу! А одно служение Богу, служение в церкви, пророчества, обличения, если это без любви к людям и без служения им – это наркомания. Все признаки на лицо: уход от этого мира, от его проблем, от житейской суеты. Получаешь удовольствие, не тратя на это ни каких усилий. Вкатил себе дозу (посещение церкви), и «тащишься». Кайф! Или: учишь, проповедуешь, обличаешь (во, я какой!), и получаешь от этого удовольствие. Поэтому, высказывание: «Религия – опиум для народа», с этой точки зрения, как бы не было нам обидно, имеет под собой основание. Наркомания, сама по себе, опасна. А духовная наркомания особенно. Если нет в человеке любви к ближнему, то с кем его соединяет вертикаль, уходящая в духовный мир? «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь».

18 августа.       

Всё-таки, почему так? Почему такое возможно? Если, скажем, водитель автобуса совершил аварию, и пострадали люди. Согласно закону, какой-нибудь статье, он понесёт за это наказание. Если мы живём в демократическом обществе, водитель, идя на обгон, должен был спросить у меня, как у пассажира разрешения на маневр. Конечно это абсурд. За рулём профессионал. И он не должен согласовывать со мной все свои действия. Я уверен в профессионализме водителя. А если водитель пьян? Я просто с ним не поеду! Почему я должен вручать свою жизнь, жизнь моих самых близких людей, человеку, которому я не доверяю? Но, в обыденной жизни, мы не так живём! Мы привязаны к этому государству. Скованные одной цепью. Практически, без моего ведома, или моего согласия, мы вернулись в состояние холодной войны с Америкой. А ОНО МЕНЕ НАДА??? Мне что, потом легче будет, когда я, после всего, узнаю правду о Путине? Ну, у Ленина половина мозга сгнила. Ну, завезли нам его из Германии, в запломбированном вагоне. Ну, мстил он за казнь своего брата. А миллионам людей, что попали в мясорубку гражданской войны, им что, легче бы стало, узнай они правду о Ленине? А узнать правду о Сталине? Что, воскресли бы все замученные, убитые, уничтоженные? ЧТО МНЕ С ТОГО, ЧТО КОГДА-ТО СКАЖУТ ПРАВДУ О ПУТИНЕ? После того, как он спровоцирует новые конфликты, или новые войны. Да и что мне интересного могут о нём сказать? Это же ЧЕКИСТ!!! Этим всё сказано. У него, со словом «гуманист», только окончание одинаковое. Булгаковский Шариков, которого сделали из собаки, истреблял кошек. Ему на генетическом уровне передалась ненависть к кошкам. Мы из чекиста сделали президента, и, с честными глазами, ждём результатов эксперимента. Когда на заборе написано: «Осторожно, злая собака!», то нужно быть готовым к неприятностям, попав на запретную территорию. А если я живу на этой запретной территории, но я чужой для этой собаки? Как быть? Кто-то из историков, потом, напишет труд (и даже не один) об истинном лице Путина. Опять же, это потом. Мы уже привыкли узнавать правду после того, как…. Сейчас как жить? Как мы сели в один автобус с пьяным водителем? Добровольно сели. Авось довезёт. И где другого взять? Мы слишком хорошо знаем друг друга. Знаем, что другого нет. Ну, не то что бы, совсем, нет. Можно было бы и с другим поехать. Так, опять же, посмотрите на него: весь при галстуке, туфли начищены, в свой автобус с сигаретой не пустит. Всем на «вы» говорит. Хочет, что б мы культурные, как за рубежом, стали. А нам ета нада? Да пусть мне водитель по морде заедет, или на ходу выбросит из автобуса, лишь бы не мешал соседа отматерить, или, тоже, в морду ему заехать. Такая она и есть, наша жизнь: руссишь культуришь. А то галстуки, свежие носки…. Поэтому мы едем, с таким водителем. На другого не согласились. Самому водителю переживания наши до лампочки. У него вся милиция знакома. Так что, пока мы не опрокинемся, не протрезвеем от горя, мы не спросим у водилы: «Как ты за руль-то попал?». Водитель спокоен: у его сменщика в кармане лежит указ, под номером один. Согласно указа, наш водила судебному преследованию не подлежит. Сменщик-то давно подготовленный, из своих будет! Такой же забулдыга. Ну, какой русский не любит быстрой езды? Знай, погоняй! Если ещё и не за что не отвечаешь! Даже за подстрекательство или развязывание новых войн. Но, всё-таки, почему так? Почему такое возможно?

21 августа.     

Помню, как я первый раз возмутился, когда увидел на Рамблере данные по борьбе со спамом: почти 50% писем было отклонено как  спам. Я тогда подумал, что если 30% писем откланяются как спам, то уже нет смысла пользоваться электронной почтой. Слишком велик шанс, что твоё письмо не дойдёт. А уж если 50 %  писем отклоняется, то шансов, что ты получишь или спокойно отправишь письмо, вообще нет. Сегодня заглянул в свой почтовый ящик. Под заголовком «Антиспам» следующее сообщение: «Защита программной фильтрации спама и массовых рассылок: за сутки было отклонено 79,00 % писем как спам»!!! Тенденция, однако! Я думаю, эта цифра потихоньку приблизится к 99 %. Кто сказал, что железный занавес рухнул? Он, как сказочная птица Феникс, вновь поднимается из пепла. Опять, как в СССР, полная монополия на средства массовой информации. У нас было советское телевидение, стало Путинское. Был раньше Интернет, теперь стал Путинет. Раньше мы были «совками», теперь стали «путиноидами». Жалко, что с такими гарантами нам ни когда до гуманоидов не дорасти. Ну что ж, каков поп, таков и приход! Кашпировского обвинили в том, что он манипулировал сознанием людей. Но он, хотя бы, как я сам помню, с экранов телевизоров давал «установку на добро». Сейчас на телевидение воспеваются наши силовые структуры (я хоть правильно их обозвал?): спецназ, спецслужбы, менты. Да, в жизни столько умных и благородных людей не встретишь, сколько их показывают по телевизору! Нам, когда голосуем за нового президента, нужно будет учитывать его основную профессию. Мало ли, что человек хороший! Ладно, Путин чекист, и пытается чёрного кобеля отмыть до бела. То есть, показать, что чекисты – это такие же люди, а не выродки, порожденные кошмаром революции. А что будет, если каждый президент будет делать рекламу по своей основной профессии? Я понимаю, что уже хуже чекистов быть ни чего не может. Но, всё равно, могут возникнуть какие-нибудь казусы. Стоматолог начнёт делать рекламу зубной пасте и стоматологическим креслам определённой фирмы. Гинеколог будет рекламировать «Тампокс» и гинекологические кресла. Но над ними хоть посмеяться можно. А тут не до смеха. Показывают этих вурдалаков, то интеллигентно изощренных (мол, есть среди нас умные), то туповато простых. Мол, вышли мы все из народа, не верьте ни кому, чо нас бояться? Конструкция гитары, в общих чертах, предельно проста: фанерный ящик, замысловатой формы. Весь секрет в том, что этот ящик, корпус гитары, резонирует; и таким образом усиливает звук струн и через это воздействует на окружающих, создаёт у них определённое настроение. Телевизор, с такой точки зрения, устроен точно так же. Тоже ящик, только незамысловатой формы. Раньше он был фанерным, теперь пластмассовый. И тоже усиливает сигнал, и точно так же воздействует на окружающих, создаёт у них определённое настроение и мнение. Но телевизор – это не музыкальный инструмент, а психотропное оружие. Оно формирует общественное мнение, «лепит» человека с заданными качествами, вырабатывает у него определённые черты. Здесь главное для чекистов – избавиться от противоядия. Противоядие – это объективная, полная информация. Газеты и телевидение у нас не в счёт. Они уже давно под «колпаком». Спор между хозяйствующими субъектами решился в пользу Путина. А с Интернетом сложнее. Можно сделать как в Китае: цензура и на Интернет. Но, до сих пор, мы пока придуряемся, делаем вид, что у нас одна из разновидностей демократии – советская. Хотя, похоже, терпение у чекистов заканчивается. Значит, и эта лавочка скоро прикроется. Показатели борьбы со спамом достигнут 100%. Новости в Интернет будут поступать с 1-го канала, с ОРТ. Тогда всё вернётся на круги своя. Чекисты, с горячими, потными руками, чистой головой и холодным сердцем, вздохнут облегчённо: «Расслабляться не стоит, но можно отдохнуть – дело сделано».

25 августа.    

Теперь я каждое утро выскакиваю на улицу, посмотреть: что случилось? Ни чего не случилось. Что-то должно случиться? Да. Должна придти осень. Я не хочу повторить тот момент, который пережил несколько месяцев назад. Иду в магазин, смотрю сосредоточенно себе под ноги и пытаюсь понять, что это за новый мусор появился под ногами? Как будто крылышками майских жуков усеян тротуар. Вдобавок, заметно, что они липкие. Я жду, пока прозрение осенит меня, и отгадка всплывёт в моём мозгу. Точно! Это чешуйки с молодых листиков. Поднимаю голову и вижу наполненные нежным зелёным цветом листики. Они уже распустились, оттолкнулись друг от друга, но при малейшей опасности готовы снова сжаться в кулачок. Весна пришла. Весну-то я и не приметил. Теперь, ориентируясь на календарь, каждое утро выхожу на улицу. Хочу увидеть как придёт осень. Как я пойму, что она пришла? Ну, это надо быть совсем дураком, что бы её не заметить. Она будет в джинсах, рыжая. Стройная, как берёзка после листопада. В руках у неё будут цветы. И венок на голове: цветы и крупные жёлтые листья. И запах. Запах влаги, тумана покрывающего низину. Листвы, которая опала, но ещё не преет. Как жалко, что она проходит мимо! Всё проходит. Всё проходит мимо. Так, хотя бы, устроить себе маленький праздник из того, что пришло. И ты увидел это. Не пропустил. И обрадовался. Проводил. Оказывается, что это была твоя жизнь.

26 августа.   

Не удивлюсь, если узнаю о том, что кто-то высказал предположение, будто взрыв на Черкизовском рынке – чемодан, с двойным дном. Истинная его цель – показать, что всё зло в Интернете. Я только неделю назад писал, что чекисты, наверняка, сделают попытку прикрыть эту лавочку – свободный Интернет. А тут, на тебе, опять им повезло: такой козырь сам попал в руки! Студентам Интернет помог сделать бомбу! Как после этого спецслужбы обойдут его вниманием? Они просто должны сделать срочные выводы. Какие? Ну не надо быть ребёнком. Дураку понятно – не было бы Интернета, не было бы взрыва, не было бы погибших. И куда мы приедем? Опять в наше светлое прошлое. Тогда, мне придётся в своём дневнике писать, как в том анекдоте: «Живём мы хорошо. Живём мы очень хорошо. Так нам и надо!!!».  Так нам и надо. В нашей стране нетрудно быть пророком: предполагай самое худшее, и оно обязательно сбудется. Это не моя мысль, это кто-то из сатириков. О Сычове, которому ампутировали ноги. Так всё и получилось, как я предполагал. И бить его ни кто не бил, и дедовщины у нас, ни какой нет. Но, хочется верить во что-то хорошее! Что будут судить нашего гаранта и всех его пособников. И что русский народ поумнеет. И что жить мы начнём по человечески. Опять же, не мною сказано: свежо предание, но верится с трудом. Выйдешь на улицу, всё небо над головой исчёркано белыми полосами – следы от реактивных самолётов. Одно время их долго не было. Не было для них горючего. И как-то жили мы, ни сколько не заботясь об этом. А теперь мы снова под защитой. Крепнет страна. Можем спать спокойно. Правда, это ни сколько не помогло тому японцу-браконьеру, которого застрелили предупредительным выстрелом в голову. Не помогло Сычову. Не помогло Ходорковскому. Нашей семье не помогло. Интересно, кому это помогло? Вообще, кому это нужно? Движемся, потихонечку, в светлое прошлое? Запустили в работу завод по выпуску современных военных вертолётов «Чёрная акула». Сейчас можно вздохнуть с облегчением: сколько стран с антидемократическими режимами (наши братья по духу) нуждаются в этих вертолётах! Потерпите, скоро мы вам протянем свою мускулистую, пролетарскую руку помощи. Помощи в борьбе с американским империализмом и с израильским сионизмом! Мы, вам всем, кузькину мать, ещё покажем!

28   августа.        

Вспомнил, как я сумел достать, и первый раз читал Бунина «Окаянные дни». Ощущение было тягостное. На каждой странице боль, недоумение, полная безысходность. Заканчиваешь читать страницу, с некоторым облегчением приступаешь к следующей, в надежде на что-то другое. А там то же самое: боль, недоумение, безысходность. Только потому, что это был Бунин, я дочитал книгу до конца. Хотя она во многом сформировала моё мировоззрение, я, как и многие советские читатели, оказался не подготовленным к подобной литературе. Сейчас сам задумываюсь: а кто читает мой дневник? Кому он нужен? Ведь, самого Бунина, я читал, больше руководствуясь принципом – надо. За одно пытаясь, через слова из первых уст, постичь трагедию того времен, произошедшую в России. А кому же нужна моя писанина? Боль, недоумение, безысходность. Андрей мне сказал: «Папа! Кому это нужно? Все, всё это давно знают». Конечно, знают. Я понимаю, что моя писанина это повторение одного и того же. Но хочу, что бы это было моим протестом; выражением моего протеста против того, что кухаркины дети дорвались до власти, породили это чудовище, этого Франкенштейна – ЧеКа-ФСБ. И этот Франкенштейн, сожрав и уничтожив всё вокруг себя, питается своими создателями. Нужно  быть честным. Я понемногу ожесточаюсь. Понемногу – это ещё скромно сказано. Раньше я всегда ходил в больницу, носил передачи тем людям из нашей церкви, которые заболели. Сейчас не хожу. Не только потому, что денег нет. Такое ощущение, словно во мне что-то выгорело. Я не могу молиться за чьё-то исцеление искренне, горячо, как прежде. Может, раньше мне было стыдно, за то, что у нас, в семье, всё хорошо? За то, что мы счастливы и богаты? Так может быть? Зато теперь мы не богаты. Мы не чувствуем себя счастливыми. Разве только тогда, когда приезжает Оля домой. Да и то первые минуты, пока она ходит по огороду, любуется в палисаднике цветами, тиская, по переменке, то Надюшку, то меня. А потом она начинает рассказывать, как идут дела в магазине, как ей тяжело и как всё плохо. Я пытаюсь не «заводиться». Но у меня начинаются головные боли. Дикие головные доли. Понимаю насколько это плохо, но если б, в тот момент, передо мной оказался виновник всех наших несчастий Топорков…. Я всё понимаю. Стараюсь не держать на него зла. Понимаю, где я живу, в каком обществе. Я молился, я постоянно молюсь, чтобы Бог убрал из моего сердца эту накипь. И это всё получается. Но только до тех пор, пока я не вижу Олю. Когда она со слезами рассказывает, как ей приходится обещать людям, что в следующий раз она обязательно рассчитается! Как на неё «наезжают», требуя деньги! За что такое? За её профессионализм, как главного бухгалтера, на птицефабрике? За её честность, порядочность? Кому это было нужно в нашем государстве? Стоило ей только заикнуться, что директор начал воровать, и воровать по крупному, как она тут же вылетела с работы. Знаю, что я попадаю сейчас под действие закона, который не позволяет обвинять высокопоставленных чиновников, но я делаю это намеренно. Благодаря покровительству министра сельского хозяйства Свердловской области товарищу Чемезову и председателю правительства товарищу Воробьеву, директору птицефабрики всё сошло с рук. Теперь,  по логике нашего государства, наша семья должна нести наказание за подобное обвинение. Ну что ж? Добивайте. Чистота мундира вам дороже. Я не оговорился. Не честь мундира. А именно чистота. Потому, что честь, пусть даже мундира, она к чему-то обязывает. В государстве, где правит не закон, а правят «по понятиям», понятие чести у людей отсутствует. Да и чистота мундира – это понятие относительное. У нас, в милитаризованном государстве, сейчас в моде пятнистые военные комбинезоны. Одно из их достоинств – грязь не видно. Думаю, что это лучшая форма, для лучших представителей нашей страны. Где власть имущие – это люди с психологией вчерашних кухаркиных детей. А гарант соблюдения конституции – чекист. Остальным, рядовым представителям нашего государства, нужно пошить белые халаты. С длинными, длинными рукавами, как у Шурика, в «Кавказской пленнице». Потому, что жить в таком государстве, и остаться нормальным – это не каждому по силам. Да и какой бы нормальный выбрал чекиста президентом? Из-за этого, у нас, кроме сумасшедших, столько самоубийц и пьяниц. Не выдерживают люди. Интересно, а кто же тогда я? Сектант! Потому, что советские люди, про наше государство, так не рассуждают!

31 августа.          

Забавно. Сегодня, когда головная боль стала невыносимой, я занял строго рассчитанную позицию в кресле, перед телевизором, стараясь не расплескать боль. Шла оперетта «Летучая мышь». И мне стало смешно. Впервые, за долгое время я развеселился. Это надо же, насколько мы не совместимы своим советским образом мышления, с той жизнью, которую описывают классики. Там есть момент, когда супруг, начинает ухаживать за своей женой потому, что не узнал её в костюме летучей мыши. С кем не бывает!? Но, как принято говорить в таких случаях: «Не верю!». Не узнать свою жену!? Советскому обывателю не узнать свою жену по дорогому колье? По роскошной диадеме? По этим перстням и золотым кольцам! Или по переливающейся блеском броши на груди? В большинстве случаев, в недалёкие времена, каждое украшение для женщины, это была «зарубка на память». С точностью до минуты, она могла рассказать, когда она купила или кто ей подарил кольцо, серьги или какую-нибудь дорогую безделушку. У нас только сейчас, последние несколько лет, стали выбрасывать развалившуюся мебель на улицу. А то всё в  гаражи переносили. У кого они есть. Или в садовые домики. Там не гараж, а мебельный склад. Выкидывать жалко! С таким трудом это всё наживалось! Помногу лет служило хозяевам. Взять и выбросить? Рука не поднималась. Дарили молодым после свадьбы, на первое время. Или разбирали на детали, делали всевозможные полочки, шкафчики. Голь на выдумки хитра. И вот, только недавно, добитую мебель начали выбрасывать на улицу. Признак роста благосостояния народа. Уже не жалко выбрасывать на улицу развалившиеся кресла, диван-кровати. Наша советская действительность заключается в словах некогда популярной песни: «Не могу я тебе в день рождения, дорогие подарки дарить». А здесь показали мужа, который по драгоценностям свою жену не узнал. Нам этого не понять. Поскольку штопка моё любимое занятие, то я узнал бы даже нижнее бельё своей жены. И это правда. Но, зато, насколько советское общество духовно богаче этих летучих мышей и их мужей!

6 сентября.     

Тошно. Не могу заставить себя сесть за дневник. Я живу между двумя желаниями. Первое: рассказать об этом обществе, сборище советских людей. Второе: ощущение ненужности всего, что я пишу, и желание бросить всё. Первого сентября привели Надюшку в школу. Теперь она пойдёт во второй класс. У меня осталось на душе тягостное ощущение, после этого праздничного посещения школы. Когда мы втроём (по такому случаю, Оля бросила все дела, и приехала домой на первое сентября) вошли в школьный двор, там царила праздничная суматоха. Ученики искали свои классы, ориентируясь на своих педагогов. Старшеклассники старались делать это, подчеркивая свою самостоятельность и независимость. Те, кто были помладше, водили за собой родителей, переходя от одной кучки учеников, радостно при этом констатируя: «Ой, это не наши!», к другой. Самые маленькие ученики напоминали цыплят. Они послушно следовали за родителями, одной рукой держась за маму, в другой держа развалившийся, надоевший букет. Мамы, иногда это были и папы, как напуганные квочки, метались в этой толпе, пытаясь скорее сдать своё чадо классному руководителю. А всего-то надо было школе приготовиться, раздать учителям таблички с указанием классов: 1а; 1б. И так до десятых классов. Потихоньку все угомонились. Представители школьной администрации начали, в неработающий микрофон, произносить поздравления. Выглядело, со стороны, это нелепо. Но говорящие делали вид, что их слушают. А слушающие делали вид, что им всё слышно и очень приятно. Когда в этот микрофон начали читать стихи будущие первоклассники, я обратил внимание на чьи-то всхлипывания. Мальчишечка, с букетом цветов, в одиночку, пытался найти свой третий класс. Ни кто из его родителей, наверное, не смог отпроситься с работы. Под всеобщее молчание, все делали вид, что слушают неисправный микрофон, мы, с будущим третьеклассником, пробивались сквозь толпу, в поисках его класса. Наконец, какая-то учительница прошептала в полголоса: «Это мой!», и притянула к себе пацанёнка. В такой же тишине я начал выбираться из толпы, в поисках Оли и Надюшки. Вдруг откуда-то сверху, мгновенно заполнив всё, взрывом обрушились звуки. Зазвучал гимн России. И без этого все стояли в напряжении, делая вид, что слушают неисправный микрофон. А тут, как парализованные, замерли, благоговейно опустив глаза. Сглотнув чувство отвращения ко всему происходящему, я выбрался из толпы, стараясь ни  кого не вывести из состояния транса. В помещении класса, который мы, родители, покрасили, вымыли, подремонтировали, (обычное и обязательное дело), на стене висит портрет президента России. Под ним, флаг России. Ощущение как от иконы, где Георгий-Победоносец попирает поверженного дракона. Портрет на стене, в классе, где находятся двадцать, с лишним, душ малышей, среди них моя дочь. Портрет человека, которого обвиняют в организации взрывов домов в городах собственной страны. Этого человека обвиняют так же и в педофилии. Он внимательно (прицеливается, выбирает жертву?) осматривает с портрета детишек в классе. Среди них моя дочь. У него прилизанные волосики, остатки шевелюры, покатый лобик, и глазки. Маленькие, глубоко посаженные глазки. Всё в нём какое-то серое, мелкое, невыразительное. Раньше на стене висел портрет Ленина. Самого человечного человека. До сих пор с ним проститься не могут, до сих пор, не похороненный, лежит в мавзолее.  Любишь ты своих идолов, Россия!

20 сентября.      

На меня «наехали» свои же, прочитав запись за предыдущий день. «Ты чо??? С чего ты взял, что Путин педофил? Это же не доказано!!!». С чего взял? Ну, за что купил, за то и продаю. Хотите купить? Нужны подробности? Зайдите на сайт Ларисы Володимеровой: http://www.analitika.nl/. Прочитайте Александра Литвиненко. Что, это не есть доказательство? Естественно! Каких вы ждёте доказательств? Свидетельства человека, который свечку держал? Когда я готовлю на кухне, то после этого тщательно мою посуду и делаю уборку. Теперь уже невозможно определить: что же я готовил. А у чекиста-президента такие моющие средства, и такие возможности для уборки!!! На его кухне, уже точно, не определишь: кто готовил, и что приготовлено было. Вчера исполнилось пять лет, как убили Эдика Маркевича. Тоже педофилы. Вернее, они «заказали» Эдика. Он как раз хотел разобраться: что за кухня у нас в посёлке и кто в ней готовит? Хотя кухня была у нас в посёлке (для любителей кушать клубничку с детишками), но следы шли куда-то в Екатеринбург. По-видимому, к весьма серьёзным дяденькам. И когда какой-то местный корреспондент, какой-то местной независимой газеты, хотел на этом сделать сенсационный материал, то его, попросту, «грохнули». Говорят, что профессионально. В сумерках, на вскидку, с обреза. Оружие обмотано изолентой. Что бы не осталось отпечатков. Следствие затягивали, как могли. Следователей тасовали как колоду карт. Материалы, компроматы, которыми Эдик уже располагал для написания статьи, бесследно исчезли. Эти подробности я вновь услышал вчера, в разговоре, когда мы собрались на месте убийства Эдика. Возле дерева зажгли пять свеч. Пять лет назад здесь произошло убийство. У подножья дерева, и на принесённом откуда-то камне, рассыпаны цветы. На самом дереве прибита сделанная кустарным способом табличка: «Здесь трагически погиб Эдик Маркевич». И снующие, в наступающей темноте, фигурки прохожих. Эдика знал весь посёлок. Все читали выпускаемую им газету. Отзывы, правда, были самые различные. Но, теперь, ни кто из прохожих не остановился, не подошёл к горящим в темноте свечам. Кого интересует чужое горе? «Моего ребёнка не насилуют, сыну в армии ноги не ампутировали, в Чечне родственников нет. Мой дом не взорвали. Какое мне дело до чужих проблем? Своих хватает!». Стадо стремится к светлому будущему, в рядах  «Единой России», во главе с президентом. А тут, пять свечек у дерева. И рядом, постаревшая, осунувшаяся мать. Яблочками угощает: «Помяните моего сына». Кому вы нужны в этой стране скотов и извращенцев? А у меня старших двое сыновей. И младшая дочка. Средний, он пока учится. Ему ещё только предстоит идти в армию. Я не министр обороны. И не сумею так, как он, «отмазать» своего сына. Старший, тот уже увольняется. Кому нужен такой работник? Он проработал несколько месяцев замдиректора, а взяток не берёт. Он рассказывал, какое непонимание он встречает от окружающих! Все уверенны, что так, в нашей действительности, не бывает. Где-то, должен быть тут подвох! Создали ему все условия, что бы он сам уволился. «Неправильно вы меня, папа, воспитывали. Надо было как все!». Прозвучало это от него с иронией, но надеюсь, что без сожаления. Теперь вот дочка. Но её, пока, хранит икона на стене, в классе, с изображением нашего президента над флагом России.

28 сентября.   

Объявили приговор человеку, который издевался над Сычевым. Этому простому советскому парню, защитнику Родины, дали, по решению суда, четыре года. Удивительно ли это, но ВСЕ остались недовольны: и обвиняемый, и пострадавший. Позиция обвиняемого: ведь он же ни чего ТАКОГО не сделал!!! Он делал и поступал как все! ВСЕ делали и поступали так же. Кстати, я сам могу это засвидетельствовать. В шестьдесят девятом году, прошлого века, меня тоже призвали исполнить свой конституционный долг перед этой матерью – Родиной. Те же издевательства, тот же беспредел «стариков». Ни чего за эти годы не изменилось. И я, умом, понимаю обвиняемого. Он ни в чём не виноват, он продолжал, не им начатую, одну из традиций доблестной Советской Армии. За что с ним так круто? Ведь и его, в своё время, так же избивали. И над ним так же издевались. При этих же отцах-командирах. Эти же отцы-командиры в курсе всего происходящего. Более того, они заинтересованы в подобной традиции. Здесь главное было что? Выработать в молодом призыве  безмолвную покорность и рабскую привычку к подчинению! Что в этом плохого? Ведь это политика нашего государства, по отношению к собственному народу! Так, когда и где этому приучать, как не в рядах Советской Армии? Хотя, «дедовщина» или «стариковство», вначале было принято на «зоне», в лагерях или тюрьмах. Там процветало почитание, преклонение перед «авторитетами», которые в «законе». Но, поскольку, подобное отношение весьма и весьма импонировало кухаркиным детям, дорвавшимся до власти, и ставшими криминалом в законе, то они, сразу после своего Октябрьского переворота, перенесли эти отношения из рамок тюремных, в ранг отношений внутригосударственных. Не зря военные сейчас вопиют: «Мы что? Армия – это слепок общества!». Правильно вопиют. Захотел, пахан Путин, это который «мочит» всех, и теперь в «законе»…. Тьфу ты! Это тот, который, теперь, по закону, президент и заботится обо всех (вот как правильно!), «опустить» Ходорковского. Ну, как на «зоне»! За неуважение к «авторитету». И что же? «Опустил»! Теперь Ходорковскому топтать «зону» несколько лет. Кухаркины дети, и их потомки, завистливы и мстительны. Стоит им только стать «авторитетом», как они тут же начинают мстить за своё безотрадное прошлое и за покушение на свой авторитет. Психология раба. Который из грязи – да в князи. Поэтому, бывший сержант, истязатель Сычева, недоумевает: «За что меня так??? Другие – вон чо! И то ни чо! А я чо?». Правильно недоумевает. А Сычев, которому отрезали всё, что пониже пупка, тоже недоумевает: «Сделали инвалидом, разбили мне всю жизнь. И за это кто-то получил только четыре года! А как я ДОЖИВАТЬ буду???». Он не понимает, что ему повезло. Ещё как повезло! Потому, что если бы с ним подобное сделал не какой-то там сержант, а сын министра обороны, то тогда бы, этому Сычеву, пришлось доживать свою жизнь на «зоне». За умышленное членовредительство. За уклонение от воинской службы. Как самострелу. А он ещё недоволен. Да мы все в этом государстве искалеченные, ампутированные или уроды. Кто-то без совести живёт, кто-то без ума. Кто-то без надежды. Не может быть здоровых в этом обществе победивших кухаркиных детей. Они лелеют свою мечту. Бьются за то, что бы чекист правил их страной ещё один срок. А тут Сычев: «Как доживать буду?». Да у нас у всех такая проблема. Каждый из нас, в любой момент, может стать пострадавшим. Вот, только, будут ли судить кого-нибудь, как обвиняемого?

6 октября.       

«Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст». Вот такое страшное обвинение, давно минувших дней, всплыло в моей памяти: «Родину продаст». Интересное предложение. А что, кто-то может купить? У нас, в нашей стране, это всегда было самым страшным обвинением: продался, предал.  С измальства нас воспитывали на примерах Мальчиша Кибальчиша: не открыл буржуям Главную военную тайну! А вот Мальчиш Плохиш продал Родину и Главную военную тайну за бочку варенья и корзину печенья. Ёще был мальчик, которого его друзья оставили в шутку на посту. И он стоял до темноты, как настоящий солдат! Потом, проходящий мимо дяденька, бегал, искал, среди ночи, по городу офицера, что бы тот снял с поста стойкого оловянного солдатика. Вот, такой не покинет поле боя, не оставит вверенный ему пост! Вот такие патриоты нужны нашей Родине, выполнять интернациональный долг в Афганистане. Или конституционный долг в Чечне. Или, просто, священный долг перед Родиной. Ведь кто-то же должен расстреливать людей, как на мирной демонстрации в Новочеркасске, в шестидесятые годы. Кто-то должен охранять лагеря. Кто-то должен давить танками захотевших демократических преобразований в Чехословакии, Венгрии, в Прибалтике, и везде, везде, везде. После победы в сорок пятом году, защитники нашего Отечества (у нас и праздник такой есть – день защитника Отечества) участвовали в ста пятидесяти военных конфликтах! И всё на чужих территориях. Конечно, всегда были отщепенцы, которые совсем не так думали. Которые были не согласны со своей Родиной. Но их были единицы: Сахаров, Солженицын, и другие, более или менее, значимые фигуры. Отщепенцы – это щепа, щепка. Нечто мелкое, отделившееся от чего-то большого, целого. Кто их во внимание берёт? Отщепенцев этих, ещё в те времена, предали всеобщей анафеме. И сейчас их не жалуют.  Так вот, по поводу этой фразы: «Родину продаст». А что? Можно? Кто-нибудь купит? Эту Родину, в которой министр атомной энергетики тов. Адамов украл девять миллионов долларов. Которые выделены были нам Соединёнными Штатами. Эти деньги должны были пойти на укрепление безопасности наших ядерных объектов.  В частности: Чернобыльская АЭС. Как  «чернобыльцы», гниющие, умирающие от передозировки, получающие крохотные пособия, восприняли цифру девять миллионов долларов? Кто-то купит эту Родину, которая позволила своим чиновникам разворовать средства, выделенные родственникам погибших на подводной лодке «Курск»? Кому-то нужна Родина, которая «кинула» своих пенсионеров. Тех самых, которые ковали меч для защиты своего Отечества, самозабвенно строили и воспевали светлое будущее? В своё время Руцкой, когда у него начались неприятности, сказал, что у него есть чемоданы компромата на правительство. Он не врал. Можно брать любого из этой публики. И у любого рыльце в пушку. Как у той лисы, в курятнике. Ну, Родина у нас такая! Менталитет такой. Так вот, я сейчас понял, что созрел для, на первый взгляд, неожиданного предложения: купите у меня Родину! Купите у меня эту уродину! Где, про президентов, только они станут бывшими, говорят, что они «отмывали» миллиарды долларов. Кто-то удивится: «Тебе что? Не нравится твоя Родина?». Не нравится! «А чем ты не доволен? Что ты от неё хочешь? Что ты ей сам дал?». Чем я недоволен – это всем понятно. Чего я хочу? Уже ни чего не хочу. Это библейскому Моисею повезло. Он ударил посохом по скале, и она расступилась, и дала жаждущим воду. Я не Моисей. Я дятел. Я долблюсь в эту каменную холодную глыбу, которая называется Родина, а с неё даже песчинка не падает. Она тупая и равнодушная. Хотя, иногда я боюсь, что достучусь. Когда-нибудь. Скала, как у Моисея, не расступится. Но камешек, откуда-то, по команде «сверху», прилетит. В мой огород. И по темечку. Что я сам ей дал? Тут нужно быть логичным. Рассуждаю вслух: если я, пожилой человек, который ни пил, ни курил, всю свою жизнь, с семнадцати лет батрачил на это государство, и ни чего не имею в старости, значит…. Значит, я всё отдал этому государству!!! Я не прав? Кто-то хочет со мной поспорить? Жена, верно и честно работала на это государство. На государственном предприятии, на последнем месте работы, она была одновременно главным бухгалтером, зам директора по финансам и начальником планового отдела. Однажды, она пришла домой, а маленькая наша дочка ещё не легла спать. Дочка обрадовалась, спрашивает: «Мама, а завтра ты к нам придёшь в гости?». Вначале мы посмеялись: ребёнок свою мать не видит в рабочие дни. Правда, смешно? А потом директор её уволил. Как не справляющуюся со своими обязанностями. Это после того, как она сказала в присутствии главных специалистов, о том, что директор, после десяти лет безупречной работы начал, выражусь так, нарушать финансовую дисциплину. Он сразу предложил ей уволиться. Она отказалась. Он её уволил по статье. Смешно, правда? И ни кто на Родине не возмутился, не заступился. Правоохранительные органы здесь превратились в правохоронтельные органы. Похоронили все наши права. Мы теперь как прежде, или как всегда – бесправные. Ладно, вернёмся к нашим баранам. Я имею в виду к началу разговора. Итак: желающие есть? Кто-нибудь купит у меня эту Родину? Как я без неё обойдусь? Ещё не знаю. Олег, из нашей церкви, который уехал в Германию, говорит, что там растут русские берёзки. Собаки так же гавкают. Гавкают по-русски. Только немцы, они тупые, как и американцы, как, впрочем, и все тупые, кто не русский патриот, думают, что собаки лают по-немецки. А они лают по-русски. Так, что я продаю Родину. Хочу, хоть на старости, стать человеком. И жить по человечески. Продаю за миллион. Не подумайте плохого. Не за рубли. За доллары. И не потому, что она мне очень дорога. Совсем нет. Просто, здесь полно патриотов, которые её любят. Только из уважения к ним, прошу так дорого. Что бы ни кого не обидеть.

 9 октября.     

Застрелили Анну Политковскую. Это полный беспредел. Нужно чувствовать себя в полной безопасности, для того, что бы проводить такой целенаправленный отстрел. Господи! Ну, пусть даже мы сидим, засунув языки в задницу, но неужели непонятно, что мы достигли определённого уровня той самой стабильности, которую нам обещал наш гарант – главный «мочитель» в России? Кто хотел стабильности? Кому нужен был гарант-чекист? Получите! Вам не хватало жертв чекистов, в кожаных куртках, с наганом на поясе? Пожалуйста! Получите! Теперь стабильно людей убивают из пистолета с глушителем, травят газом, бомбят, наносят ракетные удары, давят танками. Вам мало? Выбирайте чекиста на третий срок! Тогда, «мы на злобу всем буржуям, мировой пожар раздуем»! А чо нам, послушному быдлу, одним в своей стране мучаться? Кухаркины дети, дорвавшиеся до власти, должны войти, так же бесцеремонно и нахально, в мировое правительство. Иначе, от зависти и ненависти, в случае неудачи, они уничтожат этот мир. Хотя, и в случае их удачи, мир будет обречён. Если только кухаркины дети, ещё до этого, прежде не уничтожат свою страну.

10 октября.          

Слова из песенки времён перестройки: «Дедушка умер, а дело живёт. Было бы лучше – наоборот». Действительно было бы лучше, если б дедушка Ленин продолжал жить, а его идеи сгнили. Но не сгнило его дело. «Рукописи не горят» – сказал Булгаков. А идеи не умирают. Не мне судить о замыслах Ленина, но для того, чтобы осуществить их, ему пришлось создать организацию палачей, которые выполняли функцию карающего меча революции. Заметил ли дедушка Ленин, что созданная им организация вышла из-под контроля и начала самостоятельную жизнь? Или это произошло позже? Неважно. Суть в том, что этот, питающийся кровью серый монстр, стоящий в тени за чужими спинами, оказался обличенным реальной властью. Оставаясь невидимым и невредимым, вместо себя подставляя для расправы очередного мальчика для битья, монстр создавал новые сценарии, всевозможные ситуации, набирая всё большую и большую силу. Но, государство чахло и хирело под управлением коммунистической  партии. Тогда серый монстр, озабоченный потерей власти и государства, решил увеличить ставки, что бы сорвать больший куш. Решено было мальчиком для битья сделать не какую-то одиозную личность, а партию КПСС. Свалить на неё всю ответственность за происходящее в стране. Главное, в последующей передряге, сохранить власть. Послушное общество с энтузиазмом восприняло предложение о перестройке. Стадо, которое с радостью свергло царя, с упоением рушило церкви, с таким же энтузиазмом отреклось от кровавого прошлого, от коммунистической партии. Советский народ не подозревал, что это только игра, правила которой установлены серым монстром. И весь сценарий написан по законам игры в «лохотрон», где выигрыш всегда на стороне шулера. Что же дальше? Это стадо, новую историческую общность, именующую себя «советским народом», по-прежнему, нужно было вести и направлять. Передоверять кому-либо это нелёгкое дело, на данном этапе, было опасно. Тогда серый монстр обозначил себя маленьким, сереньким, невзрачным человечком в лице президента. В случае неудачи – прекрасная кандидатура на роль мальчика для битья. И потом свалить вину на общество: «А вы куда смотрели? Вы что? Не видели?». Что бы не было в обществе множества мнений, и возможности обмениваться ими, серый монстр взял под контроль средства массовой информации. Каждый житель должен чувствовать себя уязвимым и беззащитным в этом государстве. Необходимо, что бы  каждый закрывался в своей раковине от внешнего мира, обходясь одним телевизором, который формирует теперь уже новую общность – «путеноидов». Приняты все меры  по нагнетанию страха и истерии. При полном искоренении инакомыслящих, всячески поддерживается фашизм, национализм. Пусть обыватель трепещет: вот от каких врагов его защищает государство! Процветает взяточничество.  Наверное, в связи с этим, чиновников почему-то стало в два (!!!) раза больше, чем во времена СССР. Но, опять же, государство борется с этим явлением, отстаивая интересы общества. Во много крат у нас стало больше и внутренних врагов, и внешних врагов. Хотя, вроде бы их всегда хватало. Ко всем проблемам добавился ещё и терроризм, и экстремизм, о которых у нас раньше только слышали. Серый монстр изо всех сил открывает нам глаза на окружающую действительность. При этом ставя вопрос: «Ну, как мы выживем при таких условиях?». Выход напрашивается сам собой: при полном послушании общества – мобилизовать все силы! А что бы не распылять эти силы – у власти должна быть одна партия, единая партия. У неё подразумевается ум, совесть и честь. Короче: «Король умер, да здравствует король!». Всё вернулось на круги своя. Серый монстр оказался кукловодом за декорациями. Который выводит своих персонажей, продолжая вести игру по собственному сценарию. А неугодных убирает со сцены. Сколько их уже? Счёт утерян! У кого-то сердечный приступ, как нельзя кстати, случается. Только один человек в России мог во времена перестройки возглавить процесс демократизации. Это был Сахаров. У него, по сценарию, произошёл сердечный приступ. Ходорковского посадили. Анну Политковскую застрелили. Видно, она так властям насолила своими статьями, что один подонок, желая унизить её, и её профессионализм, заявил, что гибель Политовской нанесла России гораздо больший урон и ущерб, чем вся её деятельность. А мы, «совки» и «путеноиды», будем продолжать борьбу с внутренними и внешними врагами! Строить светлое будущее. На этот раз – сильное государство. «Дедушка умер, а дело живёт. Было бы лучше – наоборот».

16 октября.            

Интересное отношение у советских православных к Библии. Для наглядного примера: последние годы по самому главному  путинскому телевизионному каналу, каждое воскресенье выступает митрополит Кирилл. За всё это время я его ни разу не видел с Библией! То есть, перед телекамерой, в праздничной униформе, при полном параде сидит человек и несёт в эфир какую-то отсебятину.  Нет, конечно, при этом он ссылается на известные ему авторитеты, на свои достоверные источники информации, но ни каких ссылок на Библию, практически, не делает. Ещё интереснее выглядит на православном телеканале «Союз» выступающая, последнее время постоянно, женщина, в монашеском одеянии. Бывший психолог, она довольно толково, и подолгу говорит о правильных взаимоотношениях внутри семьи. И опять же ни одной ссылки на Библию! Нет, она делает ссылки на святых угодников, на их изречения, но Библия для неё не авторитет. Перед аудиторией, внимательно слушающей её в зале, она тщательно избегает слова «христиане». Ни разу его не произнесла! При необходимости она использует слово «православные». Православная мораль, православная этика, православный образ жизни. Я долго вначале ломал себе над этим голову: ну, почему так? Только потом понял, что это и есть, те самые сектанты, с которыми изо всех сил борются в России. Что меня натолкнуло на такой вывод? Во-первых: Библия для них не авторитет. Во-вторых: христианами, учениками и последователями Христа, они себя не считают, и так себя не называют. Вдобавок, они ненавидят евреев – народ, из которого Бог произвёл Иисуса Христа. Точно, это сектанты-мракобесы! И СОВЕТСКОЕ православие – это секта. Тем более, главная заповедь Христа гласит о любви. О любви к Богу, о любви к ближнему. А теперешнее состояние нашего государства, это состояние войны. Войны со всеми. Мы бы всем объявили войну, да пока кишка тонка. Любим мы, или, по крайней мере, поддерживаем все существующие диктаторские режимы: Белоруссию, Кубу, Венесуэлу, Иран, Ирак, северную Корею, Палестину. Кто там ещё, от злобы, на весь мир плюётся и на всех кидается? Те и есть наши меньшие братья. А как Алексий второй, патриарх всея Руси, с Ясиром Арафатом при встрече целовался? Как братья. Как единомышленники и единоверцы. Библия, которую избегают советские православные, говорит устами пророка Иеремии: «И было слово Господне ко мне в другой раз: «что видишь ты?» Я сказал: вижу поддуваемый ветром кипящий котёл, и лице его со стороны севера. И сказал мне Господь: от севера откроется бедствие на всех обитателей сей земли». Не могу похвастаться, что бы я ощущал за собой дар пророчества. Но, полагаю, что это Бог дал людям разум, и я тоже могу подумать над чужим пророчеством. Итак: кипящий котёл – это страна, постоянно бурлящая, расположенная лицом на север. Гренландию, Исландию, Канаду, можно отбросить сразу. Меньше всего они напоминают кипящий котёл, поддуваемый ветром. Есть ещё Аляска. Но это не страна, это часть суши, которую Россия продала США. Сами же Соединенные Штаты лежат лицом не к северу, а к Канаде. Тем более, США всегда помогали евреям и всему Израилю. Тогда остаётся только Россея-матушка. Это она лежит лицом прямо к северу, смотрит на Северный полюс. Это она постоянно кипящий котёл. Это здесь ненавидят евреев и стесняются называть себя христианами. Это Россия оказывает помощь Сирии, Ливану, Палестине и другим странам, которые ведут войну с Израилем. И я очень боюсь, что «от севера откроется бедствие на всех обитателей сей земли». Слишком многих наших правителей можно считать слугами антихриста. Об этом говорит вся прошлая и нынешняя история нашего государства. «Вижу поддуваемый ветром кипящий котёл».

18 октября.        

«До свидания. Всё будет у вас хорошо. Вы хорошие люди!». Несколько минут мы разговаривали на улице с этой женщиной. Случайная встреча. Если учесть, что у меня плохая зрительная память, поэтому я ни с кем не здороваюсь, и то, что многие сейчас делают вид, будто мы не знакомы, я могу дать круг по посёлку и ни с кем не заговорить. А тут меня окликнули, поздоровались. Поговорили, попрощались. Хорошие люди!? Это мне такие вещи говорят? Это я хороший человек??? Да я остервенел уже совсем! Мне кажется, я на людей скоро кидаться начну! Поседел, потолстел, обрюзг. Потому что я стал много есть. Меня постоянно мучает чувство голода. Не понимаю, как я мог, в прошлый раз, объявив голодовку, три недели не прикасаться к пище? Сейчас я постоянно хожу вокруг холодильника, как мышь вокруг мышеловки. Уговариваю себя, что я только кусочек колбасы положу на язык и буду его сосать. А ещё, кусочек хлеба обмакну в майонез. А ещё…. И так весь день. Я «завожусь» с пол оборота, глядя на экран телевизора, на эти честные рожи людей, которые рассказывают, сколько у нас проблем и как мы их решим. И сколько у нас желающих оставить президента Путина на третий срок. Для меня это просто счастье, что когда-то, слава Богу за это, я начал ходить в церковь. Иначе бы таких дров наломал! Это я хороший человек? Да я Топоркову, за его подлость и своё бессилие, хотел в окно бутылку с зажигательной смесью бросить. Но вспомнил, как Оля рассказывала о том, что она не раз молилась у постели больной матери Топоркова. Это меня и остановило. Я не мог представить как больная женщина, на постели, с ужасом смотрит на бушующее пламя. Помню как, в знак протеста, я решил порезать себе вены у дома Топоркова. Это я хороший человек? Господи, да сколько в нас дури и агрессии! Беспомощные советские люди! Теперь, вот ещё один урок: с чего это я взял, что одна Оля идеалистка и всё приукрашивает в жизни? Это я идеалист, если поверил в то, что она изменилась, и стала смотреть на мир без розовых очков. Это не так. Она по-прежнему верит в добрых начальников, которые не спят, а думают о пользе  дела, и о торжестве справедливости. На собрании, куда согнали всех директоров магазинов, им объяснили, почему директора, со своими коллективами, должны голосовать за «Единую Россию». Воспользовавшись случаем, Оля подошла к главному агитатору и рассказала о том, как с ней поступила Советская власть. Тот заверил её, что уважаемый председатель правительства Свердловской области товарищ Воробьёв немедленно исправит сложившуюся ситуацию. Только нужно обратиться к нему письменно. Что Оля и сделала. Передала письмо с этим товарищем. И после этого, по честному, ждала ответной реакции. Я, так это мягко, боясь её обидеть, невзначай спросил, что ты, мол, в самом деле, на что-то надеешься? Оказывается – да! Молодой человек, глубоко порядочный, обязательно передаст письмо Воробьёву. Воробьёв, тоже глубоко порядочный, обязательно, должным образом отреагирует на сложившуюся ситуацию. А чтобы подстраховаться, такое же письмо  Оля отправила Воробьёву по другому каналу. Я не стал Оле напоминать, что три подобных письма Воробьёв уже получил два года назад. Ну, как можно разрушать веру у человека, который надеется на человеческую порядочность, и верит во что-то хорошее в этом обществе? Я промолчал. Долги наши растут. Мы продали уже Олежкину машину, заложили дом. На что мы надеемся? На Бога, на какую-то, вопреки всему, справедливость в нашем государстве. «Правохоронительные  органы» –  здорово это я всё-таки придумал! Публикую для истории Олино письмо Воробьёву.

              

            Добрый день, Алексей Петрович!

Сегодня у меня появилось желание ещё раз напомнить Вам о себе и наших проблемах, с которыми я обращалась к Вам за помощью. (Бывший главный бухгалтер птицефабрика «Рефтинская»). Хочется верить в то, что Вам небезразлична судьба нашей семьи.

В настоящее время мы живём в очень стеснённых материальных условиях. На нашей семье 5 кредитов, дом в залоге, машину продали. Я работаю в небольшом арендованном магазине, в Екатеринбурге, на Старой сортировке (директор, заведующая, бухгалтер, иногда и за грузчика приходится хлеб разгружать). В Екатеринбурге снимаем комнату со средним сыном (студент 4 курса института), он и учится и работает в магазине. Домой, в Рефтинский, езжу один раз в две недели. Муж, после инсульта, не работает, следит за домом и воспитывает 8-летнию дочь. Честно сказать – очень трудно, не жизнь, а битва за выживание.

Два года назад я обращалась к Вам за помощью. Вы отреагировали на моё обращение. Я была на приёме у Шимановского Сергея Юрьевича, который пообещал решить вопрос с записью в трудовой книжке и с документами на квартиру старшего сына. Поверив в его искреннее желание помочь мне, я не стала обращаться в суд. В последствии, через своего помощника, Сергей Юрьевич извинился передо мной и сказал, что он сделал всё, что мог, и я должна обращаться за помощью к Чемезову С.М. и Топоркову Н. В. Так я потеряла возможность решить свои проблемы через суд (прошёл срок подачи искового заявления).

 В настоящее время в моей трудовой книжке – статья за систематическое неисполнение должностных обязанностей. Нормально оплачиваемую работу, с такой трудовой книжкой, я так и не нашла в течение 2 лет. Документы на квартиру сына нам не отдали и вынудили продать её птицефабрике на 40 % ниже рыночной цены семья старшего, с двумя детьми, жилья в настоящее время не имеет.

Трудно понять всё это. Защищая 2 тысячный коллектив работников птицефабрики, я подставила под удар всю нашу семью. А ведь я работала не в частных компаниях: налоговая инспекция г. Асбеста (старший налоговый инспектор); областное государственное предприятие птицефабрика «Рефтинская» (замдиректора по финансам и экономике; главный бухгалтер). 4 года была депутатом МО Рефтинский – председатель финансовобюджетной комиссии. И мне не стыдно за своё прошлое, и есть чем гордиться. Трудилась я честно и добросовестно. И видела результаты своего труда.

Жаль, что в этой системе я оказалась как инородное тело, со своими взглядами и поступками.

Была бы благодарна Вам за возможность встречи. У меня, как у специалиста, есть предложения по решению некоторых проблем нашего общества.

Ваш ответ, как бы он не выглядел и в чём бы не выражался, я приму как позицию государства, которое Вы представляете как наделённый властью чиновник, и как один из членов партии «Единая Россия».

 С уважением                                                    О.Н. Ткалич   26.09.2006г.

 

Мой сотовый телефон 8-906-80-80-28

Домашний телефон 8-343-65-34807

 

Вот такое послание девочки-идеалистки. Почти три недели она ждёт ответа. Она не предполагает, что Воробьёв – это только шестерёнка в механизме часов. Такой как все. Больше всего он боится оказаться не таким, как должно. Если окажется, что у него, как у шестеренки, диаметр больше или меньше, чем должно – его тут же заменят. Ведь он сцеплен в механизме с другими шестерёнками. Притёрся. Часы должны работать. Только ни кого не интересует – спешат часы или отстают. Какая разница? Стрелки на часах давно уже просто висят, болтаются, показывая одно и тоже время – половина шестого. Механизм работает, а стрелки в самом низу – время замерло. Так нужен ли в этом механизме такой профессионал, как Ольга Николаевна? Ведь она не соответствует главному требованию – крутись в отведённых тебе рамках. И зубьев у тебя должно быть определённое количество. А если ты оказалась более зубастая…. В этом бессмысленном механизме, в часах, которые не показывают время, легко ей найти замену. А она ещё с предложением: «У меня, как у специалиста, есть предложения по решению некоторых проблем нашего общества». Ха-ха-ха! «Проблем нашего общества»! Да это она проблема нашего общества. Поэтому от неё и избавились. Вдобавок, относительно гуманно. Пинком под зад – это лучше, чем пуля в голову. А меня успокаивают: «Всё будет у вас хорошо. Вы хорошие люди!». Если бы!!! Я теперь во всём сомневаюсь.

23 октября.    

Наверное, пришла пора рассказать о последних событиях. О том, что произошло за последнее время в моей жизни. Самое главное из всего – стала выходить новая местная газета. Редактор – член нашей асбестовской церкви. Человек он очень неравнодушный, с нарушенным чувством баланса. В том смысле, что мы, в нашем обществе, всегда выбираем: или жить и говорить по правде, или жить спокойно. Чтобы выглядеть порядочными людьми всегда приходится балансировать. Похоже, у него этот баланс нарушен в пользу «говорить и жить по правде». Он взялся, на свой страх и риск, печатать объективную, по возможности, информацию и отрывки из моего дневника. Ему «в отместку», я послал об этом сообщение в Нидерланды, Ларисе Володимеровой. Человеку, который разместила мой дневник на своих сайтах. Один из этих сайтов «Чеченпресс». Само по себе, это уже лестно мне, как порядочному человеку, коим я себя, в глубине души, считаю. Этим сообщением я попытался хоть немного подстраховать Сашу Шмелёва, редактора этой газеты. Теперь о нём будут знать не только в наших деревнях и посёлках, но и где-то далеко, в Европе, в Нидерландах, которая славилась своими цветами, а сейчас своими правозащитными организациями. Пусть это будет его страховка в путинском обществе. Хотя он, насколько я знаю, больше полагается на Бога. Другого варианта у неравнодушных и честных людей, живущих в России, нет. В этом же сообщении Ларисе, я сделал шаг, который полностью меня дискредитировал, как порядочного человека. И в глазах, советской общественности, мнением которой приходится дорожить; и в глазах людей, которые живут за рубежом, хотя их мнение для нас совершенно неважно; и в собственных глазах, что уже совсем ни для кого не имеет значения. Я попросил у них помощи. И не словесной поддержки, и не духовной помощи, а материальной. Этой просьбой я себя поставил вне закона. Для советских людей я теперь продался фактически и окончательно. Для тех, кто живёт там, за «бугром», я стал обычным советским попрошайкой. Для себя…. С одной стороны, в своих глазах я опустился ещё ниже. Но в нашем государстве, при этом беспределе, в этом беззаконии у меня просто нет никаких вариантов. Поэтому с другой стороны – стал больше себя уважать. В таком дерьме живу, но до сих пор барахтаюсь, и не тону, сопротивляюсь, пытаюсь сделать что-то для своей семьи. Только, в отличие от Светланы Горячевой, поступаюсь своими принципами. Как и те люди, не патриоты, которые обращаются в Европейский суд, не найдя справедливости и помощи на своей Родине. А что делать, если гарант есть, а гарантий ни каких? Мне кажется: надо или пересмотреть гарантии, которые мы себе требуем. Или пересмотреть своё отношение к гаранту, которого мы затребовали аж на восемь лет. Неужели за этот срок советские люди, до сих пор не рассмотрели в чекисте человеконенавистника, преследующего свои цели? А может я не прав? Например, только что, на НТВ, в программе «ЧП», «Чрезвычайные  Происшествия», показали, как уточку со сломанным крылышком спасли, и оставили на зиму жить в зоопарке. Как это мило!  В самом деле, как в кинокомедии говаривал Шурик: «Птичку жалко!». А сюжет-то, какой хороший! Раненая уточка на Родине осталась! И сколько у нас добрых людей, готовых найти терпящих бедствие и помочь им! Ну, никак тогда я не пойму: откуда у нас чекисты берутся? И кто за них голосует на президентских выборах?

26 октября.    

«Да, я не люблю пролетариата» – признался Булгаков устами профессора Преображенского. За что можно не любить пролетариат??? Этого гегемона. Чем он не угодил Булгакову? Ведь у нас, сколько положительных  литературных героев, пролетариев, воспетых известными советскими авторами. Вот, к примеру, славно потрудились над созданием положительных образов Николай Островский, Михаил Шолохов. Сам-то Булгаков кого увидел в победившем пролетариате? В его повести «Собачье сердце» главный герой – полученный искусственным путём, некий Шариков. Именно искусственным путём. Булгаков тут иронизирует над советским народом, полученным искусственным, революционным путём. Он иронизирует над некой «новой исторической общностью» – такое пышное определение дано советскому народу, опять же, Советской энциклопедией. «Если я что-нибудь говорю, значит, в основе лежит некий факт, из которого я делаю вывод» – эти слова профессора Преображенского пусть будут основой для последующих рассуждений. То есть, берём факт, цитату из произведений указанных писателей, и из этого факта будем делать вывод. Так что такое Шариков? Полученный искусственным путём Полиграф Полиграфович – очеловеченное животное или озверевший человек? Неважно. Это представитель новой исторической общности. Он наполнен ненависти ко всем. Это его основное качество. Больше всего он ненавидит кошек. Он готов «мочить» их и в сортире, и в ванной. Подобное качество – ненависть, вражду, намеренно выделяет в своём произведении Николай Островский: «Выросший в нищете и голоде, Павел враждебно относился к тем, кто был в его понимании богатым». А их ой сколько было! Ненависть – вот основная черта Павла, подана автором как необходимое качество при борьбе за идею. Но, кроме, так называемой классовой ненависти, сюда нужно добавить ещё и личную обидчивость Павла. Ненавидел Павка попа «всем своим существом. Ненавидел и боялся. Никому не прощал он своих маленьких обид». Здесь нет ни какой классовой вражды. Просто, будущий чекист очень злопамятный человек. Через несколько лет(!) он попу всё припомнил: «В эту же ночь взяли попа Василия с дочерьми (???) и всю остальную братию за неуплату налогов». В произведении Шолохова «Судьба человека» ненависть была обоснована очень уважительной причиной. Автор дал своему персонажу, Соколову, ненависть к фашистам. Войдя во вкус, тот, по идейным соображениям, даже своего соплеменника, задушил в храме Божьем. Хотя, экая невидаль! Он же хотел как лучше! Но вернёмся к Шарикову. Кошек он не просто так уничтожал, из одной ненависти. У него было  для этого оправдание: «На польты пойдут, из них белок будут делать на рабочий кредит». Преклоняюсь перед талантом Булгакова. В одной фразе выразить всю сущность строительства коммунизма! Звериная жестокость проявлялась как жизненная необходимость. Кошек уничтожали не просто так: пальто, «польты», будут шить для населения! С кошачьими воротниками. Кошачьи воротники будут выдавать за беличьи и, в кредит, продавать «польты»  строителям коммунизма.  Шариков, в своей прежней человеческой жизни был беспартийный, но сочувствующий, трижды судимый, алкоголик и матершинник. Тем не менее, он, сейчас, оказался востребованным советским обществом. Можно упрекнуть Булгакова, что он сгустил краски. Но как выглядят положительные герои у Н. Островского и у М. Шолохова без идеологического приукрашивания? Беру только факты, то есть цитаты. Начнём с Корчагина. В отличие от Шарикова он был партийным, и не имел судимости. Хотя Рита Устинович пишет в своём дневнике: «О Корчагине ни чего не слышно. Удивительно, что на него нет «дела» вроде панкратовского». Нет на него «дела». И это, правда, удивительно: матершинник, несдержанный, неуправляемый тип, ненавидящий всех и всё. С такими качествами, и на свободе! Для более полной характеристики Павла уместно будет вспомнить о том, что отец у него был алкоголик. А про деда мать Павла рассказывала следующее: «Таким заскочистым твой дед был… Настоящий разбойник, прости Господи! Довоевался в севастопольскую войну, что без ноги и руки домой вернулся…. Строптивый был, ударил какую-то власть по голове клюшкой, в тюрьме мало не год просидел. Закупорили его туды, и кресты его не помогли. Погляжу я на тебя, не иначе ты в деда вдался». Точно, не иначе как в деда вдался. Каким мог быть внук у такого деда? Каким мог быть сын у отца-алкоголика? Хоть в Советском Союзе генетику за науку не признавали, но от наследственности ни куда не денешься. Кроме ненависти ко всем, у него было ещё одно приобретённое качество, о котором тщательно в книге умалчивается. Что бы разобраться в этом, мы будем опираться опять на одни факты: «Что может быть роднее рук любимой, обхватившей шею, и – поцелуй, жгучий, как удар тока! Прерываются его  мысли. Как послушно гибкое тело!..». Но до секса у Павла с Тоней, с первой любовью, дело не дошло. Следующий факт: «Слухай, голубе, – шепчут горячие губы Христины, – мени всё равно пропадать, як не офицер, так те замучают. Бери мене, хлопчику милый, щоб не та собака дивочисть забрала.  – Что ты говоришь, Христина? Но крепкие руки не отпускали Павла». Павел и здесь секса не допустил. Эпизод в поезде: «Павел чувствовал глубокое, ровное дыхание, где-то совсем близко её губы. От близости родилось непреодолимое желание найти эти губы. Рита, как бы угадывая его чувства, в темноте улыбнулась». Зря Рита в темноте улыбалась. Павел остался верен себе. Потом были в его жизни ещё и Анна Борхат, и Волынцева Мура. Но финал во всех этих историях был одинаков. Этот борец за идею, человеконенавистник, вдобавок был ещё и импотентом. Неплохой набор для чекиста. Складывается такое ощущение, по нашей жизни, что в чекисты берут импотентов или извращенцев. А каким же был на самом деле, явно положительный герой у Шолохова, Андрей Соколов? Сам Андрей свидетельствует: «Парень я был тогда здоровый, выпить мог много. Случалось так, что до дому на перовой скорости, то есть на четвереньках добирался». Как сейчас принято говорить: «на автопилоте». Ну, вот опять, советская действительность! Если не импотент, то алкоголик. Тогда выглядит ли героизмом его поступок, в плену, когда он, «на халяву», выпил три стакана водки? «На халяву» – это же любимое занятие каждого русского человека! Не стал пить за победу немецкого оружия? Так его уже на расстрел, практически, привели. Здесь такая возможность характер, напоследок, показать: «Один чёрт мне умирать, так провались ты пропадом вместе со своей водкой!». Булку хлеба и кусок сала для всех в барак принёс? А что ему оставалось? «Вышел я из комендантской на твёрдых ногах, а во дворе меня развезло. Ввалился в барак и упал на цементный пол без памяти». Опять на «автопилоте» добрался! У нас, после получки, это повсеместное явление. То, что хлеб, на утро, поровну поделили? А что, у него был выбор? Попробовал бы пайку себе больше сделать, так его бы там и удавили. Сказали бы, что немцам продался. Я так и не понял: в каком месте с него пример брать? Но меня гораздо больше в этом произведении заинтересовали два момента. Первый, почти без комментариев: побег из немецкого плена.  Будучи в плену водителем, он пересёк линию фронта на легковой машине, с пьяным немецким офицером. Кто-нибудь может себе представить, что у нас, пленный фашист, возит советского офицера? Да ещё и в прифронтовой полосе! Да мы не то, что пленных, мы своих соотечественников, но другой национальности, из родных мест, в Сибирь, в лютые морозы переселяли на верную погибель. Так кто больше озверевший: мы или фашисты? Второй момент: колонна советских военнопленных остановилась на ночь в разрушенной церкви. Курьёзный случай: «Как на грех, приспичило одному богомольному из наших выйти по нужде. Крепился-крепился он, а потом заплакал: «Не могу, говорит, осквернять святой храм! Я же верующий, я христианин! Что мне делать, братцы?» А наши, знаешь,  какой народ? Одни смеются, другие ругаются, третьи всякие шуточные советы ему дают». А чего смешного? На целую колонну советских военнопленных всего один оказался христианином! Смешно? Да и то его застрелили. Для него, верующего человека, разрушенная гегемоном церковь оставалось святым храмом. Характерная черта в советских людей – это атеизм. Нет ничего для нас святого. Кроме какой-то идеи. За неё, мы даже в святом храме человека удавим. Поэтому, у Островского, Павка не побоялся махорки попу в пасхальное тесто насыпать. У Булгакова, в «Собачьем сердце»,  эта мысль подтверждается фразой: «Наголодался я в молодости достаточно, будет с меня, а загробной жизни не существует». Бога нет, загробной жизни нет, значит, наказания нам не будет. Гуляй душа! Да! Души-то тоже нет! Кстати,  о том командире, из-за которого Соколов в церкви предателя удавил. А кто из них был предатель? Толстомордый рядовой, который ранее отказался от вступления в ряды КПСС? И, который не собирался скрывать, что его командир специально снял гимнастёрку. Командир очень хотел выжить. Любым путём.  Сняв гимнастёрку, что б его не «вычислили», он уже отказался от своего командирского звания, от членства в КПСС. Так кто из этих двоих предатель? Кого из них, по привычке, мы, голыми руками удавить готовы? Библия говорит: «Не суди, и судим не будешь». А Бог сказал: «Не мстите, Я воздам». И, кто как не Он понимает Булгакова, и понимает, почему тот сказал:  «Да, я не люблю пролетариата».

29 октября.       

Видел ужасный сон. Я стал свидетелем убийства. Сидел в тесной легковой машине, на заднем сиденье. А на переднем, водитель и сидящий со мной рядом, убивали человека. Мучительно, долго и больно. Я не мог убежать. Страх. Я сидел и смотрел. И соглашался. Всем своим видом выражал согласие и поддержку происходящему. От понимания, что я соучастник, было мне ужасно и мерзко. Почему МНЕ приснился такой сон? Видят ли такие сны наши высокопоставленные чиновники? Есть ли у них совесть, и мучает ли она их по ночам? Почему Я вижу этот сон? Потому что вижу, как мучается Оля? (на переднем сиденье) Или я вижу и чувствую весь народ? И, просто, постоянно об этом думаю? Как мы можем выделять из своей среды подонков, которые приходят к власти? Или: а что ещё можно выдавить из нарыва? Или вокруг нас создана такая среда, что какой бы человек не пришёл во власть, он обречён стать ТАКИМ? Но это ужасно – сидеть на заднем сиденье, трястись за свою жизнь и подобострастно улыбаться. А как выскочить из этой машины? Или, обречённо закрыв глаза, кинуться на убийцу? Во сне я этого не сделал. Сон в руку? Для меня? Для России? Свидетель? Или СОУЧАСТНИК? 

3 ноября.    

Слава Богу! Наконец-то, после двухлетнего периода молчания (столько публикую свой дневник в Интернете) я начал получать, в течение нескольких дней, отзывы. Первый отзыв, несмотря на мой склероз, я даже выучил на память.

Уважаемый Петр Степанович,

спасибо Вам! С такими людьми я хотел бы жить в одной стране, в одном городке, желательно на одной, не длинной улочке 

Шамиль Бено,

мусульманин и чеченец.

Спасибо тебе, мусульманин и чеченец Шамиль Бено! Я бы хотел иметь такого брата: верного и быстрого на ответ. Я, через Интернет, отправил тебе письмо, но не уверен, что ты его получил. Мои письма, как я убедился, ни куда не доходят. Об этом постарался некий админ, с форума «Открыто». Вначале обозвал меня сектантом, потом поставил мне в вину, что я рассылаю спам, и заблокировал мой почтовый ящик, а за одно и мой сайт, с дневником. Поэтому мне гораздо ближе и роднее чеченец-мусульманин, чем русский, демократ (а мы, недавно, все гордо называли себя демократами), православный (теперь мы гордо называем себя православными). Потому, я благодарен тебе, Шамиль Бено, за твою человеческую отзывчивость. Спасибо тебе Наташа Поликарпова, с Украины, за длинное подробное письмо, полное сочувствия и понимания. Пусть Бог благословит тебя, вашу церковь, и тех людей, за которых ты молишься. А я принимаю поступившие отзывы за мой дневник, как подарок от Господа, на наши дни рождений.  У Оли день рождения послезавтра, пятого ноября. У меня – девятого ноября. Мне исполнится пятьдесят шесть лет. А вот, сколько Оле – я не могу сказать. У настоящих мужчин не принято женщин «подставлять». Могу только сказать, что она моложе меня на семь лет, и выглядит ещё на семь лет моложе своего возраста. И что она самая…, впрочем, об этом не нужно. Я ей всё сам скажу, когда она на день рождения приедет домой! (всё-таки я молодец!!! Хоть чему-то научился за это время: ни разу Путина козлом не назвал, и не назову, но всем понятно, что я о нём думаю. И, ни где, ни сказал, что я люблю Олю, но любой поймет, как я к ней отношусь.) Я давно не чувствовал себя счастливым. Теперь чувствую. Теперь я уверен, что кроме Бога, есть чужие, неизвестные люди, которые поддерживают нас и  имеют к нам сочувствие. Главное, они все рядом: в Нидерландах, в Англии, на Украине, в Чечне. Во истину – мир не без добрых людей.

7 ноября.      

Миллион, миллион, миллион алых роз – у меня не получилось. За месяц с небольшим, к Олиному дню рождению, украдкой, накопил денег всего на десять роз. Я помню, как несколько лет назад, в её день рождения, у нас весь зал был заставлен букетами цветов. Даже ваз не хватало! В трёхлитровых банках, букетами, стояли гордые и прекрасные розы. Оля порхала между ними, восхищалась цветами и людьми, подарившими ей эту радость. Я, как-то, невпопад, ляпнул, что если бы она работала уборщицей, то букетов было бы значительно меньше. Но, мир тогда был прекрасен, цветы были прекрасны и прекрасны были люди. На этот день рождения я решил восстановить справедливость: десять великолепных роз я накануне спрятал в пустом гараже. Утром поднял с постели пораньше Надюшку и внучку Настеньку, и мы рассовали эти розы по вазам. В две вазы мы поставили по три розы. Остальные четыре розы красовались каждая в своей вазе. Потом пошли будить Олю. С цветами у нас получилось хорошо. Но я не мог ей подарить прекрасный, как прежде, мир. И добрых людей, которые созданы для того, что бы делать окружающим только приятное. Оля шептала мне ласковые слова благодарности, а я ощущал это утро как теннисный шарик: вроде бы белый, вроде бы круглый. Как и надо. Но такая вмятина с боку! Наверное, теперь это мой диагноз. После всего пережитого буду постоянно чувствовать, видеть, ощущать ущербность окружающего мира. Болезнь, наказание? Прозрение? А ведь Бог создал этот мир прекрасным. И если люди его испоганили, то в Новом Завете сказано, что бы мы радовались и за всё благодарили. Кажется, я даже с Библией вступаю в противоречие. Где же вы, люди? Ведь нас создал Господь! Или нам удобней думать, что Чарльз Дарвин произвёл нас от обезьяны, а Карл Маркс вернул нас в первоначальное состояние? Наташа с Украины прислала мне очередное письмо. А я до сих пор так и не понял, получает ли она мои? У неё вопрос: нужно ли христианам «лезть» в политику? Потому, что мы, порой, в политике показываем себя непорядочными людьми. А нужна ли нам ядерная энергия? Смотря как её использовать. Можно слепить для неё атомную бомбу. Можно атомную электростанцию. Смерть и жизнь. Компьютер – это грех? Или нет? Можно смотреть порносайты, а можно открыть христианский сайт. Понятно, что путинское телевидение, это куча дерьма, куда нас погружают вместе с головой. Чтобы мы пропитались этим духом. Но даже в навозе можно найти чудом уцелевшие зёрнышки. Понимаешь, Наташа? Важно внутреннее состояние нашего сердца, которое мы прилагаем к тому или иному предмету. Или к действию. Помнишь из Библии: «Доброе сердце, из доброй сокровищницы выносит доброе». Монахи были (некоторые) хитрые люди – уходили от соблазна в монастыри. А сердце-то, своё, они с собой брали! И по состоянию сердца, они, или решали свои проблемы, или оставались с ними. К сожалению, для ВНЕШНЕГО роста, христиане (или те, кто себя так называет) вынуждены сотрудничать с существующей властью. Те, кто заботится о ВНУТРЕННЕМ росте, меньше всего переживают о своём положении в обществе. Они легко отказываются от должностей и почестей этого мира.  А если человек служит и живёт для этого мира, то он вынужден отрабатывать, заслуживать почести и награды у этого мира. Истина и истинное положение дел, такого человека не интересуют. Не им он служит. Так что, если, как ты пишешь, человек пришёл в политику, тут важен ответ на вопрос: какое у него сердце? Кому он хочет служить? И по плодам нужно судить о делах этого человека. Не нужно только забывать, что согрешает тот человек, который мог делать добро и не сделал этого. На большом посту, добрый человек сделает больше добрых дел. И, наоборот: на большом посту, злой человек сделает больше, чем другие люди, злых дел. Поэтому не может быть такой постановки вопроса: «Идти христианам во власть или нет?». Тут важно искреннее состояние сердца человека: или, на любом посту, человек использует свой язык для прославления Господа: «От избытка сердца говорят уста». Или он этим языком делает массаж руководству, начальству.

8 ноября.  

Я этого хотел, и в какой-то мере добился. Хотел пообщаться на православном кураевском форуме с единоверцами. Потому, что мне рассказали, как один верующий, из нашей церкви, зашел на этот сайт товарища Кураева. Не знаю, что такого пятидесятник мог сказать на православном сайте, но они его попросту обматерили. Простые, советские православные люди. Бывшие комсомольцы, бывшие коммунисты. Мне тоже захотелось пережить подобный «экстрим». А то своих неприятностей мало. Я зарегистрировался на том форуме и «повесил» для обсуждения статью «Кипящий котёл», из моего дневника. В первую очередь я выразил недоумение по поводу непопулярности Библии у православных. Аргументировал своё мнение тем, что кто бы из православных не выступал на телевиденье, ни кто из них не пользовался Библией, и не ссылался на неё. Второе: советские православные явно избегают называть себя христианами. По-видимому, они считают себя непричастными к христианству. В-третьих: советские православные ненавидят евреев, и поддерживают все диктаторские режимы и террористические государства, которые ведут, или готовы вести войну с Израилем. Здесь я спекульнул эпизодом, где наш Алексий-второй демонстративно облобызался с Ясиром Арафатом, но не пускает в Россию, ни на дух, христианина Папу Римского. На основании всего сказанного, я осмелился высказать в слух своё предположение, что советское православие ЕСТЬ СЕКТА. Более того, взяв пророчество из Библии: «от севера откроется бедствие на всех обитателей сей земли», я поддержал мысль о том, что Россия – та самая страна, от которой «откроется бедствие». Разве это не перекликается с нашим недавним призывом: «Мы на злобу всем буржуям, мировой пожар раздуем!». И что же мне ответили с форума?

       Шумков Александр

Мир Вам, Пётр Степанович.

Похоже ваша тема обречена на удаление :((

Вот модераторы проснутся и ...

      Александр оказался прав. Модераторы проснулись (куда Кураев смотрит?), и удалили. Но несколько «писулек» я успел получить.

 

         Олег Липко

Вы видимо в Израиле живёте. Поэтому для Вас тем "севером" будет Южный Ливан, который

бомбили евреи и сейчас восстанавливают русские солдаты. И Россия для Вас не матушка.

Потому что к матери относятся иначе

     Нет, Олег, ты не угадал. Я живу в России. А по поводу русских солдат, которые в очередной раз что-то восстанавливают…. Лучше вспомните Чехословакию, Венгрию, Болгарию. Вспомните, что мы там восстанавливали. Вспомните, чтобы не ходить далеко, Новочеркасск. Вспомните Афганистан, Чечню. Или, у вас, как в советской песенке: «Что-то с памятью моей стало?». А вот палестинцы, с территории Ливана, воевали, как раз, русским оружием. Наша (моя и ваша) мать помогла!

 

 Балытников Вадим Владимирович :

Если автор имеет всякое знание и всю веру, но не имеет любви, то ... лучше ему не открывать тем на православном форуме. 

     Спасибо, Вадим Вадимович! Хоть вы мне не отказали в наличии знания и веры. А то я думал, что это атрибуты одного только православия. Как раньше, помните: «КПСС – ум, совесть и честь». А то, что в православии вся любовь сосредоточена…. Наверное, это вопрос открытый.

 

Михаэль Едвабный:

 Алексий второй, патриарх всея Руси, с ним, на мой взгляд, произошла какая-то метаморфоза. Во времена демреволюции 90-ых он был явным символом возрождающейся свободной России. А сегодня стал "ярым путинцом" и ратовать за обязательный ОПК.

       Я оставлю без комментарий это утверждение. Но нужно быть совсем наивным человеком, что бы полагать, будто можно достичь вершин власти в чекистской России, а потом не поддерживать  чекиста Путина. Вы о чём, уважаемый Михаэль Едвабный?

 

 Андреев С.В.:

Эх, Пётр Степанович...... Какая там Библия, у нас про сектантов есть авторитетное писание Кривельского - его изучайте.

       Вот тут я пас. Стыдно признаться, но Библию я брал (в руки). Иоанна Кронштадского брал. Феофана Затворника брал. Жития Святых брал. А Казань, то бишь Кривельского, не брал. «Пошарил» в Интернете – там есть некая госпожа Кривельская. Но она из силовых структур, член ЛДПР. Такие меня не интересуют. Так вот, по существу: ни на одно из трёх моих утверждений в «Кипящем котле», я не получил ответа или опровержения. Самое забавное для меня было то, что ни кто не возмутился на введенный мной термин – «советское православие». Ни кто не оскорбился. Как будто это естественно, и так и должно быть. Простые советские люди. Но мои наихудшие ожидания не оправдались. Меня, лично меня, ни кто не обматерил на этом форуме. Хотя, ни когда не говори: «Гоп!», пока не перепрыгнешь. Меня же быстро удалили с форума. Как только модераторы проснулись! При чём без права возвращения.

10 ноября.       

Такое ощущение, как будто вокруг нас, вокруг нашей семьи, появился свет. Пришли мне отзывы на «Дневник соотечественника»; в местной газете, публикуют выдержки из него. Рейтинг «Дневника» в Интернете резко вырос. Теперь «Дневник соотечественника» читают в пятнадцати странах. Оказывается это людям интересно. А вчера, по-моему, на «Эхе Москвы», передали, что возбудили дело на министра сельского хозяйства Свердловской области товарища Чемезова. Это тот самый человек, к которому обратилась за помощью Оля, когда её уволил Топорков. Она предоставила министру документы, согласно которым Топорков стал использовать служенное положение в собственных целях. И именно это послужило поводом для конфликта между директором Рефтинской птицефабрики Топорковым, и главным бухгалтером Ольгой Николаевной Ткалич. Чемезов, ответ на обращение к нему за помощью, санкционировал увольнение главного бухгалтера. Но не сразу. Месяц бегала Оля по коридорам власти правительства Свердловской области. Когда истёк срок подачи заявления в суд, ей сказали: «Всё, вы свободны! Решайте свои проблемы сами. Обращайтесь за помощью к Топоркову». Так вот, согласно сюжету из радионовостей, этот труженик сельских полей, товарищ Чемезов, организовал фирму. Во главе, которой поставил своего сына, студента. И все подчиняющееся министру предприятия обязаны были сотрудничать с этой фирмой. На каких условиях? На это должно ответить следствие. Доведут ли это дело до суда? Сомневаюсь. Мы не то государство, где торжествует справедливость. Это грызня в банке с пауками. Кто-то кого-то «подсидел». Или кто-то с кем-то не поделился. В нашем криминализировнном обществе всё очень просто. Это очередные разборки. И если очередной обвиняемый даст «отступного», и во время покается, как все, то купит если не футбольную команду «Челси», то хотя бы команду «Уралмаш». Хотя тут возможны варианты. Хабарова, например, в КПЗ удавили. Из каких-то соображений. Ходорковского посадили всем в назидание. Что бы знали, что у нас в государстве ум, честь и совесть – это ещё не гарантия успеха. Смею предположить, что этот труженик сельскохозяйственных полей, товарищ Чемезов, был очень заинтересован в том, что бы избавиться от главного бухгалтера Рефтинской птицефабрики, крупнейшего предприятия Свердловской области. Уже в то время она обратила внимание на закупку кормов по завышенным ценам. И предположила, что это на руку директору. Вот тут она оказалась не права: не одному только директору. Под это дело создали целую фирму, во главе с сыном министра сельского хозяйства. И принципиальный, умный бухгалтер оказался не ко двору. Сейчас Оле я посоветовал снова обратиться в прокуратуру. Но этот наивный человек с радостью подхватила мою мысль: «А я, Петя, ещё и в ФСБ! У меня телефоны некоторые остались!». Ну, что ты с ней будешь делать!? Как была комсомолкой, с верой в светлое будущее, в то, что чекисты – это люди, и они борются с врагами, такой она и осталась! Вот эта её упёртость и наивность, надежда на что-то хорошее, помогла мне в жизни всего только один раз: когда она выходила за меня замуж. И вот уже тридцать лет (!) после этого я не могу её перевоспитать! О свете вокруг нашей семьи. Может, правда, это свет в конце тоннеля? Может, мы близки к выходу? Да и на свету в нас целиться легче.

13 ноября.       

Неужели это правда? Скомкано, невнятно, всего один только раз(!!!) по телеканалу РБК передали, что Литвиненко прибыл в Россию, где ему пообещали некие сведенья об убийства Политковской. И его доставили в больницу с острым отравлением. Больше, за все дни, эту новость ни где не повторяли! Более того, это совпадение, или это только у нас, на местном уровне, последние несколько дней, молчат радио «Эхо Москвы» и телеканал «Евроньюс», единственные поставщики информации. Господи! Если это ТОТ САМЫЙ Литвиненко? Как он мог? После того, как назвал Путина педофилом, извращенцем – приехать в Россию! Обвинить ФСБ в уничтожении России, и приехать сюда! Да они, эти вурдалаки-чекисты, свежую кровь чуют за сотни километров. Приехать в это логово, в осиное гнездо?! Ведь он не понаслышке знаком с их методами.  Хорошо это или плохо, но у меня сейчас такое ощущение, что, всё-таки, есть где-то люди, которым ВСЁ не всё равно. Сбросил мне на сайт свою статью Олег Греченевский – http://grechenevsky.narod.ru/html/article/14.htm. Есть люди, которые готовы рисковать собой. С одним осиновым колом против этих вурдалаков. Значит, о себе совсем не думают. Господи, сохрани их! Помоги им, Господи! Это то немногое, лучшее, что ещё осталось в России. Не всё погнило в этой компостной яме, не смотря на желание и искреннее старание чекиста, гаранта нашей теперешней жизни. Укол зонтиком, пистолет с глушителем, неизвестный яд, неизвестный газ, неизвестные герои невидимого фронта, целенаправленно ведущие войну с собственным народом.

14 ноября.     

Вот этот материал «сбросил» мне на форум доброжелатель. Хорошее слово – «доброжелатель». Спасибо ему.

Новый Регион – Екатеринбург Публикации за 08.11.06. На Среднем Урале разгорается очередной коррупционный скандал. На этот раз с участием министра сельского хозяйства

 

08.11.06 13:38 Екатеринбург, Ноябрь 08 (Новый Регион, Сергей Пономарев) – Очередной коррупционный скандал разразился на Среднем Урале. Как сообщает сегодня «Российская газета», на министра сельского хозяйства Свердловской области Сергея Чемезова могут завести административное дело. Главный «сельчанин» Среднего Урала обвиняется в том, что организовал фирму «Уралагропак» на имя своего сына-студента, которой предоставлялись льготы, кредиты и прочие привилегии. Кроме того, министр ненавязчиво «рекомендовал» всем производителям пищевых продуктов заключать договоры на поставку гофротары только с компанией «Уралагропак». И.о. прокурора области Валерий Задорин усмотрел в действиях министра «признаки преступления», сейчас в отношении Сергея Чемезова ведутся проверочные мероприятия. Между тем, пресс-секретарь Сергея Чемезова Анатолий Феоктистов сообщил, что не имеет информации о прокурорской проверке. «Новый Регион» будет следить за развитием событий.

 

© 2006, «Новый Регион – Екатеринбург» http://www.nr2.ru/ekb/90888.html

Новый Регион – ЕкатеринбургПубликации за 08.11.06 Свердловского министра проверяет отдел по расследованию особо важных дел областной прокуратуры


08.11.06 14:50 Екатеринбург, Ноябрь 08 (Новый Регион, Сергей Пономарев) – Стали известны подробности коррупционного скандала с участием министра сельского хозяйства Свердловской области Сергея Чемезова. Как сообщает «Российская газета», начало скандалу, который разразился в Екатеринбурге сегодня, было положено еще два года назад. Летом 2004 года на прием к министру пришла предприниматель Вероника Прокина. У нее было предложение: создать на Урале современное производство упаковки для яиц. Прокина недолго убеждала Сергея Чемезова. «Нет проблем, – согласился с ней министр. – Готовьте проект, рассмотрим». «Уже на следующий день Сергей Михайлович позвонил сам и предложил встретиться почему-то в кафе «Большая Медведица», – говорит Прокина. – Сказал, что идея ему очень понравилась, что это «Клондайк» и что инвестор никакой не нужен: предприятие будет создано при его личной поддержке и с участием его сына Алексея. Предложил срочно готовить устав ООО, где мне и его сыну будет принадлежать по равной доле в 50 %. Сергей Михайлович даже сам придумал название будущей фирме – «Уралагропак». Первое, что потребовалось оперативно зарегистрированной фирме, – капитал на приобретение производственной площадки. Его счастливым образом нашел Алексей Сергеевич Чемезов – коммерческий директор, соучредитель и одновременно студент одного из екатеринбургских вузов. Он ссужал фирме даже не сотни тысяч – миллионы рублей». Ни одна из государственных структур не создавала предприятию малого бизнеса ни единого административного барьера. Все было устроено по принципу «единого окна»: уже через два месяца после регистрации фирмы, 5 октября 2004 года, (выделено мною) министр подписал приказ о включении ООО «Уралагропак» в реестр организаций агропромышленного комплекса Свердловской области. Это сулило фирме льготы, предусмотренные федеральным и областным бюджетом, как сельхозпроизводителю. У фирмы практически не было проблем. Сергей Чемезов рекомендовал тем, кто использует гофротару, заключать договоры о поставках с «Уралагропаком». Так на своем должностном фирменном бланке и писал, обращаясь к руководителям предприятий: «Рекомендую заключение договора на поставку под заказ гофротары по предприятию ООО «Уралагропак». Вероника Прокина, генеральный директор фирмы утверждает: отказов в выполнении таких просьб почти не было. Сергей Чемезов периодически вызывал Прокину то в кафе, то к себе на дачу – обсуждать текущие приходы-расходы фирмы и ее перспективы. Перспективы были, но виделись, судя по всему, уже без одного из владельцев. Прокиной предложили новый вариант устава предприятия. Ей уже отводилась второстепенная роль и сокращенная до 10% доля в уставном капитале. Вероника Прокина не согласилась. Тогда ей предложили еще раз, по-другому, после чего бизнес-леди предпочла уступить. Но без вмешательства прокуратуры не обошлось. Недавно Прокина получила ответ от и.о. прокурора области Валерия Задорина: «В действиях министра сельского хозяйства Свердловской области Чемезова С.М. установлено наличие признаков преступления, в связи с чем материалы в отношении Чемезова С.М. выделены в отдельное производство и направлены для проведения проверочных мероприятий и принятия решения по существу в отдел по расследованию особо важных дел прокуратуры области» © 2006, «Новый Регион – Екатеринбург»
http://www.nr2.ru/ekb/90916.html

Какое совпадение! Именно осенью, два года назад, 5 октября 2004 года, (выделено мною), начались у Оли неприятности на работе. Можно по моему дневнику проверить. Хотя, теперь, по прошествии времени, я ни чего знаменательного в этом не вижу. Такая обстановка сложилась у нас везде. Процветает коррупция, людей «щёлкают» на улице, как я дома семечки – устраняют неугодных. Журналистов, бизнесменов, политиков. Пусть под руку не лезут, не высовываются. А началось всё с того, что к власти пришёл этот козёл – чекист Путин. Стоп! Тут должен сразу оговориться: я не «блатной», и не нынешний президент России. Что разрешено Юпитеру, то запрещено простому смертному.  Поэтому, я не «по фене ботаю». В данный момент, я говорю об упоминаемом в Библии  козле – о вожаке над стадом баранов. Так вот: этот библейский козёл, (для простоты, я буду в дальнейшем именовать его просто козлом, но мы-то все знаем, что это вожак стада, вождь) сумел вернуть Россию в прежние чекистские времена – одна партия, одно телевидение, одинакового состава бараны, которых приблизил к себе вожак-козёл. Одинаковая политика по отношению ко всему стаду. И, к сожалению, одинаковая судьба у тех, кто не угоден. Понятно, что, глядя на козла, приближенные бараны пытаются ему подражать. А поскольку у нас, на «верху», плавают, как в проруби, те, кто не тонет, то своим подражанием они просто дискредитируют козла. Надеюсь, что по их поведению, по их образу жизни (каков поп – таков и приход), люди потихоньку начинают понимать, что за козёл нами правит. Хотелось бы мне надеяться на что-то лучшее, на то, что справедливость восторжествует. Но…. Ходорковский сидит. И место он греет не для Чемезова. И не для козла Путина. Греет для нас, баранов, которые отбились от стада и смотрят на чекиста как на новые ворота. А чо там нового?  Владимир Владимирович, я вас ни чем не обидел? Нового я о вас, действительно, ни чего не сказал. То, что вы чекист? Так, по-моему, вы этим гордитесь. Что приближенные к вам бараны пытаются походить на вас? Вы и этим гордитесь. То, что вы козёл? Ну, дожить до таких лет и не услышать о себе правды? Тут я вам не поверю. Я, как Кадыров, готов, не боясь ни чего, сказать вам в лицо всю правду: «Оставайтесь править нами на третий срок!!! Потому, что вы достойный вожак для нашего стада! Вы настоящий вождь СОВЕТСКОЙ демократии!». Кстати, Чемезов, и в этом я уверен, тоже поддержит вашу кандидатуру, если вы решите остаться на третий срок. Он, как все прочие, и в этом я уверен, тоже член партии «Единая Россия»! Как же это звучит на латыни? «Подон» Стоп! Эта фраза, в переводе с латыни, звучит как-то по-другому. Во! Вспомнил! Из-за инсульта я всегда всё путаю: «Подобное стремится к подобному». Умные мужики были эти латыни! А Чемезов…. Что Чемезов? Как говорят в народе, в подобных случаях: «А чо? Другие – вон чо! И то ни чо!».

17 ноября.   

Как я и предполагал: пауки в банке поссорились. Это подтверждает новая информация, «заброшенная» на мой форум. Так оно и есть: это не поиски преступников или нарушителей закона. Это не торжество закона и справедливости. Это обычное поведение пауков. Если они не смогут найти между собой компромисса, то тогда в дело вступит самый главный паук. Дёрнет за паутинку-ниточку, и все успокоятся. Но, до этого дело едва ли дойдёт: личный покой главного паука – превыше всего! Итак:

 

http://www.nr2.ru/ekb/91521.html

 «Ренова» объявила войну свердловскому министру Сергею Чемезову
Г
оворят, что в отношении министра сельского хозяйства Свердловской области Сергея Чемезова и его сына возбуждено уголовное дело. Ход расследования контролирует Главное управление МВД по УрФО. Между тем, от официальных комментариев по этому поводу правоохранительные органы воздерживаются. Как сообщают слухмейкеры, причиной молчания может служить слабая доказательная база и заказной характер дела. По областному «Белому Дому» упорно ползают слухи о том, что «копать» под Чемезова милиционеры начали сразу после того, как министр поссорился с руководством фирмы «Ренова-развитие», отказавшись отдать ряд участков земли сельхозназначения под строительство коттеджных поселков. «Конечно, при желании, посадить можно любого – у каждого полно скелетов в шкафу. Но, говорят, что это дело в отношении министра было инициировано «Реновой» в отместку. В штате этой фирмы работают несколько бывших высокопоставленных сотрудников силовых структур, которые в случае возникновения бизнес-проблем немедленно обращаются за помощью к коллегам», – заявляет инсайдерский источник в правительстве области. Напомним, именно «Ренову-развитие» называли инициатором похожей атаки на Уральский завод гражданской авиации, которая имела место в прошлом году. В отношении УЗГА также было возбуждено несколько уголовных дел, которые впоследствии развалились несколько
.

Как видно радоваться, особо, у нас повода нет. Эти «бывшие высокопоставленные сотрудники силовых структур», в моём понимании – те же самые бандиты. И, хорошо если, при «разборках», ты с ними окажешься на одной стороне. А если по разную сторону баррикад? Ведь у этих «бывших», и у нынешних их коллег, ни души, и ни чего святого за душой нет. Вследствие отсутствия присутствия упомянутых. Но так хочется надеяться, что есть свет в конце тоннеля! Очень интересно, особенно в свете последних событий в России, об этом писал в своей книге доктор Муди.

18 ноября.        

События разворачиваются очень быстро,  как в кино. Но мне, пока, отводится только роль зрителя. Подробности: вчера в первой половине дня зазвонил телефон. По голосу можно было предположить, что это молодая энергичная женщина, которая привыкла многие вопросы решать по телефону. Представившись корреспондентом от «Новые регионы – Екатеринбург», она спросила о подробностях Олиного увольнения с птицефабрики, и её номер телефона. Я, как бдительный член советского общества, ждущий ото всюду неприятности, сразу же перезвонил Оле и предупредил её о предстоящем звонке. Ближе к обеду Оля позвонила мне, сказав, что предварительный разговор с корреспондентом состоялся. Вечером Оле уже звонил некий молодой человек, по поводу её интервью, которое уже опубликовано в «Новых Регинах»! Оля выразила своё недоумение, позвонила в редакцию, и ей по факсу, тут же, переслали статью. Олег «скачал» её в этот же вечер с Интернета.

Екатеринбург, Ноябрь 16 (Новый Регион, Дарья Травкина) – Коррупционный скандал с участием министра сельского хозяйства Свердловской области Сергея Чемезова получил неожиданное продолжение. Корреспонденту «Нового Региона» удалось пообщаться с бывшим главным бухгалтером Рефтинской птицефабрики Ольгой Ткалич, которая в свое время столкнулась с противоправными действиями со стороны господина Чемезова. По словам собеседницы агентства, у нее на руках имеются документы, ознакомившись с которыми правоохранительные органы могут без труда посадить министра за решетку. Ольга Ткалич проработала на птицефабрике 10 лет, совмещая сразу три должности – заместителя директора по финансам, главного бухгалтера и начальника планового отдела. По ее словам, совместно с директором предприятия Николаем Топорковым ей удалось вывести фабрику из кризиса (ранее птицефабрика была банкротом) и навести на ней порядок. «Предприятие поднялось еще и за счет того, что я строго контролировала цены. Мы старались покупать корма хорошего качества по низкой цене. Постепенно дело пошло в гору, появились деньги на развитие, на оборудование, – рассказывает Ольга Ткалич. – Восемь лет мы работали совершенно нормально. Но потом вдруг нас начали заставлять покупать комбикорма у определенных фирм по ценам на 40% выше, чем мы покупали раньше у других фирм, причем низкого качества. Я начала возмущаться. Тогда директор вызвал меня к себе и сказал: «Прекрати шуметь! Это Чемезов заставляет нас работать с этими фирмами». По словам Ткалич, фирмы, с которыми заставлял сотрудничать птицефабрику глава минсельхоза, были однодневками. Они не дорабатывали даже до года и поэтому не платили налоги государству. Совершив ряд продаж, фирма закрывалась с тем, чтобы через некоторое время открыться в том же составе, но под другим названием.

«Схема очень простая – они продают нам корма, которые на самом деле стоят, например, 500 тысяч рублей, за сумму в 1 млн. рублей. Те 500 тысяч, что переплачены сверху, делятся пополам – 250 тысяч идет тем, кто продал и еще 250 тысяч – тем, кто купил. Нетрудно догадаться, кто получал эти деньги. В результате государство не получало налогов, а птицефабрика, вместо того, чтобы направить деньги на зарплату или на оборудование, вынуждена была отдавать деньги «дяде в карман», – говорит Ольга Ткалич. – Поскольку такая политика наносила явный ущерб предприятию, я молчать не могла и написала письмо самому Чемезову. Сразу после этой жалобы меня уволили по статье с формулировкой «за неисполнение профессиональных обязанностей»».

По словам Ольги Ткалич, после увольнения, прежде, чем пойти в суд, она решила обратиться за помощью к областному премьеру Алексею Воробьеву. Руководитель аппарата свердловского правительства Сергей Шимановский пообещал ей разобраться в ситуации, однако, так ничего и не сделал. В результате сроки исковой давности прошли, и Ткалич осталась ни с чем.

«Тогда я обратилась в ФСБ. Передала им на руки документы, ознакомившись с которыми, правоохранители могли бы без труда посадить Чемезова в тюрьму. ФСБшники пообещали разобраться, но через некоторое время позвонили мне и сказали, что им не под силу привлечь Чемезова к ответственности, слишком влиятелен этот человек», – резюмировала Ольга Ткалич. Собеседница агентства также отметила, что очень рада тому факту, что деятельностью министра заинтересовалась прокуратура. По ее словам, она в любой момент готова предоставить правоохранительным органам имеющиеся в ее распоряжении документы.

Напомним, скандал вокруг министра начал разгораться в начале ноября. Тогда стало известно, что Сергея Чемезова проверяет отдел по расследованию особо важных дел областной прокуратуры. Главный «сельчанин» Среднего Урала обвиняется в том, что организовал фирму «Уралагропак», зарегистрировав ее на имя своего сына-студента, которой предоставлялись льготы, кредиты и прочие привилегии. Кроме того, министр ненавязчиво «рекомендовал» всем производителям пищевых продуктов заключать договоры на поставку гофротары только с компанией «Уралагропак».

Как говорится: «Пока без комментарий». Будем ждать развития событий. По счётчику – более восьмисот обращений к моему сайту за последние четыре дня. Для меня это очень много! Чем же всё кончится?

21 ноября.  

Показали по «Евроньюс» фотографию Александра Литвиненко в больнице. Лысый, весь покрытый красными пятнами, как от ожогов. Осунувшееся, похудевшее лицо. Он больше похож на мумию, чем на сорокалетнего, с густой шевелюрой, спортивного вида мужчину, который осмелился бросить вызов ФСБ, и всей советской системе. Да, Путин своих врагов, как и Павка Корчагин, не прощает! Настоящие герои России. Илья Глазунов (я не ошибся?) изобразил на своей картине маршала Жукова, принимающего парад победы, верхом на коне, на вершине горы из человеческих черепов. Теперь на этого коня надо посадить Путина. Куча черепов, Путин на коне и восторженные россияне. Спотыкаясь, скользя на черепах, они стремятся запечатлеть свой поцелуй, как на иконе, на блестящем сапоге чекиста. Как сказал Остап Бендер: «Сбылась мечта идиотов!». Советский царь-батюшка! Со скошенным лобиком, маленького росточка, но как смотрится на верху! Кто-то из умных людей сказал: «Исполин велик и в яме. Карлик мал и на горе». Пусть даже эта гора из трупов или черепов соотечественников. А Стомахину дали пять лет. Растёт потихоньку гора под ногами у президента. И рейтинг его растёт в глазах советских людей.